©"Заметки по еврейской истории"
Май 2009 года

Григорий Крошин


Памяти Наума Олева

Не жалел огня души своей…

…10 апреля в моем мобильнике высветилось SМS: «Сегодня ночью умер Нолик»… Прислал сообщение московский школьный друг.

Еще не оценив содержания текста, я вздрогнул от этого «Нолик»… Так все (и в школе, и в его семье) звали будущего Наума Олева (который тогда был еще Розенфельдом) – нашего одноклассника, приятеля, впоследствии, – известного поэта-песенника.

Сказать, что меня поразила новость из Москвы, – значит, ничего не сказать. Я был так растерян, что сначала даже не понял, что произошло. Машинально полез в Интернет: «На 71 году умер автор песен к фильму «Мэри Поппинс, до свидания»… Для меня это было тем более дико, что я ведь, кажется, только что, какие-нибудь полгода назад общался с ним в Москве, в «Новом Манеже», где он представлял картины своей галереи на художественной ярмарке.

Наум Олев во время нашей последней встречи, октябрь 2008-го

Мы с ним очень тепло беседовали, вспоминали школу, разные наши проделки, сегодняшние дела. Он был, как всегда, остроумен, несколько язвителен и, хотя и выглядел усталым, но при этом ничто не выдавало в нём болезни (а сейчас я знаю, что он уже в это время страдал недугом). И теперь понятно, почему Наум, хотя и принял после этого, в декабре, участие в знаковой для галеристов ежегодной ярмарке «Арт-Манеж», сказал тогда куратору ярмарки Ирине Мелешкевич, что возьмет перерыв и будет отдыхать…

Мы нечасто виделись: давно жили в разные странах, трудились в разных сферах, у каждого своя суета. На какое-то время я потерял его из виду, стал редко слышать его новые песни…

– А ты их и не мог слышать, их просто нет. Я уже лет 20 как перестал быть поэтом-песенником, у меня галерея, вот продаю картины.

Что, надоели песни?

– Может, я им надоел… Когда-то я писал стихи легко и весело, в удовольствие. А начинал-то я, как и ты, с юмора. Я ж еще со школы им баловался.

Да уж. Как сейчас помню голос физички: «Калмыков, не прикидывайся дурачком!», а ты ей с парты: «А он… не прикидывается». И – гогот в классе…

– Ну, вот… таскал я свой юмор по редакциям, а один редактор мне сказал: «Бросай это дело, столько юмористов развелось, не протолкнуться». Я его послушал, стал журналистикой заниматься, писал стишки в стол…

Помню, еще ты в школе стилягой слыл: брючки-дудочки, галстучек с обезьяной, кок на голове, рок-н-ролл плясал…

– С этим рок-н-роллом я ж и в фильм попал – «Дело пёстрых»: режиссер никак не мог найти ребят, которые могут это сплясать. Ну, нас с другими стилягами с «Бродвея» и взяли в массовку… Хотя моему отцу это все мое стиляжничество надоело, он сказал: работать надо.

А отец у Нолика был человеком, в котором многие важные люди тогда нуждались: директором Авторемонтного завода. Однажды его клиентом стал режиссер радио Александр Столбов. Отец ему говорит: «Мой сын стишата пишет. Не посмотрите?» Тот ему: «Стихи не по моей части. Вот если бы он тексты для песен писал»… Отец спрашивает Наума: «Песни можешь?» Наум отобрал несколько стишков и передал их Столбову. А тот показал композитору Фельцману.

Ну, Оскар Борисович выбрал один мой текст, да и то сомневался: рифмы были необычные: «горизонты – робинзоны – чемоданы». Он позвонил Льву Ошанину. А тот говорит: «Очень даже свежо»... И стали эти «Робинзоны» шлягером. Сразу. Через неделю я проснулся знаменитым! Стал модным поэтом. Каждую неделю – моя новая песня на радио, а то и две!

 Потом на стихи Олева писали песни, кроме Фельцмана, и другие известные композиторы: Аедоницкий, Лядова, Паулс, Саульский и др. Их пели Анофриев, Ведищева, Магомаев, Гуляев, Гурченко, Лещенко, Мулерман, Пьеха, Кобзон, Хиль, «Голубые гитары», «Песняры», «Поющие гитары», рок-группа «Автограф». Это были шлягеры, вся страна пела «Нагадал мне попугай…» с Аидой Ведищевой, «Манжерок» с Эдитой Пьехой, «За полчаса до весны» с «Песнярами», «Огонь Прометея» с Муслимом Магомаевым… А одна из песен Олева очень популярна и ныне: «Татьянин день», написанный Наумом с композитором Юрием Саульским…

Много песен Олева звучит в кино: это и «Мэри Поппинс, до свидания» (с Максимом Дунаевским), и «Миссия в Кабуле», «Трест, который лопнул», «Остров сокровищ» и др. В 1996 году Наум Олев сыграл в фильме «Бродвей моей юности».

Узнав о кончине Наума, Оскар Фельцман сказал: «Олев – очень дорогой для меня человек, он сыграл важнейшую роль в моей жизни. Он был прекрасным человеком, замечательным, совершенно не похожим на других поэтом. Он ушел слишком рано, был полон творческих сил, и в последние годы Наум Миронович много писал».

Известно, что Наум Олев, пожалуй, больше всего писал именно для Фельцмана. Но мне показалось странным, что в книге композитора-мэтра ничего нет об Олеве… Я спросил Наума, не обидно ли ему это:

– Ничуть! Как я могу обижаться на классика? И потом, он так много сделал для меня: просто вывел на эту дорогу!

Продолжаете общаться?

– А как же! Мы дружим. Он – огромный талант! До сих пор сочиняет прекрасные мелодии, несмотря на свои 88! А я ему на них пишу стихи. Получаются отличные песни. Правда, их у него никто не берет: говорят, «неформат»…

Зачем же ты пишешь, если не берут?

– Ну, просто… я не могу иначе. Я же его люблю.

В 1988-м Наум Олев создал галерею "ZERO", где выставлял ведущих художников. Среди них Владимир Галацкий, Слава Фокк, Александр Горенштейн, Владимир Любаров, Михаил Ермолов.

И художники его ценили.

Александр Горенштейн вспоминает: «Со многими галеристами надо держать ухо востро, потому что они, к сожалению, норовят нажить побольше и обмануть художника. Наум Олев – прямо противоположный случай. Все удивлялись, как он умудрялся этим заниматься. Еще не успев продать картину, он уже отдавал деньги художнику, если появлялись какие-то намеки на то, что ее кто-то купит».

Но Наум не оставил и стихи: с 2004 года на сцене столичного Театра оперетты на аншлагах шел мюзикл «Ромео и Джульетта», либретто к которому написал Олев в соавторстве с Сусанной Цюрик.

И, по трагической случайности, последняя работа Наума Олева с Дунаевским – новая редакция «Мэри Поппинс» – была представлена в московском «Театре Луны»… в день его кончины – 10 апреля.

Что остается?.. Остаются после человека его дела. После ухода Наума Олева остаются его песни:

Дари огонь, как Прометей,

Дари огонь, как Прометей,

И для людей ты не жалей

Огня души своей.

…Нолик, Наум, Наум Миронович Олев так и жил, по Прометею, не жалел своего огня.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1484




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer8/Kroshin1.php - to PDF file

Комментарии:

Штокман
Находка, Россия П - at 2017-11-07 02:39:55 EDT
Памяти Наума. Ты где июль? Щемящие душу слова.
wiilic
хабаровск, россия - at 2013-04-19 02:37:09 EDT
странно указано вверху воздержаться от высказываний могущих оскорбить других людей. Н.Олева видел один раз по телевизору в перестроечное время ,где известные люди по моему Збруев рассказывал о временах своей молодости как пили и т.д. Там и как раз был Олев , не похожий на интеллигента , а больше на выпивоху рассказывал как он мог снимать проституток за 1 бутылку красного вина в те годы. Только потом узнав по фамилиям авторов песен что это был он. Впечатления от него были не приятных. И сейчас внимательно смотрю на фамилии авторов песен, если они не подходят мне не пою их песни, не читаю их стихов.
Paul Zeppelin
Nashville, TN, USA - at 2013-02-28 19:44:02 EDT
I am so deeply sorry, Nolik and I were very good, close friends before I left Russia in 1972.
A great man, he will live in my heart forever.
Paul Zeppelin

абрамсон
- at 2009-11-30 16:58:18 EDT
мы с Сашкой осиротели, Наум Мироныч был нам духовным папой