©"Заметки по еврейской истории"
Февраль 2009 года

Леонид Духин


Чудотворец из Виледника

Из серии «Сакральная география галута»

Документальный рассказ

 

Крохотная деревушка Виледники на реке Норинь, на полпути между Коростенем и Овручем; название – единственное, что роднит ее с некогда цветущим городком Виледник. Нет его больше на свете; казалось бы, исчез с географической карты и из памяти людской навсегда. В таких случаях говорят:אראפ פון לאקשן ברעט – «ароп фун локшн брэт» – «что упало, то пропало»…

Местечко Виледник в украинском Полесье постигла та же трагическая участь, что и тысячи других штэтлэх Восточной Европы в годы Холокоста. Противотанковый ров на околице городка (известен как «жыдивський окип») стал братской могилой для полутора сотен местных евреев, в основном стариков, женщин и детей. Сожжены десятки домов и синагога, разорено кладбище. Ныне лишь несколько поваленных и вросших в землю могильных плит напоминают о том, что некогда на этом пустыре – коровьем выпасе было еврейское кладбище – «дом жизни» – בית חיים – «бейт хаим»… קול התפילה נישמע בווילדניק Молитва в Виледнике

При таком пессимистическом, «кладбищенском» раскладе кто бы мог надеяться услышать в Виледниках в начале XXI века живую еврейскую речь – настоящий «мамэ лошн» מאמע לשון? Тем не менее это самоочевидный факт: 

עם ישראל חיי! – «ам Исроэл хай! – жив народ Израиля!». Сохранился в Виледниках сакральный уголок поклонения, где время от времени звучат слова на идиш и молитвы на иврите, а хасидские паломники из дальнего зарубежья носят пейсы и кипы и даже «штраймл» – дорогие меховые шапки цадиков знаменитой Чернобыльской династии

Прелестный цветок Полесья

Этот заповедный уголок 400-летней еврейской истории городка назван אהל «оhэль Бааль-шэм Виледник» («домик над могилой чудотворца из Виледника»); вот уж 150 лет под ним покоятся нетленные останки рабби Исроэла Дов-Бэра, известного также как Ребе «Шэйрис Исроэл», по названию своего magnum opus – сборника респонсов и комментариев к Торе и Талмуду (годы жизни 1789-1850).

Оhэль рабби Исроэла Дов-Бэра в Виледниках, 1994 год

Чернобыльская ветвь хасидизма на протяжении почти 200 лет связана с известным хасидским «двором» чернобыльских цадиков, основанным в начале XIX века рабби Менахемом Нахумом Тверским – Великим Ребе и родоначальником Чернобыльской династии праведников. В историю хасидута он вошел также как «Магид (проповедник) из Чернобыля». Рабби Менахем Тверский был одним из лучших учеников великого Бешта (Исроэла Бааль-Шэмтова – основателя хасидизма) и рабби Дов-Бэра, Магида из Межирича. Был у Великого Ребе замечательный сын, который имеет прямое отношение к герою нашего повествования. Звали его рабби Мордехай.

Он был известен тем, что щедро спонсировал «скрытых праведников» צדיקים ניסתרים своего поколения за счет «цдаки» – добровольных денежных пожертвований членов еврейской общины. Рабби Мордехай строго следил за расходованием средств и перед смертью горько сожалел о том, что не успел собрать их еще больше, чтобы 36 «скрытых праведников» («ламедвав цадиким»), на которых держится наш суетный мир, ни в чем не нуждались. Слава о нем вскоре разнеслась по всей Украине; знаменитый Ружинский цадик рабби Исроэл назвал в его честь одного из своих сыновей Мордехаем, заявив при этом: «Наш дядя из Чернобыля еще при жизни вознесся над этим миром в своем духовном величии, как будто его душа давно уже покинула земную суету…».

В числе любимых учеников рабби Мордехая Тверского был юный хасид из Виледника – Исроэл Дов-Бэр, получивший «смихут» – סמיכות– право на духовное правление еврейской общиной родного городка. Постигнув потаенные глубины Каббалы, рабби Исроэл вскоре приобрел заслуженную славу искусного врачевателя и чудотворца; его полемический талант в полной мере раскрылся в сборнике комментариев к Торе и Талмуду «Шэйрис Исроэл». Еще до знакомства с рабби Мордехаем Тверским из Чернобыля он написал поэму «Прелестный цветок Полесья», воспев чудную природу родного края; в поэме есть замечательные строки, посвященные Виледнику:

מתחת לסלע פורחת לפלא

עירה נחמדת מאוד

Митахат лесэла порахат лепэла

Аяра нихмэдэт мэод…

У подножия скалы, всем на удивление

Расцветает городок прелестное видение…

Рабби Давид Тверский, Ребе Чернобыльской династии в местечке Тальное, Подолия, первая половина XIX века

«Дитя малое…»

После того, как умер Старый Ребе ((אלטער רעבע в Любавиче, часть хасидов перешла к его любимому ученику – рабби Арону из Староселья; другая часть осталась верна сыну Старого Ребе в Любавиче. Хасидут ХаБаД оказался на грани раскола, но в этот критический момент неожиданно умер, не оставив наследника, рабби Арон. Осиротевшим старосельским хасидам пришлось искать себе нового Ребе; некоторые вернулись в Любавич, другие же отправились в Виледник за советом к мудрому Ребе Исроэлу Дов-Бэру. По дороге начался такой снегопад, что лошади встали, и пришлось хабадникам добираться до Виледника пешком. Пришли в городок и возле крыльца дома Ребе стали ждать его появления. Открыли молитвенники и прочли слова молитвы: מי כמוך ומי דומה לך – «кто сравнится с Тобой и уподобится Тебе!». Не заметили, как вышел на крыльцо Ребе и торжественно произнес: «Несмотря на метель и усталость, первым делом открыли молитвенник. Вот вы какие! Входите и чувствуйте себя как дома».

На субботней трапезе посадил гостей рядом с собой, и провидчески предвосхитив их вопрос, погрозил им пальцем: «Тот, кто сомневается в своем Ребе, все равно, что сомневается во Всевышнем…». На исходе субботы отправились хасиды обратно в Любавич, рассказали Ребе Цемаху Цедеку о том, что приключилось с ними в Виледнике. Ответил Ребе: «Виледникэр у нас как дитя малое: что видит, то и говорит…».

На всю жизнь запомнили хасиды Любавича мудрые слова Ребе Исроэла Дов-Бэра: «כל המהרהר אחרי רבו כאילו מהרהר אחרי השכינה – «Каждый, кто сомневается в своем Ребе, все равно, что сомневается в Шехине». Однако на этом история не заканчивается: молва приписывает ему также слова известной народной песни: безымянный хасид-хабадник шлет письмо из далекой Америки своему Ребе по заветному адресу:

«Мистечко Лядэню,[1] Могилёвэр губерню,

Духовному Рэбэню Шнэерсону…»

Два дальневосточных мудреца

В последний год жизни чудотворца Виледник посетили два дальневосточных мудреца, 2 просветленных даоса. Одного звали Аз Ох Ун Вэй, был он родом из китайского города Кайфыня, бывшей столицы Поднебесной. Второй – уроженец корейского города Пунсан, носил имя Вэй Из Мир. Подъезжая к городку, они увидели одинокого старика в атласном кафтане и лисьей шапке на берегу реки. Благородные черты его лица поразили мудрецов.

– Взгляни на этого удивительного старца, – сказал один из них – как легко и неслышно взбирается он по каменистой тропе…

– Жаль, что он не даос, а всего лишь рабби, – резонно заметил второй.

Внезапно Ребе приблизился к ним. «Сожалею, что вы не цадики, а всего лишь даосы, ведь в таком случае вы могли бы подпирать мироздание со стороны Дальнего Востока», – произнес он и напомнил им даосскую историю о бабочке или Чжуан Чжоу, которую они почти забыли:

«Однажды Чжуану Чжоу приснилось, будто он бабочка, беззаботно порхающая над цветами. Он наслаждался от души и не сознавал, что он – Чжоу, и внезапно проснувшись, удивился, что он – все еще Чжоу, и не мог понять: приснилось ли Чжоу, что он – бабочка, или бабочке теперь снится, что она – Чжоу. Это и называют подменой вещей, хотя между Чжоу и бабочкой существует различие…».

Аз Ох Ун Вэй и Вэй Из Мир не были бы мудрецами, если бы не поняли глубокомысленного намека Ребе. Возвратившись в Кайфынь и Пунсан, они вернулись к своим еврейским корням и стали, по совету Ребе из Виледника, первыми «скрытыми цадиками» ((צדיקים ניסתרים– опорой мироздания в своих странах. К сожалению, они так и не узнали, что означают их фамилии, потому что не владели идиш…

Живописные окрестности Виледника: река Норинь

Спастись от доблестной жены в позе лотоса

В те давние времена духовного правления чудотворца в Виледнике часто происходили события, которые иначе, как чудесами, не назовешь. За помощью к Ребе обращались люди, казалось бы, безнадежно больные: местечковые евреи и украинцы из окрестных сел; Ребе никому не отказывал. Настои из целебных трав, которые он собирал на цветущих лугах, имели чудодейственную силу. Большие теплые ладони, доброжелательный взгляд и неизъяснимая, завораживающая магия слов, с которыми Ребе обращался к людям, исцеляли их будто по мановению волшебной палочки. Он умел устанавливать добрососедские отношения между людьми: бывало, чихнет кто в Виледнике, а из ближнего села уж кричат: «Доброго здоровьичка!»…

Особняком от других ניסים וניפלאות – чудес и знамений находится история о доблестной жене (эйшес хаиль) Фейге и ее муже – Пине «дэм идэнэ» (Пине-бабе). Должно быть, в молодости он невнимательно читал стих из Торы:

 מי ימצא אשת חייל

– Кто найдет себе доблестную жену!? Потаенный смысл этих слов дошел до него лишь после того, как женился на «бой-бабе» Фейге и отведал от нее всех щедрот супружеской жизни. Тогда и прилепилось к нему второе имя:

Пиня די -ידענע – «Пиня-баба»…

Наконец, он не выдержал обид и откровенно заявил своей Фейгэлэ: דאס שלעכטע ווייב איז א מאקע אף לייב «дос шлэхте вайб из а макэ аф лайб – плохая жена что болячка на теле». Нетрудно представить, чем обернулось для него такое вольнодумство! На следующее утро, тайком от жены, Пиня запряг лошадь и לך לכה – поехал куда глаза глядят…

Тайные помыслы Пини и его лошади, также много испытавшей на своем веку, на этот раз совпали: задремав, он и не заметил, как оказался в Виледнике перед домом чудотворца Исроэла Дов-Бэра. Заметив сталь раннего визитера, Ребе пригласил его в дом. Выслушав горестную историю Пини, сочувственно сказал:

– Я не маг и не волшебник, как многие думают, но такой же смертный בשר ודם, как все. Грех не помочь такому страдальцу, как ты. Возьми мой носовой платок и, как войдешь в реку Норинь, сядь на него в позе лотоса и не бойся! Когда будешь проплывать мимо своего дома, крикни из последних сил: «Фейгэлэ – сердце, выйди к реке, радость моя!». Как только увидишь ее на берегу, выходи из реки – после этого заживете в мире и согласии…

Что сказал Ребе, то и исполнилось: как увидела Фейгэлэ своего Пиню плывущим по реке в позе лотоса, бросилась в воду и чуть не захлебнулась, пока вытаскивала его на берег. После того будто подменили бой-бабу: стала Фейга доблестной женой и нарожала Пине кучу ребятишек; праправнуки которых и ныне живут в ближнем и дальнем зарубежье…

Рабби сказал мне: לך קיבינימט! – Лэх кибинемат!

Когда один из отрядов атамана Козырь – Зирки – «ангела смерти» Полесья в жаркий день таммуза (июля) 1919 года ворвался в Виледник, евреям оставалось только надеяться на Бога. Никто не мог подумать, что душа рабби Исроэла Дов-Бэра и в райских кущах услышит их мольбу. «Батька» банды был из местных хуторян, которые даже в кровавое лихолетье сохранили уважение к чудотворцу, олицетворявшему для них одновременно еврейского рабби, христианского святого и языческого божка…

Пока его «хлопцы», расседлав коней, поили их в реке, атаман любопытства ради зашел в «оhэль» покойного Ребе. Не прошло и нескольких минут, как он выбежал обратно; пот струился по его лицу, бледному как мел.

– Седлайте коней, хлопцы! – решительно приказал «батька». – Уходим отсюда! Рабби сказал мне:

«Лэх (убирайся) кибинемат!»…

«Оhэль» – последнее земное пристанище «ламедвавника»

Каноническое название 36 «скрытых праведников» – ל''ו צדיקים «ламедвав цадиким». Почему 36? Потому что числовое значение буквы ל «ламед» – 30, а буквыו «вав» – 6; в сумме 36. В каждом поколении евреев есть свои «скрытые праведники»; если вдруг исчезнет хоть один из них, наступит коллапс мира, потому что только в полном составе они могут приветствовать «Шехину» – Дух Божий на Земле. Наш мир может бесконечно долго балансировать на краю пропасти; он не погибнет, пока в нем живут «ламедвав цадиким»…

Их присутствие в мире окутано мистической тайной: «скрытые цадики» сами не знают, что зачислены в магическую группу из 36. Если кто из простых людей утверждает, что он – «ламедвавник», значит, он наверняка не из их числа. Многие хасидские Ребе в своей земной жизни были «скрытыми цадиками», но не смели и подумать об этом, потому что главная добродетель цадика – скромность. Кроме того, они – «скрытый резерв»; возможно, лучший из них по воле Бога станет Машиахом, когда наступит долгожданный день его прихода…

Имеются все основания считать Ребе из Виледника одним из 36 «скрытых цадиков». В его прижизненном и посмертном «послужном списке» столько таинств и благодеяний, что все сомнения рассеиваются. Никто из злых людей не в силах потревожить покой цадика.

В оккупированном Виледнике «оhэль» Ребе был единственным местом, куда немцы и украинская полиция боялись входить после того, как безуспешно пытались устроить в нем склад горючего для вермахта. В первую же ночь тяжелые бочки с бензином обрушились со стеллажей и насмерть задавили сторожа. На следующее утро немецкий лейтенант, высмеяв предостережения украинцев как «глупые религиозные предрассудки», отважно вошел в «оhэль», но вскоре выскочил оттуда бледный, как смерть…

Diese jüdische Teufelei liegt mir im Magen! – Эта еврейская чертовщина достала меня! – жаловался он друзьям, которым так и не удалось выпытать у него, что произошло в то памятное утро в «оhэле». Эту тайну безымянный лейтенант вермахта унес с собой в могилу…

Белый конь Машиаха



[1] Мистечко Лядэню – городок Ляды, ныне Витебской обл. – прим. автора.

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer4/Duhin1.php - to PDF file

Комментарии:

Элеонора
Холон, Израиль - at 2011-01-22 13:29:04 EDT
Уважаемый автор, материал замечательный!Если можно, ответьте, на каких источниках(на каких языках) Вы основывались, когда писали его?
Заранее благодарна за ответ

Аарон
Тель Авив, Израиль - at 2010-07-17 17:19:56 EDT
ЗдОрово!
ЗамеЧательная публИкация!!
К0лЬ А-кав0д!!!

Йосиф Глузман
Маале Адумим, Израиль - at 2009-02-18 13:12:17 EDT

Отличная статья!Большое спосибо!Где-то в году1984-ом поехал из Киева,где я жил в то время,в Виледники помолиться у могилы ребе.Как туда добраться мне объяснил мой друг и учителя из Москвы - Арье Свердлов.На фотографии в статье,сделанной 10 лет спустя Огэль выглядит гораздо новее.На могиле и вокруг лежали конфетки,печенье.Местный сторож рассказал,что приходят просить у святого и местные украинцы,также,что местные власти решили снести эту могилу,но посланный бульдозер перевернулся по дороге и больше никто не отваживался это сделать.
Мой тел. 972-52-6999311

Акива
Кармиэль, Израиль - at 2009-02-18 05:08:36 EDT
Очень красивые, содержательные сказки. Они должны быть рекомендованы для детских садов и домашнего воспитания малышей.
Ontario14
- at 2009-02-13 11:06:54 EDT
Еще до знакомства с рабби Мордехаем Тверским из Чернобыля он написал поэму «Прелестный цветок Полесья», воспев чудную природу родного края; в поэме есть замечательные строки, посвященные Виледнику:

מתחת לסלע פורחת לפלא

עירה נחמדת מאוד

***************

Сразу показалось очень знакомым...
В народе слегка изменили слова - на идиш песня называется "Маргариткелах".
На иврите - "Ракефет" - слова на основе стихов Шнеура-Залмана написал еврейский поэт Левин Кипнис:

מתחת לסלע צומחת לפלא
רקפת נחמדת מאוד,
ושמש מזהרת נושקת, עוטרת,
עוטרת לה כתר ורוד!

Очень интересная статья !






_Реклама_