©"Заметки по еврейской истории"
декабрь 2009 года


Юлиан Рафес

Антисемитская болезнь и её губительные последствия для всех народов

(Информационная инфекция - мощный источник эпидемий варварства)

Если люди не научатся помогать

друг другу, то человеческий род исчезнет.

Вальтер Скотт
 

Нужно объяснить каждому, что судьба еврея – это его судьба.

Ни один француз не будет в безопасности до тех пор,когда хоть один

еврей – во всей Франции и во всем мире – должен опасаться за свою жизнь.

Жан Поль Сартр, французский писатель, лауреат Нобелевской премии

Уважаемый читатель!

Я по профессии врач и исследователь. Всю свою сознательную жизнь лечил больных и проводил научные изыскания по клинической медицине в руководимом мною большом коллективе врачей и ученых. Этому всегда сопутствовал мой глубокий интерес к проблеме межчеловеческих отношений. Начиная с детских лет, на протяжении всей моей жизни – вначале в Польше, затем в Советском Союзе – я постоянно встречался в той или другой форме с проявлениями враждебного отношения к евреям.

Невольно в памяти возникает отчетливое видение: Вильно, Польша, где-то 1934-1935 год. Я иду со школы домой по улице Большая Погулянка (ныне – Басанавичус). По противоположной стороне бежит молодой парень-газетчик и, призывая покупать газету, кричит: «Фаланга – орган народный и радикальный для борьбы с еврейским засильем!». Следующее воспоминание: 1938 год. Экскурсия нашего класса на польский горный курорт Закопане. На воротах в городской парк надпись: «Вход с собаками запрещен». Кто-то краской добавил – «и жидам». Не случайно главной темой домашних разговоров взрослых был антисемитизм и угроза нашей повседневной жизни.

Чем можно было объяснить эту постоянную враждебность к евреям? Чем они «заслужили» подобное отношение? Сам термин «антисемитизм» появился в 1879 году. И хотя по своему лексическому содержанию он должен бы означать неприязнь ко всем семитам, но предполагает вражду только к евреям, которая начинается со времен египетского рабства и продолжается на протяжении всех тысячелетий. И всегда ей сопутствуют преследования – лишения гражданских прав, гетто, черта оседлости, ношение опознавательных знаков, погромы, убийства, геноцид.

В проповедях священников, в многочисленной литературе были призывы рассматривать евреев как «врагов Христа». Это отношение к еврейству возникало в Англии, Франции, Австрии, Португалии, Германии. А достигло своего апогея в Германии и других странах во время Второй мировой войны и вылилось в самые трагические события для всего еврейского народа, да и всего мира, – в Холокост.

Я все время задавал себе вопрос: как могли и как могут совершаться такие злодеяния? Где корни, причины этого вопиющего недавнего прошлого и все более распространяющегося в современном мире страшного явления – средневекового варварства? Чем можно объяснить такое стремление к уничтожению себе подобных?

Этот же вопрос возникал передо мной, когда мы с женой в 1967 году посетили Освенцим и стояли у его страшных печей, возле огромного склада игрушек умерщвленных детей, или склада волос заключенных. Не мог не думать об этом и в мемориальном комплексе Яд ва-Шем в Иерусалиме – в зале полутора миллионов погибших детей, где посетитель видит их лица, имена и другие данные. Как могли осуществиться такие зверства?

Увы, рост антисемитизма (антиизраилизма), который мы наблюдали и наблюдаем во многих странах в начале XXI века, иначе как эпидемией не назовешь.

Но нельзя не учитывать, что подобное уничтожение (а то и геноцид) имело место в истории человечества не только по отношению к еврейскому народу. Это и миллионы погибших армян, советских граждан, массовые уничтожения людей в Камбодже, Югославии, странах Африки и в других регионах. И продолжается поныне под не совсем, на мой взгляд, адекватным термином – международный терроризм.

От первого четкого оформления моих суждений об антисемитизме как о болезни прошло немало лет. И только в последнее время я осознал, что все эти явления близки по своей сущности и принадлежат к одному и тому же классу заболеваний – рецидивирующей эпидемии варварства.

Это и натолкнуло на мысль использовать новый подход к антисемитизму, проблеме Холокоста и их реперкуссий в современном мире. Мне пришла в голову нестандартная мысль: а что, если все эти напасти являются проявлением болезни со всеми атрибутами, присущими заболеванию – этиологией (причиной), механизмом действия этого причинного фактора, патогенезом, соответствующей симптоматикой, принципами лечения и профилактики?

При этом главное внимание в поисках подлинного возбудителя и механизма этой патологии я уделил роли информации с соответствующей начинкой. Я возвел ее в ранг информационной инфекции (от латинского слова inficere – заразить, поразить). В известной мере, подобно роли микробной инфекции, она включает разные патогенные агенты.

Хочу подчеркнуть, что когда мы выдвигаем термин – информационная инфекция, то этим подразумевается, естественно, что речь идет не об информации как таковой в целом, а лишь о той ее части, которая обладает патогенным действием. Именно оно превращает нормального человека в дикаря. А ведь именно такие дикари нужны сумасбродным лидерам.

Необходимо осознать существенное отличие нынешней эпохи от предыдущих – массовость потребления информации. Достаточно отметить, что по результатам недавнего исследования Reuter’s (Бранон Мак-Вильямс, PC World Online) «информация будет играть едва ли не главенствующую роль в жизни людей».

Следует осознать, что в XXI веке мы живем в другом мире и что вследствие распространяющегося варварства, обусловленного тенденциозным воспитанием и внушаемой фанатической ненавистью, непримиримой агрессивной одержимостью, может погибнуть все человечество.

Но антисемитская болезнь, как справедливо отметил рецензент этой работы доктор биологических наук Инна Ивановна Шелекетина, является «наиболее впечатляющим и трагическим по своим последствиям примером варварства – многовекового, масштабного и извращенно жестокого». Исходя из всего выше изложенного, все мои соображения по этой проблеме я решил представить в настоящей работе.

Хочу подчеркнуть, что не я первый рассматриваю антисемитизм как болезнь. Подобного мнения придерживался врач Леон Пинскер, который в своем знаменитом труде «Автоэмансипация» еще в 1882 году писал, что юдофобия – это психоз. Я только развил эту проблему и дал ей обоснование.

И еще одно. Мой подход к проблеме антисемитизма позволяет, увы(!), легче проникнуть в суть происходящего сегодня, но и грядущего, возможно, в недалеком будущем. Ведь по своей трагедийной сущности, простите за кощунственность применения такого определения, это самая изученная (правда, мне представляется, не до конца) форма варварства.

Она охватывает, на наш взгляд, не только элемент самого убийства и абсолютно невообразимую дикость для нормального человека, но общеизвестную степень и формы надругательств над человеческим достоинством, проявляющихся в разного рода национальной или религиозной ненависти, всяких ограничений и преследований. И эта форма подходит и для сталинского и полпотовского и для многих нынешних форм варварства в разных регионах мира.

Мои размышления об этой такой трагической и неутихающей никогда проблеме еврейского народа, (впрочем, как показывает история, и для всего человечества) впервые было представлено в четком «оформлении» в 1994 году в статье «Антисемитизм – это болезнь» (газета «Взгляд», Нью-Йорк, № 61). И в дальнейшем были представлены в моих книгах и публикациях, особенно в таких:

«The way we were before our destruction» (Baltimore-New York, 1997), «Дорогами моей судьбы» (Балтимор, 1998 г.), «Doctor and patients. Doomed to Destruction» (Нью-Йорк. 2002), «Еврейский врач в Восточной Европе» (Нью-Йорк, 2006), «Словесное оружие – мощное средство массового поражения» (английская и русская версии, изданная в Нью-Йорке в 2007 и 2008 гг.). «Эпидемия терроризма и уроки Холокоста», изданная в 2004 году в Нью-Йорке на русском языке, и «Вирус фанатической ненависти и эпидемия терроризма» на английском, которая увидела свет в Нью-Йорке в 2006 году.

Моя работа отнюдь не претендует на некий готовый рецепт врача – что делать? Это лишь слабая попытка с медицинских позиций найти более обоснованный диагноз происходящему в масштабах уже XXI века явлению антисемитизма и агрессивности человечества, которое все чаще и масштабнее приобретает черты варварства.

Я в полной мере отдаю себе отчет в том, что мои научно-медицинские подходы к этой проблеме, возможно, страдают определенной незавершенностью. Но в свое оправдание я вспоминаю слова Бернарда Шоу, справедливо утверждавшего, что «наука никогда не решает вопроса, не поставив при этом десятка новых». Мы ничего не стремились «открывать» Нам просто хотелось в определенной степени дать несколько другое истолкование известных фактов. Нам представляется, что, как говорили великие предшественники, кажущиеся события природы при всех их сложностях, по сути, просты.

Надеюсь, что это исследование найдет какой-то отклик у читателей и будет хотя бы в минимальной степени способствовать повышению наших возможностей по сохранению цивилизованного мира.

Антисемитизм – многовековая хроническая болезнь, относящаяся к классу психических эпидемий варварства

В последнее время в мире все галопирующими темпами нарастают национальные и религиозные конфликты, разбой. Их пытаются объединить термином «международный терроризм».

На первый взгляд в этом нет ничего необычного. На протяжении всей истории люди воевали друг с другом, совершали страшные преступления против человечества, иначе как варварством не назовешь. Этому можно привести много примеров. Итак, римское, мусульманское, христианское, монгольское и прочее, при этом постоянно повторяющееся антиеврейское, варварство.

В IV веке нашей эры появились гунны, которые утверждали: «Там трава не будет расти, где мой конь пролетит». В 410 году готы овладели Римом, который 800 лет не видел врага. В три дня «вечный город» пал. Варвары уничтожали выдающиеся произведения искусства, разрушали дома, мордовали женщин. Золотом, драгоценностями и шелками они нагружали обозы. Под их напором рушились города и села, погибла великая римская культура.

А вся атмосфера средневековья определялась страхом перед нечистой силой и колдовством, неразличимостью призраков от реальности. Во всем видели проявление сверхъестественной силы.

Главным врагом средневекового человека был черт, его иллюзорные слуги и последователи – колдуны и ведьмы. Христианская общественность объявила им настоящую войну, полную темного фанатизма, крайних противоречий, изощренных преступлений. На них был направлен гнев населения. Эта война христианского мира с колдунами началась в XIII веке и длилась более 300 лет вплоть до XVIII.

Массовый бред, помешательство, эпидемия сжигания на кострах огромного числа колдуний – это проявление невиданного варварства, свирепствовавшего в этот период. Во Франции в 1509 году лишь один судья послал на костер 600 колдуний.

Эпидемии одержимости, жестокости, свирепости, зверств, а одним словом – варварства, были главной чертой средневековья. Общее число жертв этой мании одержимости исчисляется многими историками в сотни тысяч, а некоторыми источниками – до десяти миллионов сожженных на кострах (Brucrner.Dzieje kultury polskie. 1930, str. 234).

Владислав Шумовски пишет: «У нас, воспитанных сегодня на точных науках, не может уместиться в голове, что кто-то, и не так уж давно, верил в возможность связи между мочеиспусканием в какую-то дыру и градом, или между таянием фигурки над огнем и какими-то потерями в жизни, или нечувствительности части тела и действием черта. Однако человечество в средние века было пропитано такими теориями, и, что еще страшнее, эти теории принимались не как гипотезы, а догматически как факты, которые даже не требуют исследований. Свирепость (жестокость, зверство), которая была такой популярной чертой перед эпохой просвещения, фанатизм светской и религиозной власти, фанатизм среди теологов, юристов, врачей и фанатизм населения дополнили основное».

При этом очень многие выдающиеся деятели средневековья, к примеру, такие, как Лютер, Кеплер, Вителло, Парацельс и ряд других, среди которых были и врачи, не только верили в чертей и колдовство, но и писали научные трактаты на эту тему. Забегая наперед, отметим, что, по сути дела, современный человек в восприятии некоторых явлений окружающего мира мало, чем отличается от того, который верил в силу колдунов и ведьм.

Достаточно привести следующие данные, убедительно это доказывающие. Итак, 6 июля 2008 года Аналитический центр Юрия Левады опубликовал результаты опроса взрослого населения страны: «Во что верят россияне?» 1600 человек в 128 населенных пунктах 46 регионов. Выяснилось, что количество людей, верящих в приметы, с 1990 года увеличилось с 51 до 63 процентов. В вещие сны верят на 15 % больше по сравнение с 1992 годом (тогда 44 %, сейчас 59). Верящих в сглаз и порчу стало больше на 28 % (38 в 1990, 66 % в 2008).

Неудивительно поэтому, что вера, будто евреи представляют собой «исчадие ада», «они отравляют колодцы, «распяли Христа», «пьют христианскую кровь», «совершают ритуальные убийства», «стараются захватить весь мир» и прочие небылицы являлась основой постоянно повторяющегося антисемитского варварства.

В Германии в XIV веке гонения евреев достигли крайних приделов. «Они еще не переживали более жестокого столетия, чем четырнадцатое. И можно удивляться, как после такой бойни остался еще в Германии хоть один еврей» (С. Дубнов. Краткая история евреев. Ростов на Дону, 1997. стр. 447).

Дубнов далее пишет, что «католическое духовенство периодически возбуждало против них толпу. Под влиянием проповедей народ в некоторых местах громил еврейские кварталы, поджигал синагоги, грабили и убивали тысячи евреев. Иезуиты захватили в свои руки воспитание польского юношества. Из их школ выходили люди, зараженные самыми дикими суевериями и ненавистью к иноверцам» (Дубнов, там же, стр.516).

Некоторые историки, вроде Нансена, пытались разные трагические события, как, например, войну с ведьмами, объяснить помешательством, все же эту тему не обсуждали. Как справедливо отмечает Вл. Шумовски, «по-видимому, потому что эта тема очень трудна и сложна. Однако она исключительно поучительна как имеющая не только медицинскую, но и общечеловеческую значимость (!!! – Ю.Р.).

Золотые слова! Увы, этот феномен не был по существу своему изучен и вскрыт.

А теперь обратимся к близкому нам XX столетию. Оно было обильно насыщено массовыми взрывами варварства. Наиболее ярко это проявилось в нацизме (гитлеризм) и сталинизме. Я считаю, что нельзя связывать эти варварские деяния лишь с вождями народов – Гитлером, Сталиным. А где были народы этих стран? Огромная их часть активно поддерживала эти акции, участвуя в их проведении. И большая ошибка объяснять все государственным террором. Поэтому правильнее говорить не о гитлеровском или сталинском фашизме, а о немецком и советском варварстве. И хотя после этого были кровавые варварские события в Камбодже, Югославии, Африке, России и других странах, именно немецкое варварство по своей трагической выразительности и государственной организованности по отношению к определенной национальности, по их масштабности являются наиболее показательными примерами варварства современной эпохи.

Рассмотрим этот трагический период недавнего прошлого, не имеющего прецедента. Я подчеркиваю: ничего подобного не было по масштабности уничтожения людей – от грудных младенцев до стариков, – по техническому прогрессу (как кощунственно это ни звучит) – страшной усовершенствованной технологии варварства, каким был Холокост.

В своей статье «Можно ли извлечь уроки из Холокоста?» И.К. Кантин пишет: «Для цивилизованных народов Западной и Центральной Европы Холокост превратился в показатель погружения народных масс в варварское состояние, став символом страшного морального заболевания населения, название которому еще не подобрано… Ибо Холокост – это симптом страшного заболевания народов, выражающегося в нравственной атомизации, деградации масс простых людей до уровня одномерных существ».

В письме Паулю Эренфесту Альберт Эйнштейн тогда писал: «Европа в своем безумии совершила нечто невероятное. В такое время каждому становится ясно, к сколь жалкой породе животных принадлежит человек» (цит. по кн. Ф. Гернек. Альберт Эйнштейн. М. 1984, стр. 58). При этом он отмечал, что лишь некоторых пощадила болезнь национального фанатизма (выделено нами – Ю.Р.). А все состояние гитлеровской Германии Эйнштейн охарактеризовал как «состояние психического заболевания».

«Ненависть к евреям, – пишет венский психиатр Ноймар, – даже в самом начале его (Гитлера – Ю.Р.) политической карьеры носила характер навязчивого бреда».

Гитлеру нужно было создать объекты, на которых сконцентрировалась бы ненависть соотечественников. И этими объектами в первую очередь были евреи. Если в головы людей постоянно вбивается ненависть к евреям, вопрос о выбросе аккумулированной агрессии при отсутствии уголовно-правовых последствий становится лишь вопросом времени.

Как писал Андре Франсуа-Понсе, многолетний посол Франции в Германии, часто встречавшийся с Гитлером: «Гитлер был способен на самый страшный кошмар, на самые дикие эксцессы и самые бредовые амбиции». При этом, как указывает Ноймар:

«Фанатическая ненависть и жажда убийства были в нем столь сильны, что интерес к массовым убийствам, совершаемым по его приказу, порой был сильнее интереса к военным и политическим делам» (выделено нами – Ю.Р.).

Как видно из выше приведенной цитаты, варварские устремления, наверное, брали верх у этого вождя-варвара над всеми остальными. То же самое, хотя и не во всем, можно сказать и о Сталине и его сподвижниках. Не случайно Бухарин называл Сталина «Чингисхан, прочитавший Маркса» (Юрий Бовин. «Сталиниада», «Подъем», Воронеж, 1990, стр. 10). Синдром варварства можно отчетливо проследить на примере сталинского коммунистического террора. Для этого было использовано простое и четкое понятие «враг народа».

Тут явная ложь. Никакой это не враг. Но благодаря умелой циничной риторике в сознании отдельных людей и даже значительной части населения может возникнуть ощущение опасности, чувство ненависти и, наконец, желание подобного врага уничтожить и, таким образом, решить имеющиеся проблемы. Так возникает мощное варварское античеловеческое движение. Но самое главное – таким путем удается сплотить народ вокруг сумасбродной идеи и ее лжепророков.

Общеизвестно, что образ врага внушает многим страх. Это важнейший и надежный метод властвования. Еще Наполеон считал, что страх является одним из главных факторов управления массами. Фашистские главари отменно этим методом манипулировали. И он срабатывал.

Вся история Второй мировой войны и Холокоста, увы, достаточно известны. Тем не менее, хочу остановиться на некоторых трагических эпизодах, имеющих отношение к близким мне людям, либо к местам моего проживания. Иначе как проявлением немецкого варварства не назовешь. Это трагическая судьба учеников гимназии, в частности, класса, в котором я учился в предвоенные годы. Это было в столице Литвы – Вильно.

Мне удалось разыскать в архивах материалы, относящиеся к деятельности школы, литературные работы учеников, статьи, опубликованные в школьном литературном журнале. Таким образом, я не стал писать воспоминания о школе, ее учениках, школьной жизни и её атмосфере. Но предоставил слово самим ученикам.

Они как бы заговорили с нами и предстали перед читателями такими, какими были в жизни: самыми обычными школьниками – любознательными, неспокойными, романтическими и шаловливыми. У этих ребят из моего класса все было впереди – вся жизнь с ее мечтами и надеждами на успех, горестями и радостями, победами и поражениями, их ожидало счастье материнства и отцовства. Ведь им было по 16-17 лет. Многие мои соученики стремились учиться дальше, овладевать разными профессиями, заниматься научной деятельностью.

Они учились, проказничали, спорили и творили. Получали пятерки и двойки. Объединялись в ученические организации, ездили на экскурсии, влюблялись, издавали уникальный даже для наших дней печатный орган, в котором сами были авторами и рецензентами. То есть это были обычные ученики, как во всех странах и континентах.

Но оказалось, что они все же отличались одним как будто несущественным по канонам природы и цивилизованного общества. Они были евреями, то есть объектом, на который в тот исторический период был направлен убийственный удар фашистского варварства.

По указанию тоталитарной правящей верхушки они олицетворяли «образ врага». На них была сосредоточена фанатичная ненависть варваров. И подавляющее большинство моих соучеников оказались людьми без будущего. На жизненном пути моих ровесников появились фашистские варвары, и их не стало.

Когда гибнут молодые, это трагедия не только для них, их близких и друзей, но и для всего мира. Потому что, как сказал Сент-Экзюпери, «в каждом из них может погибнуть Моцарт».

В войне много бессмысленных, неоправданных солдатских смертей. Не говоря уже о том, что война и здравый смысл – вещи несовместимые сами по себе. Но все же. Те, кто шел в бой, верили в какую-то высокую цель, ради которой можно пойти и на смерть. Мои одноклассники были лишены даже такой «привилегии». Их хладнокровно и безжалостно уничтожило гитлеровское варварство. Только за сам факт национального происхождения.

С наглядной картиной варварски-садистского отношения немцев к евреям мы знакомимся по дневниковым записям Григория Шура из Виленского гетто. Этот дневник он вел до ликвидации гетто в сентябре 1943 года. Сам Шур вскоре после этого был убит.

Вот выдержки из этого документа, взятые из книги: Григорий Шур. «Евреи в Вильно», изданной в Санкт-Петербурге в 2000 году.

«Некоторое время в городе находились прибывшие из Германии рабочие команды РАД (рейхсарбейтдинер). Это были по преимуществу молодые немцы (не имеющие отношения к гестапо – Ю.Р.), призванные для выполнения разного рода трудовых обязательств, но, в действительности, их одновременно обучали по сокращенному курсу военному делу и затем отправляли на фронт.

Эти молодые солдаты всячески издевались над рабочими из гетто – заставляли, например, всякий раз при встрече с ними снимать шапку, отходить далеко в сторону с их пути – того, кто зазевался, били по лицу, избивали хлыстами, палками. Да и сама работа, которую они поручали евреям, нередко больше походили на издевательство. Мужчин заставляли, например, взбегать с деревянными колодами на плечах вверх на гору, – того, кто падал, избивали хлыстами; женщинам приказывали собирать руками лошадиный навоз, запрягали их в телеги и перевозили таким образом строительные материалы.

Если женщинам предлагали убирать казарменные дворы, то им не давали метел, и они выполняли это сорванными с деревьев ветками или голыми руками; если им приказывали мыть полы, окна и двери в казармах, то не давали тряпок, и они должны были пользоваться снятыми с себя платьями».

Он пишет: «Гестаповцы не просто жестокие – сама их жестокость пропитана садизмом. Один из них, Фидлер, например, не только жестоко, в кровь избивает евреев, работающих в лесу на Понарях там, где постоянно совершаются массовые расстрелы, но еще и требуют, чтобы рабочие непрерывно пели разные еврейские песни…»

«Немцы не просто уничтожали евреев, они уничтожали их не как людей, а как животных: легче, проще, как скот! Но для этого, чтобы превратить людей в скот, надо истребить в них все человеческое, убить все присущее человеческому существу и, прежде всего достоинство» (А. Рыбаков. Тяжелый песок. Стр. 96).

В сотнях книг описаны варварские деяния немцев и их подручных. Людей мучили, терзали, а потом истребляли. Этого не назовешь иначе как варварством.

Еще пример. В свидетельских показаниях д-ра Бужанского о пережитом им в виленском гетто, которые он дал в декабре 1960 года в музее Яд Вашем Иерусалима, читаем:

«Моим непосредственным начальником был офицер СС д-р Ботман. До него был д-р Крепс, от которого я получил 25 ударов палкой. Даже не знаю, как я остался после этого в живых».

Еще доктор Бужанский, вспоминая события, происходившие незадолго до освобождения Красной Армией в лагере Клога, в котором на кострах погибли и мои родственники, писал:

«Немцы отсчитали по количеству бревен группу людей и приказали им лечь ничком, лицом к земле, поплотнее друг к другу, чтобы занимало как можно меньше места. После этого сотни эсесовцев расстреляли из автоматов распростертых на бревнах людей. Треск выстрелов не мог заглушить стоны убиваемых, которые мы слушали в оцепенении и ужасе. Вторую группу людей, предназначенных к расстрелу, немцы заставили положить еще один ряд бревен и самим на них улечься. Снова после этого раздались автоматные очереди.

Так заполнили площадку трупы расстрелянных, уложенные в четыре-пять рядов и разделенные сосновыми бревнами. Теперь немцы облили бензином трупы на бревнах, подожгли их и поспешили к баракам».

Так они уничтожали беззащитных людей. А ведь знали, что их власти конец. И с тем большим дьявольским остервенением они, не теряя ни минуты, уничтожили 3 тысячи человек».

Врач Моше Фейнгенберг, переживший Холокост в Вильно, показывает лицо многих поляков и литовцев, которые, зная, что немцы проигрывают войну, даже в последние минуты их пребывания в Вильно, готовы были донести в гестапо, где скрываются евреи.

О немецком варварстве в Каунасе во время Второй мировой войны свидетельствуют и дневниковые записи литовского врача Елена Куторгене. Вот строки из ее дневника.

28 июня.

«…Больной Волонтас рассказал, что в 7-ом форту расстреляно тысяча двести человек. Вырыли глубокие ямы, людям велели раздеться и расстреляли из пулемета. Кто шевелится – приканчивали. Ямы засыпали известкой.

Больной считает, что было убито более двух тысяч евреев. Среди них сорок совсем юных девушек. Убивали литовские националисты под присмотром немцев.

Интересно, откуда эта бессмысленная, патологическая, просто маниакальная ненависть Гитлера к евреям; КАКОЙ ПСИХИАТР СМОГ БЫ ЕЕ ОБЪЯСНИТЬ? Она слишком эмоциональна – это выдает ее подсознательность, значит, причина лежит в глубине. Вряд ли он сам может это уяснить себе. Снова по радио слышны речи о «всемирном еврействе», теперь объединяющем английскую плутократию с красными бандитами Кремля».

4 октября.

«Рассказывают, что немцы сожгли в гетто больницу вместе с персоналом под предлогом, что она распространяет инфекции. Подвезли бензин, налили его в окна из каких-то насосов. Из детского отделения детей швыряли в грузовик и увезли куда-то. Слабые больные, оперированные, родильницы, парализованные погибли, т.к. все было сделано без предупреждения, очень быстро. Из моих знакомых погиб д-р Файнберг, старый врач, разбитый параличом.

Люди сгорели заживо. Иногда я серьезно думаю, не сошли ли с ума все немецкие владыки? Может быть, это массовый психоз: все то, что они делают, бессмысленно, ужасно, емко, непостижимо нормальному человеку. Сама идея уничтожения всех евреев в Европе и во всем мире является каким-то бредом, слабоумием, ведь евреи до фашизма врагами немцев никогда не были. Я думаю, что задачей психиатров и историков будет проследить причины проявления, начало и развитие душевной болезни Гитлера и массового заражения ею части (далеко не всегда) немецкого народа» (выделено нами Ю.Р.).

Пройдут годы, и люди не захотят уже верить, что могли совершаться такие преступления. Поэтому надо напомнить им, что не один гуманный человек не имеет права ни забыть, ни простить такие преступления, они должны оставаться живыми в памяти людей для того, чтобы никто никогда не посмел их повторить».

Дневник Е. Куторгене – это не только правдивые, подлинные записи происходящего в годы войны, гитлеровского варварства, но и оружие в борьбе с его возбудителем.

Литовские врачи, городские госпиталя, амбулатории и медпункты отказывались принимать еврейских пациентов (вот вам и медицинская этика!). Аптеки перестали выдавать евреям лекарства. Опасно было вызывать врача на дом. В амбулатории на ул. Понери 13 июля 1941 года литовская руководительница объявила, что она получила распоряжение: литовским врачам запрещено принимать пациентов-евреев.

В ночь с 25 на 26 июня литовские «партизаны» тяжело ранили еврея Левина на ул. Кейстучно. Доктор Берман позвонил в литовский Красный Крест, чтобы тот послал карету «Скорой помощи». А в ответ по-литовски ответили:

– Евреям медицинскую помощь не оказываем.

А вот эпизод, описывающий некоторые события в белорусском местечке Ляховичи, где мы жили до войны. Ляховичский житель Мельник, один из немногих переживший Холокост, пишет, что вначале, еще до массовых расстрелов, он сидел на пустыре и увидел стайку шести-семилетних мальчишек, играющих в войну. И вдруг он услышал: «Матерей заставляют опускаться на колени, а спереди ставят детей, чтобы убить одной пулей. Это не больно – удар и больше ничего не чувствуешь».

Дети обсуждали, как их будут убивать.

Некоторые считают, что спасение человечества от варварского уничтожения в значительной степени зависит от мировой интеллигенции. Посмотрим на эту проблему на примере медицинской интеллигенции во Второй мировой войне, в частности, деятельности врачей во время Холокоста. Зависит ли уровень варварства от позиции интеллигенции, которую она занимает в общественной жизни?

Рассмотрим ее на примере деятельности немецких врачей. Страшный обличительный документ, наглядно показывающий, до какой низости может опуститься этика врача, – протокол конференции гитлеровских врачей в Кринице 13-16. октября 1941 г. (См. Okupacia i medycyna. W-wa. 1971, str. 103-107).

Это была конференция отдела здравоохранения при правительстве генерал-губернаторства, как называлась Польша во время гитлеровской оккупации. Отчет содержал 206 страниц машинописного текста и был совершенно секретный. В этой встрече принимало участие более ста немецких врачей. Присутствовали также представители службы здоровья военного командования, СС и полиции. Председательствовал д-р Валбаум, руководитель отдела здравоохранения в главном отделе внутренней администрации.

Целью конференции, как явствует из вступительной речи д-ра Валбаума, являлось определение плана действия немецкой службы здравоохранения, направленной на обеспечение немецкого населения генерал-губернаторства защитой против инфекций, эпидемий и переноса их в Германию. Главная проблема – сыпной тиф.

Было высказано мнение, что эпидемии сыпного тифа вызваны «отсутствием дисциплины у евреев» (какое вероломство – Ю.Р.), для которых характерной чертой является бродяжничество. Дескать, евреи не борются с вшивостью, особенно в Варшавском гетто. Отсюда, по мнению немецких врачей, идет распространение инфекций, в частности, сыпного тифа.

Так д-р Лембрехт приветствовал создание гетто, где будут погибать евреи. И это лучше, чем, если они будут рассеяны.

Д-р Франк пошел еще дальше, заявив, что «должны евреев уничтожать везде, где мы только встретим и где это возможно, чтобы удержать в целости структуру рейха».

А председательствующий д-р Валбаум резюмирует дискуссию и отмечает (приводим дословно):

«Естественно, лучше всего и самое простое было бы дать людям достаточно питания, но это сделать невозможно, так как это связано с общей продуктовой и военной ситуацией. Поэтому введен принцип расстрела, ежели встречаются евреи, которые находятся вне гетто без специального разрешения.

Необходимо полностью отдавать себе отчет в том – в этом кругу я могу это официально сказать, – что существует только два пути: мы обрекаем евреев на голодную смерть или расстреливаем их. Хотя, конечно, эффект одинаковый, но это, другое, действует более страшно. Однако мы не можем иначе, если бы даже хотели. Ибо мы имеем исключительно одно задание: чтобы немецкий народ не заразился, и не было бы угрозы со стороны этих паразитов (!!!). А для этой цели любое средство должно быть для нас хорошим. (Аплодисменты, овация)».

Вот так – аплодисментами и овациями – встречают бандиты с врачебными дипломами варварское человеконенавистническое высказывание – приказ своего обербандита-врача.

Протокол конференции в Кринице является важным историческим документом. Высказывания немецких врачей, насыщенные фашистской ментальностью, жестокостью, человеконенавистничеством к евреям, вообще насыщены варварским отношением к человеку.

В них отчетливо видно одобрение ими гитлеровской политики экстерминации населения оккупированной страны. Следует отметить, что в работе конференции принимали участие крупные немецкие специалисты.

Немецкий комиссар Краковской врачебной палаты д-р В. Кролл угрожает врачам-неевреям самыми тяжкими последствиями, если они отважатся лечить евреев и наоборот. Об этом было объявлено в Кракове 10 ноября 1941 года.

Р.В. Гутт в своей работе «Об этике нацистских врачей» пишет, что их так воспитывали, ибо воспитатели никогда не проводили определение «преступление» в отношении идеологии и мифологии фашизма. Деонтология была специфически определяема фашистами. Она вела к убийствам, исчезновению чувства ответственности за собственные действия, к маниакальному пониманию чести, которое составляло корень так называемой Великой Германии, немецкого народа – по убеждению вождей – народа избранного, высшего. Общая фашизация жизни в третьем рейхе охватывала и немецкий врачебный мир. Врачи были верны вождю, они были объединены для реализации его намерений и целей партии в национал-социалистическом союзе врачей.

Они, начиная от извест­ных университетских профессоров и заканчивая медсе­страми, стремились быть верными идеям национал-социализма в соответствии с принципами национал-социали­стической профессиональной этики. Что это была за этика, мы уже знаем. Это было элементарное варварство

Вот что пишет заключенная лагерей Майданека, Освенцима и Равенсбрюка врач Стефания Пежановска:

«Я являюсь врачом в течение ряда лет. Я ценю свою профессию и уважаю ее принципы. А главной основой врачебной профессии – как известно – является, прежде всего, гуманизм в самом широком значении этого слова. Гуманизм, не признающий расового различия, национальной ненависти. А немецкие лагерные врачи были антитезой гуманизма, приводя свою национальную и расовую ненависть к границам преступления. Они вообще не заслуживали имени врачей, ибо своим поведением позорили свою профессию в беспримерной степени».

Доктор Пежановска отмечает, что огромным шоком для нее было то, что больные, смертность, да и сама медицина этих врачей вообще не интересовала. Она была поражена, наблюдая, как они с огромным интересом производили селекцию среди евреев, какое удовольствие получали от этих «акций». Это было написано на их лицах, когда они посылали на смерть или сами расстреливали беззащитных и больных женщин.

Сопоставление этих преступлений с врачебной профессией вызывало у нее настоящий ужас. Чем другим, если не болезнью психики, можно объяснить поведение врача Бланка в Майданеке, описанное Пежановской? Этот молодой врач, красивый, краснощекий, всегда улыбающийся мужчина, а, по сути, человек-бандит, с радостью занимался селекцией евреек. А когда те старались не пойти в газовую камеру, просто расстреливал их.

Пежановская пишет: «Кипел при этом своей энергией, бросался со страстью на все новые жертвы, показывая зубы в звериной улыбке. Так эта улыбка сопутствовала ему всегда. Когда кончал селекцию, с довольной миной уезжал на своей машине».

Пежановская рассказывает, как однажды, услышав стрельбу, она выбежала из госпиталя и увидела, что Бланке стреляет в женщин, которые мыли миски у колодца. Она подбежала к нему и спросила: «Что случилось?» Бланке, смеясь, ответил: «Ничего не случилось. Я купил новый пистолет и хочу его проверить – хорошо ли стреляет, а эти женщины ведь еврейки». Когда поймали женщину-еврейку и вешали ее, стояло гробовое молчание присутствующих при экзекуции. И вдруг среди этой тишины раздался громкий смех Бланке. Он забавлялся тем, как ритмично колышутся ноги повешенной.

Бланке принимал самое активное участие в массовых убийствах 18 тысяч евреев в Майданеке 3 ноября 1943 года.

Вот вам комментарий к проблеме интеллигенция и, в частности, врачей и варварства. Но все же были и другие примеры. Редко, но случались. И это должно о чем-то свидетельствовать.

Наиболее убедительно говорит пример Дании во время гитлеровской оккупации в годы Второй мировой войны. Помощь, оказанная датчанами обреченным евреям, способствовала тому, что 98,5 процента всего еврейского населения страны было спасено.

Почему же датчане вели себя отважно и благородно? В чем формула человечности и бесчеловечности, как вопрошает Флендер в своей книге «Датский урок» (Нью-Йорк, 2006).

Важную роль сыграло поведение короля, церкви, общественных и деловых лидеров. Они подавали вдохновляющий пример. Так что роль элиты любого государства огромна.

В копенгагенской больнице Биспебьерг 64 из 75 врачей подписали в 1942 году петицию, в которой отмечали, что поддержат датское правительство, если оно не позволит преследовать евреев Дании.

В январе 1943 года во время студенческого фестиваля в Гюшлеве были исполнены две песни-гимны. Прозвучал дорогой сердцу датчан гимн Дании. Ожидалось, что вслед за этим прозвучит немецкий гимн – «Германия превыше всего». Но неожиданно развернули сионистский флаг, и зазвучала «Хатиква».

Евреи чувствовали поддержку датчан. В то же время евреи Восточной Европы ее не имели. На суде над Эйхманом был задан вопрос евреям, почему они не пытались бежать. В ответ прозвучало: «К кому мы могли обратиться? Мы знали, что никто бы не помог нам».

«Никто не сделал больше для евреев Дании, чем это сделали датские врачи. И никакая другая больница не сделала больше, чем больница Беспебьерг в Копенгагене (Флендер. Датский урок. Стр. 119).

В течение многих дней практически весь персонал участвовал в спасении евреев. Во время одной из таких акций «медицинские сестры предоставили сто тридцать квартир в их распоряжение, и старшей медсестре Сионе Йонсен приходилось выслушивать жалобы от своих подчиненных только тогда, когда в их квартиры посылали недостаточное, как им казалось, число беженцев. Медицинские сестры соперничали друг с другом в стремлении оказать помощь евреям» (там же, стр. 127).

Следует отметить еще один знаменательный аспект деятельности датских медиков. Это сбор средств, необходимый для оплаты за перевозки – машины, суда в Швецию.

Когда люди узнавали о деятельности медиков в спасении евреев, со всех концов страны начали поступать как крупные, так и небольшие суммы. Они хранились в открытой коробке из-под обуви на столе сестры Сийне Йонсен. Там бывало до 50 000 крон. При этом самые щедрые пожертвования поступали от медсестер.

В то же время датский еврей, студент юридической школы Ралф Оппенгейм, вот как описывает отношение немецкого гражданского населения к евреям, когда в Германии их помещали в скотские вагоны для отправки в концлагерь Терезина:

«Еврейских пленников заталкивали в эти вагоны, подгоняя прикладами и плетками, а вокруг стояли десятки немцев всех возрастов, которым все происходящее казалось занимательным зрелищем».

Ралфа потрясло, что немецкое гражданское население не выразило никакого осуждения по поводу жестокого, варварского обращения охранников с узниками. Наоборот, немцы плевали в евреев, называли их «отбросами мира», «еврейскими свиньями» и осыпали непристойной и грязной бранью.

Ралф никогда не представлял себе до этого момента, насколько антисемитизм был повальным заболеванием для немецкого народа в целом (там же, стр. 229, выделено нами – Ю.Р.).

Действительно, разве нормальные люди без всякого целенаправленного внушения извне могут во имя осуществления своих маниакальных идей мирового господства загонять в газовые камеры стариков, женщин, детей, в том числе грудных младенцев, для умерщвления или закапывать их живьем, как это было во время Холокоста?

Разве они могут, превратившись в самоубийц, разрушить Всемирный Торговый Центр и погубить тысячи ни в чем неповинных людей, при этом погибнуть самим? Могут ли стремиться ненавидеть и погубить армян только за то, что они армяне или евреи по той же причине, или белых и черных за то, что они таковые, пускать отравляющие вещества в метро, взрывать здание в Оклахоме, чтобы погубить своих соотечественников?

То же, наверное, двигает молодых самоубийц, смертников, уничтожающих невинных людей, как случилось в декабре 2008 года в Индии, или толпами молодежи в Греции, которые уничтожали сотни магазинов, машин, ранив десятки людей. Это, несомненно, какая-то патологическая жажда насилия, а правильнее сказать, варварства.

Если речь идет о безрассудном влечении к варварским деяниям по отношению к евреям, со всеми вытекающими отсюда страшным последствиями, то, считая это отступлением от нормального поведения человека, тем самым мы уже можем говорить о патологическом состоянии такового. По своей опасности для жизни и здоровья миллионов, эпидемической распространенности, его можно рассматривать как антисемитскую болезнь.

Тут уместно вспомнить высказывания некоторых психиатров в отношении личности Гитлера и его приспешников. Так Ф. Рудин пишет: «Они не душевно больны, но являются истерическими психопатами, «фанатиками». Именно это состояние превращает нормальных людей в варваров, способных развязывать войны, геноцид, погромы, террористические акты. Как же возникает эта антисемитская болезнь и ее другие варварские аналоги? Что является главным стимулом, возбудителем? Постараемся хотя бы в предположительном плане рассмотреть этот вопрос в следующем разделе.

Информационная инфекция важнейший фактор в механизме возникновения и развития антисемитской болезни и её аналогов

История и современные события четко показывают значение обычных простых слов, но слов, сеющих страх, ненависть и агрессию.

Так трагедия Второй мировой войны, варварское уничтожение евреев, началось не с оружейных стволов и газовых камер. Их предваряли речи, статьи, листовки, гитлеровская «Майн кампф» Многие тогда утверждали, что все это не серьезно и не будет иметь опасных последствий.

По мысли гитлеровских деятелей, использование ими варварской информации предназначалось для осуществления определенных начальных и окончательных целей: вначале захват власти в Германии, а затем и во всем мире. В эту модель в качестве врага может совершенно свободно укладываться любой человек, группа людей, организация, народ, который власть выбрала в качестве главного виновника всех бед. Сегодня это Америка, Израиль, страны Запада.

Не случайно Сталин и Гитлер придавали столь большое значение органам пропаганды. Это действует и в наше время. Образ врага сопутствует и современным исламским террористам, их варварским актам в Америке, Англии, Израиле, России, Индии, Индонезии, Испании и других странах.

На первый взгляд подобная связь между словом и такими явлениями, как война, геноцид, терроризм, погромы, кажется неправдоподобной. Неужели обычное слово может вызвать такое чудовищное аморальное состояние и поведение? Ответ на этот вопрос можно найти в учении о деятельности организма, в физиологии и патологии.

Именно слово является инструментом, создающим психологические установки личности. Кстати, именно эти психологические установки и далее могут привести к образованию бредовых идей, которые предопределяют последующую мотивацию поведенческих тенденций людей.

С помощью слова утверждаются и отвергаются не только определенные представления, но возникают те или иные эмоции и побуждения. Таким образом, слово является важнейшим фактором в поведении человека. Слово – это мотивация к поведению. С помощью слова можно в известной мере управлять состоянием всего организма, его деятельностью и процессами, в нем происходящими. Естественно, что в возникновении и распространении варварства, враждебного нормальному человеку, существенную, а иногда предопределяющую роль играют религиозные, политические и экономические факторы. Но роль информации (слова) несомненна.

Это на самом высоком уровне доказала психологическая и медицинская наука и практика. Со всей определенностью можно утверждать, что воздействие слова в определенных условиях приводит к возникновению патологического процесса в организме, то есть к болезни. Это находит четкое подтверждение не только в нашей обыденной жизни, но получило яркое научное обоснование в трудах известного физиолога, лауреата Нобелевской премии И.П. Павлова о высшей нервной деятельности человека и животных, а также в современных достижениях психофизиологии и клинической психологии.

«Слово, благодаря всей предшествующей жизни взрослого человека, – утверждает академик Павлов, – связано со всеми внешними и внутренними раздражениями, приходящими в большие полушария, все их сигнализирует, все их заменяет и потому может вызвать все те действия и реакции организма, которые обусловливает те раздражения».

.Как справедливо отмечает К.И. Платонов, словесное воздействие является мощным социальным фактором. Воспринимаемое пассивно, без критики, оно легко может стать «внушением, хотя бы оно и противоречило прошлому опыту или было оторвано от реальности в настоящем». «Внушаемость выражается в большей или меньшей подчиненности высшей нервной деятельности одного человека словесным воздействиям другого человека, осуществляемой, однако, не на основе доводов разума, логической мотивации, а путем совершенно безотчетного подчинения воздействию».

Самым лучшим доказательством влияния слова на результаты умонастроений и действий человека в наш материалистический век является реклама. Не случайно, в ее развитие и совершенствование с телеэкранов, страниц газет, ярких листовок вкладываются огромные суммы. И это дает колоссальную отдачу.

Исходя из принципиального положения физиологической науки, слово является стимулятором поведения, обусловливает в ряде случаев сбои в деятельности организма и приводит к патологическому поведению. Как показала история, в частности, события Второй мировой войны, именно с помощью внушаемого нацистами слова произошло изменение умонастроений миллионов немцев.

Об огромном значении внушения именно в общественной жизни еще более века назад писал выдающийся русский физиолог, психиатр, психолог, создатель оригинальной естественнонаучной теории поведения В.М. Бехтерев. В 1898 году он изложил ее в работе «Внушение и его роль в общественной жизни». Он раскрывает в ней сущность внушения как психологического феномена и его роль в возникновении психических эпидемий. В предисловии он пишет, что «внушение служит важным фактором нашей общественной жизни и должно быть предметом изучения не одних только врачей, но и всех лиц, изучающих условия общественной жизни и законы ее проявления». И далее мы читаем:

«В настоящую эпоху так много вообще говорят о физической заразе при посредстве «живого контагия» (contagium vivum) или так называемых микробов, что, на мой взгляд, нелишне вспомнить и о психическом контагии (contagium psychical), приводящем к психической заразе (!!! – Ю.Р.), микробы которые, хотя и невидимы под микроскопом, но, тем не менее, подобно физическим микробам действуют везде и всюду и передаются через слова, жесты и движения окружающих лиц, через книги, газеты и проч., словом, где бы мы не находились в окружающем нас обществе, мы уже подвергаемся действию психических микробов, и, следовательно, находимся в опасности быть психически зараженными» (подчеркнуто нами – Ю.Р.).

Бехтерев указывает, что внушение проникает в сознание как паразит и может привести к роковым последствиям. Внушение действует путем непосредственного прививания психических состояний, то есть идей, чувствований и ощущений, не требуя вообще никаких доказательств и не нуждаясь в логике. Прививка идей играет немаловажную роль как фактор, существенно влияющий на мировоззрение отдельных лиц и даже целых обществ».

Оно действует быстро и верно, распространяя психическую инфекцию или заразу. Особенно ярко сила внушения проявляется в, так называемых, психопатических эпидемий. Например, эпидемия самобичевания, колдовства. В результате этих страшных болезней погибали на костре и эшафоте, наверное, больше людей, нежели во всех войнах прошлого столетия вместе взятых.

Бехтерев отмечает, что действие толпы повторяется с необычайной стереотипностью во все времена и в разных странах.

«Римские толпы, обвиняющие христиан в поджогах Рима и в поражении, постигшем какой-нибудь легион, бросающие их на растерзание зверей, средневековые толпы, выставляющие против альбигойцев, против евреев, против любого еретика, нелепейшее обвинение, распространенность которых принимается за доказательство их справедливости».

По Бехтереву, психические эпидемии выражаются очевидным психическим возбуждением – «они охватывают значительную часть населения и нередко чреваты огромными последствиями». Воодушевление и фанатизм, которые охватывают огромные массы в тот или иной период истории, по мнению Бехтерева, представляют собой также своего рода психические эпидемии, развивающиеся благодаря внушению слова.

Ярким историческим примером таких психических эпидемий могут быть крестовые походы. Идеи о необходимости освобождения Святого гроба были привиты или внушены огромным массам. Те пришли в исступление и искренний восторг от блестящих перспектив, которые открыли им Петр Пустынник и Папа Урбан Второй, направляя народное движение на завоевание святой земли.

Папа Урбан Второй восклицал: «…не слушайте ничего, кроме стонов Иерусалима и помните, что сказал Господь: Кто не возьмет креста своего и не последует за мной, недостоин меня». Эти бредовые идеи стали непреодолимыми и привели к той самой эпидемии крестовых походов. Как и любая эпидемия, она не пощадила никого. Да и бред, царивший в расстроенной душе Пустынника, сообщался его слушателям. Они пришли в восторг, в исступление от блестящих перспектив, которые он им открыл.

Подобным образом осуществлялись революции, войны и другие массовые преступления, которые охватывали значительные людские потоки – могущественное действие психических инфекций лежит в основе психических эпидемий.

Как формируется бредовое сознание толпы? «При ограничении произвольных движений все внимание устремляется на слова оратора…Могучее влияние на сознание (психическая заразительность)… В действиях толпы выдающееся значение получает внушение, благодаря которому слово или жест одного человека с быстротой молнии заражает толпу.… Этой же силой внушения объясняются героические подвиги, и самоотвержение войск под влиянием одного возбуждающего слова своего любимого военачальника… путем внушения народные массы могут быть направлены как к самым безнравственным и жестоким поступкам, так и к великим историческим подвигам… Достаточно, чтобы кто-нибудь возбудил в толпе низменные инстинкты, и толпа, объединяющаяся благодаря возвышенным целям, становится в полном смысле слова зверем, жестокость которого может превзойти всякое вероятие… Вообще известно, что возбужденная толпа способна на всякие самые бесчеловечные поступки, благодаря именно тому, что на место здоровой логики является автоматизм и импульсивность как прямое следствие внушения… Иногда достаточно одного брошенного слова, одной мысли или даже одного мановения руки, чтобы толпа заразилась рефлекторно жесточайшим злодеянием, перед которым бледнеют все ужасы грабителей».

Бехтерев пишет, что «психический микроб», понимаемый под словом «внушение»… в известных случаях оказывается не менее губительным, нежели физический микроб, побуждая народы при благоприятной к тому почве к опустошительным войнам и взаимоистреблению, возбуждая религиозные эпидемии и вызывая с другой стороны гонения против новых эпидемически распространяющихся учений. И если б можно было бы сосчитать те жертвы, которые прямо или косвенно обязаны влиянию психического микроба, то вряд ли число их оказалось бы меньшим, нежели число жертв, уносимых физическим микробом во время народных эпидемий.

Итак, Бехтерев говорит об огромном и губительном влиянии на судьбу человечества психического микроба, то есть внушения. А ведь внушение или психический микроб есть не что иное, как слово с определенной вредной начинкой.

Следует учитывать, что Бехтерев писал об этом в начале прошлого века, когда развитие средств массовой информации было ничтожным по сравнению с нынешними временами. Становится ясным, какую угрозу ныне представляют для всего человечества эти психические эпидемии, вызываемые внушением или, по нашему определению, «информационной инфекцией».

В заключении Бехтерев суммирует, что внушение как фактор заслуживает самого внимательного изучения для историка и социолога. Иначе целый ряд исторических и социальных явлений получат неполное, недостаточное и может быть даже несоответствующее объяснение. «Отсюда очевидно, – замечает Бехтерев, – что внушение является тем социальным фактором, который играет немаловажную роль не только в жизни каждого отдельного лица и его воспитании, но и в жизни целых народов (подчеркнуто нами – Ю.Р.).

Я посчитал необходимым так подробно процитировать эту блестящую провидческую работу В.М. Бехтерева, потому что она наглядно и просто объясняет важные нюансы данной работы.

А что, эти ребята-самоубийцы, совершающие террористические акты, вдруг сами по себе стали на путь варварских действий? Увы!

Наверное, нет. Им просто внушили словом (воспитанием), что их героический долг состоит именно в том, чтобы совершить его во имя священной победы над врагом.

Поэтому в комплексе причин и условий, порождающих любые общественные катаклизмы, словесное внушение является важнейшим предопределяющим фактором угрозы современному миру. Оно занимало в истории, да и занимает сейчас, важное место в арсенале диктаторов разных мастей, террористических организаций, партий, группировок.

Ярких доказательств роли слова в генезе антисемитской болезни хоть отбавляй. Так на вопрос корреспондента Марку Розовскому: как он думает, что читал, смотрел пришедший с ножом в синагогу 20-летний парень, замечательный режиссер и драматург ответил: «Этот Коптев читал, как известно, фашистскую литературу, издаваемую российскими геббельсами. Они и вложили нож в его руки» (Марк Розовский. Мне нравятся американцы. Теленеделя, № 22, 2007, стр. 23-25).

Кстати, в бывшем СССР даже была специальная статья в Уголовном кодексе, карающая за контрреволюционную агитацию. Допрашивая в КГБ диссидентов, их обвиняли в применении оружия против власти. Ибо, как они считали, «слово тоже оружие, потому отвечать на слово делом (арестом) совсем не подло» (из кн. Валерии Новодворской «По ту сторону отчаяния». М., 1993 г.).

Естественно, что словесное оружие, как всякое другое, стреляет разными по калибру снарядами. Даже относительно слабые по своему эффекту снаряды крайне опасны из-за массовости их охвата. Эти результаты разрушают человека, наносят ему огромный как физический, так и психологический урон.

А Виленский гаон утверждал, что до самой смерти человек должен укрощать себя обузданием своего языка.

Из всего выше изложенного можно сделать один полностью обоснованный вывод: информация обладает мощным возбудительным зарядом, часто весьма отрицательным. И в этих условиях может полностью соответствовать определению – информационная инфекция. Именно эта информационная инфекция играет важную роль в варваризации человечества и, в частности, в возникновении антисемитской болезни.

Почему Гитлеру и Сталину удалось осуществить страшный разгул варварства? Не только благодаря террористической власти. Немецкий и советский народы в значительной части добровольно шли за своими лжепророками. Люди были ослеплены пропагандой «образа врага».

Еще в 1935 году венский писатель Элиас Каннети написал роман «Ослепление». В романе выведены типы людей, живущих и действующих под влиянием фашисткой демагогии, ослепленных ею. Это обычная обывательская масса с крайне эгоистическим и замкнутым сознанием, всегда готова пойти за фашистскими демагогами. Кстати, за этот роман его автору была присуждена Нобелевская премия.

Посмотрим, осознает ли человечество ситуацию, происходящие в мире события как угрозу его существованию. Или оно пребывает в том же ослеплении, как это было в прошлом, имело место перед Второй мировой войной, удовлетворяясь навязанными образами «врагов», в частности, таким легко воспринимаемым «еврейским врагом». Увы! Значительная часть населения мира, в том числе и ее передовой отряд – интеллигенция, страдает, говоря медицинским языком, несомненной катарактой?

Что же это такое? Это потеря способности видеть, здраво разбираться в том, что действительно происходит в мире, в твоей стране, религиозной общине, рядом с тобой. Это способность обольщаться словами, стремиться к тому, что тебе не нужно и даже вредно.

Классический пример – пропагандистская деятельность Гитлера и его своры, которая привела мир к катастрофе Второй мировой войны и Холокосту. И ныне все повторяется. Вновь вытаскивается и включается в игру испытанная веками «еврейская карта» Дескать, во всем виноваты евреи. Если бы не они, на земле был бы рай. И самое примечательное, что это часто срабатывает, сплачивает массы вокруг лидеров- варваров.

«Еврейская карта» разыгрывается почти повсеместно – на Западе, в так называемых цивилизованных странах, в том числе и в России. Не говоря уже о Востоке, в мусульманском мире. Казалось бы, уже на этом обожглись: мир заплатил в 10 раз превосходящую цену по сравнению с трагическими потерями еврейского народа во Второй мировой войне. Так нет, не унимаются последователи старых игроков, разыгрывавших эту карту в прошлом.

Подавляющее большинство населения любого государства – в той или иной степени, в зависимости от страны, – легко поддаются внушению, попадают на крючок, проглатывая приманку – «образ врага». Так им легче живется, если есть на кого взваливать свою неудовлетворенность жизнью, вымещать свои психологические комплексы. Часто такой приманкой становились евреи, а в последнее время и государство Израиль. Хотя в разные периоды роль «евреев» выполняли и доныне выполняют различные народы, религии. В этом плане очень правильно высказался Игорь Губерман:

                        Везде, где есть цивилизация

                        И свет звезды планету греет,

                        Есть обязательная нация

                        Для роли тамошних евреев.

Как и прежде, «еврейская карта», или правильнее назвать «еврейская пелена», ослепляет население ведущих стран. Она не позволяет им видеть реальную опасность, которая нависла над человечеством. И то, что это лишь прикрытие, фиговый листок для претендентов на мировое господство, свидетельствуют многие события, в частности, в Камбодже, Судане, Зимбабве и Югославии и т. д. Там нет никакой еврейской проблемы, но модель та же. Почему я взял за пример именно «еврейскую карту» или антиеврейское варварство как пример глобального варварства для углубленного изучения всей проблемы?

В науке часто для изучения глобальных проблем брали наиболее простой и наглядный объект исследования и для получения важнейших и часто предопределяющих выводов (например, дрозофила для генетических исследований и обобщений).

Нет народов, которые не терпели бы разных, в том числе, страшных бедствий. Но по масштабам многовекового унижения, к сожалению, именно евреи, увы, «имеют право» занять одно из первых мест. «Еврейская карта» и ее интернациональная модель – четкий и тонкий индикатор, исторически подтвержденный показатель степени гуманизма и варварства в мире. Неужели без этой «еврейской карты» и ее аналогов в разных частях света нельзя обойтись? Получается, не могут.

Без нее трудно определенным кругам, лидерам, диктаторам, а то и отдельным лицам и группам добиваться поставленных целей. Наверное, это самый легкий путь собрать сторонников, самая удобная модель варварского властвования. Ярчащий пример тому – Иран, президент которого на Генеральной Ассамблее ООН в точности повторил Гитлера: в частности, говорил о страшной деструктивной роли еврейских банкиров, которые правят миром.

Использование этого антиеврейского аргумента – их «властный кислород». Их главное оружие по направлению масс в нужном для них направлении. Этот «наркотик сплочения», этот возбудитель психической эпидемии варварства, и в частности, антисемитской болезни просто, без затрат выполняет работу по достижению их коварных целей. И не надо ничего делать, ничего нового предпринимать. Просто и легко, а массы уже идут за своим лжепророком.

То, что это вскоре плохо кончится, как показывает история – не важно. Пока мы царствуем, упиваемся властью и преклонением масс. Поэтому, люди, будьте весьма осторожны с теми, кто разыгрывает эту карту. Помните, был не только Холокост, но и десятки миллионов погибших неевреев, масса инвалидов. Разрушенные города, разоренные земли.

Как доказала история, антисемитская болезнь угрожает национальным поражением обществу, которое ею заражено, как передозировка яда и смерть.

Болезнь вообще и антисемитская болезнь, в частности, как правило, является комплексной, многосимптомной, ибо в ней участвуют расстроенные функции ряда органов. Но обычно для постановки диагноза мы стараемся ухватить наиболее показательный симптом, по которому судим о характере заболевания. К примеру, сахарный диабет. При нем наблюдается ряд симптомов, например, различные расстройства обмена веществ, поражения сосудов, сердца, нервной системы и прочее. Тем не менее, есть главный индикатор болезни – уровень сахара в крови. Он выражается в цифрах, и чем они выше, тем опаснее. Выше 110-120 – уровень, при котором надо действовать.

Мы решили попытаться найти такой индикатор, который может дать хотя бы ориентировочное указание на степень варваризации данного общества и диктовал бы нам как стратегию, так и тактика нашего адекватного поведения.

Кажется, это несбыточные мечты, но попытаться можно. Мы начали рассуждать на основании уроков истории, что предопределяет эти взрывы. Факторов много, но надо с чего-то начать. Ведь и показатель сахарного диабета нашли не сразу. Решили на базе «еврейской карты» и ее проецированной модели на другие нации, партии, народы и страны выработать индикатор варварства, пригодный для всех.

Этот индикатор должен указывать, по какую сторону баррикады находится тот или иной политик, страна, партия, движение. Какие интересы он защищает – мира, гуманизма, цивилизации или варварства, войны, террора. Цель такого индикатора указать на наличие в обществе воинствующих устремлений, ведущих к внутренним и внешним катаклизмам, особенно на их масштабы.

Но к какому критерию, к чему должен быть приложен этот «индикатор варварства»? На наш взгляд, роль такого индикатора (барометра) может выполнять активность информационной инфекции образа врага. Именно она предшествует реальному, физическому проявлению варварства. Именно этот показатель может, по нашему мнению, указать на уровень варваризации страны, региона, религиозной конфессии или светской партии. Может быть, есть смысл обозначить уровни активности этой информационной инфекции минимальный или максимальный, угрожающий взрывом (война, погромы, геноцид, терроризм). Этим мы можем в известной степени определить реальную на данный момент их эпидемиологическую опасность.

Этот индикатор поможет прояснить ход общественных течений различного генезиса. Таким индикатором для гитлеровского нацизма, в том числе последующей смертоносной войны, была антиеврейская информационная инфекция. Ее проявлениями были речи Гитлера и его приспешников, книга фюрера «Майн кампф», масса нацистской прессы и многое другое.

Поэтому следует обращать особое внимание на современный индикатор варварства, в частности, на его антиеврейскую форму. История учит, что пренебрежение таким индикатором ведет к глобальным катастрофам, а в современной ситуации, возможно, к гибели всей цивилизации.

Конечно, представленные в данной работе мои соображения по поводу «индикатора варварства» могут страдать некоторой незавершенностью. Тем не менее, полагаю, что для начала важен сам факт необходимости наличия такого индикатора. Это необходимо для оценки подлинной ситуации в мире и тенденции ее развития. Происходящие ныне события являются наглядным тому подтверждением.

Я не буду распространяться по поводу антиеврейской информационной инфекции в арабских и мусульманских странах. Приведу лишь несколько примеров. После Второй мировой войны большая антиеврейская литература была включена в школьные учебники многих этих стран. Главная газета Египта «Аль Ахрам», главный редактор которой назначается президентом страны, 28 апреля 2001 года писала:

«Зверская традиция евреев замешивать мацу на крови нееврейских детей получила в последнее время массовое подтверждение со стороны палестинской полиции. Палестинские полицейские зафиксировали многочисленные случаи исчезновения арабских детей. Впоследствии их тела находили разрубленными на части и полностью обескровленными. Наиболее правдоподобное объяснение – это их кровь была подмешана в тесто, которое используют еврейские экстремисты для приготовления мацы на еврейский праздник Пейсах».

«Аль Ахрам» писала: «Талмуд – их главная книга – инструкция по убийству, издевательствам и надругательствам над остальными людьми».

Вот что писал объективный наблюдатель и авторитетный человек, бывший посол России в Израиле Александр Бовин в статье «О терроре и пропаганде, направленной на разжигание ненависти к евреям, к Израилю»:

«Не прекратилась и пропаганда, которая находится за пределами разума и совести. Официальный орган палестинской администрации газета «Аль Эль –Хаят – Джедида» в номере от 3 сентября 1997 горда писал: «Между Гитлером и Бен Гурионом нет никакой разницы. А если бы она и была, то выражалась бы в количестве, а не в качестве».

Или высказывание Мухаммада Амина Салама, опубликованное в газете «Аль – Кудс – Аль – Араби»:

«Каждый палестинец, погибший в акте самопожертвования – герой. Каждый палестинец, погибший в битве с израильскими оккупантами – герой. Каждый, кто сегодня воюет с Америкой в Афганистане и других местах – герой. Те, кто отказались принять американский диктат и пожертвовали своей властью (мулла Омар и правительство талибов), они и их сторонники – герои. Шейх Осама Бин Ладен, выбравший жизнь в горах и пещерах, несмотря на все свое богатство – это один из наших величайших героев, которых прославит история за то, что он вернул мусульманам честь и гордость. Я араб и мусульманин. И это мое право – выбирать своих героев, так же как американцы выбирают своих».

Классический пример ослепления не столько по отношению еврейского народа, сколько в отношении мирового сообщества и собственного народа – это выступление президента Ирана на Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2008 года. На наш взгляд, оно характеризует основные черты современной ситуации в мире. Оно является мощным и отчетливым индикатором высокого и опасного уровня степени пораженности Ирана и дружественных ему стран антисемитской болезнью.

Этот руководитель суверенной страны обвиняет евреев в том, что они правят миром, захватили в свои руки мировые финансовые институты и являются виновниками всех бед. Он предрекает гибель Израиля, а Америка закроется в своих границах.

Ахмаджиниджаб почти дословно повторяет тезисы своего предшественника-варвара Гитлера. Тот тоже утверждал, что главные враги Германии – еврейские банкиры и купцы, которые сосут кровь немецкого народа, разрушают страну и ввергли ее в войну. Иранский лидер повторяет то, что писал 16 ноября 1941 года Геббельс в «Das Reich». В выступлении, названном «Евреи виноваты» читаем:

«Историческая виновность мирового еврейства в возникновении и продолжении войны столь доказана, что об этом не стоит говорить. Евреи хотели иметь свою войну, ну вот, они теперь ее имеют. Исполняется пророчество фюрера от 30.01.1939 в немецком рейхстаге, что если интернациональному финансовому еврейству удастся еще раз вовлечь народы в мировую войну, то результатом будет не большевизация земного шара и этим самым победа еврейства, но уничтожение еврейской расы в Европе. Мы переживаем теперь исполнение этого пророчества: судьба еврейства, хотя суровая, но более чем заслуженная».

Вместе с тем это и наглядный индикатор уровня полной политической и нравственной импотенции ООН и многих ее руководителей и членов, допустивших это варварское выступление члена ООН.

 Но самым главным и опасным является распространение с трибуны этой, кажущейся авторитетной в мире, организации не просто ничего не значащих слов, а пропитанных подлинной информационной инфекцией варварства.

Как же руководство Организации Объединенных Наций допустило это гнусное варварское выступление? Представим себе ситуацию, когда появляется оратор и с трибуны ООН начинает распылять микробную инфекцию по всему залу. Допустили бы такое? Конечно, нет.

А ведь распыление этой антиеврейской информационной инфекции, которую распространял президент Ирана, не менее, а скорее, более опасно, чем микробная инфекция. А генсек ООН с улыбкой провожал президента к трибуне... Это важный, но частный пример.

Давайте проследим развитие антиеврейской информационной инфекции в стране моего прежнего проживания – в ССР и в России. С ней я лучше знаком, как в историческом, так и в практическом плане. Не лишним будет подчеркнуть, что эта информационная инфекция полностью подходит как модель для других стран и народов.

Итак, вернемся к событиям послевоенного времени. Представлялось, что после победы над гитлеровской, антиеврейской Германией антисемитская болезнь исчезнет, тем более в России, в стране, которая принесла эту победу. Что же мы увидели вскоре после Холокоста, печей Освенцима, гибели десятков миллионов людей, варварского уничтожения европейского еврейства? Взрыв государственно-партийного антисемитизма. Начался, естественно, в мелких, по сравнению с гитлеровским, масштабах, который постепенно набирал силу. И это в стране, которая больше всего пострадала во Второй мировой войне. Я хорошо помню все события, связанные с компанией против «космополитов», уничтожением антифашистского комитета, Делом еврейских писателей, где наиболее ярко проявился советский, а вернее, большевистский вариант антисемитской болезни.

В рассекреченных архивах КГБ по поводу фальсифицированного «дела» Еврейского антифашистского комитета демонстрируется зараженность этой организации антисемитской болезнью. Вот что заявил главный обвиняемый Лозовский, бывший председатель Советского информационного бюро и замминистра иностранных дел:

«Он (следователь – Ю.Р.) мне упрямо втолковывал, что евреи это подлая нация, что евреи жулики, что евреи хотят истребить всех русских».

Естественно, что особенно мне врезалось в память «дело врачей», которое, по всей видимости, должно было полностью и окончательно решить «еврейский вопрос» в России по уже испытанной схеме варварского выселения целых народов.

Итак, наступил печально знаменательный день 13 января 1953 года с сообщением о «врачах-убийцах». Расскажу об этом гнусном и опасном событии по моим личным воспоминаниям.

Я сразу ощутил всю вздорность, нелепость и коварство властей. Было ясно, для чего это делается. Затронуто наиболее чувствительное звено человеческого сознания – боязнь за свою жизнь, здоровье. Если врачи-евреи, а в качестве убийц фигурировали в основном именно евреи, могут специально врачебными действиями убивать своих пациентов, и делало это медицинская элита, то, что говорить о рядовых евреях? Они поголовно все – оголтелые бандиты.

Все это было рассчитано на взрыв народного негодования, чтобы использовать его для окончательного решения еврейского вопроса, но уже по-сталински.

Газеты развернулись во всю, и этот разворот охватывал уже все сферы жизни еврейской среды. Везде евреи были представлены как казнокрады, жулики, обманщики, бандиты, воры и прочее. Создавалось впечатление, что весь еврейский народ – это сплошное «бандитское кодло», «раковая опухоль» на теле всех народов. А значит, с этой «нечестью» надо расправиться, дать свободно вздохнуть чистому и честному советскому народу.

Статьи пестрели не только явно антисемитским содержанием, но и заголовками типа «Здоровенькi були, Нухим Янкелевич». Нелепости, вранья было сверх всякой меры. Мы все ждали какой-то сенсации – расправы с врачами-евреями Днепропетровска. Не могут власти ограничиться только центром. Это как снежный ком. Волны шли от столицы вплоть до сельской местности. На «передовых» позициях стояла пресса. Это была настоящая информационная инфекция дикости, то есть варварства по отношению к евреям.

Я задаю основополагающий вопрос: что двигало Сталиным и его подручными – исполнителями этого поистине дьявольского плана? Ответ один – болезненное стремление к варварству, убийствам. Сталин сам страдал этим недугом и заражал им свое окружение и народ. Только смерть тирана спасла положение.

Антисемитская болезнь (и ее аналоги у других народов) ведет не только к глобальным катастрофам – войны, погромы, геноциды и прочее, но ведет к разрушению морали, нравственности, прав человека. Страдают обычные человеческие связи – семейные, дружеские, любовные. Можно кратко привести такие примеры. Артистка Федосеева-Шукшина после замужества с евреем Аграновичем, с которым прекрасно жила, вынуждена была с ним расстаться из-за обструкции ее окружения. А фильм «Анна Каренина» с Татьяной Самойловой, мать которой была еврейка, подвергся в советском официозе «Правде» жесткой критике из-за неславянской внешности главней героини.

Я хочу подчеркнуть, что, рассказывая обо всех этих событиях, я не обвиняю русский народ. Даже на моем жизненном пути встречалось много настоящих русских интеллигентов, нормальных людей, которые очень помогали своим коллегам-евреям, хотя ничего кроме неприятностей за это не имели. Такими были в моей жизни мой первый руководитель городского отдела здравоохранения Любимцев, и благородный Михаил Васильевич Хомутов, и нестандартный Николай Иванович Кононов. С теплотой вспоминаю и своих научных наставников – Григория Максимовича Полякова, Федора Николаевича Дупленко, Бориса Дмитриевича Петрова из Москвы, и многих других. Честь, слава и вечная память этим замечательным русским людям.

Это они, часто рискуя своей репутацией, делали все, чтобы помочь мне с устройством на работу, продвигать через многочисленные препоны мою научную карьеру. Таких людей было немало. Нельзя обвинять в антиеврейском варварстве, свойственном мракобесам, весь доброжелательный и отзывчивый русский народ.

Когда началась перестройка, наконец, наступила ожидаемая демократия, конечно, достаточно условная, с «русским акцентом», но все же с определенными гражданскими свободами.

Что это дало? Очень мало. В государственном масштабе антисемитизма будто бы нет. Зато свободу слова, право граждан на свободное волеизъявление часто используют не на благое дело. Так появилось огромное количество антиеврейской литературы, газеты и журналы антисемитской направленности. Вот что пишет по этому поводу А.Н. Яковлев:

«Не буду утомлять читателя цитатами из многочисленных изданий большевиков и фашистов. Они списаны с гитлеровских газет, журналов и книг – ничего нового. Идет подлое заигрывание с маргинальной толпой, темной, завистливой, всегда готовой разрушать и ненавидеть, пытать и убивать Носителями (переносчиками) этой чумы являются национал-патриоты, ненавидящие Россию. И немало еще в государстве нашем невежд и глупцов, аплодирующих человеконенавистникам из породы макашовых и шандыбиных, анпиловых и харитоновых, кондратенковых и михайловых».

«Новый курский соловей, например, призвал очиститься от «скверны», то есть от евреев, даже от тех, у кого только мать еврейка. Итак, с Рудским он разобрался. Но любопытно мне, что же он собирается делать со своим духовным отцом Марксом, равно как и с Иисусом Христом и его матерью Марией. Впрочем, с новым «фюрером» все ясно. Ополоумел от власти. Не чета ему по количеству прочитанных книжек Б. Миронов, бывший председатель Госкомитета по печати в правительстве Черномырдина.

В книге «О необходимости национального восстания», изданной в 1999 году, он пишет: «Жиды прибрали-таки к своим загребущим, липким рукам, украли власть, суды, деньги, нефть, газ, энергетику, заводы, фабрики, телевидение, радио, газеты; но, овладев Россией, жиды, памятуя уроки русской истории и не желая повторить исхода монголо-татарского, польского володения Русью, изводят русский народ, вымаривают голодом, холодом, страхом, безработицей, беспросветной нищетой, безысходностью, искореняют национальный русский дух национальное русское сознание, а из подрастающих русских пестуют жидовских рабов, кровного родства не помнящих, могил предков не почитающих, зато поклоняющихся золотому тельцу».

В другой книге он продолжает свои изыскания: «Не оттого России плохо, что из нее уехали жиды, России плохо от не уехавших из нее жидов. России плохо оттого, что не все жиды из нее уехали». Книга издана в 2000 году. Не хочется тратить эмоции на все эти гнусные выходки, в конце концов, не все приматы вылюдились».

В печати России много материалов о том, как евреи разрушили СССР. Как они вскормили Гитлера, направив его на Советский Союз, а потом придумали Холокост. Пишут о человеконенавистничестве еврейской религии, ее циничности, жестокости, подлости и аморальности. Утверждают, что в сегодняшней России крупный капитал – сплошь еврейский. Огромную опасность представляют любые сочинения, которые вольно или невольно создают, множат число варваров, одержимых страстью уничтожения и ненависти к какой-то стране, народу, национальности, религиозной общности. Это наглядно свидетельствует ряд варварских «шедевров», изданных недавно в России.

Как отмечает Вячеслав Лихачев в своей статье «Нацистская пресса в России: что это такое?» («Форвартс», 4-10.Х.2007 г.), на страницах газет можно встретить выражения: «хотят жиды – олигархи крови русской попить, хотят убить кого-нибудь – и убивают», «Да сгинет с земли русской спидоносная жидо-массонская чума». Страницы прессы пестреют выражениями: «презренные жиды», «жидовская стая крыс», «жидовской наглости и их патологической извращенности нет предела». «Основной враг русского народа – евреи, поскольку человеконенавистничество воспитывается в евреях иудаизмом, талмудизмом, сионизмом и масонством».

Газета «Алекс-информ» МГО в статье главного редактора Олега Катера утверждала, что сионизм – это «суперфашизм», главный враг. «Евреям нет места в человеческом обществе, поскольку преступления против человечества они сделали своей национальной практикой».

Газета «Эра России» пришла к выводу, что евреи – это потомки «лысых болотных обезьян» (№ 12, июнь 2007 г.).

В январе 2005 года депутаты Госдумы призывают Генеральную прокуратуру официально возбудить дело о «запрете в нашей стране всех религиозных и национальных еврейских объединений как экстремистских». Соответствующее письмо направлено Генеральному прокурору России.

Ряд депутатов Государственной Думы представителей фракции «Родина» КПРФ и ЛДПР в письме утверждают, что «еврейская религия – антихристианская и человеконенавистническая, доходящая до ритуальных убийств. Многие случаи этого ритуального экстремизма были доказаны в Суде». Текст этого обращения был опубликован в газете «Русь Православная».

«Смеем Вас заверить, господин Генеральный прокурор, что по этим вопросам во всем мире существует большое количество общепризнанных фактов и источников, на основании которых можно сделать бесспорный вывод: отрицательные оценки русскими патриотами типичных для еврейства качеств и действий против неевреев соответствуют истине, причем эти действия неслучайны, а предписаны в иудаизме и практикуются два тысячелетия».

В обращении депутаты, в частности, обвиняют евреев в стремлении превратить народ в животную массу без веры и традиций. По мнению народных избранников, все антисемитские инциденты в мире и в России, в том числе взрывы в синагогах и осквернения еврейских кладбищ за последние несколько лет «устраивают сами евреи». «Множество антиеврейских акций во всем мире постоянно устраиваются самими евреями с провокационной целью, – чтобы применить карательные меры против патриотов» – говорится в подписанном депутатами документе. Так в опубликованном в газете «Русь Православная» материале говорится, что «весь демократический мир сегодня находится под денежным и политическим контролем международного еврейства».

И прав главный раввин России по версии Федерации еврейских общин России (ФЕОР) Берл Лазар когда, давая оценку этому, заметил: «Первая возможность – господа, подписавшие этот бредовый документ неадекватны. Если это так, мне их жаль, но помочь ничем не могу, я не психиатр. Вторая возможность хуже, – добавил он, – эти господа вполне нормальны, но при этом бесконечно циничны. Они прекрасно знают, что выдвигаемые ими обвинения – вранье, ведь они приписывают еврейской религии такие черты, которые абсолютно противоречат законодательным нормам не только России, но любой цивилизованной страны. Однако они сознательно идут на подлог в расчете на то, что, разыгрывая антисемитскую карту, могут увеличить свой электорат».

В то же время на Украине целый ряд общественных деятелей, представителей научных кругов, журналистов приняли подобное обращение к руководству страны. Этот документ назван достаточно претенциозно: «Какое национальное меньшинство на Украине имеет наибольшее количество этнических организаций? С какой целью? Кто заинтересован в уничтожении титульной нации в Украине? Прекратить преступные действия организованного еврейства в Украине!»

Такому документу позавидовали бы гитлеровские нацистские «теоретики». В нем столько лжи, ненависти, истерической свистопляски, что порой создается впечатление – его авторы психически больные люди. Они приходят к выводу, что многолетнее разрушение Украины и обнищание украинского народа сопровождается одновременным и неимоверным обогащением многих евреев.

Этот расистский документ перехлестывает то, что создал Гитлер. И это в стране, воевавшей и пострадавшей от гитлеризма, через каких-то 60 лет после Второй мировой войны и Холокоста.

Появились даже монографии по этой «живучей проблеме». Приведем несколько ярких примеров, иначе как антиеврейской информационной инфекцией назвать нельзя.

В первую очередь это книга Александра Солженицына «200 лет вместе». Признаюсь, разговор этот для меня неприятный и болезненный, кажется даже кощунственный. Ведь Солженицын своей жизнью и трудами воспринимался как борец с любыми проявлениями варварства. С ним в определенной степени связано разрушение варварской советской системы и этим как бы взял на себя функцию флагмана движения против любого варварства. Что же происходит в действительности? Всегда ли его труды выполняют это великое предначертание противостояния планетарному злу в любых его проявлениях. Оказывается, все далеко не так. Так что разберем этот вопрос более подробно.

Я помню, каким ореолом было окутано это имя у меня и у тысяч таких, как я, в то время. Это был символ. Символ высокого гуманизма, демократичности, добра, человечности, смелости, безапелляционного неприятия и осуждения преступлений коммунистического тоталитаризма и всяческого зла, которое он принес людям. Символ борьбы за счастье простого человека.

Передо мной его последняя книга «200 лет вместе». Прочитав ее, почувствовал боль и стыд, разочарование и ощущение какой-то брезгливости при прикосновении к страницам книги. И я задаю себе вопрос: как он мог опуститься до такого примитивного и лживого уровня, правда, под маской объективного исследователя в определенной литературной обработке.

Солженицын основательно описывает «большие грехи» евреев перед русским народом. Если же он пишет о грехах другой стороны, то своими замечаниями их смягчает.

Скажу честно, если бы я был не знаком с историей еврейского народа, в том числе проживающего в России, если бы не изучал судьбу евреев до и во время Холокоста, если бы сам как еврей не ощущал бы многого, живя в СССР, а тем более, если бы я был неевреем, то, прочитав лжеисследование Солженицына, под впечатлением грехов евреев, может быть, склонился бы к лагерю их хулителей.

Солженицын порой упоминает свое уважение к евреям, осуждает драконовские антиеврейские законы царской России. Но эта «смягчающая» проеврейская окраска мало чем меняет сущность книги. Она имеет четко антисемитскую, шовинистическую, антигуманную направленность. Это больно осознавать, но это факт.

Читая ее, я порой задавался вопросом: неужели автор не осознает, кому она будет служить? Если вчитаться в его формулировки, интерпретацию тенденциозно подобранных фактов, вникнуть в выводы и комментарии, поражаешься его научной недобросовестности и неприкрытому юдофобству. И тогда вывод однозначный – это вредная, антигуманная, антинародная книга. А жаль.

Хочу лишь на нескольких примерах показать, какими отвратительными чертами наделяет Солженицын евреев, какой «вред» они нанесли России и что эти лживые утверждения, несомненно, могут служить формированию антисемитской болезни, пагубные последствия которой не обойдут и его родину.

Возьмем, к примеру, такой больной для России вопрос, как общенациональное пьянство. Это очень популярная тема для разглагольствования антисемитов на разных этапах русской истории. Действительно, в западных районах тогдашней России много шинков и винокуренных заводов были в аренде у евреев. Не сомневаюсь, что многие из шинкарей играли неблаговидную роль по отношению к окружающим, как в приводимой автором цитате из Гессена:

«Этот промысел часто создавал столкновение между евреем и мужиком, этим бесправным "холопом", который шел в шинок не от достатка, а от крайней бедности и горя».

Скажите: а если бы на месте шинкаря-еврея был бы не еврей, что-нибудь изменилось бы? Он, «холоп», вел бы себя иначе? А во всей России, где пили не меньше, а больше, чем на ее западных окраинах и где вообще не было евреев в винном деле, что-то было по-другому? А кабаки, рестораны и прочие питейные заведения по всей стране. Разве в них меньше спаивали.

Солженицын отмечает, что ограничения были задуманы правительством против сплоченного экономического напора, опасного для национальной основы государства. Так вот в чем смысл этого сплоченного экономического напора со стороны евреев. Но ведь это нонсенс. Где эта сплоченность? Существовала, можно сказать, крохотная часть богатых евреев. Так что, эта группа предприимчивых лиц осуществляла «экономический напор», стремясь к мировому господству?

Уж очень это напоминает положения «Майн кампф». Там Гитлер обозначил угрозу для немецкого народа, для мира со стороны этого «еврейского напора», стремящегося к мировому господству.

Но Солженицын очень симптоматично заканчивает раздел о торговле и роли евреев в ней: «Все тут есть в этой картине. И неутомимая динамика еврейской коммерции, движущая целыми государствами» (выделено нами – Ю.Р.). Ничего себе пассаж! Это уже аргумент не только для прошлых и нынешних антисемитов и фашистов, но и для будущих – обозначающих полюбившийся термин всемирного «еврейского заговора».

Кстати, Солженицын часто ссылается на киевскую газету «Киевлянин», известную своей сугубо антисемитской направленностью. Автор же называет ее «патриотическим изданием».

Солженицын стремится затушевать справедливость суда, оправдавшего Бейлиса, характеристикой присяжных, вынесших вердикт: «Не виновен». Тут не только стремление посеять сомнение в правильности оправдания, но и какое-то унизительное отношение не к еврейскому, а русскому народу. Автор пишет:

Оправдательное заключение «доставалось серому крестьянскому составу присяжных, свиткам и косовороткам лишь с малым добавлением двух-трех чиновников да двух мещан, – присяжным, уже бесконечно замученным этим месячным процессом, засыпающим при чтении вслух документов, просящим сократить суд, четверо из них – просились отпустить их домой прежде времени, а кому – и оказать медицинскую помощь».

Тут явно пренебрежительное отношение к представителям русского крестьянства, к этим «свиткам и косовороткам». А ведь именно они спасли честь русского народа. И все для того, чтобы поставить под сомнение компетентность, правильность и законность приговора.

Образ врага-еврея, пытающегося проникнуть всюду, возникает у читателей при ознакомлении с разделом книги, посвященной проблеме стремления евреев к образованию. Автор отмечет: «надо признать, что у них (властей – Ю.Р.) была и цель национальной защиты от проступающего неравновесия в образовании» (выделено нами – Ю.Р.).

Когда читаешь эти строки, удивляешься: о какой национальной защите можно говорить? Это сугубо расистский подход. Смешно и грустно. Русский народ надо защищать от униженного, преследуемого, ограниченного в правах еврейского населения, составляющего каких-то 3 % от общего населения? И все же эта «защита» проводилась в образовании в виде пресловутой процентной нормы.

Если власть считает необходимым защитить русских от кого-либо и вызывает к нему ненависть, а то и стремление уничтожить, то этот кто-то, несомненно, является опасным врагом. Солженицын не только не возражает против такого принципа национальной защиты, но и одобряет его. «Процентная норма, несомненно, была обоснована ограждением интересов и русских, и национальных меньшинств, а не стремлением к порабощению евреев».

Хотелось в этой связи привести воспоминания выдающегося государственного деятеля Израиля Голды Меир о своих переживаниях четырехлетней девочки в Киеве: «Со страхом связано и одно из самых отчетливых моих воспоминаний. Мы жили тогда в Киеве в маленьком доме на первом этаже. Ясно помню разговор о погроме, который вот-вот должен обрушиться на нас. Конечно, я тогда не знала, что такое погром. Но мне уже было известно, что это как-то связано с тем, что мы евреи, и что толпа подонков с ножами и палками ходит по городу и кричит: «Христа распяли!» Они ищут евреев и сделают что-то ужасное со мной и моей семьей». (Голда Меир. Моя жизнь. Чимкент. 1997, стр. 15).

Кто в этом виноват? Кто воспитывает и развивает античеловеческое аморальное чувство неприязни, ненависти к евреям как к таковым? Кто сделал в России евреев людьми второго сорта, ощущающих свою униженность и оскорбленность? Может простой русский человек? Отнюдь нет! Власть и пропаганда – этот, говоря словами коммунистов, великий организатор и воспитатель. И во всех грехах, о которых можно говорить, если вообще возможна такая постановка, изначально, привычно виновата власть, которая, манипулируя «еврейской картой», могла объяснить все свои просчеты, свои грехи.

Как поведет себя власть, такими будут действия толпы. История подтверждает это многими фактами. Конечно, это в первую очередь относится к странам с абсолютной властью.

Прошло не более 30 лет после революции, и уже не было евреев-революционеров, уничтоженных Сталиным, ни шинкарей, ни евреев, массово уклоняющихся от призыва, ни евреев-шпионов в приграничных областях. А были сотни тысяч евреев, погибших за родину во время Второй мировой войны. Не было сионистов, бундовцев, эсеров и т. д., а были в основном ассимилированные евреи. И что мы наблюдали в это время?

Власти опять ввели процентную норму, ограничения в приеме на работу, опять обвинения в шпионаже – пресловутые «шпионы иностранных государств» в деле врачей.

Чем сейчас это объяснить? Ничем. Кроме того, что именно на власти лежит самый главный грех – в данном случае в связи с разбором книги Солженицына – на властях русского государства. И не видеть этого означает целенаправленно тенденциозно освещать историю. И тогда книга «200 лет вместе» является не чем иным, как искажением сути проблемы, абсолютно тенденциозно обосновывающим необходимость защиты русского народа от так называемого «напора евреев» – термин, употребляемый автором, – проще говоря, от еврейской агрессии против России.

Солженицын проводит через всю книгу вывод о том, что притеснения, которым подвергались евреи в царской России, были незначительные, ничего, мол, страшного не происходило. Но все это не имеет ничего общего с истиной. Приведу лишь один документ, составленный не каким-то рядовым человеком, а самой императрицей.

В четвертом томе переписки между Николаем Вторым и супругой Александрой Федоровной помещено любопытное письмо, в коем императрица хлопочет за еврейского инвалида: «Я посылаю тебе прошение раненого солдата. Он еврей, жил 10 лет в Америке, был ранен и лишился левой руки в Карпатах. Рана зажила, но у него другая беда: в августе он выписывается из госпиталя и тогда он лишается права жить в обеих столицах. Он живет теперь в Петербурге лишь благодаря особому разрешению, полученному им от бывшего министра внутренних дел на один год. Он мог бы получить работу в большом городе. Он говорит отлично по-английски и вообще очень образованный человек. 10 лет тому назад он уехал в Соединенные Штаты Америки, дабы стать полезным членом общества соответственно его способностям. Здесь в России он не мог этого достигнуть из-за ограничения евреев в правах. Будучи в Америке, он не забыл России, и его тянуло сюда. Как только началась война, он приехал сюда и поступил в войска для защиты своей родины.

Теперь, когда он потерял руку на войне, он хочет остаться здесь и иметь право жительства в России, где ему легче заработать на жизнь – право, которого евреи не имеют.

Когда он был освобожден из войск за потери руки и получил Георгиевский крест, он убедился, что все осталось по-прежнему и что ему не помогло ни возвращение домой, ни вступление в армию, ни потеря руки на войне. Он чувствовал досаду, и я это хорошо понимаю. Такой человек, как он, заслуживает, чтоб к нему отнеслись справедливо, как к другим, которые пострадали на войне. Благодаря его образованию и знанию английского языка, он легко мог бы получить работу в большом городе. Не надо еще больше озлоблять его и дать ему почувствовать неблагодарность его прежнего отечества. Мне кажется, что надо всегда делать различие между хорошими и плохими евреями и не быть одинаково строгими ко всем. По-моему, было бы жестоко так поступать. Плохих можно строго наказывать. Сообщи мне, какую резолюцию ты наложишь на это прошение» («Еврейская жизнь», 1926. № 30-39)..

Резолюция императора разрешала этому еврею жить по всей России. Прошение с резолюцией Николая II было передано министру внутренних дел Штюрмеру.

Но чтобы получить такую императорскую милость, этот еврей должен быт приехать в годы войны из Америки в Россию, стать солдатом, лишиться на войне руки, получить Георгия, владеть английским языком, быть высокообразованным человеком, а – главное – иметь к тому же такого ходатая, как русская императрица.

Солженицын нарисовал портрет народа, который у несведущего читателя, кроме омерзения и ненависти к этому народу, ничего другого вызвать не может.

Таким образом, писательское слово автора способствует формированию многих новых отрядов погромщиков и террористов разных мастей. Эта книга – яркий пример информационной инфекции варварства.

Ведь антисемитизм – лакмусовая бумажка этого патологического синдрома. Ведь были не только евреи, не только Освенцим, Майданек и Бабий яр. Тут не только шесть миллионов погибших евреев во время Холокоста, но пятьдесят миллионов людей разных национальностей. Россия – многонациональная страна и, раскачивая ее с помощью «еврейской карты», как это любовно делали до него, он раскачивает не только ее, но посягает далеко за ее пределы.

К чему это привело, мы видели на примере Гитлера, но особенно это раскачивание более опасно в наш атомный век.

За много лет до книги Солженицына на подобную тему о так называемом «еврейском вопросе» писал великий гуманист, тоже лауреат Нобелевской премии, Жан-Поль Сартр (1905-1980). Этот выдающийся французский писатель, философ, редактор, издатель, был известен также своей общественно-политической деятельностью. Он был участником французского сопротивления, боролся за права человека, боролся с антисемитизмом.

Его книга, увидевшая свет в 1946 году, «Размышления о еврейском вопросе», представляет собой «исследование антисемитизма как опасной социальной и нравственной болезни, легко приобретающей эпидемический характер и грозящей осложнениями фашизма». Это выдержка из книги. Я бы сказал – осложнениями общемировой резни. Сартр дал очень емкое определение антисемитизма: если человек считает, «что несчастье страны и его собственные несчастья полностью или частично объясняются присутствием еврейских элементов, то говорят, что этот человек – антисемит». Сартр совершенно четко относит неприязнь к другим людям к определенным психическим нарушениям. Сартр утверждает, что «антисемитизм – это не еврейская проблема, это наша проблема».

«…Нужно объяснить каждому, что судьба еврея – это его судьба. Ни один француз не будет в безопасности до тех пор, пока хоть один еврей – и во Франции и во всем мире – должен опасаться за свою жизнь».

Если бы евреев не существовало – антисемитизм выдумал бы их, отмечает Сартр. В данном случае стоит сказать, что многие люди получают удовольствие оттого, что имеют надуманный ими или внушенный им образ врага. Они списывают на него свою неудовлетворенность жизнью.

«Мне ничего не надо делать для того, чтобы заслужить мое превосходство, и я ни при каких условиях не могу его потерять. …Ему абсолютно необходимо существование еврея – иначе над кем же у него будет превосходство? Более того, только по отношению к евреям антисемит реализует себя в качестве лица, наделенное каким-то правом». Золотые слова!

«Особенно опасен антисемитизм заведенной толпы. Для нее характерен взрыв бешенства, напоминающий психическое заболевание, когда расстройство настроения вызывает приступообразное помрачение рассудка, и больной оказывается одержимый жаждой разрушения и убийства» (выделено нами – Ю.Р.).

Еще один образчик антиеврейской информационной инфекции – это книга С. Кара-Мурзы «Евреи, диссиденты и еврокоммунизм» (М. 2002), в которой утверждается, что пресловутое дело врачей – довольно темное. Он пытается, хотя достаточно неумело, защитить известного антисемита Макашова. Дескать, он не антисемит. В то же время приводит цитату, которая полностью опровергает эту оценку: «Основные богатства, созданные трудом всего населения СССР, протекли в руки жидов-кровососов (точное воспроизведение гитлеровского термина – Ю.Р.), из которых четыре пятых – евреи по национальности».

Кара-Мурза утверждает, что евреи были пособниками СС. Они не сопротивлялись, а гестапо спасало евреев. Нельзя преследовать тех, кто отрицает Холокост. И погромов в России не было. Да и поляков уничтожили больше, чем евреев.

В то же время пасквиль С.Н. Семанова «Русско-еврейские разборки» (2004 год) – полноправный русский вариант гитлеровского «Майн кампф». Вот что он пишет в предисловии «для русского и зарубежного читателя:

«...от нас с вами, наши читатели, зависит ближайшее будущее России, от нашей наступательной решимости. Враг очевиден, прицел должен быть верен. И уточним, не только будущее нашей Родины, но и всего мира… Внук раввина и выкрест, пламенный безбожник Карл-Мордехай Маркс и Свердлов повели русский рабочий класс к разрушению России».

Автор показывает, кто тот враг, по которому необходимо навести прицел и против которого надо идти в наступление. Уже первая глава подводит нас к выяснению этого. Оказывается, были и идут русско-еврейские войны. Ведь в ХХ веке власть в России дважды захватывали евреи «После 1917 и после 1991 годов Россией управляли, в общем и целом, евреи».

Диссиденты – в основном евреи. А «для автора самая интересная эпоха – это, конечно же, эпоха Сталина. Эпоха, когда Сталин невероятным усилием взял и отрезал ту голову, которую приставили к России: еврейско-комиссарскую голову… То есть главное, что сегодня нужно – это огромная чистка сталинского образца 1930 годов».

Я привел лишь некоторые примеры из довольно обширной «литературы», издаваемой сейчас в России. Это наглядные образчики информационной инфекции образа врага. Из всего этого можно сделать выводы.

1. Читателям внушается образ врага, от которого необходимо защищаться и которого надо уничтожить.

2. Свобода слова имеет часто обратную сторону, очень драматичную в последствиях. Она дает возможность инициировать и культивировать самое настоящее варварство. Об этом наглядно свидетельствует вся недавняя история человечества, и наглядно демонстрируют приведенные примеры.

3. Если мы хотим предотвратить гибель цивилизации, то должны самым настоящим образом бороться с этой информационной инфекцией уничтожения, привлекая их авторов и издателей к самым жестоким мерам наказания.

Вот что писал по поводу писательского слова известный польский поэт Юлиан Тувим. Он предупреждал об ответственности тех, кто пользовался словом, в частности, поэтов за произнесенные ими слова. В письме к поэту Константину Галчинскому он писал:

«Ответственность – это, по моему мнению, первая обязанность поэта…Слово поэта, когда дойдет до сердца читателя, имеет различную судьбу, часто совершенно непредвиденную… Мощным и грозным по последствиям бывает слово поэта, дорогой мой Костик. Сначала кажется – ничего: ритм, дымок, строфочка, песенка. А спустя годы – огонь, грохот, гул, крики, падающие дома».

Все это можно отнести к политикам, религиозным, общественным и партийным лидерам, работникам средств массовой информации.

Было бы абсолютно неправильно и не соответствовало действительности считать, что именно эти варварские «писания» отображают в полной мере положение дел с «еврейским вопросом» в современной России. Отнюдь нет.

В России развивается еврейская культура, религиозное и светское образование, чего не было в бывшем СССР. Проводятся концерты еврейской песни. Снимаются фильмы на еврейскую тематику. Достаточно вспомнить сериал «Тяжелый песок». Есть и другие кинофильмы, специальные передачи на центральном телевидении и т. д. Иногда сообщения корреспондентов российского телевидения из Израиля более обширны и доброжелательны, чем передачи русско-американского телевидения из Нью-Йорка.

И все же антисемитская болезнь в нынешней России налицо. И, как показала история, может стать пусковым механизмом реального разрушительного процесса.

Хочу подчеркнуть: когда я привожу данные о варваризации по отношению к евреям, полностью отношу это как модель к другим народам, странам и цивилизации в целом. Приводимые мною материалы относятся лишь к ее одной форме – антиеврейской. Но она правомочна для всех. Это должны учитывать все народы вне зависимости от их национальной принадлежности.

Вот в такую четкую и памятную для многих стран модель антисемитской болезни очень легко попадает любой народ, религия, страна, партия. Общественное движение. Антисемитская болезнь также дает возможность для определенных выводов о характере и путях развития варварства в мире в его интернациональном глобальном значении. Она четко высвечивает весь сложный комплекс элементов этой страшной болезни человечества.

Каков же механизм действия этой информационной инфекции? На что она действует? Что она «портит» или заражает? Почему не у всех она вызывает ту или иную патологическую реакцию?

Объясняя условия для возникновения «массового гипноза и (или) психоза» под влиянием гитлеровской пропаганды. Томас Ай утверждает, что они заключались в наличии некритичного, эмоционально неустойчивого человека «нуждающегося для стабильности своего Я в сильном психическом наркотике, которым и снабдил его Гитлер» (Цит. по книге Антона Ноймайра «Диктатура в зеркале медицины», стр. 305).

«Под наркотические речи экзальтированного дуче и бесноватого гипнотизирующего фюрера по всей Европе тысячеголовыми толпами вдохновенно маршировал фашизм» (А. Лапшин. Под знаком скорпиона, стр. 335). Подтверждение этой истины я нашел в книге А.Н. Яковлева «Сумерки». Этот блестящий знаток существа сталинской пропаганды пишет, что ее язык «стал своего рода социальным наркотиком», переросшим в психическое заболевание.

Всякая наркомания подразумевает состояние зависимости организма от какого-то фактора. Для всех понятна наркомания – алкогольная, гашишная, кокаиновая, морфийная, табачная и так далее. Такая наркотическая зависимость обусловлена определенным химическим веществом. И все же это не противоречит возможности использовать понятие зависимости от нехимического агента. В этом наркотическом состоянии люди способны на любые преступные действия, в том числе и по отношению к невинным жертвам. Ведь уже описаны болезни, связанные с зависимостью не от химического агента. Это зависимость от телевидения, азартных игр, интернета.

В подобной ситуации поведение человека сопоставимо с тягой к наркотикам у наркоманов, к нелепому воровству у клептоманов, к бродяжничеству у драмоманов, к азартным играм у игроманов и т. д.

Кстати, как указывал Киплинг – большой знаток психологии человека: «Слово является самым сильным наркотиком из всех, которые изобрело человечество». В обычной жизни мы часто убеждаемся в справедливости этого постулата. Вожди, элита сидят на этом «наркотике» и сажают на него других. Так они сплачивают массы, чтобы добиться собственной цели – властвования.

Сегодня нереальным кажется, будто какое-то слово может обладать наркотическим действием. Может, в будущем и окажется, что слово вызывает в организме действие вещества, обуславливающего эту зависимость. Ведь кто бы мог подумать лет 70 тому назад, что в организме человека и животного имеются морфиноподобные вещества. Возможно, что при определенном заряде и состоянии принимающего аппарата, то есть организма, слово с определенной начинкой стимулирует их выделение. А они обусловливают эту зависимость организма, от ненависти, насилия, варварства. В этом не может быть ничего невероятного.

А что такое внушение? Как оно действует? Возможно, оно действует как определенный агент, пусть не в нынешнем его научном значении, но по результативности – как наркотик. Этого исключить нельзя. Оно оказывает ослепительное влияние на человека, обладает своего рода усыпляющим, наркотическим эффектом. При этом участие в варварских действиях наносит ущерб не только жертвам насилия, но и самим варварам. Потому что это внушение, мания варварства, безумия и ненависти так ослепляет человечество или его часть, что люди верят во всякие небылицы. В прошлом верили в колдовство, ныне – во вред тех или иных групп людей, которые не имеют к этому никакого отношения. Это могут быть евреи-кровопийцы, русские или американские завоеватели и так далее.

Пока нам представляется затруднительным объяснить, как окончательно и обоснованно охарактеризовать сущность этого состояния. Мы лишь высказываем несколько предположений. Однако сейчас важно иное. Почему возникает такая зависимость? Люди предаются варварству с тем же увлечением, с каким наркоманы предаются наркотикам, а обычные люди – моде, пище, алкоголю, курению.

«В Германии предавались антисемитизму с таким же увлечением, с каким следовали буржуазной моде в одежде» (Ж.П. Сартр).

А.Н. Яковлев пишет: «И большевизм, и фашизм руководствовались одним и тем же принципом управления государством – принципом массового насилия – физического политического, духовного. История режима Сталина в основном и главном вряд ли таит в себе возможность принципиально новых открытий, разве что в области психиатрии (выделено нами – Ю.Р.). И далее Яковлев пишет: «Мои друзья частенько задаются вопросом: почему и зачем Сталин уничтожал миллионы невинных людей? Лично я не могу ответить на него. Кроме ненависти к людям и жажды власти, есть во всем этом нечто непостижимое, дьявольское, садистское».

А недавно скончавшийся Станислав Лем, которого называли крупнейшим провидцем ХХ века, в интервью «Московским новостям» № 11 от 31.03 2006 года говорил: «Люди всегда проливали кровь, вели войны, захватывали земли. Только вначале бросались друг в друга камнями, дрались палками, а теперь в ход идет современное оружие, которое в руках отупевших, а может быть и зомбированных наркоманов направлено в спины людей» (выделено нами – Ю.Р.).

То есть речь может идти о наркомании варварства. Термин «наркомания варварства» является мобилизующим диагнозом. Он обостряет проблему и делает ее более конкретной для сознания. Но, наверное, более «толерантным» и воспринимаемым был бы термин мания (от греческого – mania безумие, влечение, болезненное стремление, страсть) – сильное пристрастие к чему-то или кому-то. Кроме того «мания» является составной частью сложного слова, что выражено с начальной его части, например, графомания, людомания (с латинского людос – игра). В 1996 году ВОЗ зарегистрировал этот термин в разряде психических заболеваний.

Именно мания превращает нормальных людей в варваров, способных на развязывание воин, геноциды, погромы, террористические акты против невинных. Люди, которыми овладела эта мания, повторим, находятся в зависимости от этого ощущения. Вымещая на других свою неудовлетворенность, освобождаясь от психического напряжения, массы направляют на них собственную агрессию, собственные комплексы.

Чем можно объяснить, что люди, которые раньше воспринимались, как нормальные личности, вдруг при соответствующих условиях превращались в звероподобных чудовищ? Они издевались, убивали ни в чем неповинных, таких же в анатомо-физиологическом плане людей, как они сами.

Чем руководствовались совершающие варварские акты? Что, а может быть, и кто вдохновлял людей с высшим образованием 11 сентября на столь варварские деяния? Как вообще можно объяснить это стремление к варварству, это нещадное удовольствие от страданий и мук себе подобных? Только патологическим состоянием, ненавистью к иллюзорному врагу, которая упорно и длительно внушается как религиозными деятелями, так и светскими «воспитателями».

Если речь идет о безрассудном, то есть патологическом, поведении, то, считая это отступлением от нормального поведения человека, мы уже определяем как болезнь. Эта хронически постоянно рецидивирующая болезнь человечества – варварство – дикость, особенная жестокость по отношению к чему-то или кому-то.

Это заболевание, как и всякое другое, имеет разные формы и стадии. Оно вызвано страхом перед признаком надуманного врага. В одних случаях это евреи, в других – славяне, в-третьих – лица кавказской национальности. Это могут быть белые или негры, богатые и т.д. и т. п.

Часто эта болезнь может иметь не только этническую, религиозную или межгосударственную, но и внутринациональную форму. Но в основе всегда лежит фанатическая ненависть к призрачному врагу, реально им не являющимся.

Все явления, которые до сих пор определяются как экстремизм, ксенофобия, расизм, антисемитизм, терроризм – разные формы одной распространенной болезни. И мы сегодня наблюдаем, как во всем мире ширится ее распространение, подобно эпидемическому заболеванию.

На это могут возразить, что антисемитизм, как и прочие «измы», порождается социальными причинами, поэтому не могут считаться болезнями. А грязь, антисанитария, голод и прочие условия возникновения болезней – это не социальные проблемы? А кровоизлияние, атеросклероз, инфаркты, депрессии, язва желудка – разве эти болезни не связаны с социально-экономическими условиями? Все они имеют общепринятое название – болезни цивилизации. И вообще, не следует абсолютизировать причины порождения болезней. Лучше попытаемся разобраться в самом заболевании варварства.

Патологическое чувство правоты, страх, ненависть, разрушение, злоба, зависть, жестокость, агрессия – все это ведет к болезненному стремлению к варварству. Его страшная опасность состоит в том, что он питается и религиозным фанатизмом в эпоху развития ядерного и биологического оружия.

Мания варварства – barbomania или барбаризм (от греческого barbaros – варвар) главное оружие современных претендентов на мировое господство. Оно имеет разные стадии. Барбомания может быть в определенной в стране, регионе и прочее. Однако всякая зараза не может долго ограничиваться определенной территорией или одной национальностью. Она обязательно распространяется по законам эпидемии на другие страны и народы.

Вся история показывает, что рядом с ненавистью и жаждой уничтожения при барбаризме, как правило, идет стремление к доминированию, превосходству. Примеров к тому множество. Это неудержимое стремление к варварству может принимать разные формы, проходит через разные стадии – от дикости, ненормального поведения, проявляющиеся в религиозной, национальной или расовой неприязни, до войн, геноцидов, погромов и терроризма.

В своей книге «Фокус» знаменитый американский писатель Артур Миллер, касаясь этой проблемы, писал: «В психушку сажают людей, которые боятся, что небо рухнет на землю, но по улицам продолжают ходить миллионы точно таких же психов, которым внушают страх черты чужого лица».

На первый взгляд, если мы считаем, что этот феномен является отражением психической болезни, то таких людей следует лечить, а не наказывать. В действительности они поражены информационной инфекцией варварства. Они больны, но они вменяемы. Поэтому за свои действия должны нести соответствующие наказания. Ведь от такового, как известно по законам юриспруденции, освобождаются лишь те, кто, будучи в данный момент своего действия не вменяемы и не сознают природу своего поступка.

Но как инициаторы информационной инфекции варварства, так и ею пораженные исполнители прекрасно сознавали, что они делают.

Возникал вопрос: что в первую очередь движет оболваненными массами – стремление к варварским деяниям или желание превосходства? После долгих раздумий я пришел к выводу, что превосходство является важным, но лишь одним из элементов, сопутствующих мании варварства, включая ненависть. Чем больше я хочу кого-то превзойти, тем сильнее я хочу его уничтожить. То есть эти два чувства взаимно «обогащают» друг друга.

Термин барбомания или барбаризм включает в себя разные степени национальной, религиозной интолерантности, а то и внутринациональной, внутриконфессиональной, особой жестокости зверства, ненависти, дикости, насилия, хищной жадности, лжи, грабежа.

И неважно, что термин барбаризм как будто бы не включает многих важных симптомов этого патологического состояния. Это, как правило, имеет место и при обозначении многих явлений. Например, мы обозначаем термином ревматизм болезнь суставов, ревматический полиартрит. Но ведь кроме суставов при этой болезни мы имеем много других симптомов, в частности, со стороны сердца. Но именно боль в суставах является наиболее выраженным симптомом этого состояния. Так и при барбаризме, где главным проявлением данного состояния является варварство – отголосок звериного генеза человека.

Поэтому, естественно, любой термин не может полностью и всеобъемлюще выразить придаваемое ему содержание. Вспомним, например, термин антисемитизм, повсеместно воспринимаемый как негативное, враждебное отношение к евреям. Но к семитам относятся и другие этносы, в частности, арабы.

Таким образом, к любому термину нужно привыкнуть, тогда он с легкостью несет в себе информацию, которую ему хотели придать те, кто впервые его употребил и предложил для широкого использования.

Именно барбаризм – это патологическое состояние, которое движет массами в их стремлении к уничтожению. И как результат – войны, погромы, геноциды, газовые атаки Хусейна, взрывы молодежных дискотек в Израиле, резня в Беслане и т. д. В более «интеллигентной» форме это, например, черта оседлости в царской России, гетто в Европе, националистические выступления в Думе, отношение к «лицам кавказской национальности» и прочее.

Человеческая жестокость проявляется в массах потому, что массам, людям очень удобно при этом вымещать свою неудовлетворенность, освобождаться от психического напряжения, направляя собственную агрессию и собственные комплексы на беззащитных. Так утверждает немецкий профессор Карл Саллер.

Вот пример. За год до нападения в 1939 году гитлеровской Германии на Польшу, в Варшавском университете проходило торжественное заседание по присвоению польским руководителям – маршалу Рыз-Смиглы и министру Беку почетных научных степеней. В своих выступлениях студенты требовали полного удаления евреев из университета. Гнев молодых поляков находил свою эмоциональную разрядку, выход своей энергии не в подготовке к отражению истинного врага, который уже тогда отчетливо именовался Германией, а в бредовых идеях, рассматривающих именно еврея как этого врага.

Выдающийся польский патофизиолог с мировым именем, переживший Холокост, Людвиг Гиршфельд, объясняя этот взрыв антисемитизма перед самой войной, пишет, что «молодой национализм стремился к разрядке и как самый близкий объект национальной разрядки, он нашел евреев».

Липот Шонди разработал концепцию «психологии судьбы». Он выдвинул тезис о том, что в основе «установки на убийство» лежит врожденная предрасположенность. По оценкам Шонди примерно 6 % любой средней человеческой популяции отмечены этой «установкой на убийство» – «каиновой печатью», а еще 14 % являются скрытыми ее носителями. Таким образом, по данным Шонди получается, что 1/5 всей популяции имеют предрасположенность к терроризму, к убийствам.

«Королям и императорам, политикам и фюрерам, страдающим манией величия, в любую эпоху удавалось вовлечь, мобилизовать для своих постыдных предприятий миллионные массы людей и заставить этих людей совершать чудовищные преступления лишь потому, что население в какой-то своей части состоит из скрытых каинитов. Эти ультрашовинисты и расисты только ждут того момента, когда им под личиной «патриотов» будет позволено вольно и безнаказанно дать выход своим каинистским притязаниям. Масса же является прекрасным камуфляжем, под которым может укрываться каинит. Ибо масса полностью освобождает от ответственности».

И далее: «Простой человек, который продолжает быть порядочным так долго, как общество остается в состоянии общего равновесия, впадает в преступление, даже не зная, что с ним происходит, когда этот порядок распадается, использовав содержащееся в человеке зло».

Эрик Вегелин – выдающийся немецкий мыслитель-антифашист, эмигрировавший, а затем возвратившийся в Мюнхен, где он занял должность директора Института политических наук в университете, сказал, что «национал-социализм является проблемой не только немцев. Низких людей можно встретить в любом обществе, включая самые высшие сферы, а именно среди пасторов, прелатов, генералов, промышленников и т. д. Я полагал бы назвать это явление термином «голота» – сброд… Очень трудно поверить, что сливки общества могут состоять из сброда, но это есть».

В то же время Голда Меир в своих воспоминаниях пишет: «Идея уничтожения Израиля – наследие гитлеровской войны против еврейского народа. И не случайно в ранцах насеровских солдат был арабский перевод «Майн кампф» (стр. 368)». И далее. Эта рабская враждебность не родилась сама собой, она искусственно выращена и вскормлена» (стр. 367).

Основная симптоматика барбомании AJ (антиджуишь, то есть антисемитской болезни). Это заболевание имеет разные стадии – от дикости до жестокости и убийства. Причем не обязательно одна переходит в другую. Но то, что существует потенциальная возможность такого, – несомненно. Справедливость того доказала история.

Легкая форма. Проявляется просто в неприязни к представителям определенной национальности, а то и какого-то брезгливого к ним отношения, как к чему-то инородному, не похожему по всем статьям на основное титульное общество, к которому они любыми способами стараются принадлежать.

Стадия средней тяжести. Ко всем предыдущим симптомам присоединяются четкие претензии, обвинения в отношении к евреям, дескать, Христа распяли, отравляли колодцы, осуществляли ритуальные убийства. Они будто бы занимают лучшие позиции, заграбастывают все богатства, сосут кровь из нас, несчастных и т. д. В целом, наносят огромный вред всему населению.

Стадия тяжелая. Ощущение страшной злобы, ненависти, желание избавиться от данной «нечисти» Это уже болезненное стремление, страсть к издевательствам, убийствам, уничтожению и прочее. Подобное состояние может быть охарактеризовано как полномасштабная мания варварства.

Является ли барбаризм и, в частности, антисемитская болезнь, лишь отражением социальных условий? В этом можно усомниться. Как показала современная социальная генетика, роль наследственности в формировании психологических черт человека несомненна. Иными словами, генетика и мотивация со стороны среды определяет поведение человека.

Известный английский писатель Джордж Оруэлл в (1903-1950) в книге «1984» отмечает, что в природе человека в первую очередь заложено желание кого-то мучить, убивать, уничтожать, или хотя бы наблюдать за этим. Он ввел термин «мыслепреступление». С.С. Воронцов, говоря о генетических факторах социального процесса, отмечает сложность исследований влияния на него генных факторов. Он отмечает, что «многие поведенческие комплексы содержатся у человека латентно, то есть актуализируются только при наличии определенных средовых факторов» (подчеркнуто нами – Ю.Р.).

Об этом свидетельствуют исследования генетиков, в частности, одного из зачинателей биосоциологии В.Я. Эфроимсона. Основываясь на простых жизненных критериях, он показал взаимосвязь социальных и биологических явлений. Этому посвящена работа «Родословная альтруизма» (этика с позиции эволюционной генетики человека), опубликованная в журнале «Новый мир» № 10 за 1971 год. В ней он отмечает, что «человек не рождается «белым листом», на котором окружение, среда, воспитание записывают любой текст».

Эфроимсон доказывал, что в человеке заложено стремление к добру и человечности, такие же активные, как стремления к агрессии и превосходству. В уже упомянутой работе «Родословная альтруизма» он писал: «Но подобно тому, как с улучшением материальных и санитарных условий среди заболеваний выходят на передний край наследственные дефекты, оттесняя дефекты, порожденные средой (инфекции, последствия недоедания, авитаминозы и т. д.), так и с ослаблением острой нужды и других чисто социальных предпосылок преступности начинают яснее выступать предпосылки биологические».

Этим могут быть обусловлены вспышки массовой жестокости, а можно сказать более четко – варварства. То есть человек несет в себе закрепленное в генах наследство в виде страсти к насилию, гегемонии. Она, будучи раскрыта внешним фактором, ведет к войнам, геноцидам, агрессии, терроризму и проч.

Эфроимсон утверждает, что «уничтожение десятков миллионов на фронтах и в лагерях во время двух мировых воин: массовые расстрелы гражданского населения, бомбежки мирных городов, истребление пленных голодом (а где и в газовых камерах – Ю.Р.), холодом, безнаказанность военных преступников, возникновение новых очагов войны, внушали многим зарубежным ученым мысль, что агрессивность, эгоизм и хищность – природные неискоренимые свойства человечества в целом. Эти вспышки массовой жестокости – не только результат ее воспитания и культивирования, это возврат к животным инстинктам и первобытным, из века в век подавляемым, но именно естественным свойствам».

Тот же подход мы можем применить и к проблемам варварства. Естествознание (биология, медицина) мало занималось этой проблемой. Между тем варварство имеет, несомненно, биологические основы. Роль социальной среды и воспитания в формировании этого явления бесспорна, но имеется и наследственный механизм в формировании варварских, агрессивных начал. Еще Фрейд утверждал, что агрессивность заложена в биологической природе человека.

Этот механизм, заставляющий настороженно относиться к чужакам, то есть «не своим», в частности, к евреям, должен быть открыт. Ген агрессивности был всегда и определял в значительной мере постоянное на протяжении всей истории человечества стремление к завоеваниям, господству. Он определял постоянство воин, которые приводили к гибели миллионов людей.

Вместе с тем одного генетически природного стремления к варварству и превосходству чтобы оно проявилось, наверное, недостаточно. Необходим какой-то внешний стимул-возбудитель, то есть катализатор этой генетической реакции. Ведь у маленьких детей он практически не проявляется. Это происходит позже, и решающую роль здесь играет информация (воспитание).

Роль информационной инфекции как возможного «вскрывателя» генетического аппарата варварства можно наглядно продемонстрировать на многочисленных примерах истории. Гитлеровская пропаганда отлично сыграла роль «генного вскрывателя» варварской оголтелости. Это проявилось в геноциде евреев в развязывании Второй мировой войны. В то же время отсутствие этого фактора в нынешней обстановке Германии определяет то, что в ней антисемитская болезнь не находит распространения.

Каким бы не оказался в будущем механизм возникновения антисемитской болезни, несомненно, одно: важная роль в ее возникновении принадлежит определенной информации, то есть информационной инфекции. Повторюсь. Информационная инфекция относится к важнейшим этиологическим причинным факторам многих болезней, начиная с легкого недомогания и кончая серьезными поражениями психонервной сферы, вплоть до страшных последствий с огромными человеческими жертвами, угрожая гибели миллионов. Так что же делать?

О некоторых задачах по борьбе с антисемитской болезнью и ее аналогами

Позвольте остановиться, конечно, в сугубо конспективном, предварительном плане на некоторых первоочередных мерах, которые, на мой взгляд, смогут обеспечить в определенной степени повышение эффективности нашего противостояния психической эпидемии варварства, то есть барбаризма, и антисемитской болезни в частности.

Борьба с антисемитской болезнью должна вытекать, в первую очередь, из общей борьбы с барбоманией. В значительной степени, на современном этапе, кроме чисто военно-полицейских, экономических и политико-дипломатических акций, борьбу следует направить на предохранение населения от действия важной причины ее возникновения – информационной инфекции варварства.

Мы уже говорили о том парадоксе, что в наш век массового внедрения информации в жизнь общества, которая порою несет в себе огромный заряд вредного, патогенного воздействия на организм человека, повреждающее действие такой информации может быть сильнее, чем от других вредных агентов. И этой проблеме не уделяется должного внимания.

Как отмечалось выше, информация может стать причиной многих болезней. Но, к сожалению, этот неоспоримый факт не повлиял на выделение связанных с ней патологий в отдельный класс заболеваний. В результате возникают неблагоприятные последствия, как для полного изучения этой группы заболеваний, так и для разработки эффективных методов борьбы с ними.

По нашему мнению, такая новая отрасль науки должна быть создана на стыке медицины, социологии, психологии и юриспруденции. Мы предлагаем назвать ее инфопатологией, а весь класс болезней – инфогенными, то есть болезнями информационного происхождения (от слов informatio и genauo), а отдельные возбудители-инфогены, подобно термину – микробы.

Врач или психолог, практически или теоретически занимающийся этой проблемой – инфопатолог. Для изучения роли инфогенной патологии человека необходимо создание специальных исследовательских и другого рода центров.

Ведь инфогенные болезни отнюдь не ограничиваются лишь синдромом барбаризма. Даже трудно полностью осознать масштабы инфогенных заболеваний в современном мире. Поток информации ныне очень часто вызывает у ее реципиентов лишь отрицательные эмоции. А за ними стоят многочисленные болезни – уже известные и еще далеко не познанные.

Инфопатология должна изучать генетические механизмы болезней, в том числе варварства, насилия, религиозной и национальной розни – вообще проблему межчеловеческой вражды.

Инфопатология – область медицины, развитие и использование которой может резко уменьшить и ослабить тот огромный опасный вред для здоровья широких народных масс, которое несет патогенное действие информации (а значит, воспитания) с телеэкрана, из газет, журналов, книг, интернета. Это страшное разрушение здоровья всепроникающей силы. Подчас оно угрожает выживанию самой цивилизации.

Инфопатология – это изменение психологических и поведенческих реакций личности, вызываемых внедрением в организм специфической информации (инфогенов), слышимых, видимых, читаемых. Выражается такое болезненное явление аномальным состоянием организма, часто агрессивной направленности. Инфопатология наглядно демонстрируется «карикатурными скандалами», погромами по всему миру. Инфогены очень разные: инфогены насилия, страха, безысходности, зависти, варварства, разрушения и другие.

Конечный результат действия инфогена, в том числе как возбудителя антисемитской болезни, который мы можем обозначить как AJ (эйджи) – антиджуиш, подобен воздействию любого возбудителя. Он зависит как от его активности, так и от состояния, вернее, резистентности воспринимающего аппарата (организма), от генетической природы индивидуума, условий внешней среды. Самое главное заключается в том, что, на наш взгляд выделен этот возбудитель, который ведет часто к страшным смертельным последствиям для человечества. С ним надо бороться.

Вместе с тем, нельзя переоценивать роль информационной инфекции в этом патологическом процессе и значение ее «вирулентности» для его исхода. Нельзя ставить знак равенства между информационной инфекцией, то есть возбудителем, и этой болезнью. Так как нельзя игнорировать значение реакций самого организма на конечный результат, то есть активности иммунологической защиты.

Я льщу себя надеждой, что моя концепция инфогенных болезней хотя бы в какой-то мере правильна и будет воспринята. Известно также, что принять любую новую терминологию значить привыкнуть к ней.

Исключительные успехи в борьбе с болезнями были достигнуты после изучения неблагоприятных факторов окружающей человека среды – химических, физических, биологических. Вслед за этим шла разработка соответствующих правил и нормативов. Однако против важнейшего современного повреждающего агента внешней среды практически ничего не делается. По нашему глубокому убеждению, защита человечества от информационной инфекции – важнейшая, если не первоочередная, задача в решении проблем экологии и внешней среды.

Посмотрите, какое огромное внимание уделяется экологии, проблемам потепления, защите внешней среды человечества. А разве информация не является важнейшим элементом этой среды? А что мы делаем для защиты от этой информационной инфекции, угрожающей человечеству? Практически, ничего. Поэтому создание информационной безопасности, то есть защиты от информационной инфекции является делом неотложным и обязательным.

В борьбе с любыми эпидемическими болезнями, в том числе инфогенными, необходимые меры должны применяться в двух направлениях. Первое – подавление, ликвидация источников инфогенных болезней, в частности, информационной инфекции. Второе направление – повышение резистентности организма человека к действию информационных агентов.

В приложении к психической эпидемии варварства и рассматриваемой нами ее классической форме – антисемитской болезни это обозначает необходимость проведения соответствующих мероприятий в таких же масштабах, какие мы проводили и проводим против микробной инфекции.

Казалось бы совершенно естественным, что в ответ на мощное распространение антисемитской болезни и других проявлений психической эпидемии варварства, и в том числе так называемого терроризма на должном уровне будут приняты соответствующие меры, Увы, пока ничего не произошло.

Это очень напоминает ситуацию в правящих классах демократических стран накануне Второй мировой войны. Ныне идет война между цивилизацией и варварством. Ощущают ли многие политические деятели, работники средств массовой информации, западное общество в целом и США в частности опасность этого важного показателя, каким является антисемитская болезнь для их жизни в сложившейся ситуации? Увы, чувство опасности у многих отсутствует, или значительно притупилось. Они забыли, к чему привела их политическая импотенция, по которой полагали, что Гитлер и его банда ограничатся только евреями. К чему привела такая позиция для миллионов неевреев – общеизвестно.

Все повторяется. Политическая слепота многих деятелей властных структур демократических стран. Они считают, что лучший способ контактов с агрессивными силами – это попытка их умиротворить. Это же новый Мюнхен! Старый ничему их не научил. Неомюнхенская ржавчина разъедает тело демократических стран, что очень опасно. Потому что не может быть псевдообъективного отношения к врагам демократии. Чего здесь больше – политической, нравственной импотенции или наивно-преступного понимания реальности? Наверное, всего понемногу в этом гнусном и опасном направлении.

Вот что писал Уинстон Черчилль за несколько лет до Второй мировой войны:

«В результате беспомощности и угодливой позиции демократической системы, находящейся в руках амбициозных властных характеров, а также благодаря облегчениям, которые несут с собой современная связь и пропаганда, многие общества оказались опять в состоянии угрозы, которая до сих пор связывалась с эпохой варварства» (подчеркнуто нами – Ю.Р.).

12 июня 1936 года У. Черчилль в статье «Как предупредить войну» писал:

«Мы оказались так близко на грани пропасти, что сегодня необходимы решительные, беспощадные действия… Красивые речи бесполезны, близорукий оптимизм вреден, элегантные успокаивающие фразы являются преступлением… Безумствования по справедливости бесполезны без меча. Мир в настоящей ситуации должен иметь своего жандарма».

Трудно поверить, но в результате действия дезинформации во многих американских университетах запрещают выступления тех, кто стремится показать истинное лицо радикального ислама. Так под влиянием арабских студентов руководство 13-го канала американского телевидения не разрешило пока представить серию «Islam versus islamist». В ней показан драматический контраст между умеренными мусульманами и фанатиками джихада. Но руководители обвинили создателей фильма в отсутствии объективности. Удивительно, но режиссера обвинили в том, что он показывает преступления, совершенные террористами.

Таким образом, радикальному исламу часто нет необходимости пользоваться своей информационной инфекцией вражды и ненависти. Их прекрасно выручают в распространении лжи многие в демократических странах.

Как и чем можно объяснить тот факт, что президент Колумбийского университета пригласил руководителя Ирана выступить с лекцией. Это произошло 24 сентября 2007 года. Правда, в своем вступительном слове подчеркнул, что президент Ирана – мелкий и жестокий диктатор. К тому же он отрицает Холокост и призывает к уничтожению Израиля. А Шимон Перец, президент Израиля, оценил это приглашение как весьма легкомысленный шаг. Если с трибуны университета может выступать с лекцией явный лгун и диктатор, то какой это научный центр.

Как указывала одна американская газета, ректор университета пренебрег (или не знал) одним из фундаментальных принципов образования – «постепенности» приобретения новых знаний. На голову молодых людей льется чушь вроде отрицания Холокоста. Молодые люди из интернациональной аудитории понимают, что сжигать в печах людей – от грудных младенцев до старцев – вещь невозможная. Они в это охотно могут поверить. Ведь перед ними выступает президент большой страны с древней культурой. Его пригласил университет. Значит, Холокоста не было. Ведь сжигать невинных людей – удел дикарей. В суперцивилизованной стране это вряд ли возможно. Нельзя исключить такой ход мыслей молодых людей. Отсюда и свастики на дверях профессоров-евреев Колумбийского университета.

То, что президент Колумбийского университета не подал руки, практически обозвал приглашенного дураком, это немота индивидуума. Может, президент вообразил, что он на светском рауте, куда по ошибке пригласил варвара. Этот варвар понимает не догмат словесного этикета, а реальное убийство или утверждение его необходимости.

Все вышеизложенное можно подытожить следующим образом. Демократия для ее явных врагов, скрывающихся под разными знаменами национал-патриотизма, государственников, борцов за права человека, в конечном счете, ведет к варварству и разрушению цивилизации.

Новый Мюнхен, мюнхенская ржавчина, в том числе направленная против евреев и Израиля, – смертельно опасное явление для всей цивилизации, а не только для евреев. Нет необходимости опять подчеркивать, что эта мюнхенская ржавчина подтачивает изнутри силы демократических стран в борьбе с современным варварством, К сожалению, это явно наивная преступная близорукость, или же непонимание сути момента. А может перед нами желание подстроиться, под маской «справедливого объективизма» приобщиться к противоположной стороне. Порой это характерно и для ряда еврейских организаций и отдельных лиц. Дескать, мы хоть евреи, но понимаем вас. Пагубная и опасная позиция. Это уже было.

Казалось совершенно естественным, что противостоять антисемитской болезни должны и евреи, и еврейское государство. Следует признать: с этим делом обстоит явно неблагополучно, Более того, как это ни печально признавать, встречаются евреи публичных профессий, которые своими высказываниями, а то и действиями вольно или невольно подливают масло в огонь распространения и активизации этой опасной для всего мира патологии.

Я ощущаю невидимое мною возмущение многих. Дескать, вы считаете, что евреи не могут занимать разные позиции, не должны осуждать и критиковать себя, свой народ? Значит ли это, что русским не следует делать это по отношению к русским, а англичанам – к англичанам?

Во-первых, я так не считаю. Во-вторых, осуждение осуждению рознь. Но самое главное, я не приемлю все то, что способствует распространению антисемитской болезни и ее страшных последствий. На протяжении тысячелетий евреев преследовали, ограничивали в правах, обвиняли во всех смертных грехах и убивали, убивали и еще раз убивали. На протяжении всей истории человечества таким уничтожающим акциям ни один народ в мире не подвергался.

А многие, повторяю, знаменитые и не очень знаменитые вольно, или невольно способствуют эпидемической активизации антисемитской болезни.

Я мог бы привести много примеров, подтверждающих справедливость этого положения, но цель этой работы другая.

Поразительно, что даже среди талантливых, несомненно, преданных идеям гуманизма и национальной толерантности людей, имеет место этот импотентный либерализм, играющий на руку барбаризму и антисемитской болезни, в частности.

Как не вспомнить здесь слова замечательного польского поэта Юлиана Тувима, который писал, что «самые большие вредители (и самые большие свиньи) – абстрактные либералы».

Ряд еврейских деятелей просто не осознают, что их позиция и высказывания способны быть источником антиеврейского барбаризма. Подобное было и в прошлом. Многие яростно боролись против положений нарождающейся микробиологии, не понимая, что этим они противостоят победе над инфекционными болезнями.

Очень четко по поводу «еврейских борцов за гуманизм» высказался Ноях Мельник, переживший Холокост житель местечка Ляховичи, еврейское население которого было полностью уничтожено немецкими варварами и где я жил до войны. Он пишет о гитлеровской антиеврейской пропаганде до начала Второй мировой войны, которая обвиняла евреев во всех смертных грехах.

«В то же время, – с драматической иронией замечает Н. Мельник, – наши умнейшие еврейские головы – писатели и журналисты создавали шедевры идей гуманизма всемирного братства и объединения угнетенных. Но они не понимали, что в годы тяжкой борьбы за существование, когда народ требует хлеба сейчас, а не в прекрасном далеком, обездоленным простым людям ближе лозунги юдофобов, предлагающих добро забрать немедленно у евреев» (Ноях Мельник. На виду у всех. Израиль. 2001).

Еще раз повторим: так что же делать? Важнейшим принципиальным положением нужно признать, а, главное, принять (!!!) следующее: борьба с антисемитской болезнью – это борьба со всей психической эпидемией варварства и наоборот.

Это подобно тому, как эпидемиологические принципы в мероприятиях против одной специфической микробной инфекцией, волей-неволей, захватывают в той или другой степени все остальные.

Речь должна идти о простых, на первый взгляд, банальных рекомендациях. Во-первых, шире, громче, решительней и целенаправленнее ограничить действие распространяющейся информационной инфекции. А во-вторых, всеми доступными средствами – в том числе словом, воспитанием – укреплять резистентность, сопротивляемость человека к этой патологии. Необходимо оградить, защитить население от действия подобных возбудителей варварства.

Мы законодательно запрещаем многое в нашем поведении. Так же должно быть и с информационной инфекцией. Надо стремиться полностью исключить этот фактор из всех сфер нашей жизни, чтобы он не был потенциальным возбудителем варварства. Без современной и внушительной правовой базы немыслимо искоренить это планетарное зло.

Необходимо ввести на международном и местном уровне, в лексикон властных, правоохранительных, юридических структур определение – «информационная инфекция». Следует юридически определить то, что попадает под это понятие и степень наказания, которое должно быть строгим и недвусмысленным.

Мне могут возразить: это же нарушение принципов демократии, свобод и прав человека. Давайте разберемся. Нарушение демократических принципов – для кого? Свобода – для кого? Права человека – чьи права?

Ряд элементов, так называемых, демократических свобод канонизированы многими адептами классической демократии. Среди этих людей есть искренне верующие в принципы свободы, есть и те, кто меркантильно заинтересованы в них. Но демократический выбор для негодяев это, по определению Герцена, феномен «демократической неправды». Он не опровергает демократию, лишь указывает границы, далее которых развитие общества в старых, отживших формах вырождается. Речь идет о необходимости поставить барьер для вседозволенности распространения информационной инфекции.

Значительно лучше на некоторое время отказаться от некоторых критериев демократии, чем потерять все, к чему мы привыкли, на чем основано наше мироощущение. Тем более что, позволив этой наивно-преступной ржавчине попустительства разъедать изнутри наши ряды, мы волей-неволей способствуем победе варварства над цивилизацией. А это грозит полной потерей демократических свобод.

Информационная инфекция в любой форме – религиозной, национальной, обрядовой – должна быть в корне строго наказуем. По аналогии с уголовным наказанием за преднамеренное заражение СПИДом или венерическими заболеваниями.

Мы должны бороться за охрану информационной сферы, за информационную безопасность человечества. Поэтому наша задача сегодня: необходимо срочно исключить информацию как источник, возбудитель массовых эпидемических губительных болезней. Это полностью относится к антисемитской болезни. Следует допускать к источнику информации лиц со «стерильным» содержанием, то есть лишенными любых инфогенов, повреждающих организм. Подобно тому, как мы допускаем к операционному столу только хирурга со стерильными руками. То есть в первую очередь должны прибегнуть к помощи гигиенической науки.

Известно, что мероприятиями по сохранению здоровья населения, по предупреждению распространения болезней занимается гигиена. Возможно, целесообразно создать службу «информационной гигиены» (инфогигиены), подобно тому, как мы имеем другие направления в гигиене и санитарии – гигиена атмосферного воздуха, пищи, воды, жилища, радиационная гигиена и т. д.

Как с открытием патогенной роли микробов получили научное обоснование многие гигиенические и санитарные мероприятия, что привело к огромному прогрессу во всех областях борьбы с болезнями, так выделение (я подчеркиваю – выделение) роли информации с соответствующей патогенной начинкой должно привести к необходимости создания специальных санитарно-гигиенических структур.

В современных условиях наступило время, когда гигиена не может быть отстранена от изучения влияния на здоровье человека такого важного компонента окружающей среды. Подобно тому, как мы разрабатываем гигиенические нормы для воздуха, воды и пищи, так же необходимо разработать оптимальные гигиенические требования к пропагандируемому слову и соответствующие санитарные противоэпидемические правила, нормативы, законодательство по охране человека от информационной инфекции.

Любое высказывание людей, сеющее национальную, религиозную и прочую ненависть, должно строго наказываться. Без борьбы с этой первой, но предопределяющей стадией реальной антисемитской болезни и вообще варварства, без его исключения, вся борьба с нынешней эпидемией варварства резко снижается по эффективности. Бороться надо не только с очагами, где уже бушует эта эпидемия, с ее зачинщиками и исполнителями, но и защищать от этой болезни тех, которые еще не заразились.

Далеко не все и не везде склоны были верить в постулаты гигиены и соблюдать их. Всякий раз человечество со скрипом принимало их на вооружение и лишь со временем убеждалось в их огромном значении для сохранения здоровья.

А разве в истории медицины мы не находим примеров, когда общество, ученые мужи не могли поверить, что существуют микробы, и что они могут быть причиной болезней? Что пища может содержать вредные химические соединения? Что невидимая радиация может производить болезнетворное, а то и смертельное воздействие на организм?

Существует санитарная охрана атмосферного воздуха, водоемов, почвы. Если, к примеру, санитарная охрана водоемов – это система законодательных, организационных и санитарно-технических мероприятий, направленных на предупреждение загрязнения источников воды, то так же мы должны отнестись к санитарной охране информации, вернее, к информационной инфекции. Эта охрана должна предупреждать загрязнения информационных потоков словесными возбудителями, опасными для человека.

В этом плане необходимо разработать и внедрить в жизнь научные основы санитарной охраны информационных потоков. Законодательными актами и постановлениями на национальном и международном уровне необходимо запретить использование информации, создающей угрозу здоровью человечества.

Для осуществления санитарного надзора за информационными потоками необходимо наличие соответствующих организаций и учреждений федерального, штатного и муниципального порядка. Подобно тому, как мы имеем, департамент отдел биотерроризма, необходим отдел инфобезопасности. В международном и национальных масштабах необходимо принять законы об информационной гигиене.

Кое-кто, а возможно, и большинство, может сказать, что под понятие гигиены я предлагаю ввести цензуру. Отвечу откровенно – да! В определенной степени, когда речь идет о выживании цивилизации.

Если бы в свое время была запрещена «Майн Кампф» и подобные ей нацистские декларации, если бы главари нацизма были посажены за решетку, возможно, удалось бы предотвратить мировую катастрофу. Разве не интеллектуальная свобода в Германии привела к власти Гитлера и его клику? Ведь их поддерживали многие интеллигентные и культурные люди Германии.

Ведь нельзя повторять ошибок прошлого, несколько примеров самого последнего времени. Август 2009 года. Голландская журналистка публикует статью, в которой утверждается, что пандемия свиного гриппа является результатом мирового еврейского заговора. Чем ни навет средневековья, что евреи отравляют колодцы для возникновения эпидемии?

В том же августе 2009 года популярная газета Швеции публикует статью, в которой утверждается, что израильские солдаты захватывают палестинцев, убивают их и вырезают отдельные органы для трансплантации. Затем трупы этих несчастных подбрасывают на палестинскую территорию для захоронения.

Эти гнусные, лживые от начала до конца утверждения, напоминающие небезызвестные «Протоколы сионских мудрецов», или употребление евреями «крови христианских младенцев» осудил посол Швеции в Тель-Авиве. А на следующий день правительство Швеции в лице своего министра иностранных дел решительно отмежевалось от заявления своего посла, утверждая, что это его личное мнение. А шведское руководство строго соблюдает принцип свободы прессы – краеугольный камень шведской демократии. Эти государственные деятели не сознают или не хотят сознавать, что за такой «свободой печати» маячит психическая эпидемия варварства, и, отнюдь, не только по отношению к евреям. Об этом наглядно свидетельствует и история, и наша действительность.

Уверен, со свободой слова необходимо обращаться осторожно, экономно, продуманно, соответственно с жизненной обстановкой. Для защиты своих взглядов на ограничение демократических свобод я беру слова самого близкого Сахарову человека, который полностью разделяет его взгляды, – Елену Боннэр, высказанные в газете «Форвертс» от8-14 марта 2007 года.

Она поддерживает «обоснованные особенностями войны с терроризмом, введенные на определенный срок, и обязательно гласно, некоторые ограничения демократических свобод. Любое продление этого срока должно оформляться законодательно… Создание международного трибунала для террористов и их пособников, а также для наемников, и возможности применения амнистии».

И далее: «И еще одно важное для понимания обоснованности общей для всей коалиции бескомпромиссной борьбы с любыми очагами терроризма (в том числе с палестинским). Прописной истиной стало утверждение, что терроризм – следствие нищеты и необразованности. Это правда, но это часть правды. Все известные лидеры терроризма-фундаментализма (я говорю не об исламе, а шире, включая в это понятие любые крайние тоталитарные идеологии – националистические, религиозные, социальные) – это всегда люди состоятельные, даже богатые и прекрасно образованные. Их слова о благе народа и защите его прав – большой обман. Их принцип – чем хуже, тем лучше. Все их действия направлены на то, чтобы удержать население в нищете, в необразованности, без медицины и оградить от любых влияний современной цивилизации. Только в таком обществе могут укорениться их лжеистины. Только в нем они могут считаться пророками. Поэтому любая гуманитарная помощь государственных, международных и частных благотворительных фондов имеет такой малый коэффициент полезного действия и зачастую достается самим террористам или идет на покупку оружия».

В одном я не сомневаюсь. В том, что необходимо всесторонне, всеми средствами санитарно-гигиенической защиты бороться с информационной инфекцией. Наряду с санитарно-гигиеническими мероприятиями мы должны повышать резистентность организма к информационной инфекции и инфогенным болезням, то есть развивать инфогенную иммунологию. Это будет важным направлением в повышении резистентности организма к возникновению инфогенных болезней, эпидемии которых угрожают жизни на нашей планете.

Естественно, что различные инфогены вызывают соответствующую реакцию только у лиц, у которых имеется дефицит иммунологической противоинфогенной защиты, которую еще предстоит изучить и разработать. Этим объясняется тот факт, что не все под влиянием соответствующей информационной инфекции становятся варварами или страдают теми или другими соматическими или психическими недугами.

Как было бы хорошо найти способ, помогающий организму искусственным путем защитить себя от агентов информационной инфекции. Сейчас это на грани фантастики. Но кто знает, что готовит нам будущее. Может это чудо состоится.

Неприятию варварства должна учить семья и школа. Конечно, некоторые характерологические особенности человека, характер его поведения имеют определенную биологическую, то есть генетическую основу. Ведь организм рождается не с белого листа. Но роль воспитания несомненна. Генетические черты, унаследованные от предков, изменить в одночасье мы не можем. Но воспитанием мы можем многое сделать.

Воспитатели – важнейшее звено в борьбе со злом, варварством. Мир постепенно начинает осознавать необходимость противостояния информационному барбаризму. Так в России по сообщениям печати (в частности, Теленеделя за 5-11 января 2009 года) на российском телевидении стартует информационный проект «Россия – это Мы» с выступлениями уважаемых людей страны против расизма и экстремизма.

Известный российский кинорежиссер Эльдар Рязанов считает «эту деятельность в обществе, где ксенофобия набирает обороты, крайне важной». Рязанов считает, что начинать надо с семьи. Я же полагаю, что начинать надо с детского сада. Необходима новая специальность, пограничная между воспитанием и врачеванием в традиционном понимании. И такое воспитание необходимо начинать с детских садов. Именно в дошкольном возрасте надо развивать доброе начало и подавлять злобность, внушать альтруизм и подавлять его антипод. Эта область социальной профилактики нуждается в государственных структурах. Тогда резко возрастет эффективность борьбы с любыми формами человеконенавистничества.

Это мощное оружие необходимо использовать для противостояния инфицированию злом во всеобъемлющем масштабе, для выработки резистентности организма. И делать это следует с не меньшей, а даже большей настойчивостью, чем применяемые ныне меры военного, политического и экономического порядка. Приступать к этому следует на ранних стадиях формирования человека – в детском и юношеском возрасте. Нужны специальные программы «гуманизма и дружбы» или «толерантности», объясняя, что эпидемия варварства может погубить всех, в том числе и самих носителей зла.

Разработать систему таких лекций, обеспечить их учебными пособиями – книгами, документами, учебными фильмами, брошюрами и т.д.

В деле, которое затрагивает судьбы мира, нельзя действовать по старым шаблонам. Старые подходы здесь не годятся. Ныне целый комплекс мероприятий – кино, театр, телевидение, радио, пресса, книги – направлен, к сожалению, на пропаганду насилия, лжи, неуверенности в себе, предательства. А вот идеям добра, братства и альтруизма не придается должного значения.

Поэтому просто необходимо образовать комиссию при департаменте просвещения, состоявшую из юристов, педагогов, врачей, представителей СМИ, которая, работая на постоянной основе, разрабатывала бы четкие рекомендации и правила по этой проблеме и осуществляла контроль над их исполнением. Нужна надежная санитарно-гигиеническая служба на федеральном, штатном и муниципальном уровне.

В этом плане определенную роль могут сыграть врачи. Как отчетливо показывает история медицины, именно они обладают огромным авторитетом и существенным образом могут влиять на формирование общественного мнения. Врачи могут сделать многое.

Почему я придаю такое большое значение роли медицины в этой борьбе? Да потому что представители любой другой профессии, даже государственные деятели, не обладают таким авторитетом в массах, как врачи. Врачебное слово имеет колоссальное влияние на нас. Мы беспрекословно подчиняемся ему в самых сложных и значимых вопросах жизни и здоровья. Оно на нас действует магически. В этом плане мы идем на любые трудности в выполнении рекомендаций медиков. И не только на нас.

С незапамятных времен врачебному слову были подвластны цари, султаны, короли. Потому это слово может сыграть важную роль в воспитании лучшего человека.

Это должно предусматривать массово-разъяснительную работу, воздействие на межчеловеческие отношения. Просто удивительно, как мало внимания мы уделяем этой важной проблеме.

В наше время развития средств массовой информации необходимо придать этому направлению одно из приоритетных направлений среди задач государства и общества в области здравоохранения.

Необходима государственная программа борьбы с барбоманией, в частности, с такой опасной для жизни всего человечества ипостасью – антисемитской болезнью. Следует помнить, что варваризация по отношению к евреям в недавнем прошлом привела, в конечном счете, к поражению ее инициаторов. Варваризация по отношению к евреям привела к поражению Германии. Варваризация по отношению к евреям в СССР в какой-то мере способствовала распаду советской империи. Это необходимо усвоить всем идеологам варваризации, а их в мире предостаточно. Возможно, правильнее было бы говорить, что варваризация, вне зависимости от того, на кого направлены ее губительные стрелы, является главным сигналом аутодеструкции общества, так как способствует его движению в никуда, к поражению.

Над миром опять нависла угроза смертельной эпидемии. Она уже началась. И если не предпринять необычные, нестандартные, а может, и не укладывающиеся в нашем сознании, радикальные меры, цивилизации грозит гибель.

Необходим целый ряд мер по осуществлению намеченных задач. Это действительно только лишь наметки, наброски. Итак, первоочередными задачами являются следующие:

1. меры активного военно-полицейского воздействия для подавления наиболее опасных крупных очагов этой эпидемии (или распространителя мании варварства);

2. изоляцию отдельных лиц, организаций, стран, движений;

3. повышение резистентности, начиная с воспитания в дошкольном возрасте;

4. запрет на информационную пропаганду варварства.

Можно ли быть уверенным, что, даже идя по этой программе, мы избежим мировой катастрофы? Не знаю, может, и нет. Но, во всяком случае, есть надежда. А иначе надежды нет.

До сих пор войны, которые затевали и проводили те или другие агрессивные супермены, не угрожали уничтожением всех или почти всех народов, включая страну, начавшую агрессию. До сих пор не было такого смертоносного оружия массового уничтожения, какими располагает современная наука. Даже в недалеком прошлом не использовались такие методы ведения войн, как живые бомбы, когда один человек, располагающий биологическим оружием или «грязной» бомбой, может уничтожить массу людей.

Заканчивая свою работу об антисемитской болезни, хочу еще раз подчеркнуть мое глубокое убеждение в том, что это заболевание является лишь отдельной формой, проявлением многовековой болезни человечества – барбаризма. Ведь, увы, так часто встречаемая на протяжении истории и незатухающая эта форма барбаризма приводит к огромным мировым катастрофам. История убеждает нас в том, что нередко самый апофеоз этой болезни сопровождается крахом государства. А закончить хочется следующими словами из книги «Фокус» выдающегося американского писателя и драматурга Артура Миллера. Устами своего героя – еврея Филькенштайна, обращенными к его гонителям, автор пишет о цели антисемитских погромщиков:

«Вы что, не понимаете, что они делают? На что им сдались евреи. Им нужны вы, а не я… Я им нужен только для того, чтобы натравить на меня людей. И тогда к ним повалят и мозги, и деньги. А потом они подомнут под себя всю страну. Это же фокус, обман, афера. Сколько раз должно произойти одно и то же, сколько войн нужно развязать в этом мире, пока вы не поймете, наконец, что они с вами делают».

Конечно, все выше изложенное может казаться читателю чем-то мало реальным, что бороться с информационной инфекцией и психической эпидемией варварства, в частности, с антисемитской болезнью в условиях, когда практически повсюду говорят пушки, наивно.

И читатель имеет на это определенное право.

На мой взгляд, несомненно, одно: противостояние антисемитской болезни (и ее аналогам) в современных условиях – это борьба за выживание человечества.

Нью-Йорк, 2009


К началу страницы К оглавлению номера




Комментарии:
ilya
city, kz - at 2010-08-10 05:18:06 EDT
А я считаю, что с антисемитизмом не нужно бороться.
Кому-нибудь в голову приходило бороться и полностью исключить такое явление как наводнения? Нет. Почему? Ответ прост – это природное явление, избавиться от которого в принципе невозможно. Т.е. в отдельной конкретной местности можно решить проблему наводнений, построить плотины, дренажи и т.п. Но исключить наводнения как таковые во всем мире – абсурдная идея. Точно так же как и с антисемитизмом…
Попыток описать, классифицировать, проанализировать и полностью понять антисемитизм предпринималось много, может тысячи? Опять к аналогии с наводнениями. В разных местах земного шара бывают разные наводнения, и их причины тоже разные. Это сугубо техническая деталь, зацикливаться на которой нет смысла. Для меня причина антисемитизма одна, всеобъемлющая и исчерпывающая, другие объяснения меня не интересуют, - это возможность притеснять евреев. Причина погромов, не в том, почему и как правдами или неправдами, евреи в конкретной местности вызывали нелюбовь населения, а в том, что они были лишены возможности дать отпор и защититься. Любая национальная или религиозная группа, оказавшаяся где то в меньшинстве и не имеющая возможности адекватно защитить себя подвергается притеснениям и становится жертвой насилия. Это закон человеческого бытия, в результате него происходят погромы и геноциды, точно так же как в результате природных явлений происходят наводнения.
Что делать? Строить плотину, и зорко следить за ее состоянием, отгородиться, прорыть искусственные реки, там где нужно, дренажи, использовать естественные условия на местности все для одной цели – защититься от стихии. Нет нужды ее изучать и перебирать ей косточки, нужно действовать!
P.S. антисемитизм – это не болезнь! Не нужно быть светилой медицины, чтобы понять это. От болезней страдают те, кто болеет. А от антисемитизма – наоборот.

Ernest
Florham Park, NJ, USA - at 2010-01-17 18:31:01 EDT
К комментариям на статью Юлиана Рафеса " Анитсемитская болезнь и выживание цивилизации".



Нестандартный подход автора, трактующий антисемитизм как определенную болезнь, вполне оправдан.

Он может явиться прорывом в понимании сущности и методов борьбы с этими и подобными ему опасными явлениями.

Они ведь угрожают всему миру.

В целом мне статья очень понравилась.





Э. Г., Нью Джерси, США.



ВЕК
- at 2010-01-03 17:47:08 EDT
Мне приходилось в последние годы доказывать необоснованность и бесперспективность медикализации антисемитизма. В этой статье она вновь всплывает, хотя достаточно было бы опереться на социальную и политическую психологию. Наверно, для врача естественно использовать "болезнь" в качестве метафоры, но не более того. Статья понятна и привлекательна как протестная публицистика, но к пониманию антисемитизма не приближает и едва ли может иметь значение как исследование проблемы.
Галина, врач
New Jersey, USA - at 2010-01-03 13:23:45 EDT
Статья очень интересна; актуальны и ее положения, устремленные в будущее. Видна широкая эрудиция автора. Впервые среди огромной литературы об антисемитизме я прочла что-то совсем новое, убедительное и конкретное.
Как врач, я полностью согласна с его оригинальным медицинским подходом, что антисемитизм является болезнью. Этот хорошо аргументированный вывод делает возможным более эффективно бороться с этой страшной по своим последствиям, угрожающим не только евреям, но всему человечеству, эпидемической болезнью.

Борис Э. Альтшулер
- at 2009-12-31 12:51:44 EDT
Обширная хорошая статья с не плохой внутренней структурой и обоснованной идеей борьбы с барбаризаций.

Все это очень хорошо, но на мой скромный взгляд нам нужна сегодня сильная и емкая ПУБЛИЦИСТИКА, трогающая сердца. Именно ее не хватает в контрпропаганде.

Среднему человеку на улице надо что-то краткое, понятное,- чтобы не заснул и его бы захватило.

Валерий
Германия - at 2009-12-13 05:58:34 EDT
Для Игоря из Усть-Каменогорска.

Вот когда Вас,уважаемый,казахи вышвырнут из Казахстана,в чем мать родила(а такое возможно,они научаться работать
от русских,немцев,евреев и пропадет нужда в них)и приедете
к себе на историческую Родину,уж не знаю где она,а там
"коренные" встретят вас ласково,со словами : "Понаехали тут,казахи вонючие",вот тогда другие скажут, а может правильно,может мы не все знаем,все неоднозначно...
Подлость есть подлость,и нечего оправдывать зверей и подонков,где и когда бы они не жили.
Боюсь не поймете...

Б.В.
Нью-Йорк, Н.Ю., США - at 2009-12-12 11:09:39 EDT
Прекрасная статья Ю.Рафеса об ксенофобии как болезни.Тема не новая. К ней порой подходят "наукообразно" или примитивно, просто пропагандистски. У автора - новый подход к вечному вопросу. Статья убедительна по доказательности, глубине и шмроте охвата темы и в то же время написана ясно, понятно, интересно и без упрощенности.
Кому-то она может показаться парадоксальной Но вспомним: каждое новое открытие проходит 3 стадии: этого не может быть, в этом что-то есть и Эврика! Как все просто. По моему, Ю.Рафес прошел достойно первые две. А в третей ему необходими соратники. Поддержите ученого, господа врачи, политики, психологи, педагоги и...

игорь
усть-каменогорск, казахстан - at 2009-12-12 10:19:32 EDT
легко критиковать с крайне идеалистических позиций
было другое время ни вас ни меня там не было
наверно нацистами тоже что то двигало нельзя стереотипно подходить к этому хорошо их мнение для объетивности услышать я имею в виду взрослых живших а то то подозреваю автор живет в сытом обществе и многих проблем не знает как и то что благ на всех не хватает не судите да не судимы будете

Элла
- at 2009-12-09 04:31:49 EDT
Очень богатый фактический материал, неплохо описан механизм воздействия, развития, психологические предпосылки, правильно отмечена опасность антисемитизма для неевреев, но...

С одной стороны отмечается (правильно!), что барбаризация - прекрасный инструмент управления, манипуляции массой. С другой - в качестве противоядия предлагаются меры, которые могут быть приняты ТОЛЬКО очень сильной, стабильной властью. Так как же вы хотите, чтобы с одной стороны власть стремилась к собственному усилению, а с другой - из рук выпускала такой рычаг?

И еще замечание: предлагаемые меры направлены, в основном, не ПОДАВЛЕНИЕ естественной агрессивности. А ведь это тоже опасно - хотя бы потому, что таким образом "обработанные" окажутся абсолютно беззащитными перед любыми варварами (что и наблюдаем ныне в Европе!).



_Реклама_