©"Заметки по еврейской истории"
Май 2009 года

Арье Вудка

От Адама к Храму*

Эссе о движущихся силах библейских событий и их связи с современностью

 Продолжение. Начало в № 6(109)

Оглавление

 

На стыке земли и неба

1. Человек с двойным дном

2. Проклятые вопросы и серия катастроф

3. Революция Авраама

4. Союз с Б-гом

5. Чистая жертва

6. Непохожая двойня

7. Секрет похищенного благословения

8. Соперничество или взаимодополнение?

9. Между молотом и наковальней

10. Последнее соперничество

11. Поединок

12. Трансплантация в утробу Египта

13. От единиц – к народу

14. Погружение в бездну

15. Избранничество

16. Знаки, сомнения и разгадка

17. Казни

18. Песах

19. Море и добыча

20. Марш к Синаю

21. Встреча

22. Скрижали

23. Телец

24. Отдаление и ключи милосердия

25. Святилище

26. Марш к Стране

27. Крах поколения

28. Бунт эмигрантов

29. Законы, суждения и Билам

30. Ревнитель

31. Войны Моше

32. Завещание

33. Общий фон Книги Егошуа

34. Ханаанские войны

35. Опустевший сосуд

36. Витки вниз

37. Феномен Гидона

38. Разбойник – сын героя

39. Еще одна жертва комплекса

40. Герой-единоличник

41. Распад последних связей

42. Жемчужина Писания

43. Миссия Эльканы

44. Рождение Пророка

45. Кризис поражения

46. Дихотомия Царства

47. От Шауля к Давиду

48. Две чаши весов

49. Корона

50. Храм

51. Высшая проба

Послесловие: антисемитизм

 11. Поединок

Две силы внутри эмбриона еврейского народа поднимаются навстречу друг другу: Йосеф и Иеħуда. Каждый из них проходит долгий путь к своей вершине, пока они не оказываются противостоящими в неравном поединке: один – правитель полумира, скрывающий от соперника свою подлинную идентификацию, другой – некоронованный руководитель братьев, ядра души человечества.

Йосеф изначально предназначался на роль главы, однако братья видели в нем узурпатора связи с Б-гом и отцом, и он сам приложил руку к формированию такого образа. Поэтому его потенциал оказался выплеснутым из семьи, но из всех ям он был поднят к величию, как по мановению волшебной палочки.

Иеħуда сумел спасти жизнь Йосефа, подкупая враждебный инстинкт братьев выгодой, в результате чего смертный приговор был заменен рабством. Братья, принявшие это предложение, потом Иеħуду же и обвинили в происшедшем. Так Иеħуда на своей шкуре испытал ответственность даже неформального лидера, которому не дано скрыться за спинами и стремлениями других, не дано отделаться полумерами.

Не только Йосеф, но и Иеħуда оказался отделенным от братьев, обособленным. Как и Йосеф, он тоже испытывался и несчастьями (смерть двух сыновей параллельно двум ямам Йосефа) и женщиной (Тамар).

Реувен, как формальный первенец, пытался руководить делами семьи, но его подход был слишком прямолинейным и плоским, а потому не имел успеха. Только к своевременным, назревшим и глубоким предложениям Иеħуды прислушиваются и отец, и братья.

Когда они спустились в Египет купить хлеб, то не могли узнать своего брата во всесильном правителе. Йосеф скрылся из их поля зрения безбородым семнадцатилетним юнцом, узнать которого в зрелом бородатом вельможе было невозможно.

Шел период династии Гиксос, когда Египтом правили выходцы из семитских племен Месопотамии. Тем более непонятными были для братьев подозрения в шпионаже (вечный спутник евреев в изгнании) и арест Шимона, особо «отличившегося» в свое время враждой к Йосефу. Требование странного правителя оказалось непререкаемым: только если приведете своего младшего брата, получите обратно заложника и докажете свою честность.

Яаков любит и Шимона, но Биньямин, последнее, что осталось у него от любимой Рахель, дорог ему, как зеница ока. Не исключительно слепые чувства руководят отцом. Он убежден, что одна Рахель предназначалась ему изначально, поэтому после Йосефа лишь Биньямин – его подлинный наследник, и Израиль никуда не отпускает его от себя, чтобы с ним не повторилась судьба пропавшего (растерзанного?) Йосефа, в котором Яаков не чаял души. Как отпустит он Биньямина к десяти братьям по следам первенца от Рахель, который настолько повторил и развил качества отца, но бесследно исчез?

Однако голод не тетка. Иеħуда берет Биньямина под свою личную ответственность, и все братья спускаются в Египет. Они полны темных подозрений, но правитель принимает их приветливо и даже устраивает им званый пир, раздает дары, увеличивая в несколько раз свои подарки Биньямину, что должно пробудить зависть братьев к любимчику отца и белоручке. Хлеб куплен, братья возвращаются домой, и вдруг скачет гонец от правителя, обвиняя их в воровстве, причем не чего-нибудь, а гадальной чаши вельможи! «Чарки» и «чары» в славянских языках, испытавших влияние языческих культов, не случайно происходят от одного корня, недаром евреи избегают вина язычников...

Отрицания бесполезны, гонец устраивает обыск и в итоге обнаруживает сакральный предмет в мешке Биньямина. Обвиненный в воровстве должен вернуться и стать рабом правителя. Что делать? Проще всего – присоединиться к обвинению: «вор и сын воровки, язычник и сын язычницы» сам накликал на себя беду! Ошибка отца доказана! Божки Лавана перевоплотились в гадальную чарку египтянина! Непререкаемость этой событийно-эмоциональной логики отвергается Иеħудой, который на этот раз увлекает за собой братьев по совсем другому пути: пришло время, когда сбывается пророчество Авраама, и мы все должны добровольно разделить Биньяминову участь... Братья возвращаются.

Однако правитель совсем не рад щедрому предложению. Он ничего не имеет ни к кому из них, отправляет всех домой кормить свои семьи, и только «провинившегося» Биньямина хочет оставить у себя. Значит, не реализация Авраамова пророчества происходит тут, и даже не искупление вины за историю с Йосефом через добровольное принятие на себя его беды.

Отец не выдержит повторения той истории... Что делать? Все взгляды невольно устремляются на Иеħуду. Он выходит вперед. Однако его попытки убедить правителя не приносят успеха, и тогда он выкладывает последний козырь: предлагает самого себя в качестве замены Биньямина на рабскую долю. И вдруг непреклонный вельможа ломается. Он прогоняет своих слуг, он плачет и говорит странные слова: «Я Йосеф» (Б. 45, 3). От потрясения братья не могут осмыслить происходящее. Добровольная жертва, как и раньше, вдруг оказывается ненужной. Что произошло? Каков был замысел Йосефа, и что нарушило его инкогнито?

Йосеф видел в десяти братьях коллективного Эсава своего поколения, воспринимал их вражду как продолжение вражды Эдома к Израилю, отброшенного – к избранному. Да и какие основания были у Йосефа после всего происшедшего с ним усомниться в своем явном избранничестве? Единственный, кто в разлуке хранил ему преданность, был единоутробный брат Биньямин. Не постигнет ли его та же участь? И не нужно ли детям Рахели объединиться, чтобы в благодатном инкогнито, без вражды, произрастить из себя народ Израиля? Значит, надо вытащить к себе бережно хранимого дома Биньямина, оставить у себя под благовидным предлогом, а остальных братьев отправить подальше к семьям, чтобы губительная ревность навеки оставила сынов Рахели.

Ни ума, ни хитрости, ни власти Йосефу не занимать, поэтому спектакль был проведен блестяще. И вдруг выходит на авансцену Иеħуда и одной своей фразой меняет ход истории, ломает не только великолепный сценарий, но, пожалуй, и саму Судьбу. Далекий, непонятный и горделивый правитель чужой империи вдруг оказывается рыдающим братом.

Предложение Иеħуды не просто застало Йосефа врасплох. Оно доказало правителю, что при всей его испытанной праведности Иеħуда поднялся выше: он готов принести себя в жертву вместо сына соперницы его матери, любимчика отца, заслонившего собой остальных сыновей. Братья идут за ним, значит, это не коллективный Эсав, а живое ядро народа Израиля, от которого нет смысла отмежевываться и скрываться!

Поединок закончился. Был победитель и не было проигравших. Впервые все сыновья остались избранными, все по одну сторону разделительной черты. Отсев канул в прошлое. Мера избранности может и должна быть разной, как и особые акценты служения каждого колена, невыносимый же вопрос отбраковки со всей его смертельной остротой теперь отпал. Вести непримиримую борьбу внутри семьи больше не за что. Превращение избранных единиц в народ начало набирать обороты.

12. Трансплантация в утробу Египта

Чем же превзошел Иеħуда Йосефа, чистого гения, не запятнавшего себя в полном одиночестве среди развращенных язычников и доведшего великие способности, доставшиеся ему от отца, до того, что стал правителем и кормильцем мирового масштаба? Ведь Иеħуда не устоял перед Тамар! Правда, она не была замужней, он не знал ее подлинную идентификацию, и тем не менее трудно назвать его поведение здесь образцом праведности... Да и были ли уделом Иеħуды такие колоссальные испытания, такие падения и взлеты, что выпали на долю Йосефа? Ни тюремная бездна, ни необъятная власть не поколебали его святости. Ни месть, ни жажда, дорвавшись до власти, насладиться ею сполна, не наполняли его чистое сердце.

Одно только многолетнее заключение без подоплеки справедливого наказания могло бы начисто разрушить его подростковые представления о Праведном Судие... А ведь он сидел так долго не за приятное преступление, а за отказ от него! Йосеф, как никто другой, показывает нам, чего достигает душа, праведно несущая свою неправедную кару... Что может быть выше этого?

И все-таки полное раскаяние и абсолютный отказ от доступного греха, которому ты с таким упоением предавался в прошлом, могут вывести человека на уровень, недоступный даже праведнику от рождения. Все дело здесь в подлинности и необратимости этого процесса, имя которому в иудаизме – Тшува, Возвращение. И краеугольный камень этой идеи – Иеħуда. «Семижды упадет праведник, но встанет...» (Притчи, 24:16). На двух колоннах покоится величественный Храм раскаяния: «Модэ» и «Озэв», т. е. на полном, без оговорок и переадресовок, признании своей вины и на безвозвратном преодолении совершенного греха, на его окончательном оставлении. Именно в истории с Тамар проявил Иеħуда это царское величие, заслужив не временное царство, как Йосеф, а царство вечное, династию Давида, Машиаха, корона которого пребудет навеки. Это та новая и высшая стезя служения, которая поставила Иеħуду над Йосефом. Колена Йосефа, династии израильских царей, согрешив, не знали пути назад. Колено Иеħуды и дом Давидов – знали. Поэтому они и возвращаются неизменно и в духовной, и в физической сфере, которые взаимно отражают и дополняют друг друга.

Йосеф вырвал к себе Биньямина, в уделе которого разместится Святая Святых, а Иеħуда стоял наперекор во главе десяти братьев, как десять отпочковавшихся от неделимого Вс-вышнего сфер – качеств, основ сотворенного мира. После раскола Царства роли меняются. Колена Йосефа возглавляют десятку, отпавшую от Иудеи, но Биньямин с Храмом, которого Иеħуда выкупил у Йосефа собой, навеки соединяются с великим коленом, столица которого в городе праотцев Хевроне. Даже вражда Шауля и остатков его династии против иудейского царя Давида не разделила двух братьев! Иеħуда и Биньямин, как Давид и Йонатан, нераздельны.

А пока вслед за Йосефом вся семья спускается в Египет, спасаясь от голода. Не на много поколений ошибся Иеħуда, предрекая рабство в Египте, хотя пока ничто не предвещает его. Зачем же нужно было Вс-вышнему пересадить эмбрион нации в египетскую утробу из возвышенной и трудной страны Кнаан? В Шхеме выяснилось, что хананеи готовы породниться с семейством Израиля, но что же тогда останется от него? Как сформируется в такой ситуации особый, выделенный народ уникальной миссии?

И Б-г складывает пазл так, что эмбрион нации оказывается именно в Египте, причем обособленно в губернии Гошен. Растворение среди египтян невозможно. Они даже есть не могут вместе с евреями, употребляющими в пищу египетских богов, баранов и телят. Какие тут смешанные браки? Именно в этой изоляции семья может беспрепятственно разрастись в клан, племя, народ.

Египтяне – люди дисциплины. Они умеют обуздывать свои буйные страсти, когда надо подчинить себя служению обожествляемому ими фараону. Неплохо поучиться у них этому качеству, заменив идола подлинным Б-гом. Кроме того, Египет – большая и изобильная мировая держава, там есть более чем достаточно физических ресурсов для постепенного формирования народа.

Семитская династия Гиксос рада принять евреев и предоставить им хорошие условия быта. А чтобы евреи не интегрировались в египетском обществе окончательно, эта династия на нужном этапе заменяется коренной египетской, которая объединяет страну под лозунгом избавления от семитского засилья.

Так создаются родовые схватки, выталкивающие в конце концов созревший плод наружу. И не является ли переход через море аналогом выхода из околоплодных вод? Далее следует период воспитания «ребенка» на Синае, его подготовки к вступлению в собственный дом, в Страну.

Страдания в Египте необходимы были, чтобы заслужить Святую Землю после снижения уровня поколений, а накопленные Йосефом богатства, которые море выбросило из потопленных колесниц, – для строительства походного Храма вслед за Синайским откровением.

13. От единиц – к народу

Здесь необходимо отметить основополагающую асимметрию между Б-гом и человеком. Она состоит не только в том, Кто кого сотворил или в степени могущества. Ее внутренняя суть укладывается в одной фразе: человек Б-гоподобен, но Б-г не антропоморфен. Все образы Б-га в ТАНАХе – это не более чем метафоры, иногда даже пророческие. Б-г запределен, нематериален, внепространственен. Б-г за границами времени. Он не состоит из частей, а представляет собой абсолютное единство, душу творения (см.: Рамбам. Предисловие к разделу «13 принципов веры»).

Такова же наша высшая душа, которая не более чем Его искра. Чем ниже мы опускаемся к нашей материальной составляющей, тем больше наше строение соответствует Его эманациям, связующим Вс-вышнего с нижним миром. Мы Б-гоподобны не по своим физическим органам, которых у Б-га не может быть (зачем Ему желудок? Зачем печень? Зачем кишечник? и т. д.), а по заложенному в нас бессмертию, по способности свободного выбора, по пониманию добра и зла и абстрактному мышлению. Во всем остальном мы уподоблены разным уровням Его творения, но не Ему самому. Иное понимание является не более чем пережитком язычества. Мы не можем познавать Запредельное непосредственно, а лишь по его проявлениям в этом мире, чем и наполнен ТАНАХ. Поэтому познание ТАНАХа дает для понимания Б-жественного больше любой умозрительной философии.

Книга Шмот (Исход) параллельна Книге Брешит (Бытие), но одновременно контрастирует с ней. Первая по порядку повествует о сотворении мира и человечества, вторая – о рождении еврейского народа. Первая говорит о теле мира, вторая – о его душе, о его внутренней сути, о смысле его создания. Не случайно с третьей по двенадцатую недельные главы, т. е. пять шестых первой книги Торы, повествуют о формировании семьи-эмбриона еврейского народа внутри человечества. И все-таки контраст разителен: там – индивидуумы, тут – нация, ее назначенные свыше руководители и ее коллективные враги. Нет ли чего-то порочного в этом коллективизме?

Борис Пастернак, гениальный поэт и литературный диссидент, который пытался избавиться от досаждавшего ему еврейства, сформулировал в знаменитом «Докторе Живаго» мотивы этого бегства так. Когда-то люди могли спасаться только скопом (отсюда – Исход). Теперь же мы настолько развились, что способны спасаться индивидуально.

Видимо, не случайно этому поэту не удалось стать философом. Он явно не в состоянии отличить повод от причины. Причиной бегства является тяжесть еврейской ответственности – и индивидуальной, и коллективной. А все остальное – подведение удобной идеологической базы под дезертирство. В общечеловеческом плане такую же роль играет дарвинизм, за который цепляются, несмотря на его несостоятельность, даже очень умные люди, чтобы спрятаться от голоса Б-га в дерево (как Адам), в фауну и флору.

Дело не только в том, чтобы создать нацию как питательную и поддерживающую среду для идеи праведности, для связи с Б-гом и служения Ему, без чего древние праведники не могли нести свои идеи из поколения в поколение. Именно ее отсутствие явилось причиной потопа и Вавилонской башни.

Рав Штайнзальц справедливо отмечает, что если христианский бог воплотился в человеке, то Б-г евреев воплощен в Законе.[1] Закон же дается не только для изучения. Изучение – лишь средство для его выполнения. Поэтому праведное судопроизводство – основа основ иудаизма в его воплощении. Но нет судьи без полицейского и нет полицейского без державы. Держава же держится на двух ногах: народ и страна. Отсюда жесткая необходимость создать, избрать и то, и другое для осуществления идеи.

Индивидуум, каким бы духовным или гениальным он ни был, не в состоянии разгромить врагов воплощения Б-жьего Закона в реальную жизнь общества, не может построить Храм, со всем великолепием служения, не удостоится установить Суд с необходимыми мерами принуждения. А без всего этого от Закона остается только бледная тень, только невоплощенная идея, которая в своем историческом ракурсе обнаруживает бессилие обожествленного человека. Не случайно Пастернак в том же самом романе изображает жесточайшую мировую войну. Десятки миллионов жертв той бойни являются самым неопровержимым свидетельством того, что час мессианских пророчеств все еще не настал.

Попытки провозгласить досрочный «конец истории» (которая, конечно же, выходит за индивидуальные рамки) – это не более чем бегство от ее родовых мук, от ее великой ответственности. То же самое касается и бегства от требований Великого Закона, замещаемого ни к чему конкретному не обязывающей «всеобщей любовью». В случае ее реализации мир становится добычей преступников, и попытки навести в нем какой-то порядок без надежного фундамента Закона порождают произвол инквизиции, опричнины или красного террора партийной «церкви» и «инквизиции» НКВД.

Крайний индивидуализм, отказ от соборности, от общественной ответственности являются оборотной стороной тоталитарного зверства. Где нет Закона, разработанного по всем конкретным конфликтам, возможным в обществе, там царствует беззаконие. Третьего не дано. Это то предисловие, которое необходимо осмыслить для понимания миссии рождения народа, описываемого в Книге Исхода. Общество, народ – не роскошь и не рудимент, а единственно возможный адресат Вечного Закона и субъект его воплощения.

Поэтому величайший герой и Книги Шмот, и Торы, и человечества вообще – это Моше, вершина социальной ответственности, а не возвышенный индивидуалист в башне из слоновой кости.

Нация необходима в качестве непреходящего партнера Б-га, и эти отношения, этот диалог продолжаются теперь и после смерти того или иного индивидуума.

14. Погружение в бездну

Скупыми словами повествует Тора первую историю нашего изгнания, ставшую потом столь типичной. Вынужденное пребывание в чужой стране постепенно превращается в добровольное и «постоянное». Евреи приспосабливаются к обстоятельствам места и времени, акклиматизируются, занимают свою биологическую нишу, составляют успешный симбиоз со своим этническим окружением, и от этого все выигрывают. Реформы Йосефа создали социальное обеспечение, устранили угрозу голода, превратили Египет в самую передовую, богатую и развитую страну.

И вдруг, вопреки всему этому, начинает звучать нотка диссонанса. Она кажется непонятным недоразумением, но ее доминантность все нарастает, подминая под себя всех и вся – и евреев, и египтян.

Слишком увлекшись симбиозом с Египтом, евреи забыли свое истинное предназначение, свой симбиоз со Вс-вышним. И тогда то, что мы ошибочно приняли за свое, становится вдруг отчужденным и все более враждебным. Нас, как опасное инородное тело, начинает обволакивать гной чужого организма. Воспаление нарастает. Начинается порабощение, вызванное необоснованными подозрениями, страхом, завистью. Мы уже исключение из общего правила, объект дискриминации и притеснения.

Появляется и патологическая цель: извести опасного врага силой и хитростью. Рабство перерастает в разрушительные каторжные работы, а потом и в поэтапное истребление. Предание добавляет к утоплению младенцев их замуровывание, зарезание и даже сжигание в печах. Вот она, вся история изгнания вплоть до Катастрофы.

Однако всему плохому предшествует хорошее, и оно же следует за ним, как отрицание отрицания. Зачем же нужно зло? Не для того ли только, чтобы оттенить добро, сделать его из саморазумеющегося – желанным, из незаметного, как воздух, – осознанным и драгоценным результатом выбора, из незаслуженного – заслуженным? И нигде это не проявится так, как в органическом коллективе, где все опции открыты и все примеры – перед глазами, в мире естественных связей человека, в обществе.

Вместе с болезнью Б-г посылает исцеление, чье имя – Моше, индивидуум, который перевешивает нацию в свою сторону именно тем, что до конца выполняет свою почти невозможную общественную миссию. Нередко отвергаемый Б-г до конца не отвергает отвергающих Его, предоставляя им один шанс за другим, после чего лишь ослиное упрямство губит своего обладателя.

Б-г привел в мир великую душу. Но и темные силы чувствуют это и работают на уничтожение всех родившихся в это время в еврейском народе. Может быть, по этому образцу, как Моше из воды, так и Машиах, которого мы ожидаем, был чудом спасен из огня Холокоста? Гибель в Ниле и спасение из вод Тростникового моря глубоко связаны между собой, в том числе через Моше, который был спасен, чтобы спасти других.

Не так ли и самая жуткая Катастрофа жестко связана с предстоящим величайшим Избавлением, и возвращение на Святую Землю без достаточных заслуг – это только преддверие?

Б-г не только привел в мир самую возвышенную душу. Он заботится о том, чтобы эта душа не погрязла в процессе рабства, в рабстве процессу, но и не изолирует ее от действительности. Цель Б-га – сделать Моше формировщиком жизни, а не ее рабом. В царском дворце находит Моше убежище и от уготованной оттуда смерти, и от рабства, влияние которого на душу нередко является сквозным и непоправимым, но и от изоляции, от индивидуалистической башни из слоновой кости, где расцветает нарциссизм.

Две великие женщины, мать и сестра, спасают его через Нил, который должен был стать его могилой. Это те самые жены, которые рисковали своей жизнью, чтобы не участвовать в убийстве евреев, даже подчиняясь непререкаемому приказу.

Третья великая женщина, принцесса Египта, шла окунуться в тот же Нил, как в микву, чтобы перейти в истинную веру жалких уничтожаемых рабов, и именно за это встретила она там Моше, усыновила его и дала ему это пророческое имя.

Именно когда положение казалось безнадежным, уговорила Мирьям своего отца вернуться к его жене, и от этого повторного брака, который был расторгнут, чтобы не рождать детей на смерть, зреет Избавление в доме Губителя.

15. Избранничество

Моше, приемный внук фараона, добивается надзора над работами своих братьев. Его родство с ними ясно ему как день: приемная мать Батья воспитала его в правильном духе. Цель Моше поначалу скромна: распределить работу так, чтобы ни для кого его доля не оказалась непосильной.

Однако Избавитель не может удержаться на программе-минимум. Когда он видит, как перед его глазами египетский надсмотрщик избивает еврея смертным боем, чтобы умертвить его, он отвечает египтянину тем же. Так изначально Избавитель предстает перед миром в двойном свете. Для евреев он спаситель от смерти, а для врагов – убийца. За три с половиной тысячелетия, истекших с тех пор, ничего принципиально не изменилось в нашей жизни: и сегодня ликвидация главарей самого зверского террора рассматривается не только всеми без разбора арабскими врагами (даже теми, которые в «мире» с нами), но и «добропорядочной» Европой как ничем не оправданное убийство. Опять мы нарушаем священное и неприкосновенное право человека безнаказанно убивать евреев... Таково «раскаяние» Европы после Холокоста, и оно определит ее дальнейшую судьбу...

Точно так же мало что изменилось и в нашей внутренней жизни. Личные амбиции и интересы толкают евреев и сегодня сотрудничать, за плату или за «идею», с уже упомянутыми внешними силами, обслуживать их и бороться за все те же священные «права человека»... Донос заставляет Моше бежать из Египта. Въевшееся в кровь рабство отодвигает Избавление на несколько десятилетий, а в глазах убегающего Моше – навсегда. Праведник не может представить себе, что доносчику на своего спасителя полагается освобождение от рабства. Наоборот, его физическое состояние является отражением духовного! Поэтому Моше пасёт скот Итро, не мечтая о невозможном Он уяснил для себя причину жалкого положения евреев. Потому же Посланничество захватывает его врасплох. Он отказывается с большим упорством, по-видимому, не только из скромности, но и из-за мнения о невозможности избавить евреев в их нынешнем духовном состоянии.

Но даже когда сам Моше переживал, казалось бы, полное поражение, его «донкихотские» действия проложили трассу грядущего спасения. Три вмешательства Моше в человеческие конфликты символизируют этапы Избавления. Первый – уже упомянутое убийство египтянина «без суда и следствия». А какие суд и следствие могут быть во время войны или в ходе разбойного нападения? Моше предпочел право убиваемого праву убийцы и заплатил ему его же монетой. Идея «суда» вместо ответных военных действий – это плохо замаскированная поддержка убийц. Суд может быть только над капитулировавшим убийцей, но не над вооруженным! Кто, где и когда приводил в суд вооруженного бандита? Разве такое возможно? Не бегство, не отступление, не «отрыв» и не «переговоры» были и будут первым этапом Избавления Израиля, а беспощадный и полный разгром тех, кто занят уничтожением евреев! Так открылся народу Давид убийством Голиата. Так откроется и сын Давида. Именно в этом деянии обнаруживается и высшее милосердие (к жертве, а не к убийце), и подлинная отвага, и освящение имени Вс-вышнего, оскверняемого неотомщенной кровью Его сынов!

Второй этап – вмешательство Моше в конфликт между евреями. Так и Машиах после разгрома врагов установит праведные суды внутри своего народа.

И, наконец, у колодца в Мидьяне вмешивается Моше (всем чужой в этом месте) в конфликт между издевающимися пастухами и дочерьми Итро. Моше – один, чужой – прогоняет местную шайку и помогает обиженным. Так и Машиах после установления праведных (по Торе!) судов в Израиле понесет источаемый ими свет всем народам, чтобы исправить мир в царство Вс-вышнего.

А пока Моше, далекий от подобных мыслей, пасет скот своего тестя.

Итро – опальный («расстриженный») священник Мидьяна, который поверил в единого Б-га и отверг идолов. Поэтому его дочери пасли скот, а пастухи куражились над ними. Так изгой нашел изгоя и женился на его дочери, а теперь пасет его скот в пустыне. И вдруг видит он на горе горящий куст. Нечто странное происходит там. Есть огонь, есть куст, но и то и другое существуют как бы независимо друг от друга: куст не сгорает!

Явление несгораемого терновника всегда привлекало внимание комментаторов, но их интересовала символика явления (Раши, Сфорно и др.). Психологический же аспект реакции Моше не удостоился такого внимания.

Другой пастух прошел бы мимо, не обращая никакого внимания на необычное явление. Разве от этого куста у меня убавится или прибавится хоть один барашек? Гори себе хоть тысячу лет, у меня свои дела, мне надо зарабатывать свой хлеб! Такой подход более чем логичен, но не для Моше. Тот, кто нигде и никогда не мог равнодушно пройти мимо несправедливости, одержим также жаждой бескорыстного познания. А без нее Тора непостижима! Так Моше, оставляющий повседневные дела ради изучения необычного явления, избирается Б-гом для Посланничества, Избавления Израиля, получения Торы и руководства народом на его пути к Святой Земле, на пути долгом и нелегком из проникшего внутрь рабства.

Пройден последний вступительный экзамен, начинается эпоха Избавления.

16. Знаки, сомнения и разгадка

Моше получает от Б-га три знака. На самом прямом уровне они должны быть чудесными доказательствами его миссии свыше. Вера в Избавление является неотъемлемой составной частью процесса, поэтому Б-г прибегает к чудесам, чтобы добиться этой веры.

На более глубоком уровне в них есть намек на злословие со стороны Моше, у которого были вроде бы все основания выразить сомнение в качествах евреев, из-за определенной части которых он и стал беженцем в пустыне Змея–символ злословия, а проказа – наказание за него.

На еще более внутреннем пласте эти знаки вместе с горящим кустом символизируют еврейский народ. Он всегда горит – но никогда не сгорает. В руках Б-га евреи – Его верный посох, но, отдалившись от Г-спода, он способен уподобиться началу греховности, змею, и возглавлять противостоящие Вс-вышнему отрицательные течения, наподобие коммунизма. Но стоит Высшей Силе взять этого змея в руки, как происходит чудесное обратное превращение в посох.

Не менее поразительным является превращение руки в прокаженную и ее чудесное же исцеление. «Рука», проявление Б-га в мире – это в первую очередь еврейский народ. Нет более неопровержимого доказательства действия Вс-вышнего, чем сверхъестественное бытие еврейского народа, охватившее все пространство и время истории, его бессмертие в самых невероятных условиях, его вечная творческая молодость, его воскрешение из мертвых на своей древней земле. Ничего, хоть отдаленно похожего на это, не ведает вся история человечества от Адама до наших дней. Зная, что сами по себе мы обычные смертные люди, нам никак невозможно приписать эту заслугу самим себе. И одно из невероятных чудес еврейской истории – это достаточно резкие переходы от здоровой жизни на своей земле к поражению Иова и последующему исцелению.

Последний знак, который Б-г только пообещал Моше, но не показал, это превращение речной воды, выплеснутой на сушу, в кровь. Поскольку вода – символ Торы, суша символизирует отказ от нее с последующей кровавой катастрофой. Моше только начинает еврейскую историю, а Б-г уже намекает ему на все ее протяжение.

Спор Моше с Б-гом по поводу своего посланничества нередко ведется намеками. Моше в числе прочего не хочет обойти своего старшего брата Аарона, пророка, унаследовавшего руководство народом от их отца Амрама. Это можно назвать соперничеством наоборот: впервые братья стараются не обогнать друг друга, а уступить друг другу высшую честь, славу, лидерство.

Б-г соглашается присоединить Аарона к посланничеству и заверяет Моше, что тот только обрадуется, узнав о высокой звезде своего младшего брата. Если бы Каин и Авель могли быть такими! Вот оно, настоящее братство, ставшее краеугольным камнем Избавления.

По дороге с Моше происходит нечто странное: Б-г как будто хочет умертвить его. Ципора догадывается, в чем дело, и обрезает их второго сына, спасая тем самым мужа. По-видимому, перед Моше стояла трудная дилемма: обрезать сына и из-за этого задержаться в пути или же прежде всего исполнить Посланничество, прийти в Египет, а уж потом позаботиться об обрезании. Моше выбрал второе, Б-г – первое. Почему? Потому что личный пример лидера важнее самого лидерства, предваряет его.

Аарон выходит навстречу Моше по слову Б-га, и они обнимаются на полпути между Мидьяном, где Моше вернул Итро его скот и отпросился в дальний путь, и Египтом – на горе Синай.

В Египте они убеждают евреев в истинности Избавления и отправляются к фараону возвестить и ему волю Б-га. Однако фараон непреклонен: «Я не знаю Г-спода и Израиль не отпущу!». Более того, чтобы неповадно было и думать об Избавлении, фараон издает драконовский указ. Раньше солому для изготовления кирпичей поставляли еврейским рабам сами египетские власти, а теперь идите, ищите и собирайте сами, а от нормы кирпичей, и без того трудновыполнимой, не убавляется ничего! За невыполнение же – тяжкие побои. Разражается кризис сначала между народом и Моше с Аароном, а потом между Моше и Б-гом. Вождь отчаявшегося народа упрекает Б-га за то, что народу стало только хуже, Избавление же не пришло. «Зачем Ты послал меня?» – вопрошает Моше. В этом вопросе звучит эхо упорных отказов вождя от своей миссии у горящего куста на Синае. И вдруг в разгар страшного кризиса между всеми сторонами процесса Избавления, когда надо срочно что-то предпринять, гасить пожар, Б-г затевает вроде бы отвлеченную академическую лекцию о своих именах. Что это? Бегство от действительности?

Нет. Б-гу важно, чтобы Моше, посредник между ним и народом, поверил в свою задачу. Моше же сомневается по той причине, по какой Авраам сомневался в возможности сочетания Страны с народом. Это продолжение и развитие диспута между рассеченными животными. Моше не материалист. Он знает, что вся хваленая мощь фараонова Египта – это жалкая букашка перед Б-гом. Не во всесилии Г-спода сомневается он. Для Моше, как и для Авраама, Б-г – это не только всесильный, но и справедливый Судия. Сила Г-спода ограничена требованиями справедливости. А заслуживает ли народ, погрязший в скверне Египта и рабства, чудесного освобождения? Перед Моше еще слишком жива причина его бегства из Египта...

Б-г же отвечает ему лекцией о своих именах, т. е. качествах (Ш. 6, 2-6). Праотцы знали Меня в образе праведного судьи. Однако у Меня есть и другое Имя, иное качество: Милосердие. Поэтому Я могу помиловать не по заслугам праведности, а из жалости в связи с их тяжкими муками! Египтяне перешли меру в своих издевательствах над евреями, поэтому история с соломой становится последней каплей, переполняющей чашу и позволяющей Мне и без всенародной святости выполнить клятву, данную праотцам. Если не праведностью, то великими страданиями заслужили евреи Землю Святости, а она уже поможет со временем произрастить из них то, что требуется: пророчество, царство и Храм.

Моше не только понимает и принимает доводы Вс-вышнего, но и полностью подражает Г-споду, до конца адаптируя это качество Милосердия. Теперь Моше согласится скорее погибнуть во всех мирах, чем преступить через это усвоенное им качество по отношению к народу, который, увы, далеко не всегда его заслуживает. Теперь Милосердие Г-спода свыше и Милосердие Моше снизу взаимно дополняют, поддерживают и воспламеняют друг друга, спасая народ во всех перипетиях и падениях, поднимая его из рабской грязи. «Нить, втрое скрученная, не скоро порвется» (Притчи, 4:12). Теперь Моше научился видеть в народе не то, что он собой представляет в действительности, а то, что из него можно вылепить...

17. Казни

Есть великое правило: «Милосердный к жестоким кончит тем, что ожесточится против милосердных». Не наших ли нынешних левых вместе с их антисемитскими покровителями имели они в виду? Милосердие к жестокому только укоренит его во зле, уверит в правоте этого зла, погубит его окончательно вместе с его жертвой. Только мера за меру выставит перед ним нелицеприятное зеркало, стену, о которую разобьется его жестокость, иногда вместе с ним самим, если он уже не в состоянии отделить ее от себя. Иного шанса нет.

Имя Милосердия, Тетраграмма, построено из четырех букв. Первая, иуд, самая маленькая в азбуке, направлена из верхней точки острием вниз, к творению миров, из нематериального внепространственного мира к материализации через десять промежуточных эманаций-сфер, и сама эта буква в числовом выражении означает десять. Последующее воплощение создает двойной мир, небо и землю, поэтому последующая буква, הħей, разделена на две несоединенные части и похожа на отца, склонившегося над маленьким, но уже вертикально стоящим сыном. Эту-то автономию люди вначале не умели использовать во благо, поэтому первые витки истории заканчивались потопом и Вавилонской башней. Не хватало еврейского народа, лестницы Яакова, соединительного звена между небом и землей, между Б-гом и человечеством.

В третьей главе Торы появляется Авраам. Третья буква Имени,  ו вав, это соединительная частица, которая даже визуально построена в форме вязальной спицы, устремленной крючком вверх. Притянуть небо к земле, связать их соединительным звеном – вот задача этого этапа творения, вершина которого на Синае, в третьем тысячелетии от сотворения мира.

А потом снова  ה- ħей, но в новом качестве, когда два ее элемента уже не противостоят, а сотрудничают друг с другом. В этом, при всем кажущемся сходстве, состоит различие между египтянами и евреями: первые – люди прошлого, люди отвержения Б-га. Вторые – эмбрион будущего сотрудничества, гармонии между мирами.

Прав был Г-сподь, научивший Моше видеть в евреях не серое сегодня, а потенциал великого грядущего, достойный освобождения. Так причина Милосердия закодирована в Тетраграмме, в предназначении.

Фараон же упорно противится Б-гу, не подчиняясь даже тяжелым казням. Он не в состоянии понять, что происходит. Милосердие недоступно жестокому, он отталкивает его. Идея Всесильного и Единственного Тв-рца и Правителя непонятна закоренелому язычнику, для которого мир – это скопище взаимоограничивающих и противоборствующих сил, начал и стихий. Первопричина их всех начисто скрыта от него. Он всецело погружен в низший мир следствий, оторван от единого высшего корня. Поэтому он борется со Вс-вышним то ожесточением сердца и игнорированием чудесных казней, то попытками конкурировать с великими знаками с помощью колдовства, то лживыми обещаниями отпустить народ, если данная казнь отпустит его. Как много надо пережить этому просвещенному невежде, чтобы через казни последовательно, класс за классом, закончить школу наук о всесилии Единого и неведомого ему Б-га над всеми стихиями, сферами и мирами. Только когда умирают первенцы и ясно, как день, что он сам вместе со всем Египтом на очереди, ломается окаменевшее сердце обожествляемого тирана. Однако лишь позднее, на море, оказавшись спасенным из всего своего погибшего войска, признает он Б-га не только по принуждению. Такова доля злодеев. Предшествующий первенцам мрак – это не только знак уготованных врагам могилы и ада, но и символ внутреннего мрака, нашедшего внешнее выражение, воплотившегося, материализовавшегося. Злодей мертв еще при жизни, он ходит во тьме, а праведник жив и в смерти, его и из могилы извлекает великий свет Вс-вышнего.

Начиная с первой же казни, прекращаются каторжные работы евреев. Избавление еще не пришло, но и рабство уже не функционирует. Египтянам, мучимым Б-гом, уже не до того, чтобы мучить евреев. Г-сподь расплачивается с ними полной мерой за все, что они творили.

18. Песах

Евреи, в значительной степени погрузившиеся в идолопоклонство египтян, проходят ту же школу чудес, но по другую сторону баррикад. Они освобождаемы параллельным образом из рабства тела и из рабства духа. И их тоже невозможно сразу вытащить из Египта. Сначала нужно извлечь из них самих Египет, основную идею язычества.

Традиция и наследственность праотцев помогают им в этом. В девяти казнях они лишь пассивные избавляемые, но накануне десятой от них требуется совершить великий подвиг, чтобы удостоиться Избавления. Кровь пасхальной жертвы спасает их дома от истребителя. В день взятия ее из стада (десятое нисана) они через сорок лет удостаиваются перейти Иордан посуху и вступить в Страну. В чем сила этого деяния? Неужели зарезать барашка – такой великий подвиг? В определенных условиях – да. Попробуйте зарезать корову поклоняющихся ей индусов. Скорее всего, они разорвут вас самих до и вместо этого. От еврейских рабов требовалось открыто, снаружи зарезать и испечь на огне целиком египетского бога!

Так же, как в случае Ицхака, евреи приносили в жертву в первую очередь самих себя, предпочитая повеление Б-га бегству от смертельной опасности. Они резали в самих себе и заимствованное у египтян язычество, и смертельный страх перед своими господами, предпочитая Г-спода Б-га Израиля своим физическим хозяевам. И это чудо, что Б-г лишил египтян силы воевать за своих убиваемых богов. Так опять человеческое самоприношение в жертву было заменено животным. Именно это освящение Имени Вс-вышнего компенсировало все слабости и недостатки евреев, выводило их на уровень свободных людей. Физическая реализация этой свободы была уже делом техники, пусть и Б-жественной.

Уже около трех с половиной тысяч лет мы празднуем в разгар весны, в полнолуние, этот праздник освобождения от всего низменного, от рабства дурному началу, от подчинения материальному. Вряд ли у человечества есть более древний и в то же время вечно юный и актуальный праздник.

Именно с повеления «этот месяц (нисан) будет для вас главой месяцев» изливается изобилие заповедей, начиная с повелений, связанных с особыми правилами Песаха. Это и рождение еврейского народа в качестве такового, и бар-мицва (совершеннолетие) рода Авраамова, его зрелость для принятия на себя бремени заповедей, уже не считанных, а многих, и индивидуальных, и коллективных, поскольку созрела нация, несменяемый и неумирающий носитель идеи Б-га и связи с Ним. Кстати, только в иудаизме индивидуальность и соборность (Кнессет Исраэль) являются взаимодополняющими двумя сторонами одного явления, а не вечно воюющими врагами, поскольку обе порождены Единым.

Песах – коллективный союз евреев с Б-гом, так же, как обрезание – индивидуальный. Поэтому необрезанный не мог есть пасхальную жертву. Праотцы знали и выполняли многое из Торы, дата дарования которой привязана, кстати, к Песаху через отсчет омера (снопа). Почти вся Тора посвящена социальным, общественным и национальным проблемам, задачам и заповедям, не менее чем индивидуальным. Человек Торы приведен в рамки закона не только в частной жизни, но он берет на себя и нелегкий груз социальной ответственности, без которой большая часть заповедей остается просто неактуальной.

К сожалению, слишком долгий опыт распыленности в изгнании приучил нас к индивидуальным заповедям как к единственно актуальным, и переориентировка к тому, чтобы научиться заново быть полноценной нацией, да еще и носителем высшей идеи, – очень и очень нелегка. Может быть, поэтому именно ассимилированные евреи, перенимающие понятия других народов, оказались более восприимчивыми к идее еврейской государственности, чем религиозные, утратившие собственную соборную традицию. Однако еврейское государство без еврейской идеи – пустой и преходящий звук, поэтому возрождение заповедей еврейской соборности – самая актуальная задача современности.

Если считать от тишрея, нисан оказывается седьмым месяцем, а седьмым от нисана оказывается тишрей. Оба месяца особенно праздничные, и традиция приписывает им спор за первенство. Эти месяцы выражают два полюса еврейской жизни, которые напоминают полярность души индивидуума. Все мы в чем-то похожи друг на друга, поэтому и способны составить общество. Однако, с другой стороны, каждый из нас глубоко индивидуален, непохож ни на кого другого, ни лицом, ни качествами, ни судьбой, ни предназначением. Мы не взаимозаменяемые винтики, каждый из нас уникален.

Две системы еврейских праздников – весенне-летняя (Песах и Шавуот) и осенняя (Рош-ħа-Шана, Иом Кипур и Суккот) обладают тем же извечным противостоянием, в глубине которого сокрыто взаимное дополнение. Рош-ħа-Шана – это день рождения человека и окружающего его завершенного мира. Йом Кипур, день суда и воздаяния за хорошие или плохие поступки, – это также универсальная идея, понятная И, в заключение, пророк Захария предсказывает, что после последней войны (Гога и Магога) уцелевшие в ней будут приводить делегации своих народов праздновать Суккот вместе с евреями в Израиле. Семьдесят быков – особая жертва семи дней Суккот – приносилась во искупление грехов семидесяти народов, первоначального этнического разделения человечества. И напротив этого универсального полюса души еврейского народа предстает полюс уникальности, Песах – Шавуот, полюс Исхода из среды других народов, чтобы приобрести ни с чем не сравнимую Тору, мост между небом и землей.

Точно так же другие народы выбирают либо солнечный календарь, либо лунный, и только у нас действует солнечно-лунный календарь, сохраняющий в течение тысячелетий в каждой еврейской дате и тот же самый сезон солнечного года, и ту же самую фазу луны, влияние которой на все живое бесспорно.

19. Море и добыча

Перед уходом из Египта евреи попросили у египтян дары, которые переводятся на другие языки неправильно, вызывая путаницу. В древнем иврите «шоэль ми-» означает «просит у (кого-то) навсегда». Если же употребляется другой предлог: «шоэль мэим», это означает «одалживает на время».

Лучшее доказательство этого – Книга Судей 8:24. Там Гидеон именно первоупомянутым выражением из Книги Шмот просит у воинов вместо предложенного царства подарить ему трофейные серьги врагов, из которых он выплавляет священнический нагрудник. Из текста совершенно ясно, что ни о каком возврате, ни о каком «одалживании на время» речи не шло. Это понимание тонкостей древнего языка совершенно меняет картину. Евреи просят у египтян дар навсегда, компенсацию (более чем частичную) за тяжкое рабство поколений, за убийства и издевательства. Египтяне этой компенсацией спасают себя от смертной кары Б-га. Ни о каком одалживании и связанном с ним обмане там не говорится.

Десятая казнь в Пасхальную ночь ломает каменное сердце фараона и египтян. Как и обещал Б-г, больше не надо убеждать врага отпустить евреев, но он сам требует от них уйти – всем вместе и со всем имуществом («иначе все мы погибнем!»). Б-г ведет свой народ не по столбовой приморской дороге, а южнее. Дело в том, что царьки Кнаана в это время были вассалами фараона. Египет контролировал этот мировой стратегический и торговый центр, связующее звено между двумя древнейшими цивилизациями: Месопотамией и Египтом. Поэтому стратегический и торговый путь по побережью из Египта в Кнаан был усеян египетскими гарнизонами. Рабы не привыкли воевать, а угроза войны не с кем-нибудь, а со своим господином вообще парализует их психологически. Ведь они привыкли бояться одного только его взгляда! Поэтому Г-сподь выводит Свой народ альтернативным путем, через пустыню, чтобы угроза психологически невозможной войны не вернула евреев в Египет.

Однако у Б-га остался незавершенный счет с жестокосердным фараоном и его народом. Не менее необходимо выкорчевать из сердца евреев ощущение беглого раба, спрятавшегося от своего хозяина. Без этого нет возвышенной связи с Хозяином подлинным, с Владыкой вселенной. И Б-г повелевает евреям вернуться из пустыни и встать станом на западном берегу Тростникового моря. Красное ли это море или одно из ныне горьких озер Суэцкого канала – вопрос археологический, но не принципиальный.[2]

Во время десятой казни Б-г разрушил статуи египетских богов и покарал стоящие за ними темные духовные силы. Только одна статуя не пострадала: египетского божка по имени Бааль-Цфон, который «отвечал» за то, чтобы ни один раб не мог убежать из Египта. И вот Г-сподь не только сохраняет этого божка, но и возвращает к его подножию у моря беглых рабов-евреев, которые якобы заблудились в пустыне и, бредя по кругу, вернулись в исходную точку.

Вывод фараона очевиден: наконец-то сила и сфера компетенции этого странного и из ряда вон выходящего Б-га евреев исчерпалась, Бааль-Цфон победил Его, и теперь можно отомстить этим жалким рабам за все те казни, которые пришлось из-за них пережить. Фараон повелевает отборным частям своего войска приготовить боевые колесницы, чтобы напасть на евреев. Его офицеры охвачены ужасом и не решаются воевать с Г-сподом после десяти казней. С них этого хватит, и страх перед Б-гом уже начинает перевешивать в их темных душах страх перед фараоном.

Страх, но не праведность. Фараон понимает это. Он открывает накопленные Йосефом сокровища, демонстрирует их перед офицерами и говорит: берите все, грузите в колесницы, все это ваше, только гонитесь за евреями! Соблазн слишком велик, и «бронетанковые» части Египта, утяжеленные сокровищами, выстраиваются в погоне. Фараон зовет вслед за ними свой народ с вилами, кольями и топорами, чтобы массовым зверством, грабежом, насилием и убийством в лучших традициях будущих погромов завершить расправу. Так должен замкнуться круг возвращения старого надежного порядка.

Евреи, увидев себя в ловушке между морем и врагами, в панике обвиняют в происходящем своего руководителя Моше. Но Б-г обещает им Спасение. Огненный столб перемещается, разделяя два стана. Всю ночь дул сильный восточный ветер, гнал воду, обнажая дно. Столб освещает путь евреям, окружая мраком египтян, и те не могут настигнуть добычу. Когда же окоем открывается, перед египтянами предстает дорога в море, по которой уходят евреи. Если те воспользовались странным «природным» явлением, разверзанием моря от сильного ветра, то почему бы и египтянам не сделать то же самое? Так то, что казалось вначале ловушкой для евреев, оказывается западней для их врагов. Войско тонет, фараона выбрасывает на западный берег, где ему приходится рассказать своему готовому к погрому народу о чудесах на море. Евреи же выходят на другой берег, и туда же море выбрасывает трупы их недавних мучителей и те сокровища, которыми они были подкуплены гнаться за сынами непредсказуемого Г-спода.

Фараон боролся с евреями не только силой, но и хитростью. Как мера за меру, получил он не только десять силовых казней, но и был заманен вместе с войском в морскую ловушку. «Ты не только не самый сильный, но и не самый хитрый», – было сказано ему языком деяний. Евреи же видят своих поработителей разгромленными и мертвыми. Теперь беглецы – свободные и богатые люди, у которых есть возможность изжить в себе низменную психологию раба. Смогут ли они воспользоваться великим шансом? Это требует больших ежечасных усилий, крутого внутреннего подъема.

Выбор есть, но он нелегок. Усилия время от времени предпринимаются, как это было в истории с Песахом, но основная трудность – удержаться на головокружительной высоте и не скатиться вниз. Испытание постоянством труднее краткосрочного усилия. Как время от времени не соскальзывать в привычное и обжитое болото души? Наша свобода проверяется тем, в какой мере мы способны преодолеть когда-то навязанные нам стереотипы и привычки рабского прошлого. Эта-то амплитуда между вершинами озарения и глубинами грязного болота характеризует поколение пустыни, переходное поколение, мост из прошлого в будущее.

А сейчас, в седьмой день Песаха, евреи, перешедшие непреодолимую водную преграду посуху, поют пророческий гимн Б-гу, Песню моря, которая заканчивается видением Храма, предстоящего через полтысячелетия. Захваченные же на берегу сокровища они вскоре будут жертвовать на строительство временного переносного Храма, которому суждено быть в центре их бытия в пустыне, а потом в Шило, временном духовном центре Страны.

20. Марш к Синаю

С самого начала пути мы видим развитие тех осложнений, которые в конце концов погубят поколение и отодвинут на 40 лет овладение Страной. Пока народ ставит перед Моше простой и логичный вопрос: «Что нам пить?» – Б-г обеспечивает евреев водой. Когда же они дополняют естественные просьбы необузданными жалобами с пожеланием собственной смерти, с мечтами о возвращении в египетский концлагерь, к привычному котлу, начинает накапливаться гнев свыше, который разражается все более суровыми наказаниями. Нелепые пожелания начинают осуществляться. Плач без причины получает в ответ реальную основу, создает собственную причину редуктивным путем.

Тем не менее Б-г вначале использует ропот евреев для их же воспитания. Он показывает им, что и вне плодородной долины Нила, в мертвой пустыне нет Ему препятствия кормить и поить свой народ. Ропот является тут необходимым фоном. Когда человеку нечего пить и есть, а вокруг пески и скалы, он начинает с ужасом понимать, что естественный путь исчерпан. И именно тогда перед истомленным взором открываются сверхъестественные врата неба, и только через них может получить он все необходимое: воду, манн, перепелов. Если бы евреи оказались способными учениками, им не пришлось бы посещать эту школу целых сорок лет...

Не только основная идея веры во Вс-вышнего внедряется тут в сознание, но и социальная организация, распределение полученных ресурсов без того, чтобы сила и ловкость одного ставили бы другого в тяжкую зависимость. Основным средством воспитания была неземная пища: «манн». Ее невозможно было объяснить чем-то естественным: никто никогда такого не видел и не ел. У этой еды были чудесные свойства, часть которых изложены в письменной Торе. Ее невозможно было оставлять на завтра (а как не оставить, что завтра-то будем кушать?), кроме пятницы. В этот день недели выпадала двойная порция, и, вопреки печальному опыту всех остальных дней, на этот раз нужно было оставлять ее и на завтра, и только в Субботнюю ночь она не портилась. В Субботу же манн не выпадал вообще. Так законы Субботы преподавались не только заповедями, но и еженедельным чудом внутри чуда.

Это обучало не только правильному поведению в Субботу, но и центральной значимости Субботы в жизни евреев, в их главной жизненной функции – связи с Б-гом. Суббота – частица грядущего мира, рая в здешней бренной жизни. Кто соблюдает ее, укореняется там заранее. Нарушающий же ее обрывает свои вечные корни. Поэтому на вопрос еврея, с чего ему начать свое приближение к Вс-вышнему, ответ очевиден: с Субботы, с ее благодатного покоя, с ее отрыва от бренных забот, с погружения души в чистые воды молитв, Субботних песнопений, освящения (кидуш), благословенных трапез, Торы. Кто сумеет насладиться этим, поднимет свою душу над суетой сует, приблизит ее к благодатному райскому свету, начало которого – в Субботних свечах.

Иностранные цивилизации создали изобилие суррогатов, которые, с точки зрения темных сил, предназначены отвлечь и увести еврея от Субботы, от Б-га. Эти суррогаты сами становятся идолами, обманными светилами несчастий и проклятия. Праведный преодолеет их на пути к подлинному свету, с которым не сравнится ничто, а нечестивый уловлен будет ими и не вкусит подлинного блага, променяет вечность на чечевичную похлебку.

Рефидим стал последним испытанием, преградой и тяжелым уроком евреям перед Синаем. Был повод: отсутствие воды. Но воду можно смиренно просить у Вс-вышнего, а можно и нагло требовать, как будто не мы Его рабы, а наоборот...

Тяжело тому, кто привык подчиняться плетке надсмотрщика, вести себя как человек без нее... Бунты рабов срывались именно на этом пункте.

Все усилия и Б-га, и Моше направлены на психологическое перевоспитание евреев. Само требование Вс-вышнего доказывает, что его выполнение было возможным. Однако реализация этой возможности требовала больших, а главное постоянных внутренних усилий, причем без плетки, рабы же не рвались их прилагать... Поэтому подъемы сменялись падениями вплоть до смены поколения.

Не менее интересно проанализировать социальное падение в Рефидим. Евреи просили воду и раньше, но словами «Что нам пить?». Теперь же связка быстро распадается. Народ собирается побить Моше камнями с криком о том, что избавивший их пророк умерщвляет жаждой «меня и моих сыновей, и мой скот».

Когда евреи каждый сам за себя, как народ «распыленный и разделенный» (по словам Амана), приходит Амалек, чтобы преподать индивидуалистам суровый урок еврейской солидарности. Если Вы не хотите жить как народ, вместе, то умрете как народ, вместе! Разделение и ассимиляция не спасут вас, а наоборот. Ваша миссия быть нацией, а бегущий от своего предназначения попадет в ловушку...

Случайна ли тяжелая школа Рефидим перед дарованием Торы? Не сектантское посвящение отдельных избранных происходило там, а получение вечной и непреложной Национальной Конституции. Разъединенные не могли получить ее, как треснувший сосуд не может быть вместилищем воды.

Есть, наверное, и еще одна причина, по которой перед каждым великим даром человек или народ проходит через несчастье. Это купель искупления, очищения, без которого невозможно соприкосновение со святыней. Война с Амалеком – первая в истории война еврейского народа, и она же, по-видимому, будет и последней. Не за «территории» воевал Амалек и не за несуществующие ресурсы пустыни. Он пришел издалека, чтобы сражаться с Б-гом. Из-за невозможности добраться до Отца напал он на Его сынов.

Пока нацисты грабили евреев и сгоняли их в лагеря и гетто, еще можно было говорить о каких-то рациональных объяснениях: зависть, ресурсы, должности. Но после того как те уже были превращены в лишенных всего бесправных и голодных, но полезных рабов, кому было выгодно их уничтожать? Да еще и тратить на это драгоценные транспортные средства, снимать войска с критического фронта! Логика Амалека – война против Вс-вышнего. Пока не стерто Его присутствие на земле, зверье не может чувствовать себя правым и уверенным – ни тогда, ни теперь.

С характером этой самой еврейской из всех войн связан и характер мобилизации: Моше предписывает Егошуа бин Нуну отобрать в армию самых праведных и благочестивых людей, потому что сам Вс-вышний присутствует в еврейском боевом стане, чтобы даровать победу. Если там будут совершаться мерзости, Б-г отвернется от евреев и предаст их в руки врагов. Так не только меч и колесница, но и в первую очередь праведность и молитва становятся главным еврейским оружием. Недаром о еврейских победах почти всегда (кроме одного исключения) говорится: «устами меча» (лефи херев), а о нееврейских – «мечом» (бэхерев). Только праведная молитва уст, притягивающая милосердие Б-га, делает успешным еврейский меч, а не те или иные естественные факторы, как у других народов. И не только тогда спасало нас милосердие свыше. Разве устояло бы само по себе наше крошечное государство, которое можно было переплюнуть, с его начальным полумиллионным населением без армии и ресурсов, в море врагов и их армий? И только тогда, когда мы начинали воображать себя непобедимыми в земном ракурсе, настигали нас тяжелейшие и опаснейшие беды вроде начала войны Судного Дня. Нередко победы давались нам из милости, без заслуг праведности, авансом, но теперь, похоже, без обеспечения «кредитоспособности» с нашей стороны Спонсор не проявит неограниченной щедрости...

21. Встреча

И вот после всех трудностей и преград народ Израиля стоит у вершины своей и общечеловеческой истории, перед горой Синай. Но перед судьбоносной Встречей со Вс-вышним происходит также немаловажная семейная встреча Моше. Поражение Амалека принесло весть Итро о том, что евреи во главе с его зятем пришли к Синаю. Итро взял свою дочь, жену Моше, и их сыновей. По дороге в Египет Моше расстался с ними, чтобы не подвергать их опасности, связанной с ожидаемым гневом фараона.

Итро не знает, как отнесется к нему его недавний пастух, ставший Б-жественным вождем нации. Но Моше принимает тестя с открытыми объятиями, без церемоний. Более того, он без гордыни и отталкивания усваивает замечания и советы Итро по поводу организации руководства народом.

Моше пытался все делать сам, чтобы воля Б-га не искажалась через недостаточный уровень передаточного звена, но Итро убедил его, что без такого звена не обойтись, нужно только по возможности уменьшить искажения отбором лучших кадров. Так впервые в истории человечества к власти пришло руководство, отобранное не по силе, не по позициям, не по связям, не по знатности, не по богатству, а по своим благородным качествам.

В этом смысле бунт Кораха выглядит естественной земной реакцией на Б-жественно-историческую аномалию. Когда через полторы тысячи лет Высший еврейский суд назначает своим главой безвестного новичка из Вавилона ħилеля за его глубокие знания, вместо того чтобы, как принято, нейтрализовать опасного «выскочку» и конкурента, трудно не опознать в этой аномалии отголосок все той же революции Итро-Моше. Недаром недельная глава о даровании Торы названа именем Итро. Что было бы с Торой после смерти Моше без мудрых советов тестя?

Так встреча двух великих людей подготавливает плодотворную почву для Встречи Б-га с народом. Но и народ надо привести к этому, и внутренне, и внешне. Моше ходит между вершиной горы Синай и ее подножием, и через него осуществляется пока еще непрямой диалог Небесного Жениха и земной невесты, общины Израиля. Две веские и многозначимые фразы концентрируют в себе грядущие соглашения: «А Вы будете мне царством священников и святым народом» – свыше, и «Выполним и услышим» – снизу. Народ назван там словом «гой», однокоренным с телом и организмом. В современном иврите слово «гвия» переводится как «труп», однако в Торе оно означает живое тело (Б. 47, 18). В этом суть израильского подхода: освятить материальный быт, жизнь тела, пронизать их запредельным светом, а не заниматься бесплодной войной и непримиримым противопоставлением материального и духовного. Не умерщвление материального начала, а его введение в предписанные Б-гом рамки, выполнение заповедей именно через материальные действия – освящают жизнь и мир.

Царство священников можно понимать как отношения внутри народа. Отсюда предпочтение колена Леви у Моше в его благословении (в отличие от благословения Яакова, где доминирует Иеħуда). Отсюда отказ Гидеона от царской короны (неслыханный в мировой истории) и со­противление царству со стороны левита Шмуэля. Отсюда и власть в период Второго Храма, когда царствовали священники, потомки Аарона, Хашмонеи. Но можно понять это и как священническую миссию евреев по отношению к другим народам, по крайней мере в Мессианские времена, и тогда династия Давида – закономерная квинтэссенция этой миссии.

Евреи же, со своей стороны, предваряя исполнение услышанию, т. е. пониманию всего смысла исполняемого, поднялись на недосягаемую высоту, недоступную тем, кто не в состоянии вырваться из плена бесплодного теоретизирования в мир реализации заповедей, который и раскрывает сердцу их сокровения.

И вот наступает великий миг. Народ у подножия Синая подготовлен, освящен, предостережен. Разверзаются небеса, и Слава Г-сподня в огне, громе и звуке шофара спускается на вершину, горящую до сердца небес. Весь народ в потрясающем групповом аффекте озаряется даром пророчества, видит голоса, удостаивается слышать Глас Б-жий, вещающий десять великих речений, которые подобны могучим стволам разветвляющихся деревьев. Все души когда-либо живших и еще не рожденных евреев и прозелитов вместе с воплощенным народом внимают откровению, приобщаются к мощному брачному союзу Неба и Земли, в котором великая любовь дополняется пылающей ревностью. Печать этого события несмываема, неизгладима из истории человечества и его сердца – еврейского народа. Терновый куст, озаривший Моше, вспыхивает теперь на весь мир.

В этот миг нет для нас смерти, нет зла, исчезла печать змея, и только трепетный ужас великого озарения напоминает о нашем несовершенстве, заставляет невольно отпрянуть. Как выдержать такое переполняющее величие? Только один Моше в состоянии устремиться ему навстречу, принять его вплотную.

22. Скрижали

Сразу после получения устным образом десяти заповедей поступают указания о способе продолжения возвышенной связи. Речь идет об особых правилах строительства жертвенника и подъема к нему. Более подробно эта тема развивается в третьей книге Торы, а пока – уникальное событие на Синае, беспрецедентная связь, которая в этом мире не может быть нормой, получает русло продолжения. Когда же с гибелью Иерусалимского Храма замкнулся и этот путь, обязательные жертвы были заменены обязательными же молитвами. И по сей день эта тень тени Синая оставляет бессмертным народ, какими бы адскими и безнадежными ни выглядели обстоятельства... Недаром запрещается заносить железо над камнями жертвенника: оно было создано для смерти, а жертвенник – для жизни человека и народа в обоих мирах.

Но самое интересное – начало следующей после «Итро» главы «Мишпатим». С небесной вершины Синая переносит оно нас в самую глубокую яму, в которой только может оказаться человек, потерявший свободу: в рабство. Потрясает и сама резкость перехода и то дивное отличие, которое внесла Тора в понятия мира. «Раб – говорящее орудие», по словам Аристотеля. Вся мировая цивилизация того времени была построена на самом массовом и беспощадном рабстве. И вдруг появляется противоестественное учение евреев, объявляющее именно эту незыблемую основу всей экономической и культурной жизни – противоречащей и воле Б-га, и предназначению человека. Не случайно Вс-вышний сначала вывел евреев из рабства и лишь после очищения от него дал народу Тору. Разве раб плоти и крови, чужой или даже своей, способен быть служителем Тв-рца? Нельзя быть слугой двух господ! Рабство всему низшему должно быть изжито, и только тогда открывается путь к Высшему. Слова «Харут» (начертан, выгравирован) и «Херут» (свобода) почти одинаковы. Мудрецы использовали эту игру слов: «не читай: выгравировано на скрижалях, а читай: свобода на скрижалях, потому что свободен только тот, кто занимается Торой». Раб Б-жий – высший титул в Книге книг, но разве можно сопоставить все то, что мы «даем» Б-гу, с тем, что Он обеспечивает нам? В связи с охраняющими раба законами Торы мудрецы замечали: кто приобрел себе раба, тот, по сути, приобрел себе господина. Ох, как это верно не только в горизонтальной плоскости... Все наше служение Б-гу – это всего лишь скромное проявление благодарности Тому, кому мы обязаны абсолютно всем... А неблагодарным и это не нужно, так же как сами они не нужны Б-гу. Полная взаимность...

Скрижалей, полученных Моше, было две: одна хранила заповеди между человеком и Вс-вышним, другая – между человеком и ближним. Вот он, резкий переход от высшего, что есть в мире, от Синайского Откровения, к рабу в главе «Мишпатим». Подлинная любовь к Б-гу проверяется не только обращенными к Нему заповедями почитания Его или Субботы, но и реализацией этой любви в дольнем мире. Так же, как Амалек, будучи не в состоянии бить самого Б-га, напал на Его земных сынов, так и наши символические способы почитания Вс-вышнего проверяются на подлинность нашим реальным отношением к Его образу и подобию на земле, к человеку, особенно когда низкий социально-экономический статус последнего подталкивает нас пренебрегать им, презирать его или того хуже: грубо использовать, попирать. Тут-то и обнаруживается подлинная цена нашей любви! Разве простит нам любимый человек, если мы на его глазах разорвем и растопчем его фотографию?

С другой стороны, без Б-га, без отражения в человеке Его образа и подобия, и сам человек в итоге становится не более значимым, чем муха, и это проявлялось не раз на протяжении истории. Такова неразрывная связь двух скрижалей.

Но и между двумя парами скрижалей происходит интересное развитие. Первая всецело принадлежит Б-гу, и в качестве таковой не принимается миром, разбивается. Вторую пару приказано Моше изготовить самому, и уже на этой человеческих рук основе вновь начертал Вс-вышний разбитое совершенство. Вот теперь-то оно принимается людьми! И само передающее звено преображается. Моше превращается в «иш Эло-им (мужа Б-жия)», и лицо его навсегда воссияло Б-жественным светом. Приобщение к Б-жьему делу, соучастие в нем наложило на него неизгладимую печать. Так и развитие устной традиции внедряет Тору в народ через внутреннюю самоподготовку, через приобщение к ее созиданию.

Невозможно обойти выделенность первой и последней заповедей десятисловия. Все остальные повеления относятся к нашему миру деяний, они говорят нам «делай» или «не делай». И только их рамки, первая и последняя заповеди, запредельны, духовны, вне действия.

«Я Г-сподь» – что повелевается тут делать или не делать? Это основа сознания, порождающего правильные деяния! Но и конец не менее интересен: «не возжелай...». Не воруй, не прелюбодействуй – сказано раньше, а теперь даже вне мира деяний – не хоти этого! И начало, и конец мира – вне материи, вне деяний. Этот мир – лишь промежуточное звено. Начало всего – в признании Б-га. А через ступеньки земного воспитания должны мы перейти к тому, чтобы и не желать того, что нежеланно Ему.

23. Телец

Именно между двумя парами скрижалей происходит великое падение, слом, авария золотого тельца, подобная во всем «ломке сосудов» в процессе созидания высших миров. Как наверху, так и внизу. Пока не завершилась история, пока не открылся Машиах, пока действует в человеке яд змея, дурное начало, народ не может удержаться на головокружительной Б-жественной высоте. И глубина падения нередко пропорциональна высоте взлета. Вслед за Синайским откровением Моше поднимается к Б-гу за Торой. Сорок суток отсутствует он, не ест, не пьет и не видит народа. Моше по повелению Вс-вышнего уединяется с Ним. Народ ошибается в подсчете и решает, что Моше больше не вернется. Что делать без него?

Когда высшее начало молчит, тон начинает задавать низшее. Вместе с евреями, воспользовавшись случаем, чтобы избавиться от египетского порабощения, из Египта вышли разные племена. По-видимому, это были язычники семитского происхождения. Они-то знали, чем заполнить возникший вакуум. Хур противостоит всплеску возвращающегося язычества, и его убивает бушующая толпа. Аарон понимает, что он на очереди. Народ, убивающий в один день своего руководителя и своего первосвященника, не удостоится прощения. И Аарон начинает тактику оттягивания, чтобы дождаться возвращения Моше до бесповоротных событий. Он просит у народа серьги, которые в ушах их жен и детей. Какая женщина легко расстанется с любимыми украшениями?

Но потребность в служении, пусть извращенном, перевешивает все. Золото выложено перед Аароном, он вынужден бросить его в огонь, и из него выплавляется телец. Евреи усматривают в нем подножье Б-га, одно из лиц Крувим, несущих колесницу Славы Г-спода (см. первую главу Книги Иехезкеля). Для язычников же это египетский бог Апис. Этого мнения о разных толкованиях среди евреев выплавленной фигуры придерживается РАМБАН (Коммент. к Шмот, 32, 5-6). Существует и мнение, что все евреи виновны в идолопоклонстве, однако, на мой взгляд, это не соответствует избирательности суда над ними.

Так или иначе, но Аарон продолжает тактику проволочек, провозглашая: «Праздник Г-споду (не Апису!) завтра». Завтра вернется Моше, и все станет на свои ме­ста! Но жажда служения такова, что народ не ленится. Он встает спозаранку, до возвращения Моше, и начинает жертвоприношения, пир и пляски вокруг тельца. «Вот боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли Египетской», – провозглашают нееврейские инициаторы поклонения идолу. В противовес этому евреи дважды в день провозглашают и поныне исповедание веры: «Слушай, Израиль, Г-сподь – наш Б-г, Г-сподь един». Понятно, в каком из двух случаев провозглашающий причисляет себя к Израилю, а в каком – отрицает такую принадлежность...

В разгар плясок Б-г прерывает конфиденциальную встречу с Моше сообщением об ужасных событиях. Моше спешит вниз со скрижалями в руках, однако, увидев страшную картину, он разбивает дар небес. Почему он это сделал? И почему Б-г не осудил его за это?

И первая женщина, и первенцы, и первый (допотопный) мир не устояли. Не уготована ли всему первому подобная судьба?

По-видимому, скрижали, дело рук Б-га, спущенное на землю чудо, могло при том состоянии мировосприятия народа само стать объектом языческого поклонения вместо тельца или наравне с ним! Лучше разбить орудие возвышенной связи, чем осквернить его язычеством.

Материальные объекты, связующие материализованные в земном воплощении души с нематериальным Б-гом, необходимы людям, иначе они найдут себе языческие заменители, как это произошло с тельцом. Но и предписанные после него материальные посредники (Ковчег Завета, Скиния, Храм), при всей их необходимости, могут при низком уровне народа восприниматься как национальный амулет, как нечто служебное по отношению к нам, а не как предъявляющее высшие требования... И тогда элемент язычества прокрадывается к святыне и ведет к катастрофе... Ведь основа язычества – это создание богов по нашему образу и подобию, что является перевернутым миром, флагом деградации.

Б-г предлагает Моше кардинальное решение: произвести от самого вождя альтернативный народ вместо поклонившихся тельцу, а этот убрать из поднебесной. Моше не поддается соблазну. Он принял на себя миссию не с легкостью и не сразу, но после принятия ничто не может отвратить его от нее. У него нет никаких личных амбиций, а только серьезнейшая ответственность, которую он не сбросит со своих плеч.

Моше знает, что делать. Бунтовщики, готовые смести любого, трепещут перед ним. Колено левитов не поклонилось идолу. Они и в Египте хранили верность Завету. Моше превращает их в судей. Ворота – символ Суда (в стране Кнаан он заседал в специальной выемке у ворот между двойными стенами городов). Там, где есть праведный земной Суд, можно отвратить Суд Небесный, грозящий народу полным уничтожением.

Весь день заседают суды левитов. Они приговаривают около трех тысяч человек к смерти за идолопоклонство. Б-г дополняет земной суд эпидемией, поскольку не всякая реальная вина может быть доказана перед земным судом. Только неоспоримое идолопоклонство, а не неправильная форма служения Б-гу подверглось наказанию, поэтому лишь небольшая часть народа погибла. Параллельно Моше умоляет Б-га простить народ, и организованный им праведный суд на земле подкрепляет возможность прощения. Ведь грех признан и наказан снизу!

У Моше есть и другие доводы. Египетские и ханаанские язычники увидят гибель народа и решат, что у Б-га не хватило сил довести евреев до Страны Кнаан, поэтому он уничтожил в пустыне свидетельство своего фиаско. Да не умалится Слава Г-спода в Его мире!

Но главным козырем сделал Моше самого себя. Ведь Б-г поклялся Аврааму, Ицхаку и Яакову отдать их потомству Страну. Единственная возможность выполнить эту клятву без существующего народа – это создание альтернативного народа от Моше, который тоже потомок праотцев. Моше отказывается от этой роли наотрез. Он требует, в случае отказа Б-га простить народ, стереть и его самого из всех миров, блокируя тем самым возможность альтернативы! Этим великим самопожертвованием спасает Моше народ, и Б-г растягивает свой справедливый гнев на все поколения, взыскивая с каждого из них тяжелую, но не смертельную для народа в целом часть наказания. К каждой каре, которую мы заслуживаем, прилагается, таким образом, и доля наказания за тельца.

24. Отдаление и ключи милосердия

Моше постится и молится 40 дней, выпрашивая прощение народу. Еще по сорок дней постится он ради получения первых и вторых скрижалей. Всего – 120 дней поста – и 120 лет жизни. По году за день... Выражение «день год кормит» приобретает тут совершенно неожиданный смысл, понятный еврею, по-настоящему соблюдающему Судный день...

Благодаря заслугам Моше народ получает прощение и не погибает, но его статус меняется подобно изменению статуса Адама после грехопадения.

Как разбитый сосуд, он не в состоянии быть вместилищем святыни до своего исправления. Чтобы остаться в контакте с Б-гом, Моше располагается вне стана. Только теперь народ по-настоящему оценивает его и проявляет к нему надлежащее уважение. По-видимому, требуется не только внутренняя (не всегда бросающаяся в глаза), но и внешняя дистанция, чтобы по-настоящему оценить человека. Весь наш спуск в нижний мир, а также в Египет (его квинтэссенцию), в поле деятельности зла – это единственная возможность не принимать как должное, а правильно оценить то, что мы потеряли... И в ходе поисков мы должны приобрести его вновь, причем прилагаемые усилия предназначены сделать приобретенное по-настоящему дорогим, кровным, заработанным. Это уже не то, что легко получено – и легко теряется.

А пока народ в трауре, в «изгнании» от Б-жественного присутствия. Б-г объясняет Моше необходимость такого «изгнания» тем, что жестоковыйный народ способен накликать на себя такой гнев обитающего в его среде Г-спода, что Тот может эту среду уничтожить... Лучше пусть ангел-посланник ведет вас, а не Я сам! Это и есть то «сокрытие лица», в котором мы пребываем в этом мире и которое в свое время было разорвано Синайским откровением.

Моше не смиряется с приговором. Он не только убеждает Б-га вернуться к Своему народу, несмотря на его жестоковыйность, но и предъявляет своего рода ультиматум: а если не Ты поведешь нас, то не выводи нас отсюда вовсе! Все народы ведут их ангелы-хранители, посредники, зачем же создавать еще один такой же народ, как все? Весь смысл нашего существования – в нашей уникальности, в прямой связи с Б-гом, а не в подражании посредственности!

Вожделенная ныне «нормальность» абсолютно неприемлема для Моше, потому что в нем воплотилась уникальность еврейской души, ее возвышенное начало. И Б-г не может не согласиться со своим избранником...

Однако опасность, о которой говорит Вс-вышний, вполне реальна. Мы знаем это слишком хорошо из своей недавней истории. Святость подобна огню, который может согревать, но может и испепелить при небрежном обращении. Когда имеешь дело с пламенем, необходим огнетушитель, на всякий случай...

Зная характер народа, Моше выпрашивает у Б-га ключи к высшему милосердию, чтобы пускать в ход этот «огнетушитель» в крайних ситуациях, когда народу угрожает гибель. Это «тринадцать качеств», известных в еврейской традиции из мольбы о прощении, которая вышла из уст Г-спода и много раз повторяется в наших молитвах: «Г-сподь, Г-сподь, Б-г жалостливый и милующий, долготерпеливый и многомилосердный, хранящий милость тысячам (поколений), прощающий грех и преступление и очищающий...». Не этот ли ключ сохранил нас в живых наперекор всем грехопадениям и изгнаниям? Сохранил, хотя соседние народы пропадали и исчезали в несравненно лучших условиях...

В ходе дарования этих ключей Б-г прикрывает глаза Моше, чтобы тот не увидел Его лица, потому что не может человек, оставаясь живым, видеть Его лицо. Понятно, что не о несуществующей здесь материи идет речь. «Спереди» – означает направление движения, тенденцию, намерение.

Мы же в состоянии, за исключением редких моментов озарения, постигать Б-га лишь задним числом, «сзади», по его следам, проявившимся в мире. Прямое постижение сути Б-га недоступно нам в этом мире сокрытия («олам» и «нээлам» – однокоренные слова в священном языке). При жизни открыто нам постижение деяний, проявлений, следов Вс-вышнего, славой Которого полно мироздание. Но это лишь косвенное видение «сзади». Если же его нам хватило для признания и служения, если мы в состоянии перевернуть свою темную и косную плотскую суть и сделаем ее чистым слугой Пресвятого, то этот мир превращается для нас в лук радуги, выстреливающий нами прямо во внутреннюю суть Б-га! Через спуск в тетиву нижнего мира достигаем мы таких высот, такого соединения с Г-сподом, которые не снились нам до этого, в состоянии первоначального совершенства.

Спуск на тетиве в нижний мир нужен был в целях сверхподъёма, однако выбор направления полета находится в наших руках, и нет страховки до последнего момента перед выстрелом. Из околобожественного света через спуск в нижний, материальный мир, переворачивая в себе его суть, получаем мы возможность вернуться уже не на внешнюю орбиту, а к внутренней состыковке с Началом начал. Отдаление оказывается неоценимым благом, если правильно им воспользоваться.

25. Святилище

У евреев нет дня неопалимой купины (горящего куста). Никакое откровение, полученное той или иной личностью, не может быть доказано. А вдруг это галлюцинация или выдумка? Не превращать же каждый бред в основание религии! Превращение посоха в змею также не является основанием иудаизма. Мало ли кто какие фокусы умеет делать!

Тут проходит водораздел между евреями и всеми остальными религиями. В этом смысле иудаизм – не вера, а знание. Никогда и нигде больше не открывался Б-г целому народу! Никогда и нигде это откровение не сопровождалось невероятными деяниями исторического масштаба, которые невозможно подделать, заколдовать или сфальсифицировать. Только Хозяин Истории, бессмертный, вездесущий и всесильный, мог совершить то, что происходило и происходит сегодня с еврейским народом. Огромная часть обычаев иудаизма – это церемонии памяти о беспрецедентных событиях национальной истории, которые положили чудесное начало народу.

Эта непреложная и лишенная разногласий традиция миллионов по поводу их коллективного прошлого, а не частной галлюцинации, подкрепляется единым во всех временах и изгнаниях документом (Торой) и готовностью этих самых миллионов (не раз доказанной) идти из поколения в поколение на великие самоограничения и жертвы в подтверждение этой живой традиции. Кто согласится так стеснить себя и своих детей в память о каких-то событиях (не слепой веры!), которые на самом деле не происходили с его народом, с его предками? А если и согласится из каких-то непостижимых соображений, то как договорятся миллионы врать обо всем одинаково?

Даже среди двух лжесвидетелей непременно обнаружатся разногласия в важных деталях, как бы они ни договаривались заранее. Именно поэтому два свидетеля – это тот минимум, который требуется религиозному еврейскому суду. А тут – миллионы...

История с тельцом вскрыла потребность людей, живущих во плоти, в материализованном связующем звене между ними и запредельным Б-гом. И Г-сподь повелевает Моше не дожидаться завоевания Страны. Неудовлетворенная потребность в служении может сорвать его, поэтому еще у горы Синай строится великолепный походный (переносной) Храм по точным указаниям свыше. Позднее его сменит стационарное Святилище на Храмовой горе в Иерусалиме. Поздним поколениям трудно понять тот величайший подъем души, который сопровождал службу жертвоприношений, и тот ряд явных чудес, которыми эта служба сопровождалась. Все это кажется давно канувшим в прошлое. Однако у евреев это прошлое оставило нечто живое и действующее в их быту: обязательные ежедневные молитвы, которыми были заменены обязательные ежедневные жертвоприношения, невозможные после разрушения Храма. Мудрецы учили нас, что именно этим мы живем и сохраняемся тысячелетиями в невозможных условиях наперекор законам природы. Как возможно такое, что евреи Саны (Йемен) и Сан-Франциско остались одним народом? Ведь их разделяют два с половиной тысячелетия не только полной изоляции друг от друга, но и противоположных внешних влияний разных рас, климатических зон, религий, культур, социально-экономических условий...

Десятки тысяч километров расстояния и световые годы общественных различий не помешали им сохранить свое единство! Как такое может быть? Как эти люди верят в одну и ту же Тору (которая тоже не изменилась!), празднуют тот же Песах, строят те же суккот? Где, кто и когда слышал о подобном? И где, кто и когда слышал о возвращении народа из всех этих невероятных изгнаний на эту землю, которую они утратили когда-то, несметное число лет назад? Это прообраз возвращения древнего рая, оставленного первыми людьми, к их далеким потомкам в конце истории...

Но что делать – и евреи начали поддаваться влиянию светской традиции и европейской эмансипации, начали отказываться от того, что было фундаментом их чудесного бытия. Лучше синица в руке, чем журавль в небе. Лучше приспособиться к благам этого мира, чем ценой таких жертв надеяться на мир грядущий...

Абсолютное большинство евреев Европы в период между двумя мировыми войнами предприняло дерзкий эксперимент добровольного отказа от Завета. Последствия оказались страшными. Жертвы животных изначально были заменой человеческих жертв (Ицхак). Затем обязательные молитвы заменили и эти жертвы. Принципиальный и коллективный отказ от них превратил свастику в покатившееся назад колесо истории. Не случайны ли ее повернутые вспять по сравнению с древним символом углы на флаге нацистов?

Шесть миллионов человеческих жертвоприношений, поголовное и зверское истребление еврейства Европы стало немедленным жутким результатом, которого не знала вся предыдущая история. Нацисты захватили и Северную Африку, где было немало евреев. Однако те признавали Тору и старались соблюдать ее заповеди. Мало кто задумывается, почему планы истребления не сработали там, тогда как в Европе машина смерти начинала косить народ в первые же дни немецкой оккупации...

Скиния – это третий концентрический круг, после человечества и расположенного внутри него еврейского народа, вершина мироздания, пуповина, связующая Небо и Землю. По этой пуповине спускается огонь Свыше и принимает жертвоприношение. Народ падает ниц перед явным присутствием Б-га в его среде. Два старших сына Аарона возгораются желанием добавить к предписанному служению что-то свое, особое. И, как в любой точной технологии, происходит авария и на третьем уровне, люди опять не удерживаются на вершине, и огонь Б-жий поражает двух священников. То, что казалось тому поколению последним Избавлением, оказывается только началом долгого и трудного исторического Пути.

26. Марш к Стране

Тора получена для ее реализации, которая возможна только после состыковки избранного народа с Обетованной землей. Все попытки исполнения заповедей за границей – это лишь частичная тренировка, чтобы не забыть. Подлинное и полное Служение с Субботним годом, Юбилеем, царством, высшим религиозным судом и Храмом возможно только в Стране. Без нее от иудаизма остается бледная тень, и не случайно Великое Изгнание стало естественным фоном наших самозваных «наследников»...

Исход из Египта, получение Торы и завоевание Страны – это три звена одной неразрывной цепи, три этапа единого процесса. Речь шла не об увеселительной прогулке, которая может вызывать те или иные требования, условия, претензии и нарекания, а о реализации всего смысла существования нации. Страна Израиля – это не наше право, которое можно уступить, рисуясь великодушным, а наша святая обязанность, отказом от которой мы превращаемся в дезертиров! Эта Страна – престол выполнения Торы, а не полигон социально-политических экспериментов и утопий. Для них есть достаточно места в Сибири... После потопа Б-г прервал связь между плодородием земли и идентификацией, поведением живущих на ней (Б. 8, 21) – везде, кроме Страны Израиля, уникальной земли для уникального народа (Д 11,17).

Поэтому отказ от нее под теми или иными благовидными предлогами (были геополитические, демографические и военные проблемы – вполне реальные и серьезные) вызвал такой же яростный гнев Б-га, как и идолопоклонство. Более того, именно грех разведчиков, а не золотой телец погубил целое поколение пустыни, приговоренное к 40 годам вымирания на пути в никуда.

Никакого оправдания не было. Вс-вышний заранее позаботился обо всем: войско фараона разгромлено, евреи освобождены, Тора получена, Святилище построено, манн выпадает регулярно и даже грех тельца прощен. Только поднимайся в Страну и реализуй смысл своей истории, всей своей жизни! Увы, слом нередко происходит именно у самой цели, особенно если она требует от человека, от народа освятиться и стать достойным ее...

Когда желание не слишком сильно, все начинается с отсрочек. Чуждый огонь восьмого нисана привел к гибели двух старших сыновей Аарона. Те левиты, которые выносили их тела из Святилища, осквернились и не могли очиститься от нечистоты мертвого до Песаха, не могли участвовать в празднике. Они стали требовать от Моше повторной возможности, и она была предоставлена с месячной отсрочкой, причем на все поколения. Так, только во второй месяц второго года после Исхода из Египта начинают двигаться евреи от Синайской горы к Стране. Многие из них восприняли начало дороги как бегство от Торы, а не как средство ее реализации. Поэтому любые трудности пути, действительные или мнимые, изначально казались им нестерпимыми. Ропот языческого сброда, присоединившегося к уходящим из Египта евреям, легко воспринимался и ими. Конечный пункт – клевета на Страну в целях отказа от своего предназначения – проявляется в эмбриональном выражении с самого начала.

Наши дни являются эпохой отчаянной попытки реванша египетского сброда, который необычайно затруднил и затормозил первое Избавление Израиля, но не сумел сорвать его. Этот растворившийся было в народе фактор снова воплощается и кристаллизуется на финише, чтобы заблокировать последнее Избавление и погубить его субъект. Эта тенденция наполняет атмосферу нашей жизни и формирует ось самого острого противоборства за всю нашу историю.

Жалобы на трудности пути и последующее наказание, ограниченное молитвой Моше, были лишь вступлением. Человек или народ не может остаться совсем без цели, и там, где высшее предназначение не принимается, начинаются болезненные поиски мелких интересов и прихотей. Самый низкий общий знаменатель – еда. Начинаются жалобы на манн и требование мяса. У людей был свой скот, но они вспоминают то, что ели в Египте даром. У этого слова тут двойной подтекст. С одной стороны, даром кормят тех, кто ничего не зарабатывает, т. е. рабов. С другой, нельзя было резать скот перед Скинией просто так, чтобы наесться. Его надо было приносить в жертву, а для этого требовалось очиститься, возвыситься и лишь потом приобщиться к священной трапезе вместе со священниками, а косвенно, через жертвенник, и с самим Б-гом!

Прилагать такие внутренние усилия к собственному освящению – это уже не дармовщина, а вознесение телесной потребности до духовного уровня. Вот оно, древнее начало смерти, смысл грехопадения: отделение телесного от духовного, т. е. в конечном счете – тела от души!

И тут в первый и последний раз происходит слом у самого Моше. Он требует у Б-га собственной смерти, поскольку разорвалась его связь с народом, и данная ему миссия повисла в воздухе. У Моше есть Тора, но народ требует мяса. Разве я родил этот народ? – вопрошает он у Тв-рца. Не могу я один нести его, как нянька, у меня не хватает сил! Где я возьму мяса на весь огромный народ?

Б-г отвечает Моше на все вопросы. Тебе действительно трудно одному. Собери семьдесят старейшин к Скинии, и Я отделю на них от твоего духа, чтобы они несли бремя этого народа вместе с тобой. Скажи народу, чтобы освятился, потому что Я дам им мясо (чудесным образом), и они будут есть его целый месяц, пока оно не начнет выходить у них из носа и не станет им противным.

Даже Моше верится в это с трудом. Откуда возьмется в пустыне столько мяса, чтобы кормить им целый месяц миллионы людей? Но для Б-га нет невозможного. Он посылает ветер, который сбрасывает на район стана неисчислимую стаю перепелов. Вожделение утолено, но одержимые им погибают с мясом в зубах. Невозможное свершилось, однако разве не гораздо большей загадкой является количественный ответ на вопрос качественного порядка?

Главной проблемой Моше были не источники мяса, а пропасть между ним и народом, между предложением Торы и спросом на обжорство. Как заполняется этот качественный разрыв еще семьюдесятью пророками?

Похоже, Б-г намекает Моше на обратную сублимацию. У народа была еда (манн), значит, не отсюда вышло вожделение. Материальные потребности вообще ограничены по своей природе, поскольку сама материя порождена сокращением (цимцум),[3] экранированием Б-жественного света, горнего изобилия. Разве оденешь на себя несколько костюмов сразу? Разве съешь десять порций подряд?

Откуда же берется это необузданное материальное вожделение? Когда засоряются каналы получения духовного изобилия, открываются компенсирующие потребности снизу, но они уже неадекватны характеру потребляемого товара, они требуют несуществующей материальной бесконечности! Поэтому Б-г и решает якобы материальную проблему – сверху, через изобилие пророчества, которое должно насытить подлинный источник бесконечной потребности.

Физическое обжорство – это всего лишь его вырождение, низшее проявление духовной неудовлетворенности! Любая мирская одержимость евреев – это обескрыленный порыв их обкорнанной святости...

Двое получают пророчество, не явившись к Скинии. Более того, они предсказывают гибель поколения и неудачу самого Моше в его стремлении вступить в Страну. Егошуа усматривает в этом подрыв духа народа и требует взять обоих под стражу.

И тут проявляется все величие Моше. Он не только не ищет в своей миссии никакой личной выгоды, ни денег, ни любовниц, ни должностей своим детям, но даже собственный престиж безразличен вождю. Ему не нужно возвеличиваться над другими. Неужели ты ревнуешь за меня? – спрашивает он Егошуа. О, если бы Б-г сделал весь народ такими же пророками, как я! Он не хочет красоваться на фоне духовного убожества, а жаждет подтянуть всех до своего высочайшего уровня, высочайшего именно через небывалую скромность.

27. Крах поколения

Два параллельных движения происходят одновременно. Одно – явное: продвижение народа к границам Страны. Другое – скрытое: развитие болезни дурного языка и ее перемещение из низших слоев народа в высшие, пока атаке со стороны наиболее близких людей не подвергается сам Моше. Так в организме поколения поражаются жизненно важные органы, и он начинает распадаться как раз у Рубикона, на границе Страны.

Вроде бы невинное «колыхание воздуха» оказывается духовной чумой. Человеческая речь, высший дар Б-га, превращается в первородный грех, в шипение змеи, разрушающее единство мирозданья, разъединяющее его элементы на враждующие начала. Здесь и превращение Б-жественного мира в языческую разруху, и неблагодарность, ответ злом на добро, проклятием на благословение. Этим пресекаются, блокируются каналы небесного рога изобилия, и рай превращается в ад, в полную мрака междоусобную войну. Сорок лет потребовалось Создателю, чтобы излечить эту раковую болезнь. Бессмысленная смерть поколения пустыни стала ценой исцеления.

Благодаря старшей сестре Мирьям Моше появился на свет. Она предсказала в нем Избавителя, она спасала его у Нила. И теперь она заботится о нем и его жене, хочет вернуть их друг другу, как когда-то, перед зачатием Моше, вернула друг другу их родителей. Почему же Моше отделился от супруги? Смерть – мать нечистоты, пресекающей связь человека с Б-гом. Чистое не может быть в прямом контакте с нечистым; Источник жизни не может стать сообщающимся сосудом с мертвечиной. Мертвец, а также труп животного или смерть яйцеклетки в женском организме являются источниками разных степеней нечистоты. Элемент смерти присутствует и в половом контакте: живые клетки семени погибают, и в лучшем случае участвует в зачатии только одна из них. Поэтому и тут человек оказывается нечист до окончания светового дня. Вечером он может окунуться в микву и очиститься, а до этого ему нельзя иметь контакт со святыней.

Моше слишком хорошо знал свой народ, чтобы оставить его наедине с Б-гом даже на один день. Кто знает, что он еще учудит, какого тельца еще сотворит? Прямой контакт со святыней, как это было на Синае, где чудеса окружали евреев со всех сторон, мог в таком случае попросту испепелить их, а при временной нейтрализации Моше не было бы в нужную минуту спасительного щита, коим являлось его заступничество. Поэтому Моше отказался от интимного контакта с женой, чтобы оставаться всегда на своем посту, в полной готовности ежеминутно посредничать между Б-гом и жестоковыйным народом, спасая его от высшего гнева.

Мирьям не понимала этого, а Моше по скромности не мог объяснить ей всей роковой важности своего воздержания, всей разницы между разными уровнями их контактов со Вс-вышним. Ведь и пророки бывают разные (см.: Рамбам. Мишне Тора, Основы Торы, гл. 7). Моше удостоился контакта с Б-гом наяву, а не во сне, постоянно, а не спорадически, в ясном сознании, а не в ужасе, шоке и обмороке. Колоссальность и потрясающая ясность пророчеств Моше не имеют себе равных. Мирьям же позволила себе упрекнуть Моше словами о том, что она и Аарон тоже пророки, но ведь это не требует от них полного отдаления от супругов! Зачем же Моше так поступает с Ципорой?

При всех заслугах и добрых намерениях Мирьям Б-г карает ее проказой, наказанием за дурной язык! И тут проявляется главное качество Аарона, человека мира между людьми, за что он и удостоился заложить род священников, примирителей между людьми и Б-гом, возносящих искупительные жертвы: Аарон умоляет Моше простить их грех и глупость и выпросить прощение у Б-га их сестре. Моше короткой и мощной молитвой добивается для Мирьям исцеления. Однако это преткновение лучших людей нации открывает ворота атаке князей колен на Землю Обетованную, а косвенно – и на Обетовавшего ее... Цепная реакция дурного языка достигает критической точки: греха разведчиков.

Более поздняя отправка разведчиков в Иерихон при Егошуа косвенно намекает на все то, что было неправильно спланировано в первый раз. Еħошуа посылает только двоих. Большая делегация не соответствует характеру задачи и может вызвать разногласия и расколы. Егошуа посылает людей тайно, т. е. они обязаны доложить результаты только ему, не смущая народ. Еħошуа посылает неизвестных людей (инкогнито), а не именитых князей, у которых свои политические интересы, вводящие в конфликт с поставленной задачей. Еħошуа дает простейшее однозначное задание из трех слов, которое невозможно истолковать превратно. Разница со сложнейшим многоплановым поручением первым разведчикам разительна...

Разумеется, Еħошуа было легче в двух аспектах. Он в этом деле не был первопроходцем, поэтому у него появилась возможность учиться на ошибках прошлого. Перед Моше стояла колоссальная, революционная задача идеологического порядка. Из забитых и испорченных рабов ему необходимо было формировать избранный народ. Еħошуа же получил в наследие выкованную и выкристаллизовавшуюся нацию после вымирания рабского поколения. Моше, у которого не было низких и просто не относящихся к делу соображений, трудно было подозревать такое и в других...

Два честных разведчика – Калев и Еħошуа (из колен Иеħуды и Йосефа-Эфраима) – это прообраз двух Помазанников (Машиахов): сына Йосефа и сына Давида. Десять же отпавших отображают поломку «сосудов»-сфер-качеств, отпочковавшихся от Единого и потерпевших крушение в поиске отдельной от Него самореализации. Корень зла, язычество, поиск отдельных богов, начинается с ощущения своей собственной самости, отдельности и от нашего высшего корня, и от окружающего творения. В своем крайнем выражении это отражается в системе западного дуализма «субъект-объект», которая является разрушительной для обоих разделенных составляющих, противопоставленных друг другу и отрезанных от Вс-вышнего.

В споре между двумя и десятью народ принимает сторону большинства Страну Святости невозможно завоевать, кричит он, враги сильнее нас, Б-г привел нас сюда, чтобы погубить, назначим нового руководителя и вернемся в Египет! Это было девятого ава. Народ рыдал без причины, а потому получил причину плакать в этот самый день во всех поколениях, особенно в первом, которое само обрекло себя на смерть в пустыне, в пустыне своего духа, которая материализовалась.

Одно народ понял правильно: эта Страна – только для великанов. И если мы не великаны тела и не хотим быть великанами духа, нам нечего делать в Стране! А без реализации своего предназначения, возможного только в ней, нам нечего делать и в мире вообще...

(продолжение следует)

Примечания

*  Книга издана и продается Федерацией еврейских общин Украины. В Израиле ее можно приобрести в книжных магазинах Пинхаса Гиля или Гринберга в Иерусалиме - или у меня: тел. 050-8753176 (972-50-875376),  julia7579@gmail.com 

[1] Рав А. Штайнзальц. Взгляд. Москва, 2002, с. 61. 

[2] Здесь говорится о проблеме идентификации моря, описанного в Книге «Шмот», с современными водоемами, которой археологи зани­мались, начиная с XVIII века. Некоторые относили Тростниковое море к соленым озерам Суэцкого канала (КЕЭ, т. 4).

[3] Цимцум – каббалистический термин, означающий освобождение Б-гом, заполняющим все мироздание, места для Своего творения

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1736




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer8/Vudka1.php - to PDF file

Комментарии:

R
- at 2009-12-02 12:55:39 EDT
http://astrum-aka-trup.livejournal.com/441972.html
Аргументация хромает.

R
Haifa, Israel - at 2009-10-07 17:39:43 EDT
Хайфа, Телявив и Эйлат. Хочеш удрать от ответственности за то что ты гомосексуалист, развратник, наркоман и т.д. - едеш в Т-А, там никто не тронет. Хочеш спрятатся от общества - едеш в Хайфу, там город европейский наполовину арабский, автобусы в шабат ходят. Надоело работать - едеш в Эйлат загорать.
Мессиа
Германия - at 2009-07-17 16:07:48 EDT
Хочу сказать, что Все Книги одинаково Священны, будь то Тора Танах,Зоар, Талмуд как Вавилонский так Ерусалемский, секреты в них одинаковы, жаль, их ещё никто не понял.
Мессиа
Германия - at 2009-07-16 08:13:59 EDT
Я тут немного другими делами был озабочен,и вы наверняка, задавали себе, куда делся, некоторые сейчас вздрогнут, опять здесь, но ничего и те и другие переживут.Спорщикам, о правописания г Ерузалем,собщаю,правонаписание на любом языке, должновыдавать число семдесять как на Иврите, я очень люблю кедры Ливанские особенно когда их семдесят. Очень большое спасибо,Элиезеру.М Рабиновичу за подвержение о шести милионах, это значит, что те кого мы зовём, Сионистами, были готовы пожертвовать Европейскими Евреями, ради достижения своей цели, т. е.Изралем, вот об этом и предупреждал Фридрих Ницше. О причинах-же Антисимитизма, предупреждает , сегодня Эдуарт Ходос,эти причины были всегда! Богоизбраность тому вина. Теперь-же к Мессии,по его приходу, он Должен разяснить причину разделения мясо-молочных продуктов это я уже зделал. Второе назначить или создать, три города УБЕЖИЩА, интересно чего у нас есть три, как думают об этом на этой странице.
Шошана
ТХ, США - at 2009-06-28 19:33:37 EDT
Не знаю как выразить мою благодарность.
Низкий поклон.

Мессиа
Германия - at 2009-06-24 04:42:22 EDT
Прочитал, и выскажу своё мнение: О приходе Машиаха, ждут двоих первый с родословной бен Давида, второй с родословной бен Йосефа. Когда мой Папа хотел показать нечто очень далёкое, он говорил, как до Москвы раком, а мы жили не далеко от Омска. Так вот от бен Давида, до бен Йосефа растояние как от Америки до Москвы раком. Так вот и я Как Давид не буду иметь право строить Храм, но вести подготовительные работы обязан,ведь Храм имеют право строить только Богоизбранные, достойные, таковых к моему глубокому огорчению не встречал. Каждому пророку было позволено иметь 72 посвящённых, и освящённых от Бога я же не имею и одного, Матроскины Онтарии нулевые был-бы 14 мозгов было-бы больше глядиш и понял бы чего, а так один я, и то что я и есть тот самый Машиах Мессиа, дух правды и.т.п. я знаю давно, но не беспокоил такой мелочью ни кого. Потому-что время было в книге Зоар для меня даже руководство есть, теперь же время готовить строителей, Виноградарей подошло и время которое исходит это ваше время, мне же позволено использовать ещё 10 лет. Как кризис кончится я пойду опять на работу и буду ещё 10 лет варить мои железки, а вы ждите,
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 15:49:16 EDT
Юлии Вайсберг: Извиняюсь за задержку, я уже Выключал этот апарат. Вы перевели статью Ицхака Арена,мысли Торы, Разврат причина нзгнания. добавляю от себя, и порабощения тоже
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 14:10:16 EDT
Прочитал статью Юлии Вайсберг. Хотел ответить через окно отзыв не получается, использую это окно. Да разврат является причиной всех наших бед, и как всегда Евреи впереди на лихом коне, и если вы попробуете выяснить имена Порнопродуцентов то вы будете очень удевлены очень много Евреев, начните с Америки.Вы же знаете как Авраам с Сарой Пришли в Америку то биш в Эгиптен, Сару сразу потащили к Фараону, то-же самое происходит и сегодня по всему миру или кто изнасиловал дочь Якова Дину Сын Князя-Олигарх и небудь Симеона и Леви они остались- бы безнаказаны. Сегодня обстоятельства не изменились только подход, сегодня до 40% девочек теряют свою целомудреность в родительском доме и вина этому тоже порнография и спрашивается какие плоды принесут эти будуюшие Мамы, ненадо тогда нам обществу и родителям почему так много педерастов, лезбиянок и педофилов, такжеЛюдей с молоду с детсва склонных к разврату, ибо написано древними, Ты не должен смотреть как проститутка исполняет свою работу: ты-же хочеш, чтооб ты и твои потомки были здоровы, и тольковыполняя сексуальные предписания, мы будем долго исчастливо жить до 500 и 1000лет, и когда это исполнится мы войдём в ту страну где мёд молоко течёт и на берегах реки той валяются алмазы и куски золота выше роста человеческого. Спасибо за статью, мне было очень приятно что есть ещё один Человек который понял правильно
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 12:13:03 EDT
Косноязычему; забыл тебе сказать, косноязычим надо особенно беречся от варки козлёнка в молоке матери его а то может быть и хуже чем косноязычие.Но если как ты говориш они ещё и Пессах вино пбть да по четыре стакана, то точно у них мозгов нет уж всё пропито, ну а спрашиваеш откуда деньги, да серут они деньгами, Евреи же, столько насрали что кризис пошол
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 11:40:03 EDT
Косноязыкому: вот когда и ты поймёшь почему Евреи в пурим пють, да ущё поймёш почему паску справляють правда без вина, и только тогда! ты поймёш почему корова должна быть красной
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 09:31:14 EDT
Был- бы очень рад, если-бы Евреи поняли почему в праздник Пурим им разрешено пить Вино, Я бы тогда целый литр выпил от счастья, и сказал-бы наконец то поняли
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 08:37:21 EDT
Правильно было-бы сказать: Кажлое поколение Евреев должно было-бы себя вести, так как это зделало поколение, которое Моисей вывел в пустыню, не так как те которых вывел Ешуа бен Нун по суше сполуострова, надо было идти по Морю, как те которые ушли с Моисеем, которые перешли Иордан были такие-же трусы как Пётр, которые не умели ходить по воде,но это уже относится к Вину, крови,к священному, я говорил только Манну, хлеб даю даром и всем.
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 07:52:50 EDT
Господину Вайсбергу;Судя по всему мои обяснения вас не устраивают, других-же никогда не-будет
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 05:30:22 EDT
и как сравнение к ниже сказаному: Династия Цезарей и Царя Ирода
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 05:05:15 EDT
К тому что сейчас будет уже в низу, хорошо подходит ,Не вари козлёнка, в молоке матери своей. Это значит, что наши дети не имеют права Женится ивступать в сексуальные контакты с родствениками до седьмого колена включительно естественно по козловской линии тоже, хотя и молока унего нет, вы-же знаете как Бог любит число семь
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 04:54:13 EDT

Ну это обще человеческие ценности, но здесь это сказано в звязи с тем что слепой, также рождённый с другими физическими и психическими недостатками, в рождении своём не виновен, но родители не соблюдая сексуальных предписаний такое происходит очень часто, какие были нарушения можно всегда определить по человеку

Мессиа
Германия - at 2009-06-23 04:40:31 EDT
1) вы написали, уважай седину, также написано,уважай Отца Мать. Кто родителей своих проклянёт их кровь на тебе, как вы себе такое проклятие представляете, Христос сказал:не мир я вам принёс, но Меч, где пятеро там война трое против двух, двое это родители, трое дети, возможны варианты сноха зять, после откровения, не всегда будет возможно в семьях сохранить мир
Мессиа
Германия - at 2009-06-23 04:21:12 EDT

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ГОСПОДИНУ ВАЙСБЕРГУ.Я предлагаю, вы печатаете одну заповедь, а я её растолковываю по мере возможности, тоесть только профаническое, священное, что Иоан называет спрятанным за семью печатями открывать не Буду.

Мессиа
Германия - at 2009-06-18 05:56:50 EDT
Пару вопросов к читающим ветхий завет. 1)Какие события предшествовали приходу Христа, ведь не будь тех событий не было бы и христа. 2)Почему Мать будующего Христа ещё маленькой девочкой забрали в Храм. 3) А также мать Будды. Вы наверно подумаете правильно,!Да существует технология по созданию Христов Будд и Пророков и была всегда.
Мессиа
Германия - at 2009-06-18 05:36:40 EDT
Внимательно прочёлВаши споры.Не на один йод не изменил Христос законы и пророков. Он тоже самое обяснил, но по другому, естествено в иносказательном виде, Христос отменил закон, обрезания, жертво приношения, также как когдато Авраам отменил Человеческие жертвоприношения. Обрезание нужно делать только по необходимости, не зависимо от религий. Если бы небыло закона, Адам не мог бы его нарушить, нарушитель поганный,Как мы знаем ранше земля была квадратной и омывалась водами мирового океана, для меня она и сейчас квадратная, но после того какнекоторые нашли что она круглая,Мудрецам пришлось переписыватьСвященные писания, чтоб сохранитьучение и так было не раз. Знания данные Христом, были быстро потерены, пришёлМохамед и повторил всё от начала до конца и опять иносказательно, Но почему? иносказательно, да потому что Человечество находится в ЖЫВОТНОМ состоянии. Мохамед сказал, ты можеш взять четыре жены, но смотри чтоб небыло как у Якова, да интересный вопрос чтоже было у Якова. И последнее, Моисей вывел Израель из Египта, во времена того Фараона у которого появилась вторая змея на короне
Мессиа
Германия - at 2009-06-14 07:01:38 EDT
Вайсбергу: я же слова , Иудей, Еврей, Израель употребляю только в религеозном смысле и тогда это нечто другое. Вы обратили внимание в Торе на слова Кедр 70Кедров Ливанских, что это? почему и кого Давыд побеждал, почему унего 150 псалмов не 80 не 112 а ровно 150, почему слово Iисус число 666 почему Соломон получал дань 666 талантов золота к стати Солнце тоже 666. И ещё раз к стати когда Христос нёс крест и падал, кому он его передал, кто его должен теперь дальше нести, я не Иуидей, Не Еврей, Не христианин, Я под проценты не беру. Вот такие люди которые меня сейчас поняли, мне друг и Брат. Не желающих понять прошу не беспокоится.
Матроскин
- at 2009-06-14 06:38:15 EDT
Слушай. опущенный месия, мне тебя, глиста поганая, и видеть не надо, чтобы понять кто ты есть на самом деле. Ползи домой в свою родимую задницу.
Мессиа
Германия - at 2009-06-14 06:16:34 EDT
Матроскину или тому дерьму сабачему которое меня оскорбляет: Что задело? тоже думал что ктото за грехи твои на крест взошол. Я сказал, лечить не умею,но глаза у меня есть, и видя человека могу сказать,в грехах каких он и даже родители его виновны. Увидев тебя, тоже буду знать от чего ты бесишся, что тебе покою не даёт. Мохамед сказал Иудеи как Ишак, который книги несёт, истину он сказал, несут но прочесть не умеют, несчастные 10% понять не могут. Имя Евреи вам дано под проценты, но Евреями вы ещё небыли, а если были то очень давноЮ 13469 лет с техпор прошло, если же я, что либо о религии пишу, то я знаю что я делаю, может умных ищу, жаль что они большая редкость. ВАЙСБЕРГУ раз вы находитесь в Германии, прочтите хемическая свадьба или священная, Христиана Розенкройцера там я описан ивесь предстоящий нам путь, может дано вам будет.
Матроскин
- at 2009-06-14 04:49:08 EDT
Мессиа
Германия - Sunday, June 14, 2009 at 04:44:39 (EDT)
***************

Опять этот козел камерный явился народу лекции читать. Сгинь подошва дырявая!

Мессиа
Германия - at 2009-06-14 04:44:39 EDT
Майборду. Много я читаю ерунды всякой, как здесь так и на других страницах, ЧИТАЮ И МОЛЧУ,теперь же не хочу, 2000 тысячи лет назад был якобы крещён Iисус Хрестос, и милиарды тех которые себяЧеловеком называют, но не есть таковые, а просто уроды,говорят он умер на кресте, за грехи наши, чтоб мы могли дальше жить.Теперь вопрос, что есть грех?, назову один, грех сексуальный! и вы думаяте что он из за этого был распят, чтоб вы дальше могли себя оприходовать в задницу и рот. Вы уверенны что для этого ктото взойдёт на Крест, вы умом слабые, понять не можете что крещение есть символ! когда Иудеи кричали распни его распни его кровь на нас и наших детях тоже символ, вино,кровь символ знаний тайных, педерасты Римляне, умыли руки и нет на них крови и вина и нет у них знаний тайных. Христос не отменял законы и пророков и ктото должен был донести, те 10% процентов знаний сокрытых под словом манна хлеб. Пока умом не окрепнете вам и10% не дадут хребтом вы слабы
Messia
Deutschland - at 2009-06-12 07:30:05 EDT
Нашёл очень интересную страницу, советую всем, прослушать, о приходе Мошиаха. Элийоу Киржнер. http://www.jewradio/chat. Особенно полезно, это тому товарищу, который требовал чтоб я его вылечил.а я к счастью ставлю только ДИАГНОЗ
Мессиа
Германия - at 2009-06-06 08:31:32 EDT
А хоть незнаю, почему, но я, Еврей, саббат держу!
Ион Деген
- at 2009-05-28 09:37:59 EDT
Дорогой Арье!
Вам, личности, проявившей гражданское мужество, воздастся за просвещение пусть даже одного человека, тем более, еврея, не имеющего представления об истории своего народа, хотя и нашпигованного основами марсизьма-ленинизьма. Спасибо большое!