©"Заметки по еврейской истории"
Февраль 2009 года

Давид Иоффе


Синагога в Цхинвали


До событий августа 2008 года мало кто знал название города Цхинвали. Еще меньше было число помнивших, что в 1934-1961 годах город назывался Сталинири. И, наконец, только совсем немногие знали, что в начале ХХ века грузинские евреи называли Цхинвали – тогда еще не город, а большое село – «вторым, или грузинским Иерусалимом» (см. статью Арнольда Левина "Евреи в Грузии" в журнале "Заметки по еврейской истории", №11 2008 - прим. ред.). Этим почетным названием город во многом обязан раввину Аврааму Хволесу (1857-1931).

Во второй половине XIX века все больше укреплялись связи между еврейством Грузии и России. В частности, ученики российских иешив все чаще становились раввинами в различных городах Грузии. В 1891 году раввином Цхинвали стал Авраам Хволес, ученик ковенского раввина Ицхака Элхонана Спектора, известного своей общественной деятельностью, широкой терпимостью и сочувственным отношением к занятиям светскими науками. Единственным языком общения между новоизбранным раввином и его паствой был иврит, и первым шагом Хволеса стало обучение евреев Цхинвали этому языку. Позже, в 1906 году Хволес организовал в Цхинвали первую в Грузии Талмуд-Тору европейского (литовского) типа, в которой обучались выходцы из всей Восточной Грузии. При Талмуд-Торе была создана библиотека на иврите, в которой были представлены не только религиозная, но и светская литература.

Впервые в истории грузинских евреев Хволес организовал обучение девочек, пригласив для этого учительницу иврита из России. Для приобщения местных евреев, в основном занимавшихся торговлей к другим профессиям, Хволес организовал обучение мальчиков различным ремеслам – сапожному, кожевенному, мыловаренному.

Александр Вайсман. Авраам Хволес

Авраам Хволес подобно своему учителю Спектору, был сторонником палестинофильского движения Ховевей Цион, и обучение в Талмуд-Торе велось в национальном духе. Из цхинвальской Талмуд-Торы вышли руководители сионистского движения в Грузии Давид Баазов и Натан Элиашвили.

Авраам Хволес пользовался глубоким уважением в Грузии, как среди евреев, так и среди грузин. Почти сто лет спустя, в 2006 году, символом этого уважения стал выпуск почтового блока с его портретом. Выпуск марки с портретом раввина – уникальное явление на всем постсоветском пространстве.

Rabi A. Khvoles

Кончина Хволеса в 1931 году была символичной – именно в 1930 годы началось преследование еврейской религии и культуры в Грузии. Жестокие кары обрушились на общину Цхинвали – в 1937 году были арестованы и без суда расстреляны сразу девять хахамов общины.

Во второй половине ХХ века еврейское население Цхинвали постепенно уменьшалось. В семидесятых годах большинство евреев эмигрировало в Израиль. Во время грузино-осетинского конфликта в начале девяностых годов остатки общины, как и грузиноязычное население, вынуждено было покинуть Цхинвали. К августу 2008 года в городе осталось несколько еврейских семей и одна синагога. О судьбе этой синагоги (возможно, синагоги раввина Хволеса) и пойдет речь.[1]

«...Но есть, конечно, часть Цхинвали, которую эти чертовы системы залпового огня советского производства действительно смели с лица земли. А это был один из старинных кварталов и, видимо, самый своеобразный и живописный. Я говорю о так называемом еврейском квартале. Так называемом, потому что евреев в Цхинвали давно не осталось, большая часть выехала еще в 1970-80-е, оставшиеся – в начале 1990-х. Когда-то это была могучая община, достаточно сказать, что к концу девятнадцатого века в Цхинвали было шесть синагог. В начале двадцатого века евреев в Цхинвали было больше, чем какой бы то ни было другой нации, – больше, чем грузин, и в четыре раза больше, чем осетин. Советская власть, конечно, с этими «еврейскими штучками» покончила, закрыв пять синагог из шести. Последний раввин держался до предела, уехал из Цхинвали в 1995 году. А вот последняя синагога додержалась до августа 2008 года и сыграла большую роль в августовских событиях.

Еврейский квартал, состоящий из очень старых, хотя и прочных домов, попал в самый центр обстрела грузинских «Градов». Такое впечатление, что грузинской артиллерией командует какой-то закоренелый антисемит, и он под шумок решил свести счеты хотя бы с памятником культуры ненавистной нации, раз уже евреев в Цхинвали не осталось. Иначе я не могу объяснить, почему на этот клочок земли, застроенный исключительно жилыми домами – ни одного административного здания, ни одного какого-нибудь особняка представителя местной знати, сплошь лачуги, – упало с небес такое количество железа. По-моему, здесь не уцелело ни одного дома. А люди уцелели! Не то один, не то двое погибших. Всех спас подвал могучей, как крепость, единственной оставшейся в городе синагоги. Они теперь называют ее своей спасительницей. С самого начала обстрела они сбежались сюда, в подвале площадью не больше тридцати квадратов укрылось несколько сотен человек и провели здесь двое суток, все вместе – от двухнедельной девочки до 82-летней старухи, которую соседи сюда снесли на руках, сама она давно уже не ходит».

Корреспондент, назвавший синагогу крепостью, разумеется не знал, что здания крепостного типа были широко распространены в синагогальной архитектуре Средних веков. Особенности условий еврейской жизни в Польше в Средние века наложили своеобразный отпечаток на архитектуру строящихся в ту эпоху синагог. Необходимость защиты от татарских и казацких набегов заставляла укреплять синагоги и использовать их в качестве своеобразных фортов. Более того, польские власти обуславливали разрешение на строительство синагоги требованием, чтобы здание было снабжено дозорными башнями, контрфорсами и бойницами. В 1628 году польский король Сигизмунд Ш разрешил строительство синагоги в Луцке с мотивировкой ее необходимости для обороны города. Синагоги крепостного типа были построены в Жолкиеве, Бродах, Остроге и других городах. О прочности таких синагог-крепостей свидетельствует, например такой факт: синагога в Остроге выдержала обстрел русской артиллерии уже в Новое Время, в 1792 году и спасла укрывшихся в ней евреев.

Прошло более двух веков. Не в польском Остроге, а в грузинском Цхинвали, не от ядер гладкоствольных пушек, а от «Градов», и не евреев, а осетин спасли стены синагоги. Увы – это, по-видимому, последнее событие в истории евреев Цхинвали. По свидетельству печати[2] в настоящее время в Цхинвали осталась одна единственная старуха еврейка.

Примечания


[1] Л. Велехов, htpp://sovsekretno.ru./magazines/article/2015

[2] В. Ханелис, «Окна» приложение к газете «Вести» Тель-Авив 25.12.2008.

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 993




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer3/Ioffe1.php - to PDF file

Комментарии: