©"Заметки по еврейской истории"
Апрель 2009 года

Элиэзер М. Рабинович


Сотрудничали ли сионисты с нацистами?

Предисловие

Когда я послал главному редактору г-ну Берковичу эту статью, напечатанную в Нью-Йорке в “Russian Forward”, 28 января – 3 февраля 2005 г., и предложил поместить её в «Заметках», г-н Беркович обратил моё внимание на только что опубликованную его статью на ту же тему ("Смятение умов: свастика и звезда Давида", № 8(99), август 2008 г.), но относящуюся к раннему периоду гитлеровского режима. Понятно, что не имеет смысла публиковать мою статью, если она не будет учитывать и перекликаться со статьёй г-на Берковича.

Г-н Беркович даёт четкую и печальную картину смятения еврейских умов в этот ранний период. Преследование и изгнание евреев – органическая часть еврейской истории, местная резня и погромы – тоже, но никогда ещё не случалось поголовного запланированного государством бескомпромиссного уничтожения, которое предстояло европейскому еврейству. От рук цивилизованной Германии? – не может быть! Русские и украинские евреи (моя мама, в частности) помнили, как немцы защищали евреев от местных погромов в Первую мировую войну. Да и сами нацисты в то время ещё не решили, что им делать с евреями. Они точно знали, что они не хотели евреев в Германии, но они предпочли бы высылку в Палестину или Мадагаскар, если бы это оказалось политически возможным. Поэтому можно понять, что в 1933-35 гг., еврейские организации в массе пытались приспособиться и сотрудничать с новым режимом, как евреи многократно делали в прошлом. Предсказывающих Кассандр никто не любит, и г-н Беркович рассказывает о некоем Георге Кареском, который не пользовался авторитетом, его никто не слушал, но он оказался правее всех в том отношении, что евреям надо было убираться из Германии любой ценой.

Следовательно, первую часть моей статьи нужно рассматривать, как дополнение к более обширной статье г-на Берковича, хотя я, возможно, рассматриваю события слегка под иным углом – я, пожалуй, больше склонен признать правоту сионистов, зная, что произошло потом. Вторая часть касается войны и судьбы венгерского еврейства – эта часть не была затронута г-ном Берковичем.

В Советском Союзе я много слышал о сотрудничестве сионистов с гитлеровским режимом в преследовании и уничтожении евреев. Как и всё, что относилось к официальной пропаганде, эта идея отметалась на корню, как абсолютная ложь и ещё одно выражение советского антисемитизма. Каково же было моё удивление, когда, оказавшись на Западе, я натолкнулся на аналогичные заявления западных левых интеллектуалов, зачастую антисионистских евреев. Чтение их трудов не оставило у меня сомнения, что и эти люди – лгут.

Однако их ложь – утончённая. Очень редко они прямо искажают факты. Как правило, вы можете положиться на их информацию, ссылки на литературу и документы. Ложь выражается в тенденциозном подборе фактов и игнорировании тех из них, которые не отвечают их концепции, в тенденциозной внеисторической интерпретации. Если книга такого автора попадётся новичку, он будет введён в заблуждение. Однако для человека с глубоким предварительным знанием проблемы такой труд может быть полезен, потому что в нём таки содержатся интересные факты.

Передо мной лежит книга Ленни Бреннера «Сионизм в век диктаторов», написанная в 1983 г. Кто такой Ленни Бреннер? Он родился в Америке в 1937 г. в ортодоксальной еврейской семье, но уже в 12 лет стал атеистом и в 15 – марксистом. После этого он всю жизнь стоял на стороне того «правого дела», которое человек, проживший полжизни при советской власти, не всегда склонен считать правым. Он участвовал во всевозможных демонстрациях и во время борьбы за гражданские права был четырежды арестован. Бреннер написал 4 книги и более 100 статей. Один из его «коньков» – ненависть к сионизму и нелюбовь к Израилю. Под «веком диктаторов» Бреннер подразумевает времена Гитлера и Муссолини; Сталин как-то ускользнул из его марксистского поля зрения.

Основной тезис Бреннера – сотрудничество сионистов с Гитлером. Было ли это? Ответ: вне всякого сомнения, и факты, приводимые Бреннером или найденные в других источниках, это твёрдо подтверждают. Другое дело – почему? Были ли это предательством еврейских интересов, идеологической недальновидностью, желанием создать еврейское государство даже ценой еврейской крови, как нам внушает Бреннер и внушала советская пропаганда, или это была отчаянная борьба за спасение еврейских жизней в безумно тяжёлых условиях, борьба, в результате которой не удалось спасти миллионы или сотни тысяч, но десятки тысяч смогли избежать газовых камер и крематория?

Прежде всего, нелепо судить действия того времени с позиций нашего теперешнего знания. К началу XX века законодательная эмансипация евреев была завершена в центральной и западной Европе, и евреи активно участвовали во всех областях жизни – примерно так, как это происходит в сегодняшней Америке, но с гораздо меньшим приятием этой эмансипации населением и элитой. Однако жестокие погромы конца XIX века в России убедили Теодора Герцля, что для евреев не может быть радикального и полного равенства без своей страны. Отсюда – основанный им политический сионизм.

Приход нацистов к власти в Германии и резкий отворот от либерализма и еврейских свобод казались полным подтверждением идей Герцля. Однако в первые годы и особенно в 1933 г. никому и в голову не могло прийти, как далеко зайдут нацисты в осуществлении «окончательного решения» еврейского вопроса. Резкая дискуссия возникла между евреями-сионистами и не-сионистами о правильных действиях. Раввин Иоахим Принц так описывал настроения немецких сионистов в начале 1933 г. (эта и несколько последующих цитат взяты из книги Бреннера; все цитаты в статье переведены мной – Э.Р.):

«Все в Германии знали, что только сионисты могли ответственно представлять евреев в отношениях с нацистским правительством. Мы все были уверены, что однажды правительство сядет с сионистами за круглый стол, за которым, после того, как все беспорядки и насилие революции улягутся, новый статус германского еврейства будет рассмотрен. Правительство объявило, весьма торжественно, что нет ни одной страны в мире, которая столь серьёзно хотела бы разрешить еврейский вопрос, как Германия. Решение еврейского вопроса? Но это же наша сионистская мечта! Мы никогда не отрицали существования еврейского вопроса! Де-ассимиляция? Мы к этому призывали!.. В письме, написанном с гордостью и достоинством, мы предлагали конференцию».

Эта иллюзия, однако, продолжалась недолго. Вскоре еврейские организации за границей начали организовывать бойкот германских товаров. Бойкот весьма беспокоил гитлеровское правительство, и в марте 1933 г. Геринг вызвал к себе лидеров еврейских организаций. Он хотел, чтобы их представители отправились в Европу для пропаганды против бойкота. Только сионисты согласились, ибо взамен немцы предложили им так называемый “Transfer Agreement” – я переведу это как «Соглашение о перемещении», заключённое в 1933 г. и действовавшее до войны.

Это соглашение можно охарактеризовать как «антибойкот», и это правда, что сионисты бойкот сорвали. Суть соглашения была такова. Немецкие евреи могли вложить деньги в банк в Германии. На эти деньги сионистская организация Палестины покупала немецкие товары и продавала их за пределами Германии, главным образом, но не исключительно в Палестине. После снятия операционных расходов выручка отдавалась эмигрантам по их прибытии в страну. Англичане установили квоту на въезд евреев, но так называемые «капиталисты» – люди, у которых было 1000 фунтов стерлингов ($5 000 по курсу того времени) могли въехать сверх квоты. Понятно, что соглашение обеспечивало въезд практически всем желающим немецким евреям. Бреннер пишет, что 16 529 «капиталистов» ввезли в Палестину более 40 миллионов долларов; Эдвин Блэк, автор книги об этом соглашении, говорит о 60 тысячах эмигрантов. Жизни были спасены, Палестина экономически процветала, и это было во время великой депрессии в Европе и Америке; эти деньги в значительной степени заложили экономическую основу будущего Израиля.

У Бреннера нет других слов, кроме презрения, по поводу этого соглашения. В то время никто не мог предвидеть, что немцы не остановятся перед убийством евреев. Бреннер полагает, что бойкот мог бы привести к падению гитлеровского режима. Если так, то сионисты совершили грубейшую ошибку. Но это крайне маловероятно. Экономические санкции очень редко приводят к такому результату. Санкции применялись против ленинской России, которая прошла через разруху и голод, но режим сохранился. Санкции не сломили ни Муссолини после его нападения на Эфиопию, ни Саддама Хуссейна, который был свергнут только военным вторжением. Три примера успешных санкций за последние 30 лет: против Родезии, Южной Африки и Ливии (где режим не сменился, но Каддафи изменил политику) потребовали десятилетий, прежде чем они стали эффективны. А если падение гитлеризма не могло быть обеспечено бойкотом, я не могу понять, как ответственный человек, уже знающий, что произошло с евреями после Соглашения о перемещении, может сказать что-нибудь, кроме абсолютного одобрения. Сионисты продемонстрировали предвидение и мудрость в этом отношении.

Всё-таки в поведении тогдашних сионистов был один чёрный момент. Когда началась война между Англией и Германией, главные сионистские лидеры, включая Бен-Гуриона и Жаботинского, заявили о приостановлении антибританской борьбы. Однако Авраам (Яир) Штерн со своей группой откололся от партии Жаботинского и продолжал поддерживать Гитлера вплоть до того момента, как Штерн был убит в перестрелке с английскими войсками в 1942 г. Это была очень маленькая группа фанатиков, но сегодня в Израиле есть улицы имени Яира Штерна, и каждый раз, когда я надписываю конверт для моих родственников в Рамле, живущих на такой улице, я испытываю неловкость – я полагаю, что улиц имени Штерна быть не должно.

Другой эпизод, вызывающий возмущение Бреннера, описан в главе «Венгрия: Преступление внутри преступления», которая рассказывает о трагедии венгерского еврейства в 1944 г. и о роли главы венгерских сионистов д-ра Кастнера в этой трагедии. Прежде чем обсуждать этот вопрос, мы должны рассмотреть особенности венгерской ситуации.

Согласно переписи 1941 г. в Венгрии проживало 825 тысяч евреев, из них около 325 тысяч – в Будапеште. Венгрия была союзницей Германии и до 1944 г. приняла антиеврейские законы, однако регент адмирал Хорти категорически не допускал депортации евреев – граждан Венгрии, хотя летом 1941 г. около 20 тысяч евреев без гражданства были депортированы на Украину, где они все, по-видимому, погибли. Боясь сговора Хорти с врагом, 12 марта 1944 г. немцы оккупировали Венгрию; Хорти не был смещён. Через неделю в Будапеште появился Эйхман.

 

Март 1944 г. – это уже не 1942-43  гг. Практически всем немецким лидерам и военной иерархии было уже ясно, что Германия проигрывает войну, и им нужно было заботиться о своей послевоенной жизни. Поэтому когда Эйхман вызвал лидеров еврейской общины – д-ра Рудольфа (Резо) Кастнера и Йоэля Бранда среди них – и сказал, что с евреями ничего плохого не случится, если они будут кооперировать, те были склонны поверить. Евреев провинции заставили собраться в гетто в городах, но это не коснулось будапештских евреев. Несмотря на заверения Эйхмана и протесты еврейских лидеров, в мае началась быстрая депортация провинциальных евреев прямо в Освенцим со скоростью 12 тысяч человек в день. Около 450 тысяч были вывезены до прекращения депортации в июле. Всё это время Кастнер и Бранд пытались предлагать деньги нацистскому правительству за приостановку депортации и за разрешение группе евреев выехать в Палестину или Швейцарию. В 1955 г., до своего ареста, Эйхман дал интервью голландскому журналисту, в котором он так характеризовал свои отношения с Кастнером:

«Этот д-р Кастнер был молодым человеком примерно моего возраста, холодный как лёд юрист и фанатичный сионист. Он согласился помочь удерживать евреев от сопротивления депортации и даже поддерживать порядок в лагерях, где они были собраны, если я закрою глаза и позволю нескольким сотням или даже тысячам молодых евреев нелегально эмигрировать в Палестину. Это была хорошая сделка. Для поддержания порядка в лагерях освобождение 15, даже 20 тысяч евреев – в конечном счёте их могло быть и больше – не казалось мне слишком высокой ценой. После нескольких первых встреч Кастнер никогда не выказывал страха передо мною – сильным человеком из Гестапо. Мы вели переговоры абсолютно на равных... Мы были политические оппоненты, пытавшиеся прийти к соглашению, и мы абсолютно доверяли друг другу. Сидя у меня, Кастнер курил сигареты... одну за другой. С его прекрасным лоском и сдержанностью он сам мог бы быть идеальным гестаповским офицером».

Так говорил ещё свободный Эйхман. А вот он сидит в израильской тюрьме, и следователь Авнер Лес читает ему отрывок из записей Кастнера, где тот описывает разговор, в котором он требовал от Эйхмана привезти евреев из провинции в Будапешт, чтобы они могли избежать депортации:

«Эйхман: "Кастнер, ваши нервы не в порядке. Пошлю-ка я вас в Терезиенштадт на поправку. Или вы предпочитаете Освенцим? Я должен вычистить это еврейское дерьмо из провинции. Никакие доводы или слёзы не помогут"». Лес просит Эйхмана прокомментировать. Тот: «Предложил ли я отправить его в Терезиенштадт или нет? Не знаю». Вот каковы были «переговоры абсолютно на равных». Кастнер каждый день рисковал головой.

Но о чём же были переговоры? Что могли предложить евреи? В какой-то момент Гиммлер предложил обмен миллиона евреев на 10 тысяч грузовиков, полученных от союзников, с обещанием использовать их только против Советского Союза. Йоэл Бранд был послан в Стамбул для переговоров, он был заманён в Сирию и там арестован англичанами, и предложение было зарублено на корню. Кажется, союзники спросили Сталина – понятно, что он был категорически против. Кастнер понимал, что из переговоров ничего не выйдет, но, зная военную ситуацию, считал, что любая задержка работает на евреев. Он говорил Эйхману, что если тот депортирует всех евреев, у него не будет «товара» для обмена.

Тут мы должны представить новую фигуру – полковника СС Курта Бехера. Гиммлер знал, что война проиграна, и хотел с помощью евреев установить контакт с врагом: он носился с абсурдной фантазией, что союзники согласятся поставить его во главе побеждённой Германии. Бехер сначала был послан в Будапешт с целью обеспечения лошадей для армии. После этого ему были поручена экономическая экспроприация, и он организовал передачу Германии сталелитейных заводов Манфреда-Вайса в обмен на вывоз всей семьи еврейских владельцев в Португалию. Когда Гиммлер решил, что для контакта с еврейскими организациями ему нужен человек, незапятнанный еврейской кровью, выбор пал на Бехера. Начиная с июля, почти все встречи Кастнера с Эйхманом проходили в присутствии Бехера.

В конце июня Хорти узнал, что евреев вывозят не на работу, как ему сказали вначале, а на смерть, и приказал прекратить депортацию. По предложению Бехера Гиммлер 25 августа формально остановил депортацию, а 28 сентября, было, распустил группу Эйхмана. Стало возможным организовать выкуп евреев – Гиммлер и Бехер установили цену в 1000 долларов за душу, и Кастнер стал организовывать поезд в Швейцарию. Эйхман делал всё, чтобы задержать поезд или направить его в лагерь, но в конце июня поезд с 1684 евреями, в основном, освобождёнными из лагеря в Берген-Бельзене, достиг Швейцарии. В поезде ехала семья и друзья Кастнера, но также и представители всех политических и религиозных кругов, включая ребе Сатмарских хасидов Йоэля Тейтельбаума – ярого врага сионизма. Утверждение Эйхмана в том же интервью, что «д-р Кастнер был заинтересован только в том, чтобы дать возможность избранной группе венгерских евреев эмигрировать в Израиль», было клеветой.

В 1953 г. израильский журналист Малкиел Грюнвальд напечатал статью, где обвинял Кастнера в предательстве венгерских евреев, которые, знай они свою судьбу, могли бы поднять восстание по образцу Варшавского гетто; в получении монетарной выгоды от транспорта в Швейцарию и в защите после войны немецких преступников, прежде всего, Бехера. Поскольку Кастнер был в то время чиновником в одном из израильских министерств, правительство Бен-Гуриона подало в суд, обвиняя Грюнвальда в клевете. Низший суд стал на сторону Грюнвальда во всём, кроме одного: он не нашёл, что Кастнер преследовал материальную выгоду. Правительство опротестовало решение, и к 1960 г. Верховный суд Израиля полностью реабилитировал Кастнера во всех пунктах, кроме одного: помощи Бехеру в избежании правосудия. Но это решение пришло слишком поздно для Кастнера: в 1957 г. он был убит.

Каков счёт в пользу Кастнера? Поезд с 1684-мя евреями – это было не всё. Он сумел добиться, что около 20 тысяч евреев были посланы в сравнительно безопасный трудовой лагерь в Австрии – большинство из них выжило. Любая задержка, пока шли переговоры, была на пользу. В это время Рауль Валленберг и швейцарский консул Лутц раздавали евреям документы на свободный въезд в Швецию и Швейцарию – люди с такими документами были помещены в отдельное гетто и, как правило, дождались освобождения. Многие из провинций перебежали в соседнюю Румынию, которая к тому времени перестала выдавать евреев.

Что может быть сказано против? Что он не предупредил провинциальных евреев? Но Кастнер был там совершенно неизвестен. Даже в городке Клуж, откуда он был родом, он не сумел убедить местных жителей бежать в Румынию, всего в 10 км от села. Восстание аморфной массы людей никак не могло быть организованно за короткое время. То, что Кастнер поместил свою семью на поезд «жизни», можно понять, как предъявление другим пассажирам доказательства, что он верил, что поезд пойдет в Швейцарию – он легко мог быть повёрнут в Освенцим. Остаётся одно обвинение: помощь Курту Бехеру.

 

После войны Кастнер считал, что он обязан помочь тем нацистам, которые помогали евреям. Бехер был арестован и два года провёл в тюрьме в Нюрнберге. Его не судили только потому, что Кастнер дал решительные показания в его пользу. Это никогда не было Кастнеру прощено.

Освобождённый Бехер стал успешным бизнесменом в Бремене. Во время суда над Эйхманом в 1961 г. израильская прокуратура хотела вызвать Бехера в качестве свидетеля, но он боялся появиться в Израиле и дал показания в суде в Бремене. Бехер не был героем или «праведником из народов мира», он был интегральной частью гитлеровского режима и представителем Гиммлера, и он не рисковал жизнью. Мы не знаем, как бы он себя повёл, если бы ему была поручена еврейская проблема годом раньше – возможно, он стал бы убийцей. Но ему повезло: он получил задание в иное время и сделал всё, чтобы активно помочь евреям. Поезд Кастнера был бы невозможен без Бехера – Эйхман хотел послать его в Берген-Бельзен. В последние месяцы войны Бехер и Кастнер, добровольно вернувшийся в Германию из Швейцарии, вместе объезжали лагеря с целью спасения оставшихся там евреев. Я не вижу оснований считать Бехера военным преступником, и мне кажется, что израильский суд ошибся, отказывая ему в презумпции невиновности без должного процесса.

Читатели, которые видели немецкий фильм “Gloomy Sunday” («Мрачное воскресенье»), узнают в Бехере одного из главных персонажей фильма – эсэсовского офицера Ганса Вика, прообразом которого Бехер и был. Ганс вывозил будапештских евреев в Швейцарию за 1000 долларов на голову. Эти деньги, поделённые с другими офицерами, составили основу послевоенного богатства Ганса, ставшего успешным бизнесменом. Мы не знаем, обогатился ли реальный Бехер за счёт евреев. В показаниях 1961 г. он утверждал, что все деньги шли в кассу СС и правительства, а то, что оказалось в его канцелярии, когда лидеры еврейства стали возвращаться из лагерей, было возвращено общине. Правда ли это – проверить невозможно. В 1955 г. Йоэл Бранд приехал к нему с каким-то журналистом и предложил втроём написать книгу о том времени, которая, говорили они, станет бестселлером и принесёт большие деньги. Бехер отказался.

Что было дальше с венгерскими евреями? 15 октября 1944 г. нацисты спровоцировали переворот в Венгрии, и Хорти был арестован. Через 2 дня Эйхман вновь появился в Будапеште, кричал на Кастнера и требовал выдачи евреев для земляных работ в Австрии. Несколько десятков тысяч человек были посланы к австрийской границе пешком – это известный «марш смерти», впоследствии остановленный Гиммлером с подачи Бехера. В начале декабря Гиммлер вызвал Бехера и Эйхмана к себе и приказал последнему: «Если до сих пор вы уничтожали евреев, начиная с сегодняшнего дня, я приказываю вам стать их попечителем». Перед Рождеством Эйхман навсегда покинул Венгрию.

По разным оценкам погибло около полумиллиона из 825 тысяч венгерских евреев. Мы знаем, кто виноват в их гибели, сейчас давайте рассмотрим, кому принадлежит заслуга в спасении остальных. Я думаю, что, прежде всего, Хорти, затем, конечно, Кастнеру и другим сионистам, Лутцу, Валленбергу, швейцарскому правительству и Бехеру. Суждение, что сионисты были заодно с нацистами, – жуткое и оскорбительное для памяти погибших искажение истины.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1846




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer6/ERabinovich1.php - to PDF file

Комментарии:

dtltamatematik
Россия - at 2009-08-16 06:05:42 EDT
Почему Эйхмана судили закрытым судом?
Элла
- at 2009-04-07 07:37:07 EDT
Все про Кастнера правильно, но доказать это можно было и короче - одним-единственным фактом, который Онтарио привел:

Кастнер спас, сколько мог. Мог бы и больше, если бы было, куда девать спасенных. В том, что девать было некуда, виноваты прежде всего англичане. Так, стало быть, кто пособник Эйхмана? Кастнер, что сидел с ним за одним столом или лорд этот самый, который с ним НЕ сидел?

Ontario14
- at 2009-04-05 19:01:49 EDT
Всё-таки в поведении тогдашних сионистов был один чёрный момент. Когда началась война между Англией и Германией, главные сионистские лидеры, включая Бен-Гуриона и Жаботинского, заявили о приостановлении антибританской борьбы. Однако Авраам (Яир) Штерн со своей группой откололся от партии Жаботинского и продолжал поддерживать Гитлера вплоть до того момента, как Штерн был убит в перестрелке с английскими войсками в 1942 г. Это была очень маленькая группа фанатиков, но сегодня в Израиле есть улицы имени Яира Штерна, и каждый раз, когда я надписываю конверт для моих родственников в Рамле, живущих на такой улице, я испытываю неловкость – я полагаю, что улиц имени Штерна быть не должно.
*******

Не совсем понятно, почему Штерн выделен, ведь сам автор ранее писал:
"Основной тезис Бреннера – сотрудничество сионистов с Гитлером. Было ли это? Ответ: вне всякого сомнения, и факты, приводимые Бреннером или найденные в других источниках, это твёрдо подтверждают. Другое дело – почему? Были ли это предательством еврейских интересов, идеологической недальновидностью, желанием создать еврейское государство даже ценой еврейской крови, как нам внушает Бреннер и внушала советская пропаганда, или это была отчаянная борьба за спасение еврейских жизней в безумно тяжёлых условиях, борьба, в результате которой не удалось спасти миллионы или сотни тысяч, но десятки тысяч смогли избежать газовых камер и крематория?"

В конце концов, знаете, и Герцль встречался с Плеве, и Х.Вейцман встречался с Муссолини и даже договорился с ним обменять итальянских евреев на помощь в развитии химической индустрии (т.е. улучшить взрывчатку ?) Италии.
Арлозоров сотрудничал. Йоэль Бренер пытался контактировать...
Так что, во-первых действия Штерна не были оригинальны. Бегин тоже не стал ждать конца войны и объявил в 1944 "Восстание".
Во-вторых, действия Штерна имели шанс. Это видно из материалов по делу Кастнера, например.
Хорошо известен эпизод, когда стало известно о предложении немцев "1000000 евреев за 1000 грузовиков", лорд Мойн сказал: "Что я буду делать с миллионом евреев ?"