©"Заметки по еврейской истории"
Март 2009 года

Politically Incorrect


Красная нить в клубке левых противоречий

Перевод Эллы Грайфер

Есть в интернете блок на немецком языке с английским именем Politically Incorrect.

Недавно я нашла на нем статью, которая показалась мне интересной. И вот – перевод:

Красная нить в клубке левых противоречий

Наверное, не мы одни заметили, что левые, которые еще вчера боролись за права женщин, сегодня с пеной у рта отстаивают исламские нормы жизни, невзирая на предусматриваемую ими дискриминацию слабого пола. Это – только одно из кажущихся противоречий в позиции левых, противоречий, через которые красной нитью проходит одна общая тема.

 

 

Логика кажущегося противоречия

Как же это так получается, что в обществах западного типа левые охотно выступают в защиту гомосексуалистов, но рта не раскрывают, когда гомосексуалисты становятся жертвами исламской идеологии или людей, воспитанных в исламской культуре (как в последнее время все чаще происходит в Германии)? Отчего все эти «зеленые» эмансипаторы, словно воды в рот набрали, хотя у них перед носом исламский патриархат открывает бабе дорогу не далее, чем от печки до порога? В 1968 году эмансипированные левые дамы бюстгальтеры жгли в знак протеста против мещанского аденауэровского общества, а сегодня с восторгом приветствуют головные платки и сверхзакрытые мусульманские купальники. Мечтали о свободной любви, а нынче в грязь втаптывают, расистом, дерьмом коричневым обзывают всякого, кто осмелится заикнуться о судьбе мусульманок, насильно выданных замуж. Изо всех сил за мир боролись, с Ганди брали пример, а теперь им вполне по душе «вооруженное сопротивление» ХАМАСа и талибана. С Третьим Райхом эти самозваные антифашисты ничего общего иметь не хотят, но редко кто из них реагирует на разносящийся по улицам Европы рев: «Смерть евреям!».

Красной нитью через все эти типичные для левых противоречия проходит однозначный выбор: во всех политических конфликтах они оказываются на стороне, противостоящей, по их представлениям, западной культуре – культуре прав человека, демократии, рыночной экономики, христианской традиции. Не останавливаются даже перед отказом от собственных идеалов, которые за минуту до того противопоставляли этой самой западной системе. Как будто те идеалы им только для того и были нужны, чтоб западное общество лишний раз в аморальности упрекнуть, а не затем вовсе, чтобы больше прав дать каким-то людям. Иначе оказались бы левые и зеленые в первых рядах борцов против исламской ненависти к гомосексуалам и дискриминации женщины.

Отрицание западного

История Запада изображается, в основном, в черном цвете. Нацизм, колониализм, империализм, эксплуатация третьего мира, атомная бомбардировка и т.п. Исключение составляет только социализм (он хоть и зародился в западной культуре, но ни свободы индивида, ни рыночного хозяйства не признает, а значит – рассматривается как противоположность свободно-рыночной модели). На Западе привилась (большей частью неосознанно) самокритика в духе социалистической пропаганды. В Европе она господствует почти полностью, широко распространена и в Америке, но там монополией еще не стала. Напротив, игнорируется все, что можно Западу поставить в заслугу. Помощь третьему миру, благосостояние, созданное рынком, распространение демократии (например, в Индии), развитие техники и медицины, созданная колониализмом инфраструктура и развитие культуры (например, улучшение положения коптов-христиан в мусульманском Египте) и, не в последнюю очередь, бюджетные миллиарды, которые тратятся на иммигрантов, не желающих интегрироваться в принимающее общество… да вообще – на их прием как таковой.

Виноватым почти всегда оказывается только и исключительно Запад. Например, проблемы с образованием, возникающие у мусульман в Европе, и, в частности, в Германии, приписывают не враждебному настрою исламской культуры к просвещению, а в одностороннем порядке – обществу, принимающему этих мигрантов:

Мы недостаточно делаем для образования мигрантов, недостаточно открываемся исламской культуре и т.д. Такое толкование стало уже доминирующим, так что ни политики, ни СМИ не делают даже самой робкой попытки его оспорить. Решено и подписано: во всем, что не так, виноваты мы и только мы, а чужая культура имеет только положительные стороны – она способствует разнообразию, обогащает нас талантами и открывает новые возможности.

Идеализация незападного

После развала социализма роль противовеса западной модели все больше переходит к исламу. Шаблоны используются старые: на место левого героя Че Гевары заступает «исламское сопротивление», будь то ХАМАС (как определил недавно Петер Шоль-Латур) или исламские фундаменталисты в Афганистане. Любое, сколь угодно насильственное, противостояние Западу легитимно, как раньше было с левыми террористами. И патриархальный мусульманский уклад оборачивается вдруг «потрясающей сплоченностью семьи», платок на голове объявляется защитой от приставаний, источником гордости, достоинства, самосознания, признаком особо эмансипированных… Сохранение исламско-фундаменталистской структуры общества приравнивается к похвальному сохранению собственной идентичности. Зато со всей решительностью отвергается «христианский фундаментализм», хоть он и не требует ни насильственной выдачи замуж, ни убийства женщины, «запятнавшей часть семьи», ни кровавого джихада.

Скептическое отношение к (западному) экономическому рационализму

Все более решительно отвергается практически все, что связано с успехами Запада в достижении благосостояния. В частности, все шире распространяется негативное отношение к научному рационализму. Ему предпочитают эмоциональное «чувственное» познание. Непопулярным стал научно-технический прогресс. Например, ставшие уже вполне надежными атомные электростанции или продовольственные культуры с генной модификацией (улучшение качества семян, устойчивость к вредителям и погодным условиям). Зато в моде проникнутая субъективной религиозностью эзотерика и культ «биологически чистого» продукта. Все, что поддерживает западную систему, отбрасывается даже при отсутствии адекватной замены (сравните стоимость электроэнергии и надежность работы атомной или тепловой электростанции с ветряком или солнечной батареей!), не принимается во внимание и то, что шесть миллиардов людей «биологически чистым» продовольствием обеспечить невозможно.

В лучших традициях социалистической пропаганды

Тут четко просматривается красная нить социалистической пропаганды. Во время холодной войны однозначно выявилось превосходство западной системы. Запад уважал права человека, создал населению доселе практически невиданное благосостояние, максимум индивидуальной свободы и защищенности. А вот реальный социализм ни одного из своих обещаний не исполнил ни разу, зато угнетал и убивал миллионами. А потому как «реальные социалисты», так и левые радикалы на Западе должны обязательно отрицать успехи западной культуры. Вот эти самые клише и превратились со временем в единственный действующий стандарт оценки западного общества: раздувать ошибки и слабости и игнорировать успехи.

Отступление: внутренняя динамика демократической системы

Существует один политический механизм, несовместимый с левыми идеологиями. В условиях демократии борьба за власть есть конкуренция, стимулирующая вскрытие просчетов и ошибок соперника. Этот механизм приносит населению немалую пользу. Но, прежде всего, в Европе, механизм этот уже не действует, поскольку консерваторы больше не в состоянии предложить собственные этические цели, а, кроме того, неспособны продемонстрировать обществу явные просчеты левой политики. Европейские партии, бывшие прежде консервативными, утратили собственные общественно-политические воззрения и превратились в подпевал левых, ХДС все больше уподобляется "зеленым". Теперь это не более чем союз любителей теплых местечек. Выдающиеся мыслители консервативного направления есть в США, где к тому же нет еще такого тотального господства левых над СМИ, так что политика «либералов» постоянно ставится под вопрос. А вот в Европе после 68 года левое движение монополизировало и под свои нужды приспособило в принципе полезный механизм самоанализа.

Саморазрушение

Внутренняя политика

Внутренняя политика Европы проникнута саморазрушительными тенденциями. При наличии миллионов безработных ЕС принимает десятки миллионов необразованных иммигрантов из Африки и стран ислама. Всеми силами протаскивается идея приема в ЕС Турции, который потребует астрономических затрат, притом что государства ЕС и так уже в долгу как в шелку. Сторонникам этой политики, возможно, даже и невдомек, какие (неразрешимые) проблемы они создают. Возможно, они просто руководствуются какими-то моральными соображениями, каким-то, якобы, «сверхгуманизмом». А может быть, и весьма близорукими политическими расчетами. А может, тем и другим понемножку.

Но последствия такой политики каждому ясны. Уже сегодня мы видим катастрофические экономические последствия массовой иммиграции людей, не имеющих и неспособных получить образование, не говоря уже о культурной стороне вопроса и нагрузке на системы социальной защиты.

Финансирование массовой иммиграции и содержание раздутых социальных систем плюс гигантские затраты на выплату пенсий грозят раздавить своей неподъемной тяжестью рыночную экономику. Рост налогов и бюрократической надстройки петлей затягивается на шее единственной дойной коровы. Но любые негативные последствия левой политики стабильно истолковываются как несовершенства рыночной экономики. Например, безработица, возникшая вследствие роста налогов и численности бюрократов, приписывается стремлению к извлечению прибыли. Падение уровня жизни из-за того, что налоги сжирают все большую часть зарплаты, критике не подлежит – его дозволено критиковать лишь в связи с конкурентной борьбой на рынке. Нынешний финансовый кризис ставится в вину только и исключительно рыночной экономике и жажде прибыли, а ведь на самом-то деле кризис вызвали меры государственного регулирования, без них никогда не удалось бы надуть такой гигантский спекулятивный пузырь (еще при Клинтоне было издано правительственное распоряжение, обеспечить бедных кредитами на жилье, да плюс к тому «экономика мыльных пузырей» (Bubble-Economy), допущенная системой Федерального Резерва).

Но все эти проблемы, созданные идеологизированной левой политикой, ставятся в вину (западному) обществу и предъявляются в качестве доказательства его несовершенств. Так возникает, в конце концов, может быть даже непреднамеренно, «доказательство» негодности рыночной экономики и (существующей) общественной модели. Возьмем для примера дебаты вокруг системы школьного обучения. Чем левее правительство в соответствующей федеральной земле, тем хуже результаты показывают на экзаменах ученики всех без исключения тамошних школ. А обвиняют в этом почему-то систему, предусматривающую школы трех типов, с выпускниками которых десятилетиями не было проблем. Значит, вовсе не в ней причина падения общего уровня. Так чего же на самом деле добиваются сторонники введения единого школьного стандарта: повышения успеваемости или внедрения своей идеологии с закреплением за собой имиджа «решателей проблем» и соответствующего жалования? Притом, что и проблема-то в немалой степени создана ими самими.

Внешняя политика

Невозможно даже сравнить критический настрой в отношении Китая и исламского мира. Китай, хоть и с коммунистами у власти, давно уже стал капиталистической страной, приблизился к модели западного общества. Его громко критикуют по поводу нарушений прав человека, но что-то не слышно похвал по поводу успехов его развития, с тех пор, как расстался он с председателем Мао, массовым убийцей и идолом левых. Обсуждают главным образом «социальное неравенство», возникшее в ходе экономического бума, загрязнение окружающей среды и проблемы вокруг Тибета.

Зато исламский мир упреков по поводу прав человека почти не слышит. Саудовский король со своими шариатскими порядками принимается на ура. Весь мусульманский комплекс дискриминации женщин, преследования (нередко весьма жестокие) гомосексуалистов и неисламских меньшинств разве что вскользь упоминаются западными СМИ. Преступления, отрицать которые невозможно, объявляются произвольно «ничего общего с исламом не имеющими», во избежание критики ислама как системы. Зато деться некуда от восхвалений мишурного мира Дубаи, где якобы «гармонично сочетаются традиция и современность». Весь применяемый к Китаю критический арсенал тотчас отбрасывается, едва лишь заходит речь об исламском мире.

Разумеется, тут велика роль экономических и геополитических соображений. Китай производит товары, он – конкурент, а нефтяные бароны – поставщики, от милости которых мы зависим. Но с другой стороны эти односторонние оценки вполне соответствуют сложившемуся постепенно на Западе консенсусу антизападных истолкований и позиций. Просматривается определенная тенденция: чем больше в данном обществе элементов западной культуры, тем более сурово дозволено его критиковать. Левые режимы столь же малодоступны для критики, как и исламские. Классический пример: южноафриканский апартеид. Сколь бы оправданным и необходимым ни было решительное осуждение этой несправедливой расистской системы, ни в какое сравнение с его интенсивностью не идет внимание, уделяемое широко практикуемому в Сахеле и восточной Африке варварскому обычаю обрезания женщин. Куда интенсивнее ведется кампания борьбы со СПИДом. Левые квазигуманисты способны возмущаться лишь теми проявлениями нищеты и несправедливости, которые удается как-то связать с Западом или влиянием «белого человека». (Не будем, впрочем, забывать, что и среди левых есть немало честных людей, что борьба с женским обрезанием ведется феминистскими организациями левого направления, но ни левые партии, ни СМИ, к сожалению, практически не поддерживают их в этой борьбе).

Израиль как носитель западных свобод и культуры

Многочисленные грубые нападки на недавнюю самозащиту Израиля вызваны не только избыточным антисемитизмом. Израиль – единственное государство в регионе, практикующее демократию и права человека, т.е. общество западной модели. Добавьте сюда еще решимость Израиля защищать себя, отказ сдаваться на милость исламских захватчиков.

Это прямо противоречит саморазрушительнному «движению за мир», которое на самом деле всегда имело и нынче имеет одностороннюю антизападную направленность. Нас призывали стать «лучше красными, чем мертвыми», вместо того, чтобы оставаться «свободными и живыми». Что может означать одностороннее разоружение, кроме сдачи на милость тоталитарного агрессора, чтоб только он уничтожил ненавистную западную систему? Но маскировалось это под «миролюбие» и нравственное превосходство. Воля Израиля к жизни бросает вызов идеологии разоружения и самопредательства. Для этого псевдопацифизма характерны односторонние требования. Горячий протест против «першингов» при почти полном молчании о советских «СС 20». Мы должны проявить открытость и готовность к диалогу, в то время как от угнетательских социалистических режимов не требуют даже соблюдения прав человека.

По той же схеме поступают с Израилем. Ни один из этих «мирно-подвинутых» не призывал ХАМАС прекратить постоянные покушения на убийство своими ракетными обстрелами. Мирноозабоченные пробудились лишь тогда, когда Израиль не смог и не захотел больше терпеть этих покушений. В такое миролюбие поверить трудно – что прежде, что теперь – игра в одни ворота с вполне определенными политическими целями.

Не прекращаются и жалобы на «изоляцию» Газы, на «стену», которую выстроили ну очень злые израильтяне. При этом всегда замалчивается, что «стена» не дает благочестивым поклонникам самоубийственного джихада устроить в Израиле очередную резню. Не упоминается и то, что живет Газа в значительной степени за счет израильского снабжения, невзирая на демократический выбор, сделанный тамошним населением в пользу двух партий, ставящих себе целью уничтожение Израиля. Моральная планка ставится перед Израилем на такой высоте, что не сбить ее невозможно, потому что за ним намертво закреплена роль «мальчиша-плохиша» в этом антизападном (да к тому же еще антисемитском) сценарии. Вполне логично, СМИ и политики даже не упоминают другую стену – со стороны Египта, а если и упоминают, то Египет не осуждают – и тут виноват оказывается Израиль.

Антизападные течения как естественные союзники антизападной левой

Приоритет антизападничества

Все противоречия левой аргументации мигом разрешатся, стоит только понять, что антизападничество является основополагающим принципом левой догмы. «Запад» в левом мировоззрении есть образ врага. Настолько центральный, что все прочее практически подчинено его поддержанию. Левые не соглашаются даже признать, что и сами они – порождение западной культуры. И Маркс, и все социалистические фантазии о «справедливости» возникли на основе многовековой традиции, восходящей к христианству. Но социалистическая идея их искажает и злоупотребляет ими.

Враждебность к Западу – первична, и потому левые политики со все более возрастающей симпатией глядят на ислам. Чтобы сбросить поддерживаемого Америкой ненавистного персидского шаха, тамошние левые в свое время тоже вступили в союз с Хомейни, а после реализации исламской модели общества их стали понемногу преследовать, кого и убивали… У западных левых это особого возмущения не вызвало, в отличие от тех времен, когда преследования исходили от шаха.

Но кроме антизападничества леворадикальная догматика и по структуре сходна с идеологией ислама. Обе отрицают индивидуализм, отводя нравственный приоритет коллективу. Обе не допускают критики своей системы, склонны к нетерпимости, в обеих распространена тенденция оправдывать насилие, поскольку оно служит созданию угодной им репрессивной системы. От такого насилия если и отмежевываются, то как-то вяло. И уж вовсе неохотно критикуют идеологические цели и принципы бандитов (вспомните, как идеализировали террористов РАФ – да, убивали, но с благородной целью!). Обе допускают меры принуждения, глубоко проникающие в частную жизнь граждан, хотя и с разной целью. Там – чтобы обеспечить соответствие исламской традиции, а тут – политкорректности.

Но есть, конечно, и различия. Социализму, вообще-то, можно бы поставить в заслугу улучшение положения женщины и отмену открытого преследования гомосексуалистов. Так вот, именно этими положительными сторонами своей идеологии левые готовы пожертвовать ради союза с исламом против Запада как «образа врага». Это – приоритетное направление.

Отсутствие самокритики

Истребление левых в исламском Иране западных левых ничему не научило, и напрашивается вопрос, обучаемы ли они вообще. Для обучаемости им недостает некой добродетели, которую они постоянно требуют от своих противников, а именно – самокритичности.

Если бы они ею обладали, то признали бы, что у социализма на совести больше 100 миллионов человеческих жизней, систематические пытки, что разрушение рыночной экономики миллиарды людей ввергло в нищету. Они признали бы, что левая социальная система всегда стремится ограничить права индивида в пользу коллектива, порождает бесправие и бедность. Что от внедрения социалистической теории в практику жиреют прежде всего те, кто объявляет себя защитниками интересов и потребностей коллектива. Тогда им пришлось бы отказаться от немалой части привилегий, которые они уже имеют и надеются получить в будущем.

Самокритика не позволила бы левым политиками морально оправдать свое стремление к власти и связанным с ней удовольствиям. Разве что они отказались бы от левой идеологии и осудили бы враждебность к гомосексуалистам, независимо от того, от кого она исходит. Тогда им пришлось бы признать, что западная система куда лучше той карикатуры, которую они на нее нарисовали. Пришлось бы расстаться с лестной иллюзией своего морального превосходства над всеми не-левыми: «капиталистами», правозащитниками недогматического толка и даже презренными «обывателями». И судить себя стали бы они не по высокопарным лозунгам и обещаниям, а по реальным результатам своей политики. А судя по результатам, политика их чем левее, тем менее соответствует этим самым лозунгам.

Систематический подрыв самоуважения Запада

В данный момент никаких признаков допущения самокритики в значительном масштабе не наблюдается. К сожалению, в значительном количестве левых голов действуют непробиваемые защитные механизмы. Виноваты всегда другие, мы – никогда. Самокритики требуют только от «Запада», от «общества» (даже добравшись до власти и оказывая на это общество решающее влияние, частью его левые себя не признают), ни в коем случае не от других культур, и уж, разумеется, не от самих себя. Такая стратегия вполне целесообразна: подорвать на западе самоуважение, самоидентификацию с обществом западного типа, чтобы таким образом прорваться к власти. Нескончаемый поток «информации», культурно-исторических образов создает у населения все более отрицательный образ западной модели общества. Без положительной самоидентификации оно становится легкой добычей левых преобразователей, а затем, с учетом демографических тенденций, – ислама.

Взломать антизападную матрицу?

Шансы на ее взламывание в действительности близятся к нулю. Для этого требуются многотиражные и популярные СМИ, которые последовательно разоблачали бы противоречивость левых толкований и, прежде всего, доводили бы их до общественного сознания. Ничего подобного не существует даже в зародыше. Практически любое выражение консервативной позиции – будь то высказанное Евой Герман сомнение в пользе ясель для младенцев, или предложение Роланда Коха по улучшению борьбы с преступностью, или поднятый Фридрихом Мерцем вопрос о руководящей роли немецкой культуры – СМИ мгновенно размажут по стенке все, что противоречит левизне.

Не стоит переоценивать и интернет. Горсточка мужественных, принципиальных блогеров после работы вкалывает, а свора левых журналюг пишет за нехудую зарплату, не говоря уже о жирных довесочках, набранных в процессе триумфального восхождения активистов 1968-го по ступенькам госучреждений с соответствующей зарплатой, где они с успехом ведут «идеологическую работу», подкрепляемую «научными исследованиями». Люди практически без средств противостоят прекрасно организованной и великолепно финансово оснащенной левой элите, глубоко убежденной, что ее все более смахивающие на тоталитаризм представления о «пределах свободы мнений» улучшают мир. (На самом деле они всего лишь защищают ее претензии на власть от критики, обнаруживающей противоречия). Не следует недооценивать решимость левых идеологов в борьбе за власть. Новые законы о цензуре принять недолго, уже через пару лет их протащат под видом «защиты от дискриминации» и т.п.

Перспектива

Если в Европе или США случится еще один исламский мегатеракт, он будет истолкован как доказательство негодности нашего общества. Чем больше будет жертв, тем больше, значит, мы их дискриминировали и обижали. Такая смысловая матрица предотвращает пробуждение народа и обеспечивает сохранение кормушек за власть имущими из левых элит.

В случае серьезного конфликта вокруг Израиля все усилия будут направлены, прежде всего, на обвинение Израиля, поскольку он сопротивляется основному принципу левых – безоговорочной сдаче на милость антизападного противника (только теперь, вместо «лучше красный, чем мертвый» скажут «лучше мусульманин, чем мертвый»).

В ловушке собственной системы (и все общество с ними вместе)

Нравственный настрой многих адептов левой догмы – идти напролом. Убежденные в своем моральном превосходстве, они готовы исправлять мир по обетованиям своей идеологии. Отрицательные результаты либо вовсе не в счет, либо «доказывают», что надо было брать еще левее. Мышление в этой системе – закрытое, т.е. никакими «посторонними» аргументами его не прошибить. Это – психология религиозной секты. Также как в исламе, вера роковым образом перемешана с политикой. Основные принципы этого убеждения прикрыты логикой псевдоаргументации так, что поколебать их невозможно. Это – давнее свойство любого, не только левого, догматизма. Изменения происходят только, когда носители догматической идеологии начинают под действием внутреннего импульса менять ориентацию сами. Но какая может быть переориентация при такой идеологической зашоренности, при такой уверенности в собственной моральной сверхценности? Эдак ведь недолго и самоуважение потерять вместе с чувством своего нравственного превосходства. Кто же захочет с собой такое проделывать?

История человечества знает множество культур, погубленных собственным идеологическим и религиозным догматизмом, не позволявшим приспособиться к новым реальностям. Когда-нибудь истекает время каждой культуры. Сегодня мы свидетели заката величайшей культуры в истории человечества: сперва медленно, потом все быстрее катится она под уклон из-за неспособности господствующей элиты к рефлексии и самокритике. Классический пример того, к чему приводит стремление к власти и моральному авторитету при фальшивых ценностях – оно неизбежно оборачивается саморазрушением.

Хорошо бы, конечно, чтобы множество левонастроенных людей увидели противоречие между своими идеалами и реальностью. Кроме жаждущих власти политиков и миссионерствующих журналистов есть много и других, для которых левая позиция – выражение глубоких гуманистических убеждений. Если бы они могли понять, что нынешняя политика левых как раз противоречит этим идеалам, если бы смогло сформироваться движение, предлагающее альтернативу догмам, мучающим нас с 1968 года – тогда, возможно, что-то еще могло бы измениться к лучшему.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 419




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer5/Grajfer1.php - to PDF file

Комментарии:

Эдмонд Сарно
Хайфа, - at 2009-03-16 04:14:54 EDT
Благодарю за статью. Анализ ситуации абсолютен. Полностью перекликается с моим материалом на форуме - "Левая" проблема в ментальности евреев". Есть одна общая беда-проблема, нас, так понимающих ситуацию, много, а возможности преодолеть финансируемых теперь арабскими нефтедолларами левых (раньше их финансировал СССР), мало. Если учесть, что в Израиле сосредоточена не самая ментально слабая группа так мыслящих, может быть стоит подумать о координации и векторно грамотном приложении наших сил?
Самоход - Элле Грайфер
- at 2009-03-12 17:06:04 EDT
Спасибо, Элла! Отличный Вы раскопали материал.
vitakh
- at 2009-03-12 14:47:19 EDT
Спасибо за перевод! В статье детально продемонстрирован идиотизм "левых". Но в наших глазах.

"Хорошо бы, конечно, чтобы множество левонастроенных людей увидели противоречие между своими идеалами и реальностью".

Не увидят. Ибо мыслят в иной от нас системе аксиом миропредставления (хотя могут придерживаться правил формальной логики). Так же как и антисемиты. И им "мозги не вправить" без существенной "лоботомии". Не берусь судить, является ли мышление этих "левых" клиническим с точки зрения психиатрии, но с моей является.

А вот мнение Высоцкого:

Новые левые — мальчики бравые
С красными флагами буйной оравою,
Чем вас так манят серпы да молоты?
Может, подкурены вы и подколоты?!

Слушаю полубезумных ораторов:
"Экспроприация экспроприаторов..."
Вижу портреты над клубами пара —
Мао, Дзержинский и Че Гевара.

Не [разобраться], где левые, правые...
Знаю, что власть — это дело кровавое.
Что же, [валяйте] затычками в дырках,
Вам бы полгодика, только в Бутырках!

Не суетитесь, мадам переводчица,
[Я не спою], мне сегодня не хочется!
И не надеюсь, что я переспорю их,
Могу подарить лишь учебник истории.

(1978)
http://vysotskiy.niv.ru/vysotskiy/stihi/702.htm

Нынешние "левые" чуть более новые, но ВВ подметил ключевой "сдвиг по фазе".

Вопрос не в том, в чём "они" не правы, а как этой заразе противостоять.

Ерушалми
- at 2009-03-12 13:29:15 EDT
Европейские левые - марксово порождение, то есть, это участники поднятого им Красного Джихада. Сегодня, с развалом СССР, перелицовкой Китая, о которой пишет Элла, зажранностью народа в развитых странах, полученной благодаря научно-технической революции, подорвавшей основы Красного Джихада и убравшего его с пути возникшей в последней четверти века новой, третьей волны Зеленого, исламского Джихада, эта волна почти не встречает сопротивления. Мировые производительные силы еще достаточно высоки, чтобы худо-бедно обеспечить существование Цивилизации даже при наличии откровенного паразитирования миллиарда с лишним мохаммедан. Даже, при развивающемся мировом экономическом кризисе.
А левые мыслители все продолжают нести ахинею о существовании разных цивилизаций, противопоставляя кормильцев хроническим паразитам и ставя их на разные чаши весов. А поскольку паразиты несамостоятельны, даже в своей деятельности против кормильцев, то бишь, слабы, то красноджихадники, естественно, на их стороне, ибо это - социально близкие. Вот, чуть ниже - статья М.Хейфеца о "столкновении цивилизаций". Читать неохота, из-за одного названия. Скорее всего, как водится у этого автора, что-то прочел и спешит встать на стульчик и пересказать своими словами... Дай, бог, ошибиться. И, недовмек ему, что ЦИВИЛИЗАЦИЯ ДОЛЖНА УМЕТЬ СУЩЕСТВОВАТЬ АВТОНОМНО И САМОДОСТАТОЧНО! Так где же сегодня ВТОРАЯ цивилизация? Не пора ли признать, что лажанулся старик Льюис, а сним и - Хантингтон, покойный? НЕ МОЖЕТ ИСЛАМСКИЙ МИР СЧИТАТЬСЯ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ, ИБО ОН, ОТДЕЛИ ЕГО ОТ ЦИВИЛИЗАЦИИ, С ГОЛОДУ ПЕРЕДОХНЕТ!
По крайней мере, с 19-го века, а то - и раньше, на Земле одна Цивилизация!

Борис
Израиль - at 2009-03-12 08:41:16 EDT
Каждый раз, читая Эллу Грайфер, завидую белой завистью. Она излагает то, что и я думаю, но формулирует на несколько порядков лучше, чем могу я.
Игрек
- at 2009-03-12 00:00:23 EDT
"Тогда им пришлось бы признать, что западная система куда лучше той карикатуры, которую они на нее нарисовали. Пришлось бы расстаться с лестной иллюзией своего морального превосходства над всеми не-левыми: «капиталистами», правозащитниками недогматического толка и даже презренными «обывателями»
**
Очень верное наблюдение.
Авторов манифеста слегка заносит в деталях, но суть схвачена верно, на мой взгляд. Я, конечно, не могу судить о том, так ли уж в Европе нет организованного противостояния левизне. Как я читал, в разных странах замечается рост партий если не "правых", то уж консервативных, которым вся свистопляска политкорректности, как нож по горлу.
Спасибо за перевод.