©"Заметки по еврейской истории"
Апрель 2009 года

Энтони Флю[1]


Теология и фальсификация

1950

Перевод Бориса Дынина

Приложение. Борис Дынин. Фальсификация веры

 

Позвольте мне начать с притчи, навеянной легендой, которую рассказал Джон Виздом в интересной и поучительной статье «Боги»[2]. Однажды два исследователя вышли на поляну в джунглях. Поляна была усеяна цветами и сорняками. Один из исследователей говорит: «Какой-то Садовник, должно быть, посещает эту поляну». Другой возражает: «Здесь нет никакого Садовника». Тогда они ставят палатку и начинают наблюдать. Время идет, Садовника не видно. «Но, быть может, садовник невидимка». И они окружают поляну колючей проволокой. Они пускают ток через проволоку. Они патрулируют поляну с овчарками. (Ведь они читали «Человек-невидимка» Герберта Уэллса! – Человек может быть обнаружен по запахам, и он остается телесным, даже если не видим.) Но не было вопля, который выдал бы гостя. Ни разу не раздался лай овчарок. И все равно Верующий не соглашается со Скептиком: «Здесь есть Садовник, невидимый, бестелесный, не подверженный электрошокам; Садовник без запаха и не издающий звуков; Садовник, секретно ухаживающий за своим любимым садом». И, в конце концов, Скептик отчаивается: «Но что остается от твоего исходного предположения? Чем отличается твой невидимый, бестелесный, совершенно неуловимый Садовник от воображаемого садовника, да и не только от садовника?»

Эта притча показывает нам, как исходное утверждение о существовании чего-то или указание на аналогию между сериями наблюдений может получить совершенно иной статус, и сведено, можно сказать, к выбору «желательной картины» (picture preference)[3].Скептик говорит: «Здесь нет Садовника». Верующий говорит: «Здесь есть Садовник (невидимый и т.д.)» Иной пример: один человек говорит о сексуальном поведении, другой предпочитает говорить об Афродите (хотя и знает, что в действительности нет таинственного агента, существующего помимо человеческой сексуальности и ответственного за все ее проявления)[4]. Процесс модификаций может быть остановлен в любой момент, когда все еще что-то сохраняется от исходного утверждения и прежде чем оно будет полностью опустошено (тавтология). Герой господина Уэллса, конечно, не мог быть увиден, но во всех отношениях он был человеком подобным нам. И хотя процесс модификаций может и обычно останавливается в какой-то момент, он не всегда останавливается вовремя и на разумной основе. Некто может полностью опустошить свое исходное утверждение, не заметив, что он совершил это. Остроумная и смелая гипотеза может быть похоронена по кусочкам – смерть от тысячи модификаций (the death by a thousand qualifications).

И в этом заключается, как мне представляется, определенная опасность, присущая теологическим высказываниям. Возьмите, например, высказывания: «Бог имеет план», «Бог сотворил мир», «Бог любит нас, как отец любит своих детей». На первый взгляд, они звучат именно как утверждения, как фундаментальные космологические утверждения. Конечно, это еще не является свидетельством того, что они являются или задуманы быть таковыми. Но давайте ограничимся теми случаями, когда те, кто произносит такие высказывания, высказывают их с намерением выразить определенные утверждения. (Замечу в скобках, что те, кто произносит или интерпретирует такие высказывания, как крипто-команды, выражения желаний, замаскированные восклицания, скрытые этические нормы или еще что-либо, но не утверждения, вряд ли сумеют обосновать их ортодоксальность или практическую эффективность).

Заметим следующее: утверждение чего-либо как имеющего место эквивалентно отрицанию того, что это нечто не имеет места[5]. Теперь предположим, что мы сомневаемся в отношении того, что утверждается тем, кто произнес некое высказывание. Или, более радикально, предположим, что мы скептически отнеслись к тому, что его высказывание вообще утверждает что-либо реально. В таком случае, мы можем попытаться понять (или, возможно, разоблачить) это высказывание, потребовав указания на то, что послужило бы опровержением его истинности или оказалось бы несовместимым с нею. Ибо, если высказывание, действительно является утверждением, оно необходимо будет эквивалентно отказу от отрицания этого утверждения[6]. И все, что будет ему противоречить или побудит высказывающегося отказаться от своего утверждения и признать его ошибочность, должно быть частичным (или полным) значением отрицания этого утверждения. И если нет ничего, что предполагаемое утверждение отрицает, то нет ничего, что оно и утверждает, и тогда оно фактически не является утверждением. Когда Скептик из притчи спрашивает Верующего: «Чем отличается твой невидимый, бестелесный, совершенно неуловимый Садовник от воображаемого садовника и не только от садовника?», он высказал предположение, что исходное утверждение Верующего оказалось настолько опустошенным модификациями, что перестало быть вообще утверждением.

Неверующие люди часто полагают, что невозможно вообразить событие или серию событий, которые могли бы побудить искушенных в теологии верующих людей воспринять эти события достаточно разумным основанием для признания того, что: «В конце концов, Бог не существует» или «Значит, Бог в действительности не любит нас». Нам говорят, что Бог любит нас как отец любит своих детей. Нас заверяют в этом. Но затем мы видим ребенка, умирающего от неизлечимого рака горла. Земной отец ребенка сходит с ума от безрезультатных попыток спасти ребенка, но его Небесный отец не проявляет никаких явных признаков заботы о своем чаде. Положение дел уточняется, например: «Божья любовь не есть просто человеческая любовь» или «Божья любовь непостижима», И мы осознаем, что человеческие страдания вполне совместимы с истиной утверждения: «Бог любит нас как отец (но, конечно...). Мы уверяемся снова. Но затем мы можем спросить: «Какова ценность этого заверения в божьей любви (столь модифицированной)? И от чего ограждает нас эта гарантия в действительности? Что должно случиться, чтобы мы не просто (морально и по недоразумению) засомневались, но также (логически и основательно) вынуждены были признать: «Бог не любит нас» или даже: «Бог не существует»? И потому я ставлю перед участниками симпозиума простой центральный вопрос: «Что может случиться или что должно случиться, что станет для вас опровержением божьей любви или самого существования Бога»?

Приложение 1

Борис Дынин

Фальсификация веры

Статья Э. Флю «Теология и фальсификация» вызвала дискуссию, не забытую и по прошествии шестидесяти лет со дня ее публикации. Самая радикальная, по словам Э. Флю, критика его подхода к теме была дана Р.М. Хэаром (P.M. Hare) с позиции интерпретации религиозных высказываний не как утверждений, но как выражений общего отношения к миру или общей позиции в мире, организующих восприятие действительности. Мысль Хэара была развита в концепции «религии без утверждений» (religion without propositions), представленной работами Д.З. Филипса (D.Z. Phillips). Я не буду обсуждать здесь ускользающий от определений «аутентичный» характер религиозных высказываний, но в согласии с замечанием Э. Флю: «Те, кто произносят или интерпретируют такие высказывания, как крипто-команды, выражения желаний, замаскированные восклицания, скрытые этические нормы или что-либо еще, но не утверждения, вряд ли сумеют обосновать их ортодоксальность или практическую эффективность», я принимаю религиозные высказывания о существовании Бога, его любви к человеку и пр. именно как утверждения (по крайней мере, о Боге библейского Завета). Вместе с тем, адекватный ответ на вопрос «Теологии и фальсификации» не должен трансформироваться в вопрос о существовании Бога. Э. Флю не требует представить доказательства онтологической истинности тех или иных утверждений теологии (веры). Вопрос обращен к теологам (верующим), оправдывающим свои утверждения нескончаемой чередой модификаций их веры «Что может случиться или что должно случиться, что станет для вас опровержением божьей любви или самого существования Бога», или, другими словами: «Возможна ли фальсификация веры, как системы утверждений, в глазах верующего?». Для неверующего (потерявшего веру) человека Бог не существует, но следует ли из фальсификации веры в глазах верующего несуществование Бога – вопрос особый. Онтологическая проблема его «бытия» («существования») здесь не затрагивается.

Я оставляю также в стороне вопрос о соотношении веры и теологии, о месте теологии в религии вообще и в жизни определенной религиозной общины в частности. Роль и значение теологии различны в христианстве, иудаизме, исламе, буддизме и т. д. Но для ответа на вопрос Э. Флю достаточно признать, что опустошение теологических утверждений тысячью модификациями, есть также и опустошение веры, которую выражают и фиксируют эти утверждения. Фальсификация веры, если она возможна, есть и фальсификация теологии, ибо в таком случае теология теряет свою базу и предмет. Вместе с тем вера без своего теологического выражения, действительно, сводится к «религии без утверждений», к совокупности мнений. Говоря о фальсификации веры, я говорю о фальсификации теологии и наоборот.

Несомненно, мне остались неизвестными многие дискуссии вокруг «Теологии и фальсификации». Шесть десятилетий – большой срок. Возможно, мой ответ на нее не является оригинальным, но поскольку статья не переводилась на русский язык, я с большой вероятностью могу предположить, что ответ на вызов Э. Флю заинтересует читателя, «какого бы вероисповедания он ни был, каких бы мнений или убеждений ни придерживался». Мой ответ заключается в выборе мыслимого события, которое может эмпирически реализоваться и фальсифицировать веру. Таким событием может, например, оказаться исчезновение евреев в некий момент истории, и если оно наступит, иудаизм будет фальсифицирован. Этот ответ следует легендарному ответу капеллана Фридриха Великого на требование последнего дать краткое и четкое доказательство существования Бога. Капеллан ответил: «Евреи!» И действительно, их судьба противоречит социо-экономическим и этническим закономерностям (тенденциям) истории, выводимым социологами и историками из ее событий. Таково распространенное мнение специалистов (как негативно относящихся к данному факту, подобно Арнольду Тойнби, так и положительно, подобно Полу Джонсону).

Мой ответ должен быть понят в свете вопроса Э. Флю. Мы не можем воспроизвести прошлое или будущее евреев в рамках социо-экономических экспериментов. Мысленные эксперименты здесь также не имеют познавательной ценности. Но удивление перед судьбой евреев на фоне общей истории человечества должно (может) побуждать нас признать возможность провиденциального, трансцендентного, божественного начала в ней. Можно и не удивляться, но вопрос Э. Флю не обращен к равнодушным. Лучше ли (научнее ли) признавать, что, хотя удел евреев представляется «неестественным», мы должны принимать в расчет только естественные (экономические, политические, социобиологические) причины этого удела (или отказаться от удивления и успокоиться ссылкой на «случайность», «удачу», или «неудачу», кому как представится)? И среди евреев было и есть немало тех, кто стремился и стремится с бóльшим или мéньшим успехом уйти от веры и удела Израиля, но он (святой и секулярный) продолжает жить на удивление (радость или раздражение) им самим и другим.

«Удивление есть начало философии», – сказал философ Платон. (Теэтет 155D) Через две с половиной тысяч лет физик Эйнштейн сказал: «Самое прекрасное, что мы можем испытать – это ощущение тайны. Она есть источник всякого подлинного искусства и науки». (Время искать: Сборник / Сост. В. Захарченко – М.: Молодая гвардия, 1985, стр. 188) Цитаты ничего не доказывают, и я привел их как свидетельство тривиальности основания моего ответа. Его нетривиальность обуславливается контекстом вопроса Э. Флю, потребовавшего от верующих указать на возможность фальсификация их утверждений.

Верующий нееврей (например, христианин или мусульманин), вероятно, предложит иной ответ. Но и они смогут указать на мыслимые и эмпирически возможные события истории, способные фальсифицировать их вероисповедания и остановить процесс опустошения ее содержания бесконечными модификациями. Я полагаю, что для христиан такое событие может мыслиться в связи с существованием Церкви, а для мусульман – с Меккой и Каабой. Как бы там ни было, события, способные фальсифицировать (по предположению) в глазах христиан и мусульман их веру, также связаны с судьбой Израиля. В первом случае в силу указания книги Бытия (17:7-8) и слов апостола Павла (Рим. 9:4б 11:1-2) о неотменяемости Завета между Богом и Израилем. Поэтому многие христиане и приветствовали создание государства Израиль, как некую верификацию их веры. Во втором случае, его создание вызвало резко отрицательную реакцию в мусульманских землях, даже столь далеко лежащих от Палестины как Индонезия, ибо Коран (2:61) говорит о евреях: «Из-за их упрямства и неблагодарности Аллаху были ниспосланы им унижение и бедность». Сила и благосостояние Израиля фальсифицирует эту веру. Конечно, верификация или фальсификация веры историческими событиями не абсолютна, но эти процедуры не имеют абсолютного статуса и в естественных науках.

Однако вернемся к иудаизму. Мы можем представить себе последнюю еврейскую общину, последнего еврея (религиозного или нет). История преследований евреев указывает на такую возможность. Я говорю о еврее, идентифицирующим себя через свою принадлежность к истории Израиля, даже если он не может точно определить, что есть «еврей». Последний еврей(и), зная, что с ним(и) исчезает Израиль, должен будет усомниться в существовании Бога и в его любви. С исчезновением евреев мир с точки зрения Торы становится безбожным.

Вера говорит не только о Боге и его заповедях, но и об общине верующих, о путях ее жизни и о её судьбе. Хотя эсхатология обращена в неопределенное будущее, вера говорит и об эмпирически наблюдаемых фактах жизни общины в каждый данный момент времени, иначе община не могла бы продолжать свое существование. С этим обстоятельством и связана возможность фальсификации веры. При этом теологические утверждения о существовании Бога, его любви к людям и т. п., можно сказать, фальсифицируются по ассоциации, но эта тема выходит за пределы моего ответа Э. Флю[7].

Заметьте, что фальсификация в данном случае не равнозначна утверждению несуществования Бога (смерти Бога, о которой преждевременно говорили Ницше и многие пост-Холокост теологи-философы). Это есть только фальсификация определенных теологических утверждений (также как в естествознании фальсифицируется определенная теория, а не существование истины вообще). Но вопрос о фальсификации всегда относиться к специфическим утверждениям, в данном случае, к специфическим утверждениям специфической веры.

Скептик, ставящий под вопрос существование Садовника, не может абсолютно отрицать утверждения Верующего до тех пор, пока они не будут фальсифицированы. Их фальсификацией может послужить, например, уничтожение поляны по каким-либо причинам (исчезновение цветов и распространение сорняков, гибель всех растений, поглощение поляны джунглями). Но пока такая или подобная фальсификация не реализовалась, гипотеза о существовании Садовника имеет основание в удивлении перед эмпирически воспроизводящимися порядком и красотой поляны. Эта гипотеза есть также и вера, поскольку ее модификации ведут к представлению о трансцендентности Садовника. Однако сама гипотеза не может быть убита и тысячами модификаций до ее фальсификации в каком угодно отдаленном будущем. Заметьте, что мой ответ никак и ни в чем не ограничивает свободу и горизонты поисков ответов на вопросы о Садовнике (другими словами, поисков научных ответов на вопросы о природе поляны) и работы по ее преобразованию в цветущий сад. Но удивление перед порядком и красотой поляны (подобно удивлению перед судьбой евреев) остается основанием для признания возможности трансцендентного начала бытия.

Ставлю ли я существование Бога в зависимость от сознания человека, принимающего гипотезу о его существовании? Ставлю ли я, в данном случае, существование Бога в зависимость от существования евреев и их самосознания? Как я уже сказал раньше, я оставляю этот вопрос в стороне. Я отвечаю на вопрос Э. Флю: «Что должно случиться, чтобы верующий признал фальсификацию своей веры, и череда ее теологических модификаций была бы прервана?» Вряд ли все верующие согласятся с моим ответом. Однако он может побудить верующих, скептиков и атеистов быть открытыми к аргументам друг друга.

Открытость ума полезна не только философам и теологам, но и ученым-естественникам (как атеистам, так и верующим), ибо затрудняет догматизацию их мировоззрения. Так в науках о человеке, удивление перед судьбой евреев ведет к сомнению в возможности редуцировать человека к экономике (марксизм), к борьбе за существование (социальный дарвинизм) или к чему-либо еще «естественному», сколь бы такая редукция ни казалась привлекательной с методологической точки. Историки, экономисты, социологи и прочие специалисты должны продолжать изучать общество и человека, включая евреев, в их эмпирическом существовании научными методами. Результаты науки могут иметь специфическую ценность для решения специфических задач. Ученые не должны снимать противоречия экспериментально-теоретического знания ссылками на священные писания и на теологические утверждения, также как и верующие не должны надеяться на научно-теоретические доказательства своих утверждений и, уж конечно, не должны доказывать существование (или несуществование) Бога при помощи забора и собак. Ответы на вопросы экономики не даются нарративом о грехопадении. Ответы на вопросы социальной истории не даются эсхатологией. И наоборот.

Дарвин мог заключить «Происхождение видов» словами: «Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь с ее различными проявлениями Творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм; и между тем как наша планета продолжает вращаться согласно неизменным законам тяготения, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и самых изумительных форм». Но ссылка на Творца, независимо от того, действительно ли верил Дарвин в Бога или нет, не может иметь методологическую ценность в решении проблем биологии вообще и антропологии в частности. Вопрос о происхождении видов от одного или множества форм, единовременном или растянутом во времени, остается вопросом для науки и должен решаться естественнонаучными методами. Теория Дарвина, вместе с генетикой, популяционной биологией, экологией и пр. дает ориентацию и методику научным поискам, и нет смысла в противопоставлении креационизма дарвинизму как ответ на проблемы последнего. Вместе с тем вопрос о творении мира остается с нами, поскольку результаты науки не снимают нашего удивления перед фактом происхождения жизни из неживой материи и человека из животного царства, – удивления, звучащего в словах самого Дарвина. Редукция антропологии к биологии, эволюции к генетике, генетики к химии и физике постоянно наталкивается на проблемы, поддерживающие наше удивление перед миром и человеком.

В связи со сказанным здесь уместно также процитировать замечание академиков В.Л. Гинзбург и Е.Л. Фейнберг: «Утверждается, что, новые достижения в области физики и астрономии (космологии) как-то поколебали материалистическое здание. Здесь упоминают, например, вероятностные элементы в квантовой механике, представления о космологическом «большом взрыве», существование целого ряда неясных вопросов и трудностей в теории частиц. Да, возникло новое замечательное знание и, как обычно, оно породило и новые вопросы. Найти на них ответы – задача дальнейшего развития науки. Но причем же здесь появление каких-то аргументов в пользу религии?» (см. http://www.atheism.ru/old/GinAth4.html). Нельзя не согласиться с учеными. Трудности науки не могут быть сняты религией. Поиск ответов на вопросы науки не завершается в теологии. Но вместе с тем трудно не удивиться тому, что после трехвекового отстранения науки от религии, первая приходит к представлениям о мире, созвучным религиозным (по крайней мере, библейским).

Протест академиков против введения предмета «основы религии» (православия, ислама и т.д.) в школьное преподавание обоснован. Школа – не храм (церковь, мечеть, синагога и т.д.). Религиозный нарратив (Шестиднев и другие представления о мировом разуме) не есть альтернатива результатам науки, несмотря на неполноту и нередкую противоречивость этих результатов. Альтернативой научной теории может быть только научная теория. Но на уроках естествознания (природы и человека) и истории (цивилизации и идей) учителя могут (должны) раскрывать удивительное в природе и в истории; они могут (должны) учить удивляться. Удивление приведет к размышлениям, а размышления приведут одних учеников в академики, других в священники, а третьих (большинство) к умению критически прислушиваться к тем и другим, и все они вместе будут вспоминать добрым словом своих учителей на встречах старых однокашников

С удивления началась и дискуссия между Верующим и Скептиком на поляне. Вернемся к притче о Садовнике, побудившей Э. Флю задать вопрос о фальсифицируемости теологии (веры). После осмотра поляны Скептик согласился на проверку (забором, собаками и пр.) гипотезы существовании Садовника. Он мог отказаться от дискуссии, заявив: «Поляна возникла случайно и естественным путем, ничего другого быть не может, и незачем тратить усилия по опровержению гипотезы Верующего!» На каком основании Скептик согласился на проверку гипотезы Верующего? В силу правомерности удивления от существования увиденной поляны в джунглях, маловероятности ее саморазвития[8]. Порядок (даже при наличии сорняков) и красота поляны поразили исследователей. Вопрос о Садовнике оказывается вполне, так сказать, естественным. Но сначала и Верующий исходит из предположения, что за поляной может ухаживать человек. Неудача его разоблачения разделяет Верующего и Скептика. Скептик склоняется к атеизму (к отрицанию существования Садовника), Верующий склоняется к фанатизму (защите веры «тысячью модификаций»). Что должно случиться, чтобы Верующий усомнился в существовании Садовника? Исчезновение порядка (полное засорение поляны, поглощение ее джунглями и т. п.) Фальсифицирующее событие указано, ответ дан. 

Но если удивление Верующего и Скептика было вызвано, по преимуществу, красотой поляны, то, как кажется, Скептик мог бы сказать Верующему: «Красота существует в глазах наблюдателя!». Однако откуда у человека глаз, видящий красоту (хотя и по-разному в различных культурах и эпохах). Я уверен, существуют ген(ы), без которых наши эстетические способности погаснут. Но не гены воспринимают красоту, а человек. Возможно, найдутся и «моральные гены», при отсутствии которых наше моральное сознание погаснет (хотя оно также проявляется по-разному в различных культурах и эпохах). Но не гены совершают моральный выбор, а человек. Хотя вряд ли существуют «гены культуры», можно предположить, что гены обуславливают все наши способности, включая способность оперировать математическими символами. Но не ген является математиком, а человек. «Красота существует в глазах (чувствах) наблюдателя», «добро – в сердце (душе) добродетеля», «истина – в мозгу (уме) мыслителя». Я оставляю в стороне вопрос о критериях красоты, добра и истин. Признаем ли мы человека мерой всех вещей или нет, удивление от нашей предрасположенности к красоте, добре и истине не исчезнет. Скептицизм (атеизм) не снимает этого удивления. Если у человека исчезнет способность удивляться им и ценить их, если они исчезнут из глаз, сердца и мозга человека, трудно будет не усомниться в божьей любви и в самом существовании Бога (Садовника). Возможность создания поколения людей, равнодушных к красоте, добру и истине в результате воспитания, окрашенного фанатизмом, социальных катаклизмов и генетических исследований представляется реальной, и если такая возможность реализуется, вера в человека как образа божьего будет фальсифицирована.

Вопрос Э. Флю получает ответ. Но теперь и Скептик также должен задуматься над вопросом: «Реализация какого феномена, возможного по законам науки, побудит Скептика признать возможность существования Садовника?»

Мы можем представить себе такие феномены. В соответствии с законами термодинамики существует вероятность события, известного как «чудо Джинса»: при наличии неограниченного времени возможно наблюдение превращения воды в лед в чайнике, стоящем на горячей плите (существует ненулевая вероятность такого результата хаотического движения молекул). Если такое «чудо» случится, Скептик должен будет удивиться и признать возможность существования некоего Мага. Конечно, Скептик сможет настаивать на том, что «чудо Джинса» реализовалось как цирковой трюк некоего человека-фокусника и предлагать «тысячу модификаций» своей гипотезы в случае неудачи разоблачения циркача. Но даже если циркач будет разоблачен, верификация гипотезы Скептика не будет окончательной, ибо вероятность «чуда Джинса» остается ненулевой согласно законам термодинамики.

Чудо Джинса, хотя и вероятно, но невозможно с нашей точки зрения. Однако сегодня нам известен феномен, реализовавшийся при всей своей чрезвычайной маловероятности. Это – геном человека. Все разговоры о возможности его возникновения в результате естественных изменений неживой природы и процесса эволюции живых организмов не убивают нашего удивления перед его возникновением. Этим удивлением можно пренебречь и продолжать исследование генома как простую техническую задачу по получению экспериментальных результатов и их теоретического моделирования. Но что будет двигать науку, если не удивление перед реальностями, кажущимися невозможными, и не стремление преодолеть это удивление в процессе познания? Без удивления гипотезы не будут опустошаться тысячами модификациями, потому что они не будет сформулированы вообще. В самой науке случилось событие, поразившее одного знаменитого скептика (атеиста) и побудившее его признать возможность существования трансцендентного Генетика. Этим скептиком оказался сам Энтони Флю, не потерявший способности удивляться и на склоне своих лет. Результаты исследования генома (наряду с некоторыми другими соображениями) привели патриарха атеистов к деизму (см. Antony Flew and Roy Abraham Varghese, “There is a God. How the World's Most Notorious Atheist Changed His Mind, 2004). Круг замкнулся – Верующий и Скептик продолжают дискуссию о Садовнике. Я верю (с долей скептицизма) что их беседа может быть взаимно уважительной и содержательной. Способность удивляться мирозданию и человеку есть условие общения между верующими и атеистами, свободного от фанатизма и обскурантизма. А такое общение, в свою очередь, есть условие их совместной работы по сохранению, культивированию и украшению нашей планеты во имя Бога и человека.

Противостояние религиозного сознания секулярному ведёт к идеологизации обоих. Религия часто используется для освящения идеологий (патриотических, этнических, политических и других), возникших ради достижения вполне секулярных интересов тех или иных групп. Фальсифицируемость веры выявляет напряжения в ней и осознание их затрудняет ее идеологизацию. Смерть Исаака была бы фальсификацией веры Авраама. Исаак был спасен, вместе с ним вера Авраама и вместе с ней мы унаследовали вопросы к Богу и к себе.

 

Примечания


[1]Antony Flew, Theology & Falsification: A Golden Jubilee Celebration (2000): http://www.infidels.org/library/moder/antonny_flew/theologyandfalsification.html. Насколько мне известно, эта статья еще не переводилась на русский язык. Энтони Флю – патриарх современных атеистов (по крайней мере, был таковым до недавнего времени., до его обращения в деиста (но об этом ниже). Вопрос Э. Флю прост: Может ли религиозная вера быть опровергнута? Если нет, что это значит? Статья была представленная членам Socratic Club (Oxford University) в 1950 г. и оказалась, возможно, самой читаемой философской публикацией во второй половине ХХ века. Автор заканчивает предисловие к ее юбилейному изданию цитатой из послания «Трезвому и благоразумному читателю». предпосланного к сочинению Томаса Гоббса: «О свободе и необходимости»: «Я считал нужным познакомить тебя, о читатель, со всем этим, для того чтобы ты знал, какую жемчужину имеешь в своих руках, и мог оценить ее не по объему, но по достоинству». Я позволю себе продолжить цитату: «Какого бы вероисповедания ты ни был, каких бы мнений или убеждений ни придерживался, к какой бы церкви ни принадлежал, постарайся сделать из знакомства... [с этим сочинением] наилучшее употребление, на которое ты способен». (Примечание переводчика)

[2] Proceedings of the Aristotelian Society, 1944-5, reprinted as Chap. X of Antony Flew, ed., Essays in Logic and Language, First Series (Blackwell, 1951), and in Wisdom's own Philosophy and Psychoanalysis (Blackwell, 1953).

[3] Cf. J. Wisdom, "Other Minds," Mind, 1940; reprinted in his Other Minds (Blackwell, 1952). 

[4] Hic siquis mare Neptunurn Cereremque vocare / Constituet fruges et Bacchi nomine abuti / Mavolat quam laticis proprium proferre vocamen / Concedamus ut hic terrarum dictitet orbem / Esse deum matrem dum vera re tamen ipse / Religione animum turpi contingere parcat. (Cf. Lucretius, De Rerum Natura, II, 655-60.)Если же кто называть пожелает иль море Нептуном, / Или Церерою хлеб, или Вакхово предпочитает / Имя напрасно к вину применять, вместо нужного слова, / То уж уступим ему, и пускай вся земная окружность / Матерью будет богов для него, если только при этом / Он, в самом деле, души не пятнает религией гнусной. (Тит Лукреций Кар, «О природе вещей», Кн. 2, см. http://www.nsu.ru/classics/bibliotheca/lucretius.htm#Книга_2)

[5] Для тех, кто предпочитает символизм: p = ~~p. 

[6] При помощи отрицания p мы получаем p: ~~p = p 

[7] Я говорю о возможности эмпирической фальсификации веры, а не о широко распространенной, так сказать, ее «моральной фальсификации» на философских, идеологических, психологических и пр. основаниях.  Кант утверждал, что Авраам должен был ответить Богу: «Я уверен, что не должен убивать моего доброго сына. А вот в том, что ты, явившийся мне, действительно Бог, я не уверен, и не могу быть уверен» (см. Приложение «Спор с богословским факультетом» к трактату «Спор факультетов».)  Для Канта и всех тех, кто видит в Боге моральный принцип, выявленный нами  из глубины разума, зов к жертвоприношению Исаака должен быть отвергнут Авраамом как фальшивый голос Бога без всякого теста. Отказ от модификаций веры по примеру Верующего в притче, рассказанной Э. Флю, есть  некая ее моральная фальсификация. Но критика религии на моральной основе не фальсифицирует ее, так же как и теодицея, сколь угодно утонченная, не верифицирует ее.   Хорошими примерами здесь могут служить истории Чарльза Темплтона и Энтони Флю. Первый, очень популярный в 30-50 годах евангелист-проповедник, после двадцати лет служения Иисусу Христу, толкования и защиты Библии, в том числе  и книги Бытия, противопоставил веру науке и морали (включая жертвоприношение Исаака) и сказал: «Прощай Бог».  Он  как бы признал, что защищал веру посредством «тысячи модификаций».  ( См. Charles Templeton,  Farewell to God: My Reasons for Rejecting the Christian Faith., 1996.) Движение по этому кругу может идти в любую сторону.  Так, одной из причин отказа Энтони  Флю от безоговорочной поддержки атеизма стало более глубокое знакомство с раскрытием проблемы теодиции в истории  религии. (См. его  книгу “There is a God”.) Верующий и Скептик живут в одной культурно-исторической атмосфере, рассуждают по одной и той же логике, знают одну и ту же науку, признают одни и те же моральные принципы и... видят реальность по разному. Но истории одного известного верующего и одного известного атеиста свидетельствуют о неосновательности критики или защиты веры посредством ее моральной фальсификации  или верификации. В результате этого Верующий и Скертик подчас и меняются местами. О несостоятельности попыток научно фальсифицировать веру см.  мою статью «О жизни на других планетах, о толкованиях Торы, о времени Творения, или Что бум делать? - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer5/Dynin1.php ) В ней прямо не обсуждается  проблема фальсификации веры, но выраженная там позиция об отношениях  между Откровением и наукой есть, по существу, отрицание возможности «научной фальсификации» веры. 

[8] Притча о поляне есть притча и о нашей планете. Астроном Дункан Форган из эдинбургского университета подсчитал, что в нашей Галактике существует по меньшей мере 361 разумная цивилизация, а их максимальное число – 38 тысяч. Его расчет основан на модели галактики, похожей на нашу. Д. Форган «построил» солнечные системы, основанные на наших знаниях о так называемых экзопланетах – планетах, которые находятся за пределами нашей Солнечной системы. Удивительность нашей планеты (поляны) внутри джунглей (вселенной), как кажется, исчезает перед лицом таких расчетов. Однако, как утверждает сам Форган, даже при максимальном числе цивилизаций вряд ли контакт с другими мирами будет установлен. (См. http://news.bbc.co.uk/hi/russian/sci/tech/newsid_7873000/7873662.stm). Это означает, что Земля все-таки сохраняет свою удивительную уникальность для нас. Кроме того, самым вероятным источником жизни на чуждых нам планетах оказывается ее перенос из одного места вселенной в другое, так что удивление перед происхождением жизни в природе также не исчезает. Я благодарю Матроскина за ссылку на это исследование и за критическое обсуждение моего ответа Э. Флю.

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1313




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer6/Dynin1.php - to PDF file

Комментарии:

vlady100
Shlomy, Israel - at 2012-06-24 10:24:08 EDT
Цитата из Флю -"Однако при этом Флю отмечал, что его позиция является деистической и далека от Христианских или Исламских верований."
Он похоже не слыхивал про Иудаизм и евреев.
Но то, к чему он пришёл(достойно увжения)к концу жизни, с детства узнаёт каждый еврейский мальчик, изучая Тору.

Борис Дынин - Нео
- at 2009-04-14 16:59:25 EDT
Нео
- at 2009-04-14 15:11:31 EDT

На полезном практическом земном уровне все эти вопросы уже давно имеют эффективное плодотворное решение.
=================================/
Рад за Вас, завидую Вам, рекомедую Вас в Президенты всех стран и народов :)))))))))))))))))))))))))))

Нео
- at 2009-04-14 15:11:31 EDT
Интересная статья.
На высоком, заоблачном теоретико-философском уровне поднятые вопросы в принципе могут обсуждаться бесконечно - с целью общетеоретической тренеровки - известная дорога в никуда.
На полезном практическом земном уровне все эти вопросы уже давно имеют эффективное плодотворное решение.

Борис Дынин - ВЕКу
- at 2009-04-10 09:43:08 EDT
Обнаруживаться эмпирически и вычисляться теоретически трансцендентное, по определению, не может, а если может - оно не трансцендентное.

У меня впечатление, что мы заходим в дебри частностей. Мне туда не хочется. :)
==============================================/
Уважаемый ВЕК!
Согласен с первым. Согласен и со вторым и потому прерываю работу над критикой чистого, практического и прочих разумов :)))


Матроскин
- at 2009-04-10 08:41:07 EDT
ВЕК
- at 2009-04-10 00:26:05 EDT

Я полагаю, уважаемый Борис, что в судьбе любого народа и любого человекa трансцендентное присутствует...
++++++++

В продолжение этой декларации неплохо бы объяснить, почему это трансцендентное присутствует в судьбах множества народов в бесконечной массе модификаций, как многообразны и сами судьбы множества народов и отдельных индивидуумов? При подобном бесконечном разнообразии можно смело утверждать об отсутствии системы, как таковой, то есть речь явно идет только о случайных событиях.

Матроскин
- at 2009-04-10 08:13:52 EDT
Дынину

Сегодня на всяк случай заглянул сюда, а здесь возобновилось вроде бы уже полностью законченное обсуждение. Не прочитав все сообщения написал ответ Вам, как оказалось, повтор уже прозвучавшей мысли. Ладно, в дальнейшем постараюсь быть аккуратнее.

ВЕК

ВЕК
- Thursday, April 09, 2009 at 20:09:30 (EDT)

И самое последнее … трансцендентное существует, но оно никому ничего не должно, в том числе и обнаруживать себя. Его обнаружение не дано, но задано человеку (религия – re-ligio – не результат, а стремление к восстановлению связи с трансцендентным и процесс восстановления, который никто ещё в земной не завершил), а следовать заданному или нет и как делать то и другое – личные выборы и личная ответственность каждого человека.

Создается убеждение, что Вы сами себе крепко противоречите. Вышеприведенная цитата приводит к немедленному появлению некоторых принципиальных вопросов, главные из которых:
1) Возможность доказать "существование трансцендентного" общепринятыми методами доказывания, и
2) Принципиальную возможность обнаружения трансцендентного, что сразу же переводит трансцендентное в иную понятийную категорию.
3) "Его обнаружение не дано, но задано человеку". Я уже не задаю вопрос кем или чем может быть задана подобная невыполнимая задача. Любопытно, что само трансцендентное задает неразрешимые задачи по поводу самого себя, следовательно, должно как-то общаться с озадаченным субъектом коммуникации, следовательно, перестав быть трансцендентным навсегда.

Не слишком ли много взаимоисключающего?

Матроскин
- at 2009-04-10 03:46:00 EDT
Выделенное мною в словах ВЕКа и было моим рефреном в дискуссии с уважаемым Матроскиным. Я рад, что он оценил слова ВЕКа (хотя и c добавкой: «Существование Б’га лично мне совершенно безразлично»

Уважаемый оппонент,
Если я никак не отреагировал на слова уважаемого ВЕКа, это еще не значит, что я с ним автоматически согласен. С моей точки зрения это было бы верным способом направиться «огородами к Котовскому», поскольку разветвление обсуждаемой тематики в этом случае неизбежно. Вот и Вы в дальнейшем не избежали уклона в физиологию.

Вот Вы лучше попробуйте честно ответить на простой вопрос, который я уже многажды и безуспешно задавал: почему ВСЕ без исключения религиозные идеологи пытаются доказать научность любой религии? На уровне подкорки неловко опираться на недоказуемое? Или что-то другое? Разумеется, при большом желании можно пытаться найти нечто общее между коровой и бронетранспортером (например, обе эти штуки имеют массу и линейные размеры), и даже пытаться их скрестить. Разве не ясно, что молчаливая конфронтация науки с любой религией, о чем не любят говорить по соображениям политкорректности, вызвана тем, что основой и науки, и религии являются хоть и разные, но трансцендентные базы, но наука и религия имеют принципиально отличающиеся нужды и цели, методики их реализации и инструментарий. Наука стремится к получению нового знания, а религия стремится консервировать догматы вероучения и мировоззрение общины верующих.

Вот и Вы тоже написали: «И я хочу задать вопрос симпозиуму: «Какова связь religio и science, о необходимости которой говорит ВЕК? Что свидетельствует о ее необходимости в нашей жизни? И в чем проявляется (проявится) ее реализация – (у)(вос)тановление?» Я спрашиваю о необходимости, а не о желательности этой связи.

И еще одно Ваше предельно алогичное утверждение: «Если трансцендентное существует, оно должно обнаруживаться и внутри этих пределов!»

Не кажется ли Вам, что если «трансцендентное» обнаружимо, то оно не трансцендентно? И не Вы ли предпринимаете перманентные усилия по окольному доказыванию существования трансцендентного вопреки общепринятому пониманию этого термина?

Не Вы ли пытались критиковать эти мои утверждения:
«А вот опровержение неизвестной сущности неизвестного явления это вообще оксюморон, поскольку неизвестное явление в принципе не может обладать известной нам сущностью, которую можно было бы попытаться опровергнуть.

Даже неизвестную сущность известного явления опровергнуть невозможно, поскольку не существует предмета опровержения. Попробуйте, например, опровергнуть неизвестную нам сущность известного нам электромагнитного поля.

Потому, если некто утверждает, что он обнаружил нечто новое в окружающем мире, он прежде всего обязан доказать свое новое знание. Таковы правила игры человеческого сообщества – потребителя этого нового знания».


Выяснение неизвестной cущности известного явления ведет к появлению нового знания, и это есть прерогатива науки, а не религии. Но для начала необходимо доказать всем, включая меня, что имеет место некое явление, что Вы и пытаетесь сделать, увы, вполне безуспешно!

ВЕК
- at 2009-04-10 00:26:05 EDT
Борис Дынин - ВЕКу
- at 2009-04-09 23:45:34 EDT
Я полагаю, в судьбе евреев обнаруживается трансцендентное, и именно поэтому сохранение и восстановление связи с ним не иллюзорно и ответственно.
>>>
Я полагаю, уважаемый Борис, что в судьбе любого народа и любого человекa трансцендентное присутствует, даже если они этого не обнаруживают, и что восстановление связи с ним не иллюзорно и ответственно не только для евреев. Но не-иллюзорность и ответственность в глазах самого человека, а не кого-то извне. Б-г дал мне свободу быть самим собой - я готов, когда придёт время, отвечать перед ним за то, как я ею пользовался, но, если даже уважаемый мной ребе придёт ко мне в дом, вломится в мой холодильник и начнёт с криками метать в мусор что-то не так и не там стоящее (а я знаю живые примеры тому), ноги его в моём доме больше не будет.

Обнаруживаться эмпирически и вычисляться теоретически трансцендентное, по определению, не может, а если может - оно не трансцендентное.

У меня впечатление, что мы заходим в дебри частностей. Мне туда не хочется. :)

Борис Дынин - ВЕКу
- at 2009-04-09 23:45:34 EDT
Спасибо за разъяснения. Они помогут и мне объясниться. Система больше суммы своих частей, но можно ли определить эту дельту не через части более широкой системы - старый вопрос научной методологии. Ссылка на систему как на ответ дуализму religio и science с их, согласно Вам, взаимно-непереводимыми языками не снимает моего вопроса.

Вы пишите: «Мышление нашего предка Homo Habilis и демонстративно различны: в первом доминирует правое, во втором - левое полушарие». Вопрос, является ли этот Homo нашим предком или он существовал одновременно с нашим предком остается открытым, и потому о демонстрации здесь трудно говорить. Но не в этом даже дело. Я говорил о сдвигах нашего отношения к religio и science в течении последних столетий, а не миллионов лет.

Мне трудно согласиться с утверждением: «Неверующих вообще не существует» Если принять упомянутое Вами определение: «Вера это не доказанное знание», тогда - конечно. Но это определение никуда не ведет. Можно сказать: несуществование Бога недоказуемо, и потому атеизм есть вера. Но это тривиализирует «веру». Мы говорим о трансцендентном. Матроскин имеет право сказать: «Отрицать недоказанную сущность - заниматься совершенно беспредметной деятельностью». Мы ему обязаны, по крайней мере, разъяснением, почему с нашей точки зрения, его суждение подменяет реальный вопрос надуманным и теряет смысл. Называть, например академика В.Гинзбурга и "новых атеистов" (С. Харриса и др)верующими, значит опустошать категорию «вера» тысячами модификаций. Поскольку Ваши аргументы предполагают: «Неверующих нет», и поскольку я не принимаю это утверждение даже как гипотезу, у меня возникают вопросы и к другим Вашим аргументам.

Вы пишите: «Подавляющее большинство людей…, обладая хорошо УСВОЕННОЙ галилеевско-ньютоновской картиной мира, в жизни действуют так, КАК БУДТО находятся в античном - живом, откликающемся на человеческие действия, космосу. Не это ли лучшее доказательство необходимости, которое Вы ищете?» (Выделено мною) - Нет! Это КАК БУДТО заключает в себе сотню вопросов, на которые можно отвечать без ссылки на трансцендентное.

Вы пишите: «Признание метафизического не отрицает физического, отрицание - не отменяет его наличия». Во-первых, многие (в том числе и поднаторевшие в диалектике философы, отрицают метафизическое), во вторых, мой вопрос был об их связи (на которую Вы указали, с чем я согласился, и потому поставил свой вопрос).

Вы пишите: «Многие проблемы, в том числе и духовные, возникают и решаются в системе не континуального или дискретного, но «Янусова мышления» - одновременного активного постижения противоположных или противоречивых концепций6 идей, образов» Согласен! Но это может реализоваться (теоретически говоря) и без отношения к трансцендентному.

Вы пишите: «Но не станем же мы сводить мировоззрение к физиологии». Абсолютно верно! Но не станем же мы сводить мировоззрение и к принципу дополнительности!

Вы пишите: «Трансцендентное существует, но оно никому ничего не должно, в том числе и обнаруживать себя. Его обнаружение не дано, но задано человеку (религия – re-ligio - не результат, а стремление к восстановлению связи с трансцендентным и процесс восстановления, который никто ещё в земной не завершил), а следовать заданному или нет и как делать то и другое - личные выборы и личная ответственность каждого человека». Трансцендентное, конечно, никому ничего не должно юридически(!), но если оно не обнаруживает себя (в бытийном, а не юридическом, плане), то задание восстановить связь с ним есть иллюзия. Я полагаю, в судьбе евреев обнаруживается трансцендентное, и именно поэтому сохранение и восстановление связи с ним не иллюзорно и ответственно. Но трансцендентное должно обнаруживаться не только в религии, ибо существование и деятельность человека есть «система».

Р.S. Нескончаемые перепалки в Гостевой с желанием «доказать себя» есть доказательство существования трансцендентного:)

ВЕК
- at 2009-04-09 20:09:31 EDT
Борис Дынин - довесок
- at 2009-04-09 18:06:08 EDT
Но не это ли грозит личности, если языки religio и science взаимонепереводимы? Быть может они взаимо-отображаемы? Дуализм не есть решение проблемы, но скорее указание на нее.
±±±±±±±±±±±
Во-первых, Вы говорите о структуре, тогда как я о системе, которая, как известно, больше суммы её структурных элементов. Никакого дуализма во взаимонепереводимости языков структурных элементов нет. С человечеством и межполушарным взаимодействием в пространстве-времени развития человечества тоже не так всё просто. Мышление нашего предка Homo Habilis и наше демонстративно различны: в первом доминирует правое, во втором – левое полушарие. По мере этой динамики возникает и нарастает, совершенствуется, нюансируется техника молитвы, призванная перевести психику в другой регистр – с функциональным правополушарным доминированием. Бормотание слов молитвы в том же состоянии сознания, в каком бормочущий полчаса назад играл в преферанс, не есть молитва, но есть суесловие. У японцев и европейцев многое в функциональной специализаций зеркально. Но полушария – это так, кстати ...
Дуализма же нет – и это во-вторых, поскольку – обратите внимание на первые пару строк моего последнего поста – неверующих вообще не существует. Просто одни верят, что Бог есть, другие – что его нет. Но верят все. Даже если не знают об этом или не признают этого. Показано, например, что подавляющее большинство людей, не исключая и большинства учёных, обладая хорошо усвоенной галилеевско-ньютоновской картиной мира, в жизни действуют так, как будто находтся в античном – живом, откликающемся на человеческие действия, космосу. Не это ли лучшее доказательство необходимости, которое Вы ищете? В наличие, как в отсутствие Бога верят люди с доминированием правого полушария и люди с доминированием левого. Признание метафизического не отрицает физического, отрицание – не отменяет его наличия. А что до дуализма, то многие проблемы, в том числе и духовные, возникают и решаются в системе не континуального или дискретного, но «Янусова мышления» - одновременного активного постижения противоположных или противоречивых концепций6 идей, образов.
Наконец, в-третьих, сравнение с функциональным взаимодействием полушарий у меня служило одной цели: подчеркнуть взаимодополнительность взаимонепереводимых языков. Но не станем же мы сводить мировоззрение к физиологии.
И самое последнее … трансцендентное существует, но оно никому ничего не должно, в том числе и обнаруживать себя. Его обнаружение не дано, но задано человеку (религия – re-ligio – не результат, а стремление к восстановлению связи с трансцендентным и процесс восстановления, который никто ещё в земной не завершил), а следовать заданному или нет и как делать то и другое – личные выборы и личная ответственность каждого человека.
Вот, пожалуй, пока и всё …



Борис Дынин - довесок
- at 2009-04-09 18:06:08 EDT
Матроскин
- at 2009-04-08 03:08:06 EDT
Наиболее удельноемко в комментариях, с моей точки зрения, высказался уважаемый ВЕК

Согласен

ВЕК(- at 2009-04-07 22:03:04 EDT) :

«И он - этот метафизический остаток - продолжает расти. (У)(Вос)становление связи с ним оказываются тем ГЛАВНЫМ УСЛОВИЕМ ЖИЗНИ, без которого никакие собственно материалистические/атеистические условия жизни являются необходимыми, но не достаточными… В психофизиологической системе счисления можно сказать, что атеизм левополушарен, религия правополушарна - их языки взаимонепереводимы, НО ИХ ВЗАИМО(СО)ДЕЙСТВИЕ ПЕРЕВОДИТ ПЛОСКО-ДВУМЕРНУЮ СИСТЕМУ БЫТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО В ОБЪЕМНО-МНОГОМЕРНУЮ. Беда, когда полушария разделены: одна рука колотит жену, а другая пытается ее удерживать. С religio и science - то же.».

Выделенное мною в словах ВЕКа и было моим рефреном в дискуссии с уважаемым Матроскиным. Я рад, что он оценил слова ВЕКа (хотя и c добавкой: «Существование Б’га лично мне совершенно безразлично», --- Пути сакральных котов неисповедимы :).

Уважаемый ВЕКа сказал просто и ясно. Однако! Отношение числа лево-полушарных двуногих к числу право-полушарных на физиологическом уровне, наверное, оставалось постоянным в течение последних столетий, но на психологическом очень даже менялось. Впечатление такое, что полушария разделяются у все бОльшего количества людей, и мысль о равной необходимости religio и science оказывается не простой и не ясной. Я уверен, что для БЕКа объемно-многомерная личность не есть личность раздвоенная (разтроеная,…). Но не это ли грозит личности, если языки religio и science взаимонепереводимы? Быть может они взаимо-отображаемы? Дуализм не есть решение проблемы, но скорее указание на нее. И я хочу задать вопрос симпозиуму: «Какова связь religio и science, о необходимости которой говорит ВЕК? Что свидетельствует о ее необходимости в нашей жизни? И в чем проявляется (проявится) ее реализация – (у)(вос)тановление?» Я спрашиваю о необходимости, а не о желательности этой связи (для многих право-полушарных). Указание на неизбежную ограниченность нашего знания не есть ответ на вопрос, ибо за пределами нашего знания не обязательно должно существовать трансцендентное (даже если непознанный остаток, названный «метафизическим», продолжает расти). Если трансцендентное существует, оно должно обнаруживаться и внутри этих пределов!

Матроскин
- at 2009-04-08 03:08:06 EDT
Мы с уважаемым Борисом Дыниным так долго перемалывали аргументы друг друга, что я тоже могу позволить себе короткое резюме.

Наиболее удельноемко в комментариях, с моей точки зрения, высказался уважаемый ВЕК.

Наиболее близко к истине (интуитивно) оценил мое мировоззрение уважаемый Онтарио. В течение длительной полемики я написал открытым текстом моему оппоненту, что Бог несомненно существует, но только в сознании своих адептов, что несколько отличается от привычной нам формы существования в окружающем нас мире.

Самое ошибочное представление обо мне у многоуважаемого Иона Лазаревича. Кстати, я просмотрел статью Вудки. Это миллион первая чепуха на ту же тему, которую, при желании, я мог бы шутя и играя перемолоть в порошок. Да и система аргументации у него на два порядка слабее, чем у Бориса Дынина.

У меня нет ни малейшей нужды отрицать существование Бога, что я многократно подчеркивал, поскольку лично мне это совершенно безразлично. К тому же отрицать недоказанную сущность – заниматься совершенно беспредметной деятельностью. Просто мне доставляло большое удовольствие вести полемику с умным интеллигентным человеком, обладающим к тому же хорошим чувством юмора.

Эта полемика помогла мне разобраться в самом себе в некоторых аспектах, и упорядочить собственные представления о многих вещах, за что я весьма признателен моему оппоненту.

С наступающим праздником и всего самого доброго!

BEK
- at 2009-04-07 22:03:04 EDT
Вера, как сказано, это не доказанное знание. Религия и атеизм - два таких разных знания: религия знает, что Б-г есть, атеизм знает, что Б-га нет. И религия, и атеизм обладают доказательствами своих знаний, но это доказательства "для себя", не являющиеся доказательствами для другого. Физика атеизма против метафизики религии. Сравнительно немногие "физики" в состоянии увидеть метафизику не как отвергание физики, а как ее неявную суть. Так, как увидел Г. Будкер, сказавший: "Когда мы объясним все, останется некий метафизический остаток, который на самом деле все и объясняет". Но, продолжая его: мы никогда не объясним все, потому что, чем больше мы объясняем, тем больше этот метафизический остаток. Он казался не таким уж большим, когда представления древних об атомарной структуре мира получили научные подтверждения в физике. Но он несказанно вырос с тех пор, когда атом оказался своеобразной вселенной - миром, наполненным множеством миров и выходящих за его пределы. И он - этот метафизический остаток - продолжает расти. (У)(Вос)становление связи с ним оказываются тем главным условием жизни, без которого никакие собственно материалистические/атеистические условия жизни являются необходимыми, но не достаточными. Не потому ли многие действительно выдающиеся представители sciences не принимают атеизм как систему миропонимания, а действительно выдающиеся религиозные мыслители не отрицают sciences? В психофизиологической системе счисления можно сказать, что атеизм левополушарен, религия правополушарна - их языки взаимонепереводимы, но их взаимо(со)действие переводит плоско-двумерную систему бытия человеческого в объемно-многомерную. Беда, когда полушария разделены: одна рука колотит жену, а другая пытается ее удерживать. С religio и science - то же.
Ontario14
- at 2009-04-07 21:06:29 EDT
Ион Деген
- Tuesday, April 07, 2009 at 15:59:31 (EDT)
Атеизм тоже своеобразная религия.

*********
Борис Тененбаум неосторожно причислил меня к "спокойным и вменяемым" (Monday, April 06, 2009 at 15:34:52 (EDT))
Посмотрим, что он скажет на следующий мой комментарий к словам Иона Дегена. ;-))

То, что воинствующий атеизм - это своеобразная религия, мне было давно ясно. Как и то, что "своеобразность" эта во многом ненастоящая - все та же старая "авода зара", под другой личиной. На одном из уроков я спросил бахурей-ешива - как это доказать ?

Людей чувствительных и нежных прошу дальше не читать. Из песни слова не выкинешь...
Так вот, бахурим ответили мне коротко - "Бааль-Пеор"

"3. И пристал Исраэль к Баал-Пеору, и воспылал гнев Господень на Исраэля." (Бамидбар 25:3)

РАШИ дает объяснение к слову "Пеор":
"Пеор. (Называется так), потому что пред ним открывают (פער) задний проход и испражняются, и таково служение (этому идолу) " РАШИ дает ссылку на Гмару - тр. Санхедрин 60 бет и 64 алеф.

Комментарий на стих в издании "Сончино":
" ..."Пеор" в буквальном переводе означает "беспорядок", "распущенность". Амон и Моав поклонялись идолу, который олицетворял свободу человека от любых морально-нравственных обязательств как по отношению ко Всевышнему, так и по отношению к своему ближнему. Служение этому божеству, помимо принесения жертв, заключалось в том, что люди, которые ему поклонялись, обнажали [паару] перед ним задний проход и испражнялись. Этот культ, который на первый взгляд кажется странным и присущим только варварским народам древности, на самом деле существует и в наше время. Некоторые психологи считают, что любые нравственные ограничения вредны для человека, они создают у него комплексы, которые тормозят работу его мозга и приводят к самым разным заболеваниям..."

Заранее прошу прощения у всех, кто возмутится этим постингом. Никого лично я не имею в виду. Особенно я не имею в виду Матроскина, в атеизм которого я лично не верю, ибо сказано, что "коты - существа сакральные"

Борис Дынин -заключение
- at 2009-04-07 20:01:23 EDT
По правилам «порядочных» дискуссий зачинщик имеет право на последнее слово.

Спасибо, многоуважаемый Ион Деген, за отзыв.
В защиту (в которой он не нуждается) Матроскина, хочу сказать, что его знания и юмор побуждали критически относиться к собственным мыслям, что всегда полезно.

Спасибо Фаготу за поэтический образ земного философа
- Tuesday, April 07, 2009 at 01:47:21 (EDT)
Мир вокруг кипит в борьбе,
Ты ж о вечном размышляешь
И супруге отвечаешь:
"Отвали, я — вещь в себе!"

Но для полноты образа предлагаю замену (в согласии с Брейшит 2:24)
«Но супругу призываешь:
"Прилепись, я — вещь в тебе!"


Спасибо и Авигдору
- Monday, April 06, 2009 at 12:35:39 (EDT)
"Бог есть - это доказано или докажут на днях" - А. Пугачева

Теперь я спокоен! Б’г любит, когда Его вспоминают с юмором, а не только в просьбах, славословиях или… проклятиях.

А на серьезной ноте замечу следующее.

Самым провокационным (в смысле подстрекающим к размышлению) был отклик Ontario14, в ответ на вопрос Энтони Флю:
«Что может случиться или что должно случиться, что станет для вас опровержением божьей любви или самого существования Бога?»,
рассказавшего притчу раввина Давида Ордмана:
"Сейчас я понимаю, что Б-га нет, сказал рабби, по дороге к освенцимской душегубке. Сейчас я понимаю, что Б-г есть, сказал шедший рядом бундовец"

Я ответил Ontario14: «Вопрос можно сформулировать следующим образом: «Возможна фальсификация или верификация веры равно-приемлемая для рабби и бундовца?» Мой ответ нуждается в разъяснении.

Предположим, душегубка подверглась бомбардировке и была разрушена. Тогда, возможно, рабби вернулся бы к вере, а бундовец к размышлениям о силах истории. Но душегубки не были уничтожены. Путь рабби и бундовца был коротким, и мой вопрос, как кажется, не имеет смысла. Однако притча – не логический аргумент и не запись исторического события, а вызов к размышлению, и я имею право ввести в нее третье лицо, некоего Тевье-молочника. Я слышу его голос:

«Мой рабби! Всю жизнь ты учил меня быть евреем. Часто это было не легко, но я благодарю тебя за науку и поддержку. Мой друг, всю жизнь ты боролся за то, чтобы я мог жить лучше, помня себя евреем. Я не увидел плоды твоей борьбы, но благодарю тебя за заботу обо мне и верность нашему народу. Наша жизнь, мой учитель и мой друг, оканчивается сегодня, но вспомните, как гибли амалеки, аманы, антиохи, как падали замыслы императоров Рима и Византии, крестоносцев, инквизиторов, хмельницких и иных громил, жаждавших смерть Израиля. И новые звери в человеческом облике не уничтожат его! Подтверждение моих слов – в будущем, но пока собираются евреи в кипе и без кипы читать Агаду на Пейсах, Израиль жив. И пока он жив, твоя вера, мой рабби, сохраняет силу, и твой труд, мой друг, сохраняет смысл».

Я думаю, и рабби и бундовец согласились бы с Тевье-молочником. Они могли увидеть в его словах равно-приемлемую для обоих возможность верифицировать или фальсифицировать веру. Вопрос фальсифицируемости веры, хотя и обращен к будущему, не абстрактен. Существование евреев есть продолжающаяся во времени верификация иудаизма, и их исчезновение стало бы его фальсификацией. Такое будущее представимо и возможно эмпирически. Этим определяется ответственность евреев (у кого перед Б´гом, у кого перед миром, а кого просто перед самим собою и родителями). При этом, я уверен, если не будет евреев в кипе, не будет и евреев без кипы. Современный мир предлагает тысячу извинений для пренебрежения этой ответственностью, что и делает вопрос о фальсификации веры (в данном случае, иудаизма) конкретным и жизненным.

Отзывы идут в Гостевую. Извиняюсь перед гостями за длину текста.
Хаг Пэсах кашер ве самэах!

Ион Деген
- at 2009-04-07 15:59:32 EDT
Многоуважаемый Борис Дынин!
С интересом прочитал Вашу фактическую дискуссию с Флю. Весьма симпатичный мне Матроскин решил взять на себя функцию Флю. Но, боюсь, это не его роль. Речь в данном случае не о весовой категории, а о характере. Флю стал деистом. Матроскину, мне кажется, это не угрожает. Он фанатичный атеист. Вы заметили? Атеизм тоже своеобразная религия. И, как и в каждой религии, можно быть просто верующим, и можно быть фанатиком. Но терпеть я могу и тех и других. В Израиле, где меня считают очень правым, у меня есть приятели и даже друзья дюже левые. Тяжёлая штука мировоззрение. Спасибо за Ваш труд.

Матроскин - пасхальный подарок Дынину
- at 2009-04-07 05:52:21 EDT
Рентгеновская обсерватория НАСА "Chandra" получила уникальный снимок:
http://www.nasa.gov/mission_pages/chandra/main/index.html
который назван "Рука Бога".

Учитывая, что прямоходящие созданы по образу и подобию, Вы можете использовать его гораздо эффектнее "чуда Джинса" :)

Особенно красиво Рука Бога смотрится на 22" мониторе высокого разрешения (2 Мегапикселя) с контрастностью 20.000 : 1.

Матроскин
- at 2009-04-07 02:37:43 EDT
Уважаемый оппонент,
у меня и в мыслях не было просить Вас собрать доказательства творческих способностей Садовника. Просто я подумал, что если Садовник шутя и играя создал из ничего целую вселенную массой около 10 в 52 степени килограмм, то что ему стоит демонстративно создать из ничего скромный букет орхидей, и посрамить раз и навсегда всех Скептиков.

Я Вас тоже поздравляю, и желаю всяческих приятностей!

Борис Дынин - Матроскину
- at 2009-04-06 18:51:59 EDT
Уважаемый оппонент!
Вы теряете терпение.
доказательное объяснение, каким образом можно создавать материальный мир нематериальным образом из ничего

Пожалуйста, вспомните, что я писал о характере Вашего "позитивного" мышления.
Да и чудо Джинса было упомянуто не как доказательство чего-либо, а как вопрос к "позитивно" мыслящим, не воспримут ли они как действительное "чудо" явление вероятное по науке, но неневозможное по реальности как мы ее воспринимаем. Так что я не буду беспокоиться о публике и не буду беспокоить Творца.
Но пожелаю Вам а-Песах кошер ве-самеях!

Матроскин (дополнение)
- at 2009-04-06 18:10:10 EDT
«Но теперь и Скептик также должен задуматься над вопросом: «Реализация какого феномена, возможного по законам науки, побудит Скептика признать возможность существования Садовника?»

Уважаемый оппонент,
Зачем публике сложное и неубедительное чудо какого-то Джинса, если можно все это решить более красиво: в творческих способностях Садовника можно удостовериться тогда, когда будет получено доказательное объяснение, каким образом можно создавать материальный мир нематериальным образом из ничего. Это же сущий пустяк, зато как убедительно!

Матроскин
- at 2009-04-06 12:34:08 EDT
Борис Дынин - Матроскину
- at 2009-04-06 11:44:36 EDT

Указанное Вами полностью соответствует сведениям учебника по физике, но я не вижу в нем контраргумента мне.
++++++++

Это была реакция на Вашу реплику:

Борис Дынин - Матроскину и Евгению Майбурду
- at 2009-04-06 09:06:53 EDT


Если Вы считаете, что Ваши слова не противоречат учебнику физики, то, по-видимому, наши аргументы циркулируют в параллельных плоскостях. Здесь уж ничего не поделаешь. Как говорят в Мухозадранске, «такова наша се ля ви». :)


Борис Дынин - Матроскину (уточнение)
- at 2009-04-06 11:48:00 EDT
(ни юмора, ни надежды, ни благодарности , ни гордости при чтении Агада шель Песах).
Борис Дынин - Матроскину
- at 2009-04-06 11:44:36 EDT
Уважаемый оппонент!
Никак не хотел огорчить Вас, но, боюсь, придется еще раз :)))
Указанное Вами полностью соответствует сведениям учебника по физике, но я не вижу в нем контраргумента мне. Вероятность взрыва солнца, в огне которого может сгореть земля и человечество, не убивает во мне сознания многомерности нашего существования (ни юмора, ни надежды, ни гордости при чтении Агада шель Песах).


Матроскин
- at 2009-04-06 10:48:03 EDT
Борис Дынин - Матроскину и Евгению Майбурду
- at 2009-04-06 09:06:53 EDT

Но мы так изменили окружающий нас мир, что можем скорее удивляться (ужасаться) своему влиянию на него! А те далекие миры, о которых Вы говорите, недоступные нашему влиянию, не влияют и на нас, кроме как задавая загадки. Отвечая на них, мы и слышим "звуки трансцендентного" (или не слышим).
+++++++++

Уважаемый оппонент,
Вы меня просто огорчили! Мы же не в поддавки играем: наш окружающий мир начинается от поверхности нашей кожи и заканчивается в бесконечности. Да, мы нагреваем прилегающий к нашей коже холодный воздух, выбрасываем в окружающий воздух окись углерода при дыхании (и еще кое что), едим, мусорим, и т.д. Одним словом, уродуем по мере сил и возможностей планету Земля. Но не более того. Например, наше влияние на Солнце равно нулю. А вот влияние на нас даже ничтожных для Солнца колебаний уровня его активности весьма ощутимо. При этом, если солнце просто отключится из-за исчерпания источников собственной энергии, в нашей галактике ровным счетом ничего не изменится, несмотря на исчезновения жизни на Земле.

Так что будем считать "загадочными удаленными мирами, исторгающими звуки трансцендентного"?

Борис Дынин - Матроскину и Евгению Майбурду
- at 2009-04-06 09:06:53 EDT
Рад Вам, уважаемый Матроскин!

Я не пропустил Ваше: «Мы оцениваем важность того или иного объекта или события по тому влиянию на окружающий мир, которое этот объект или событие производит. Разумеется, оценка этого влияния весьма приблизительна».

Но мы так изменили окружающий нас мир, что можем скорее удивляться (ужасаться) своему влиянию на него! А те далекие миры, о которых Вы говорите, недоступные нашему влиянию, не влияют и на нас, кроме как задавая загадки. Отвечая на них, мы и слышим "звуки трансцендентного" (или не слышим). Находить отгадки всегда интересно. Кроме того, используя их в нашем мире, мы проявляем свою силу, но, честно говоря, я не озабочен безразличием ко мне миров за пределами нашего (расширяющегося!) мира.
.....................................................

Спасибо, дорогой Евгений за отклик!

По поводу чуда Джинса:

Второе начало термодинамики гласит, что система стремится перейти в наиболее вероятное состояние, в котором неоднородности минимальны. Оно носит статистический характер и не является необходимостью. Это позволило астроному Джеймсу Джинсу (1877-1946) сделать вывод о возможности замерзания воды в сосуде, поставленной в горячую печь (хотя бы на мгновение, при котором печь - окружающая система - нагреется сильнее). Реализация (мысленные эксперименты - хлеб физики) чуда Джинса противоречила бы второму началу термодинамики в формулировке Клаузиуса о невозможности самопроизвольной передачи тепла от холодного тела к более горячему, что породило дискуссии о "вероятности" vs. "возможности".

Но мы готовы праздновать более важное для нас чудо, празднование которого в течении тысячелетий казалось невероятным, но оказалось возможным! Желаю всем а-Песах кошер ве-самеях.

Матроскин
- at 2009-04-06 08:02:16 EDT
Уважаемый оппонент,
не могу назвать наш длительный диалог обменом мнениями, поскольку мы оба оставались в параллельных плоскостях, уточняя по ходу дискуссии свои позиции по множеству вопросов.

Важно отметить, что при этом мы ни разу не опустились до обычной в этом случае личной конфронтации, сохраняя взаимную приязнь и чувство юмора, что уже очень неплохо для идеологических противников, обсуждающих чувствительные мировоззренческие вопросы. Вы, будучи философом по образованию и восторженному состоянию души, не относится к категории идеологов, и совершенно бескорыстно ведете полемику о своем религиозном мировоззрении, переводя по ходу дела на русский язык иностранные труды, и даже присовокупляя к ним свои собственные комментарии. Я же, будучи от природы скептиком, нашел в Вас терпеливого и благожелательного субъекта иных мировоззренческих отношений, к которым я отношусь весьма критически.

Как сказал один известный персонаж: «Вы хочете песен? Их есть у меня».

Вы написали: «Если судить о человеке по весу в килограммах или росту в сантиметрах, то Матроскин прав. Но как соизмерить наш юмор, наше чувство благодарности и пр. с пространствами и пылью Вселенной? При мысли о бессмысленности такого сравнения, утверждение Матроскина теряет смысл»

Я не сравнивал физические параметры прямоходящих с аналогичными параметрами Вселенной. Вы, по-видимому, просто не обратили внимания на два предложения в начале главки о роли прямоходящих в этом мире: «Мы оцениваем важность того или иного объекта или события по тому влиянию на окружающий мир, которое этот объект или событие производит. Разумеется, оценка этого влияния весьма приблизительна». В силу этого Ваше заключение из вышеприведенной цитаты уже теряет силу.

На мысли об оценке «юмора, нашего чувство благодарности и пр.» могу предложить Вам и цитируемому рабби Джонатану Саксу в вашем же ключе рассматривать человечество в качестве черного юмора Вселенной.

Однако, начали Вы с фразы: «Те критерии, по которым оно (позитивное мышление) по праву судит свое содержание, сформированное и формирующееся при наблюдении и манипуляциях с технологически воспроизводимыми феноменами, оно бесправно применяет к содержанию знания за пределами таких феноменом. При этом оно обычно оставляет в стороне и художественное творчество, которое также должно было бы смутить убеждение в универсальности этих критериев. Вопрос сводится к сводимости критериев осмысленного знания к критериям одной из его форм...».

Позитивное мышление тем и хорошо, что оно конкретно, опираясь на существующее действительное знание, и честно.

Виртуальное (трансцендентное) мышление, напротив, размыто, неконкретно, построено на эмоциях, философских фантазиях, догматах и их интерпретации, не имеет какой-либо доказательной базы, и рассчитывает только на веру своих последователей. Потому все контр доводы адептов трансцендентной логики, как облака – издали абстрактно и очень красиво, а при ближайшем рассмотрении – туман.

Вы, скорее всего, тут же скажете, что облака имеют несомненную пользу – без дождя, посланного Всевышним (законы физики здесь, естественно, ни при чем!) невозможна жизнь на земле. На что я Вам возражу, что современные облака это смесь водяного пара, выбросов заводских труб, пыли, и выхлопных газов авиа- и автотранспорта. А Вы опять обвините меня в излишнем «позитивном» мышлении и отсутствии романтизма...

Граница «позитивного» и трансцендентного как раз и пролегает между нашими мировоззрениями. Но нас двое. Хуже, когда граница пролегает в голове одного человека. Мне кажется, что это должно приводить к раздвоению сознания. Может быть именно в силу этого люди не в состоянии договориться ни по одному принципиальному вопросу?

Е. Майбурд -Б.Дынину
- at 2009-04-05 23:26:03 EDT
Дорогой Борис,

Разрешите поздравить вас с интересной статьей, которая будит мысль. Подход Флю для меня нов. Ваш ответ я, в целом, принимаю. Должен признаться, не все мне еще ясно в деталях с одного прочтения, но это мои проблемы, не ваши. Один момент, правда, хотелось бы прояснить с вами вместе:

Вы пишете про "Чудо Джинса". Я прежде не слыхал о нем. Возможно поэтому мне непонятно, какого рода и на каких предпосылках основанные расчеты могут привести к результату о ненулевой вероятности упомянутого события. Вы (или Джинс) ссылаетесь на законы термодинамики. Когда-то я ее изучал и кое-что помню, поэтому, если захотите ответить, можете смело оперировать соответствующей терминологией. Не тороплю вас с ответом ввиду хлопотности ближайших дней и натупающих праздников. Желаю вам а-Песах кошер ве-самеях.

Спасибо.

Борис Дынин
- at 2009-04-05 21:07:05 EDT
(Стерлось последнее предложение)
Вопрос можео переформулировть следующим образом: "Возможна ли фальсификация или верификация веры равно-приемлимая для рабби и бундовца в притче раввина?"

Борис Дынин - Ontario14
- at 2009-04-05 20:58:05 EDT
"Сейчас я понимаю, что Б-га нет, сказал рабби, по дороге к освенцимской душегубке.
Сейчас я понимаю, что Б-г есть, сказал шедший рядом бундовец"
=============================================.
Были ли душегубка фальсификацией веры рабби по дороге к ней? Для него - да, согласно притче раввина Давида Ордмана. Вариации разговора бундовца с рабби были слышны на протяжении тысячелетий (одним из вариантов - менее трагических - является упомянутые мною истории Чарльза Темплтона и Энтони Флю) Раввин высказал тысячу первую (или выбрал уже известную) модификацию веры и остался твердым в ней. Это не умаление его веры, но указание на то, что его притча не отвечает на вопрос Э. Флю. Имеет ли этот вопрос смысл для верующего, решать самому верующему. Я полагаю, что сегодня он имеет больший смысл, чем когда-либо, и притча раввина тому свидетельство.

Ontario14
- at 2009-04-05 20:07:08 EDT
...ставлю перед участниками симпозиума простой центральный вопрос: «Что может случиться или что должно случиться, что станет для вас опровержением божьей любви или самого существования Бога»?
**********
В связи с этим я вспомнил притчу, рассказанную месяц назад раввином Давидом Ордманом ( http://www.ishiur.com/Speakers/P1/Ordman-David-27.html ) на его лекции в Торонто.
"Сейчас я понимаю, что Б-га нет, сказал рабби, по дороге к освенцимской душегубке.
Сейчас я понимаю, что Б-г есть, сказал шедший рядом бундовец"


Борис Дынин - вдогонку
- at 2009-04-05 11:09:09 EDT
В конце моих примечаний я выразил искреннюю благодарность всем здесь известному Матроскину за обсуждение моей статьи в частной переписке. Считаю своим приятным долгом отослать читателей к его блогу http://kkmatroskin.blogspot.com/, где он поместил свою статью «Создавал ли Бог пустое место?» со ссылками на мои тексты. Наша дискуссия была ценной для меня и по содержанию и как пример обращения к мыслям оппонента с целью не столько «разбить» их, сколько раскрыть и обогатить свои собственные мысли. Я закончил нашу переписку на тему о трансцендентном словами: «За что я Вам особо благодарен, это за то, что наш разговор выявляет с отчетливостью, недостижимой при разговоре с единомыслящими, очень существенную характеристику "позитивного" мышления. Те критерии, по которым оно по праву судит свое содержание, сформированное и формирующееся при наблюдении и манипуляциях с технологически воспроизводимыми феноменами, оно бесправно применяет к содержанию знания за пределами таких феноменом. При этом оно обычно оставляет в стороне и художественное творчество, которое также должно было бы смутить убеждение в универсальности этих критериев. Вопрос сводится к сводимости критериев осмысленного знания к критериям одной из его форм...

Матроскин озаглавил одну часть своей статьи: "Люди суть абсолютное ничто в рамках Вселенной". Если судить он человеке по весу в килограммах или росту в сантиметрах, то Матроскин прав. Но как соизмерить наш юмор, наше чувство благодарности и пр. с пространствами и пылью Вселенной? При мысли о бессмысленности такого сравнения, утверждение Матроскина теряет смысл.

Вдогонку нашей дискуссии и в дополнение к моей статье я хочу привести здесь слова рабби Джонатана Сакса ( http://www.chiefrabbi.org/ReadArtical.aspx?id=1488 ):

«В книге «Слух об Ангелах» американский социолог Питер Бергер описывает то, что он называет "сигналами трансцендентного» – явлениями, известными в пределах человеческой ситуации и указывающими на нечто вне ее. К ним он относит юмор и надежду. Нет ничего в природе, что объясняет нашу способность воспринять болезненные ситуации таким способом, что мы можем смеяться над ними. Также нет ничего, что может объяснить человеческую способность найти смысл в глубинах наших страданий.

Не существует, в классическом смысле, доказательства существования Бога, но свидетельства опыта (experiential evidence) говорят нам, что мы не случайные совокупности эгоистичных генов, вслепую воспроизводящих самих себя. Наши тела могут быть продуктом природы («ты прах и в прах возвратишься»), но наш ум, наши мысли, наши эмоции - все, что обозначается словом "душа" – не прах. Есть нечто внутри нас, что обращается к чему-то вне нас: к душе вселенной, к божественному "Ты", с которым мы говорим в молитве, и к которому наши предки, когда стоял Храм, приносили благодарения.

Хотя Berger не включает в "сигналы трансцендентного" инстинктивное желание выразить благодарность, оно тоже является таким сигналом. Часто он просто возникает как человеческое побуждение. Кто-то сделал нам одолжение, принес подарок, утешил в минуту горя, или спас нас от опасности, и мы чувствуем, что мы должны ему «нечто». Это «нечто» есть ה ד ו ת «тода» («признательность», «благодарность» на иврите)»


P.S. С надеждой услышать здесь ответ Матроскина заранее говорю ТОДА :)))