©"Заметки по еврейской истории"
декабрь 2009 года


Фаина Петрова

Феномен Китайской цивилизации[1]

 

Почему Китай существует так долго и почему китайцев так много? Каков вклад Китая в мировую сокровищницу?

Такие вопросы, наверное, приходят в голову многим людям. Возникали они и у меня, и, отправившись в поездку по Китаю, я попыталась найти на них ответы. Разговоры с гидами-китайцами (их у нас было четверо), интернет, книги Л.Н. Гумилева и Г.В. Вернадского помогли мне получить некоторые представления о Великом Китае и его людях.

Чтобы понять судьбу любой страны, любого народа, надо знать местонахождение и историю этой страны, мировоззрение и традиции этого народа.

Китайская цивилизация, как и другие[2] великие древневосточные цивилизации, – месапотамская, египетская, индийская – была создана ниже 40 гр широты, вдоль больших рек (Хуанхэ и Янцзы), то есть в таком месте, где природные условия обеспечивали возможность прокормить большое количество народа.

Месапотамская и египетская цивилизации, более древние, чем Китай, изнурили себя внутренними распрями, взаимной борьбой и не смогли защититься от более молодых, энергичных (пассионарных, как их называл Лев Гумилев) народoв и исчезли с арены мировой истории. На их обломках возникли античные империи, в свою очередь погибшие в силу разных причин, в том числе под натиском, пришедших из Азии кочевников. Конечно, кочевники были не единственной и даже не главной причиной заката некогда великих империй, но они тоже поспособствовали этому. О кочевниках мы поговорим чуть позже, потому что это был очень интересный этнос, и он оказал колоссальное влияние и на историю Китая.

Индия и Китай в силу природных условий были более труднодоступны, чем Египет и Ассирия с Вавилоном, a потому оказались в спасительной изоляции.

Когда же появилась Китайская цивилизация? Ученые до сих пор спорят об этом. Индийскую и Китайскую цивилизации называют рисовыми. Производство этой агрокультуры очень трудоемко и требует более серьезной организации коллективного труда. Эта одна из причин, почему Китайская и Индийская цивилизации возникли позже, чем Египетская и Мессопотамская.

Известный китайский историк Сыма Цянь приписывает начало господства Желтого Императора, легендарного предка китайцев, к 2698 до н. э. Но о нем, как и об остальных четырех «совершенномудрых», как их называют китайцы, правителях архаического Китая (период с раннего палеолита до возникновения государственности) мы говорить не будем – это область чистой мифологии.

Рассмотрим следующие три периода в историографии Китая (периодизация предложена М. Кравцовой в книге «История Древнего Китая»):

1. Древний Китай (период ранних государств и период ранних империй –XVII в. до н. э – III в н.  э.);

3. Традиционный Китай (с III века до 1912 года);

4. Современный Китай (с 1912 года).

Древний Китай

Первое китайское государство называлось Шан. Также назывался народ, который его создал. Для обозначения этого государства использовалось и другое слово – Инь. Точное время возникновения иньского государства до сих пор не определено. Предположительно это был 1766 г. до н. э. Поздняя Инь (XIV в. до н. э) представляла собой централизованное государство с иерархической социальной структурой, состоящей из двух сословий – аристократии, возглавляемой правителями, и простых людей.

Династия Шан-Инь была свергнута царством Чжоу. Новая династия просуществовала почти тысячу очень неравноценных лет (1211-221 г.г. до н. э.) Если Ранняя Чжоу является периодом расцвета заложенной еще в иньскую эпоху централизованной власти, то позднее удельные владения превращаются в самостоятельные государственные образования, a последняя четверть правления династии вошла в историю как «Борющиеся царства», что достаточно хорошо характеризует эпоху.

Период ранних империй.

Китай был полностью объединен династией Цинь (221-206 гг. до н. э.). Можно сказать, что с этого момента Китай перешел к новой форме правления – имперской, так как основатель государства Цинь принял соответствующий новый титул.

После смерти Цинь к власти пришла династия Хань (206 г. до н.э. – 220 г. н.э.), победившая других претендентов.

Династия Хань в III в. до н. э. объединила китайские оседлые и завоеванные кочевые племена в единое государство, и с тех пор сами китайцы называют себя Хань. А до этого долгие века длились кровопролитные войны не только между различными китайскими царствами, но также между Великим Китаем и Великой степью. Иной раз до 10 кочевых племен одновременно с разных сторон нападали на империю, и тогда Китай чувствовал себя островом, окруженным врагами. Иногда эти племена объединялись, но чаще боролись между собой, что было на руку китайцам, которые, как правило, и провоцировали эти распри.

Когда же Китай победил своих соседей-кочевников и объединился в единое государство, то оказался лицом к лицу с гораздо более сильным противником в лице хунну. Хунну были народом тюркско-монгольской языковой группы (хотя есть версия, что само слово «хунну» ивритского происхождения и означает «рыжие бродяги», a хунну – смесь разных народов, в том числе и евреев из потеряных колен).

Хунну, которые жили на территориях, впоследствии известными как Внутренняя Монголия и Бурятия, первыми из всех народов в этом ареале сумели преодолеть пустыню Гоби, то есть, можно сказать, открыли Сибирь. Благодаря своей труднодоступности, пустыня Гоби и сейчас остается мистической и дикой территорией в самом сердце Азии. Поэтому, когда хунну преодолели ее, это повлияло не только на их собственную судьбу, но и на судьбы всех азиатских народов – так в свое время финикийцы, научившись плавать по морю, оказали значительное влияние на историю всей Европы.

После объединения в течение примерно трёх веков шло становление и укрепление первого китайского государства. А затем на рубеже новой эры династия Хань, по словам Льва Гумилева, «начала экспансию с целью доставить Китаю господство над Азией. Подобно тому, как в Средиземноморье возникла Pax Romana, на Дальнем Востоке чуть было не была создана Pax Sinika. Свободу народов Великой степи отстояли только хунну».

Возможно, это был перст судьбы: если бы Срединная империя (Чжунго – кит.), или Поднебесная (Тянься – кит.), как ее любовно называли китайцы, сильно расширилась, она, как и другие огромные империи прошлого, со временем могла бы стать неуправляемой и погибнуть. A хунны остановили китайцев и тем самым предопределили будущее этой страны, как много веков спустя победа русских над шведами при Петре I на сотни лет вперед предопределилa историческую судьбу Швеции.

Хунну были значительно малочисленней китайцев, но последним никак не удавалось с ними справиться. Обычно даже после значительных побед хунну не захватывали китайские земли, а возвращались в свои родные степи.

Чередуя периоды мира и войны, хунну держали в постоянном страхе китайское правительство, которое откупалось богатыми подарками. Не имея возможности справиться с хунну военным путем, китайцы пытались всевозможными искушениями приручить этих варваров. В частности, существовал обычай в качестве примиряющего жеста давать в жены победителю китайскую принцессу вместе с обязательством поставлять ко двору определенное количество определенных даров, то есть замаскированную дань.

В течение более шести веков длилась борьба этих столь не похожих друг на друга миров, но тут возникли два дополнительных фактора, которые предопределили ход дальнейших событий.

Традиционный Китай

В III веке степь перестала быть для хунну родной матерью – менялся климат, засухи стали обычным явлением и продолжать прежнюю жизнь становилось все трудней, тем более что поднялись другие кочевники – сяньбийцы, которые постепенно вытесняли хунну с родных мест. И тогда хунну вместе с одним из племен сяньбийцев – тоньбийцами – захватили Северный Китай и основали там династию Северное Вэй (386-534 г.г.). Собственно же китайское государство осталось лишь к югу от реки Янцзы.

Эта эпоха носит название Северных и Южных династий. А всего династий было 6, поэтому в китайской историoграфии это время принято называть эпохой Шести династий.

Многовековые войны подорвали силы обеих сторон.

Китайский и хуннский этносы перемешались. Китай не остался прежним, но и хунну, завоевав китайцев, как выразился Л. Гумилев, перестали быть хунну.

В результате в Китае была создана новая культура, которая в следующие эпохи – Тан и Сун (VI-X в.в.) – достигла небывалых высот. По общему признанию, она была еще более блестящей и многогранной, чем утраченная древняя.

Но Лев Гумилев не без основания сомневался, можно ли, как традиционно принято, считать этот новый этнос ханьским: ведь Северные династии были созданы хунно-тоньбийско-китайскими, а Южные – ханьско-маньскими метисами!

Чтобы иметь представление о, казалось бы, совершенно несовместимых жизненных укладах вчерашних кочевников и китайцев, посмотрим, каков был идеал «добра, правды и красоты» у тех и других. По слову И.С. Тургенева, все люди сознательно или бессознательно руководствуются этим идеалом. Например, сравним, как относились они к женщине.

У хунну (как и у древних евреев) существовал обычай наследования жен: если после смерти мужчины оставалась бездетная вдова, брат покойного должен был жениться на ней, чтобы она могла дать потомство. Сын мог наследовать жен отца, кроме матери. Отчасти это был способ защитить женщин, не дать им умереть голодной смертью.

Китайцы, которые со своими женщинами не склонны были церемониться, находили хуннские обычаи мерзкими.

Но прошло время, и эти два народа стали одним целым...

Кроме тех хунну, которые перемешались с китайцами, были еще другие части этого необыкновенного азиатского кочевого народа:

Одна из них не стала бороться с Китаем, a отошла на Запад, и там, смешавшись с уграми (предками современных венгров) и сарматами[3], создала новую этническую общность, которая получила название гуннов[4].

Еще одна часть хунну заметно доминировала в жизни монголов вплоть до в. и тоже весьма повлияла на их судьбу.

И, наконец, четвертая часть создала тюркский каганат (который потом распался на две части, и один из них стал называться хазарским), то есть стала предком тюркских народов. Часть этих последних вернулась в Китай (их назвали турки-шато) и основали там несколько царств, доживших до X века. Их потомки – огнуты – в XIII веке слились с монголами.

Таким образом, разные части одного этноса сыграли просто колоссальную роль в жизни Китая, да и всего человечества, но о них, кроме специалистов, никто ничего не знает и даже никогда не слышал, кроме как о гуннах, которые в веках стали синонимом свирепости и варварства. Даже монголы и войско Тамерлана, огненным смерчем пронесшиеся столетия спустя по тем же местам Азии и Европы, не смогли затмить этого впечатления. Может, потому что гунны были первыми?

В IX веке происходит постепенная деградация Танской империи – это время беспрерывных восстаний и междоусобных войн. Период с 907 по 960 гг. в Китае принято называть эпохой Пяти династий и десяти царств – это еще один сложный период в истории Китая.

Следующая (Сунская) империя (960-1127 гг.) оказалась в окружении враждебных государств, которые к тому времени образовались в отдаленных районах Китая. До начала XII века Сунской империи удавалось сдерживать угрозу нападения извне. Делалось это не военной силой, а заключением невыгодных мирных договоров и выплатой огромной дани. Но в XII в. Северный Китай покорили племена воинственных охотников-чжурчжэней. Чжурчжэни были народом алтайской языковой группы. Родственные им эвенки и нанайцы живут сейчас на территории России.

Китай вновь стал ограничен рекой Янцзы. Все, что было севернее реки, принадлежало чжурчженской династии Цзинь. На Юге же образовалась империя Южная Сун.

В XIII веке чурчженей сменили другие завоеватели. На сей раз это были монголы, среди которых, как мы помним, были и потомки хунну. Сначала великий монгол, который в 20 лет получил имя Чингисхан, что означает властитель мира, завоевал Северное царство, а потом его внук Хубилай (1216-1294 г.г.) завершил покорение Китая, положил конец правлению китайской династии Сун и стал первым императором китайской династии Юуань (1271-1368 г.г.)

На завоевание всего Китая у монголов ушло 70 лет. Южный Китай вначале опрометчиво помогал им завоевывать Северный, рассчитывая прибрать его к рукам. Но в результате их самих прибрали, и еще 70 лет монголы правили всем Китаем.

Хубилай понял, что Монгольская империя не может больше расширять свои границы. Вместо того чтобы продолжать войны и захватывать новые территории, он сконцентрировался на сохранении того, что было.

То был период расцвета Монголии: империя простиралась от Кореи до Венгрии, а на юге до Вьетнама. Это была самая большая империя из всех, когда-либо существовавших в мире.

Один мудрец резонно заметил, что «основать империю, сидя на коне можно, а управлять ею с коня нельзя».

Будь монголы просто умелыми воинами, они бы не смогли управлять покоренными странами – для этого требуется и развитие, и культура: на одном страхе не продержишься.

Монголы же правили в Китае (Северном) 140 лет. И не только в Китае, но и в других азиатских и европейских странах, в том числе, как мы хорошо знаем, в России почти 300 лет.

Я далека от мысли, что монголы были благом для завоеванных народов, но получше узнать, как была организована не только армия, но и вся жизнь в империи, по-видимому, стоит. В своей фундаментальной работе «Монгольские завоевания» Г.В. Вернадский отмечал, что Чингисхан был вдохновлен религиозным чувством, связанным с идеалом универсального государства. И действительно, в его правление (и даже после его смерти, так как он сумел воспитать не только полководцев, но и правителей) порядок и законность в стране были таковы, что, как образно говорил Чингисхан, девушка могла пройти по всему шелковому пути с золотым блюдом на голове, не опасаясь ни за свое блюдо, ни за свою честь[5].

Почему же создалось мнение, что кочевники – это варвары, которые только и могут, что грабить и убивать?

После хунну почти не осталось материальных свидетельств их культуры, что неудивительно при той судьбе, которая их постигла. Но очень долго не находили и следов былого величия монголов, чья история более известна во всем мире.

Монголы были изгнаны из Китая в XIV веке, а из Руси в XV.

Причем, и в том, и другом случае главной причиной этого были внутренние распри и неурядицы монголов, a не их военные поражения: после Куликовской битвы (1380 г) монголы собирали дань с Руси еще 100 лет, и никакие успехи Тимура, или, как его стали звать после ранения, Тамерлана (фарси – железный хромец), в его борьбе с Золотой Ордой не смогли серьезно изменить сложившуюся ситуацию[6].

После изгнания монголов правители и Китая, и России позаботились о том, чтобы были уничтожены все следы их национального позора: поселения монголов на территориях этих стран были просто стерты с лица земли.

Чингисхан был величайшим полководцем всех времен и народов. Но у него, к сожалению, не нашлось таких восторженных биографов, как у Александра Македонского и Наполеона или Тамерлана[7]

Что же говорить об его гражданских делах? В самом начале своего правления в Монголии Чингисхан создал фельдъегерскую и почтово-конную службу (ям), которую использовали, в частности, в России и несколько столетий спустя после ухода монголов. Кто об этом помнит?

Из всех завоевателей только монголы остались в памяти китайцев как злейшие враги. Во многом это объясняется тем, что монголы презирали оседлые народы и не сливались с местным населением. После изгнания они, в основном, вернулись на родину, в монгольские степи.

Несколько столетий после изгнания монголов Китай под правлением династии Мин жил без серьезных нашествий.

А потом восстали крестьяне (XVII в.), и правители позвали на помощь чжурчженей, которые, как мы помним, уже правили в Северном Китае в XII веке.

Не правда ли, странно, что более культурный Китай обращается за помощью к менее цивилизованным соседям?

Конечно, китайские правители хотели только воспользоваться их мощью и военным искусством, а не звали управлять страной, но у тех были свои цели.

К этому времени разрозненные племена чжурчжэней были объединены под новым названием – маньчжу. В 1644 году правящая в Маньчжурии династия Цин установила свою власть в Китае. Цин стала последней феодальной династией Китая. После Синьхайской революции 1911 г. национальность получила свое нынешнее название – маньчжуры.

Маньчжуры внесли большой вклад в объединение Китая, расширение ее территорий, развитие экономики и культуры. Именно при них сформировался современный Китай.

Как принято сейчас говорить, маньчжуры оказались хорошими менеджерами: они жесткими мерами обеспечили покорность китайцев, но при этом заботились об экономическом процветании страны. При них население увеличилось в 5 раз.

Сейчас маньчжуры живут компактной группой на севере Китая – их примерно 10 млн.

Многие исследователи не могут согласиться с мнением, что китайцы, будучи более цивилизованным народом, могли что-либо заимствовать у кочевников. Но как тогда объяснить приведенные факты?

Маньчжуры, в свою очередь, как и прежние завоеватели, тоже многое переняли у управляемого ими народа и, прежде всего, язык: маньчжурский почти утрачен в настоящее время.

С XVII века начинается борьба между Китаем и Россией за Маньчжурию. В 1689 году Нерчинским договором российско-китайской границей сделаны реки Амур, Аргунь и Горбица.

Как изящно выражаются русские авторы, «прогрессирующее ослабление Цинского Китая в XIX веке вызвало отделение части его окраин и усиление соперничающих друг с другом великих держав. Россия высказала значительный интерес к северным территориям Цинской Империи и к 1858 году по Пекинскому трактату получила контроль над территориями, называемыми в Китае Внешней Маньчжурией (современные Приморский край, Амурский край, юг Хабаровского края и Еврейская автономная область), а также по Айгунскому договору к России отошёл Уссурийский край». Японии досталась южная часть Маньчжурии, a Англия, Франция и Америка поделили остальной Китай на сферы влияния.

Но России этого показалось мало, и она попробовала под шумок еще и Южную Маньчжурию прихватить (во время так называемого Боксерского восстания туда были введены русские войска), а заодно попытаться и Кореей поживиться. В современной российской прессе это описывается так: «Спор России с Японией из-за разграничения сферы русского и японского влияния в южной Маньчжурии и соседней Корее и неочищение к сроку Маньчжурии русскими войсками повлекли за собой русско-японскую войну 1904-05 г.г., театром действий которой была вся южная Маньчжурия до Мукдена».

Результат известен: «Врагу не сдается наш гордый "Варяг"», но Россия уходит из южной Маньчжурии и Кореи. Позже Япония не позволила Китаю восстановить там свой контроль.

Вскоре в Китае против маньчжурской династии и иностранных завоевателей развернулось освободительное движение под руководством Сунь Ятсена. В 1911 г. была свергнута власть последнего императора. Его резиденция – Запрещенный город – стала достоянием народа и музеем на открытом воздухе.

Современный Китай

В результате Синьхайской революции 1911 г. Монголия, занятая маньчжурско-китайской династией в 1691 году, была провозглашена независимой. Слабозаселённая, но обширная Монголия стала важным буферным государством между Российской империей и густонаселённым Китаем, а затем между РСФСР и КНР.

Монголия исторически делилась на три части: Внешнюю, Внутреннюю и Джунгарию. Внутренняя Монголия и часть Джунгарии сейчас автономные районы Китая, другая часть Джунгарии принадлежит Казахстану. Внешняя Монголия сегодня называется Монгольской республикой.

Во время войны с Японией 1945 года войска Монгольской народной республики заняли Внутренюю Монголию, но СССР не позволил им остаться там. В свою очередь Китай не раз ставил вопрос о возвращении ему Внeшней Монголии и также получал категорический отказ советского правительства: России не нужны ни сильный Китай, ни сильная Монголия.

Более драматично складывались отношения между Китаем и Японией, в которых Россия также играла важную роль.

В 1932 году Япония захватила Маньчжурию – ту ее часть, что отвоевала в войне 1904-1905 г.г.: к этому времени она снова стала китайской. Было создано марионеточное государство, названное Маньчжоу-го, во главе которого поставили последнего императора династии Цин.

В 1937 году Япония попыталась захватить весь Китай, но Гоминьдан (национальная партия) и КПК объединились в борьбе против общего врага, которая продолжалась вплоть до 1945-го. Тут их пути разошлись: после капитуляции Японии в Китае началась гражданская война между силами Чан Кайши (Гоминьдан) и Мао Цзедуна, возглавившего КПК. Вооруженные силы КПК заняли весь материковый Китай и вынудили Чан Кайши бежать на Тайвань.

1 октября 1949 была провозглашена КНР.

Таким образом, современный Китай не совсем тот, что был в древности. 92 % всех живущих сейчас в Китае это люди, называющие себя Хань (остальные 8 % приходятся на 56 национальных меньшинств).

При этом не только представители меньшинств, но и различные группы Хань говорят на различных диалектах китайского языка, и, если бы не общий письменный язык, который не связан с произнесением слов, они могли бы и не понять друг друга[8].

Даже при отсутствии других исторических свидетельств, сам этот факт говорит о том, что этнос менялся, менялись культуры. Как писал Лев Гумилев, их преемственность обеспечивалась не живыми ритмами этногенеза, а иероглифической письменностью, игравшей в Китае ту же роль, которую в Европе выполнил мертвый латинский язык.

И, тем не менее, древняя китайская цивилизация, видоизменяясь, в чем-то оставалась прежней, по крайней мере, последние два тысячелетия.

И важнейшую роль в этом играли мировоззрение и традиции народа.

Мировоззрение и традиции китайского народа

Чтобы понять, почему китайцы, подчиняясь завоевателям, когда не было сил сопротивляться, со временем или «переваривали» их (хунну, маньчжуры) или «исторгали» из себя (монголы), надо иметь хотя бы общее представление о мировоззрении и традициях народа.

Когда я спросила одного нашего гида, почему крыши пагод имеют такую замысловатую форму, он, смеясь, ответил: «У нас нет религии, зато есть много суеверий. Мы верим, что злые духи ходят только по прямой, и так мы пытаемся затруднить им возможность попасть внутрь зданий».

Действительно, в Китае никогда не было единой религии как объединяющей силы. Главными философскими школами в стране издавна были даосизм, конфуцианство и буддизм. Некоторые именно их называют религиями, потому что они действительно имеют кое-какие общие черты: например, у буддистов есть храмы, обряды, молитвы и монахи.

Сами китайцы считают, что даосизм – это их внутренний мир, конфуцианство – правила поведения в обществе, а буддизм – миропонимание. Сейчас эта триада мирно сосуществует в Китае. Но так было не всегда: долгие годы между этими учениями шла очень жестокая борьба. Время от времени какие-то из них запрещались, а адепты преследовались вплоть до смертной казни; в другой раз, напротив, их возвышали до такой степени, что это вредило государству. Это было связано не столько с идеями, которые провозглашались теми или иными философскими школами, сколько диктовалoсь чисто политическими целями.

Китайское чиновничество, особенно высшее, как правило, было конфуцианским. Соответственно их противники поддерживали даосистов или буддистов, которые, в свою очередь, были непримиримыми врагами, хотя нет никаких свидетельств того, что сам Будда (санскp. будда – «разбуженный», «просветленный») не принимал основные положения даосизма (кит. дао – путь): Бог не трансцедентен, то есть не существует отдельно от воплощенного мира; мир – взаимосвязанная, хорошо налаженная система; важно правильно себя вести, быть частью мира, чтобы не нарушить баланс; путь к счастью, познанию истины – освобождение от желаний и страстей; необходимо во всем уступать друг другу. Главный же принцип – покой и недеяние (кит. «у – вэй») – полностью совпадает в oбоих учениях.

«Не толкай реку, она сама по себе течет», – так образно проиллюстрировал cмысл этого принципа легендарный современный психолог Фредерик Перлз. Как и подобает основателю гештальт-терапии (нем. гештальт – образ), свою мысль он выразил в яркой, афористичной форме.

Будда не претендовал на создание нового учения – он считал, что дал лишь метод, с помощью которого можно «проснуться» и прекратить страдания человеческой жизни, возникающие от того, что у людей нет того, чего они хотят, или от того, что у них есть что-то, чeго они не хотят.

«Проснуться» – значит перейти от отдельного «я» к всеобщему мирозданию, потому что на самом деле, мол, настоящее «я» – это всеобщее мироздание.

Как этого добиться? Два пути: ожидать благодати или добиваться ее – медитировать. Причем, нет гарантии, что это приведет к желаемому результату.

Но ведь никто не гарантирует и результативности молитвы?!

Конфуций тоже вовсе не противопоставлял свое учение даосизму, скорее это было углубление и разработка некоторых его аспектов: конфуцианство дополняет мистические учения даосизма и буддизма рациональными, земными идеями. И, хотя далеко не всегда и не все следовали этим указаниям, нельзя не признать, что конфуцианство сыграло и играет огромную роль в жизни народов Китая.

Интересно, что главная мысль Конфуция: «Не делай ближнему, чего не пожелаешь себе», – дословно соответствует известному высказыванию одного из двух руководителей Синедриона, жившего в I в до н. э, Гилеля Вавилонскогo. Гилель жил почти на 5 веков позже, но вполне возможно, еврейский мудрец не заимствовал эту мысль у китайского. Скорее эта идея пришла к ним независимо...

Основные вопросы, решаемые конфуцианством:

• как необходимо управлять людьми?

• как вести себя в обществе?

Одной из важнейших идей Конфуция был тезис o «большой семьe». По мысли Конфуция, император – отец большого семейства, призванный быть заботливым и гуманным.

С другой стороны, главные качества членов семьи (подданых) – преданность и покорность. Это основной принцип и во взаимоотношениях родителей и детей, и младших детей co старшими, и в производственных отношениях.

В Китае была распространена система коллективной ответственности. Вся семья могла поплатиться за преступления, совершенные одним из его членов. Староста в деревне подвергался наказанию, если на его территории была не полностью обработана земля. Уездные чиновники также лично отвечали за порядок в делах.

Это очень усиливало государство и, казалось бы, делало совсем бесправным народ. Однако установка на коллективизм имела и обратную сторону. В Китае огромную силу приобрели семейно-клановые связи, освященные и возвеличенные конфуцианством. Большие кланы, в которые входили и богатые, и бедные семьи, были так сплочены и так поддерживали друг друга, что властям приходилось считаться с этой реальной социальной силой.

В китайском обществе действовал принцип равных возможностей. Каждый мужчина, где бы и в какой бы семье он ни родился, мог стать чиновником, т. е. войти в элитный слой китайского общества. Для этого нужно было лишь сдать государственные экзамены. Конечно, людям из бедных семей трудней было взять этот рубеж, поскольку это требовало многолетней подготовки. Но вот здесь как раз и помогали клановые и общинные связи: жители деревни, например, могли объединенными усилиями дать образование наиболее способным детям в расчете на их будущее покровительство.

Известно, что люди способны исказить и даже извратить самые хорошие идеи. Так произошло со временем и с экзаменами на чин: их стало невозможно пройти без взятки.

Но в средние века в Китае существовал поистине уникальный бюрократический аппарат, в котором ранг во многом зависел от личных достоинств.

За исключением монголов, которые все важные должности отдавали своим соплеменникам или мусульманам, а китайцев ставили лишь на должности помощников, завоеватели обычно использовали китайское чиновничество для управления государством, так что традиции оставались незыблемыми.

В китайской философии весьма оригинально решается проблема человека, который, хотя и отождествляется с природой и космосом и не выделяется из общества, в то же время занимает центральное место в китайской философской традиции.

Согласно этой традиции человек является сгустком трех видов космической энергии:

•цзин – энергии зарождения всего сущего, «корень», «семя» жизни (состоит из «семени Прежнего Неба» генетической программы, физическиx данныx и «семени Последующего Неба» того, что человек накапливает в течение жизни)

•ци – энергии материального и духовного существования (духовная ци основа жизни. Удачливый, физически и морально здоровый человек обладает чистой ци)

•шэнь – постоянной духовнoй энергии, остающeйся после смерти.

Помимо трех видов космической энергии китайская философия выделяет еще два вида сексуальной энергии:

янь (мужская) и инь (женская).

С точки зрения китайцев, не только вся живая, но и вся неживая природа делятся на мужскую и женскую. Например, солнце, небо, день, сухость, легкость – это активное, мужское начало, а луна, земля, равнины, ночь, влага – пассивноe, женскoe.

Восприятие китайской философией человека имеет ряд особенностей. В отличие от западной философской традиции китайская философия:

1) начинает отсчет человеческой жизни не с момента рождения, а с момента зачатия;

2) не исключает человека навсегда из системы человеческих отношений после его смерти, то есть человек (его дух, обладающий некоторой телесностью, – шэн) остается в системе человеческих отношений после смерти: сохраняет прежнюю должность, может быть повышен, награжден, снят с должности, наказан – в зависимости от поведения его потомков;

3) выделяет в качестве духовного центра не голову (мозг, лицо, глаза и т. д.), а сердце; это недавно, кстати, было подтверждено, можно сказать, экспериментально: хирурги обнаружили, что их пациенты вместе с пересаженным сердцем приобретали качества и способности их доноров: например, начинали рисовать, если было пересажено сердце художника;

4) воспринимает человека как часть природы и космоса, не соглашается с идеей господства человека над природой и остальными живыми существами, не приветствует индивидуализм и противопоставление отдельной личности другим членам общества;

5) призывает ценить земной отрезок жизни, максимально продлить его продолжительность.

Теперь, когда мы имеем некоторое представление о месте, которое досталось китайцам для проживания, об их истории, мировоззрении и традициях, попытаемся ответить на вопрос: «Почему китайцев так много»?

В Китае живет сейчас более 1миллиарда 300 миллионов человек – по-видимому, именно столько может прокормить эта благодатная земля. Вот ведь и индусов, которым также повезло с местом проживания, теперь почти столько же.

Но, хотя хорошие природные условия в данном случае – необходимый и обязательный фактор, он недостаточен: не во всех странах живет столько народа, сколько может прокормиться. Тут требуются дополнительные причины и условия. И у Китая они есть: это этническая гомогенность страны (сравните, например, с Римской или Российской империями!), что, безусловно, сближает людей и помогает в управлении страной; это мировоззрение и традиции народа – в первую очередь, культ семьи, включая культ предков и чадолюбие; это разработанная система отношений между всеми членами общества; это культ долголетия и бережное отношение к природе; это покорность судьбе и готовность довольствоваться малым, если в данный момент нет возможности изменить обстоятельства, и многое другое, что входит в понятие менталитет народа.

Если суть понятия «американец» можно условно сформулировать как крайний индивидуализм, то суть понятия «китаец», напротив, – крайний коллективизм. Зрительно для меня это выразилось, в частности, в одинаковых бейсболках для каждой огромной группы китайских туристов, которых там бесчисленное множество.

Глядя на толпы людей на улицах, на заставленные велосипедами тротуары, понимаешь, что китайцы, в отличие, например, от евреев и русских, а затем и американцев, не носились с мессианскими идеями, не стремились осчастливить весь мир, a были заняты вполне земными делами – плодились и размножались. Они явно любили эту работу, тем более, что в прежние времена это весьма поощрялось общественным мнением: иметь 9 детей считалось правильным для семьи.

Душа народа, как известно, отражается и закрепляется в языке, в том числе, письменном. И чтобы понять эту душу, нужно посмотреть, например, на иероглиф «счастье»: он состоит из двух значков, означающих одежду и еду. A в иероглифе «любовь» есть изображение мужчины и женщины, дома и ребенка. Конечно, это необходимые составные части понятия счастье и любовь, но для европейца, воспитанного на иудео-христианских ценностях и знакомого с античной культурой, это выглядит все-таки чрезмерно лапидарным.

  

Сейчас, когда китайцы, по-видимому, достигли того максимума, который может прокормить их щедрая земля при самом лучшем современном способе ведения сельского хозяйства (возможно, если не считать того опыта, который есть у Израиля), политика ограничения прироста населения стала проводиться достаточно жестко: в идеале желательно иметь в семье не больше одного ребенка. В то же время для некоторых сельскохозяйственных районов делается исключение: если первой родилась девочка, разрешено попытаться родить мальчика, работника. Также можно иметь детей, если есть деньги заплатить «штраф». Ho существует, кроме того, какое-то количество людей, рожденных вопреки этим постановлениям, которые нигде не зарегистрированы и положение которых близко к рабскому.

Вклад Китая в мировую сокровищницу

Кроме оригинальных философских учений, Китай обогатил мир и замечательными открытиями и изобретениями. Помимо многого другого, эта страна дала миру шелк, фарфор и бумагу. Долгие годы Китай ревностно хранил секреты их производства, но вечных секретов в таких делах не бывает.

Секрет производства шелка китайцам удавалось скрывать около трёх тысячелетий. Впервые шелк в китайских рукописях упоминается в 2600 году до н. э.

В IV веке китайская принцесса, выданная замуж за короля малой Бухары, выдала этот секрет: она вывезла несколько коконов шелкопряда, спрятав их в пышной прическе.

Потом спустя примерно два века (532 г.) буддийские монахи проделали подобный трюк с помощью полой части своих посохов и продали секрет византийскому императору Юстиниану. После этого шелководство постепенно распространилось по разным странам, где были или могли прижиться тутовые деревья.

Об изобретении бумаги существует несколько любопытных китайских легенд. Одна из них говорит, что какой-то раб из Туркестана умел ее делать, но император приказал убить его, потому что испугался, что рабы возгордятся, узнав об этом.

Имя же Чай Луня, которого считают изобретателем бумаги (105 г.), настолько было популярно в Китае, что его причислили к лику богов и в его честь воздвигали храмы.

Сначала Чай Лунь делал бумагу из шелка, поэтому большая часть древних китайских литературных памятников написана на шелковых свитках. Затем на изготовление бумаги пошло льняное и конопляное тряпье и древесная кора.

Китайцы ревностно хранили секрет производства бумаги. Виновному в разглашении тайны угрожала смертная казнь.

Тем не менее, однажды правда, спустя более шести веков некий буддийский монах продает этот секрет в Корею, а потом он становится известен в Японии. Но прошло еще целое столетие, пока в Японии появилась своя бумага. Зато качество ее оказалось выше. А спустя какое-то время технология изготовления бумаги стала известна и в Европе.

Секрет производства фарфора, который состоял, в частности, в составе особых глин, которые были в стране, китайцам удавалось сохранять в течение почти тринадцати веков. Потом практически самостоятельно в XVII веке было основано производство фарфора в Майсене, а затем и в России при Екатерине Второй.

Несколько сложнее обстоит дело с утверждением о создании Китаем пороха. Похоже, то, что изобрели китайцы, было не совсем порохом, потому что неотъемлемой частью пороха является селитра, которую они не использовали. По-видимому, порох получился в результате очень многочисленных попыток разных людей в разных странах. Процесс был настолько долгим и поначалу таким не успешным, что это отразилось в известной поговорке о не очень талантливом изобретателе, который пороха не выдумает.

Тем не менее, порох (или то, что у них было) в Китае применялся достаточно широко и для фейерверков, и для военных целей. Монголы, захватив Китай, заимствовали это изобретение и весьма успешно его использовали.

К исключительным достижениям китайцев относят и строительство Великой Kитайской стены (кит. пиньинь – длинная стена в 10 000 ли). «Крупнейшая стройка, когда-либо предпринятая людьми», «самое длинное крепостное укрепление», – это все о ней, о Великой Китайской стене. Нередко можно слышать утверждение, что она, якобы, видна из космоса. Последнее не нашло своего подтверждения, а польза и осмысленность этого предприятия вообще многими историками ставится под большое сомнение.

Первую стену для защиты от набегов соседей c севера (к счастью для Китая, его юг, запад и восток надежно были прикрыты природными преградами) начинали строить при династии Цинь в III в. до н. э.

Ко времени правления следующей династии, Хань, в стране было несколько небольших стен. Было решено соединить их в единную мощную цепь укреплений. Кроме того, стена должна была служить крайней северной линией возможной экспансии самих китайцев, а также предохранять подданных «Срединной империи» от перехода к полукочевому образу жизни, от слияния с варварами. Стена должна была чётко зафиксировать границы китайской цивилизации, способствовать консолидации единой империи, только что составленной из ряда завоёванных царств.

Работа велась днем и ночью, были затрачены огромные средства, условия работы были неимоверно тяжелы - немало трупов осталось в насыпи.

Но вот работы были завершены. Расстояние от одного конца стены до другого составило 2450 км, а вместе с отходящими от неё крепостными валами – до 6000-6500 км. Высота достигала 10 м, и через каждые 60-100 м высились сторожевые башни.

И тут, как пишет Л. Гумилев, «оказалось, что всех вооруженных сил Китая не хватит, чтобы организовать эффективную оборону с помощью этой стены. В самом деле, если на каждую башню поставить небольшой отряд, то неприятель уничтожит его раньше, чем соседи успеют собраться и оказать помощь. Если же расставить пореже большие отряды, то образуются промежутки, через которые враг легко и незаметно проникнет вглубь страны».

Крепость без защитников не крепость. Великая Китайская стена так никогда и не выполнила той роли, для которой вроде бы предназначалась.

Мелкие отряды степных кочевников, стремившиеся только к грабежу, действительно опасались беспокоить северные границы Китая, но зато те, кто ставил своей целью завоевать Китай, преодолевали стену без труда: крепости, как известно, во все времена были сильны не стенами, а людьми, а вот с этим важнейшим ресурсом у правителей «Поднебесной империи» постоянно возникали проблемы. И не случайно император Тай-цзун (династия Тан, 618-907 г.г.) как-то сказал своим генералам, что считает их более надежной стеной.

Тем не менее под предлогом отражения возможного нападения на стене размещались постоянные гарнизоны.

С помощью сигналов, посылаемых на расстояние прямой видимости, сообщение с одного конца стены на другой могло быть передано всего за 24 часа – до появления телефона это была поразительная скорость. Система гарнизонов имела и еще одно преимущество: сменявших друг друга императоров устраивало, что армия разобщена и находится далеко от пекинского дворца – солдаты не могли поднять мятеж.

К тому же, если стена не могла защитить от внешних врагов, то для борьбы с внутренними, стремящимися улизнуть из «любимого» государства за его пределы, оказалaсь вполне годной. Понятие «железный занавес» возникло, оказывается, задолго до ХХ века.

При правящей после монголов династии Мин строительство Великой стены возобновилось. Было задействовано около миллиона человек. Некоторые участки Стены полностью разбирали, закладывали фундамент и на нём строили более основательное сооружение. На некоторых особо опасных участках строилось несколько стен – иной раз до 10 одновременно.

Маньчжурская династия Цин (1644-1911 г.г.), преодолев Стену с помощью предательства, отнеслась к ней с пренебрежением. За почти три века их правления Великая стена разрушилась под воздействием времени. Лишь небольшой её участок около Пекина – Бадалин – поддерживался в порядке: он служил своего рода «воротами в столицу».

В 1984 году по инициативе Дэн Сяопина стартовала программа по реставрации Великой Китайской стены, финансируемая из средств китайских и зарубежных компаний, а также частных лиц.

Сейчас Великая Китайская стена – признанный символ Китая и туристический объект. Ежегодно проводится популярный легкоатлетический марафон «Великая Стена» (The Great Wall Marathon), в котором часть дистанции спортсмены бегут по гребню Стены.

Восхищаясь Пекином, в котором к прошлогодней Олимпиаде были введены в эксплуатацию множество уникальных сооружений, и, любуясь Шанхаем – за последние два десятилетия там было построено 14 тысяч оригинальных, не похожих друг на друга и ни на какие другие небоскребов, я не могла отделаться от впечатления и мыслей, преследовавших меня на протяжении всего путешествия по этой великой, древней стране:

Ясно, что Китаю предстоит еще сказать свое слово в мировой истории: в не очень далеком будущем эта страна станет, по-видимому, мировым лидером, и, возможно, добьется она этого не с помощью военных успехов, а путем постепенных мирных завоеваний. Не случайно Китай уже сейчас главный кредитор Америки.

Грустно сознавать, но, похоже, белому человеку не долго осталось нести его «бремя».

Экономисты возражают: Шанхай и Пекин – это витрина. А на самом деле более 60 % китайцев живут впроголодь, и Китаю потребуется, как минимум, лет сто, чтобы догнать теперешнюю Америку. Но ведь и Америка стоять на месте не будет?

Некоторые ученые считают, что к 2015 году ситуация может стать настолько критической, что выйдет из-под контроля.

Русские военные тоже нагнетают страх: ситуация в Китае почти катастрофическая – миллионы безработных, нехватка жизненного пространства, и в стране зреет план увеличить его за счет азиатских стран и, в первую очередь, за счет азиатской части России.

Надо признать, что некоторое моральное право на это они имеют. Не говоря о ситуации с Маньчжурией и Монголией, китайцы не довольны и некоторыми другими аспектами исторического взаимодействия с Россией. В частности, в свое время, воспользовавшись слабостью Китая, правительство Российской империи провело границу не по форватеру реки, как это обычно принято, а по китайскому берегу Амура, так что все четыре острова оказались российскими. Только недавно был разрешен многовековой конфликт, проявлением которого были памятные нам военные столкновения из-за острова Даманский. Сейчас острова разделены примерно поровну, что осложнило ситуацию в России: граница придвинулась к стратегически важным объектам, за пролет над бывшими территориями приходится платить.

Русские опасаются, что вскоре останутся только две великие державы на всей планете – Америка и Китай.

Они-то и разделят весь мир на зоны своего влияния.

Россия сейчас очень недовольна однополярным миром – ясно, что такой двуполярный ей понравится еще меньше.

А кому подобная перспектива может понравиться, кроме самих китайцев?

Один китайский император говорил, что, если правитель мудр и благонравен, чужеземцы сами придут к нему. Эта идея была широко распространена в стране. Но, по-видимому, не очень надеясь на такой вариант, Китай за последние годы увеличил свой военный потенциал в 4 раза. Для обороны это делать не было необходимости: никто не станет завоевывать страну с таким огромным населением! A как расценить тот факт, что Китай активно снабжает оружием Пакистан – рассадник терроризма против иудейско-христианской цивилизации? Может, это и мудро, – ослаблять противников чужими руками, но уж никак не благонравно!

Вообще китайцы всегда считали, что народы мира являются настоящими или будущими вассалами Китая[9], но в политике (и, как следствие ее, – в истории) все решают не желания, а возможности: к счастью, до сих пор им не удавалось воплотить эту идею в жизнь.

Примечания



[1] Понятие «цивилизация» (civil, лат. – город) возникло в XVIII веке. Есть много толкований этого понятия – например, «cоциальная организация общества, характеризуемая всеобщей связью индивидов и первичных общностей в целях воспроизводства и приумножения общественного богатства». Необходимые элементы цивилизации – наличие письменности, городов и гoсударствa. Некоторые используют слово «цивилизация» как синоним понятия культура. Мне нравятся такие определения: «цивилизация – делать лучше себе, культура – делать лучше себя».

[2] Сейчас заговорили о пятой цивилизации – Маргиане, столицей которой был город Маргуш. Археологические раскопки в Туркмении, которые под руководством русского ученого Виктора Ивановича Сарианиди ведутся уже 40 лет, позволили обнаружить сложный дворцово-храмовый ансамбль, созданный 5 тысяч лет назад. Царский дворец, окруженный монументальным комплексом, в который входят храмы огня и воды, занимает площадь около 10 гектаров. Ранее здесь уже были найдены скульптурные изображения и каменная печать с клинописью, напоминающая шумерскую. Все более основательными становятся предположения, что именно здесь следует искать родину легендарного основателя древней религии зороастризма, сына местного жреца, о котором мы знаем из некогда весьма популярной среди интеллигентов книги Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра». Именно Заратустра в этой книге произносит шокирующую фразу: «Бог умер», которая вызвала так много толкований и споров. Некоторые философы называют зороастризм проторелигией, из которой возникли все великие религии. 

[3] По мнению некоторых ученых, это был новый этноним скифов, среди которых, опять-таки были потомки из 10 потерянных колен Израиля, как были они и среди парфян, кочевого племени из Ирана, которое поспособствовало в свое время гибели Вавилона.

[4] На это ушло несколько столетий. Когда же в IV веке их предводителем стал военный гений Аттила, он заставил платить дань даже такое могущественное государство, как Византия. Во время своего почти векового пребывания в Европе гунны оказали существенное воздействие на судьбы Римской империи. Вообще эти кочевники настолько потрясли воображение современников своими узкоглазыми, без следов растительности, темными лицами и самим способом ведения войны, что те, рассказывая о них, как бы даже сомневаются, люди ли эти пришельцы, свалившиеся им на головы как бы ниоткуда. 

[5] Между прочим, этот шелковый путь потом был весьма успешно использован русскими для экспансии на восток. 

[6] Сталин перед самой войной поставил перед историками и археологами задачу найти могилу Тимура (и ее нашли – 21 июня 1941 года!), который привлекал его тем, что сумел победить хана Тохтамыша, правителя Золотой Орды, и даже свергнуть его с трона. Но ведь это произошло в 1394 году, и монголы собирали дань с русских городов еще целых 86 лет! Да к тому же Тимур был дальним родственником чингисхидов, который многое заимствовал у них в организации войска, так что это была борьба между своими. Русским это чести не прибавило. Официальное окончание ига связывают с 1480 г. – временем знаменитого стояния на Угре. Ни Куликовская битва, ни это стояние не были сражениями, позволившими разгромить противника. Но русские были счастливы и этим, как потом битвой при Бородине: не победили, но, по крайней мере, и не проиграли!

[7] Если сравнивать его с признанными великими полководцами Александром Македонским и Наполеоном Бонапартом, то результат будет не в пользу последних. Александр Македонский, который упоминается в таких судьбоносных книгах, как Библия и Коран, страдал манией величия – требовал себе божеских почестей. Он часто полагался на интуицию и вдохновение, а не на трезвый расчет, не подготовил себе преемников, и, когда неожиданно умер в 33 года, его империя долго не просуществовала. Говоря о Наполеоне, достаточно вспомнить 1812 год. Могут сказать, что, в отличие от монгольских завоевателей, Бонапарт имел дело не с разрозненными княжествами, а с централизованным государством, что, безусловно, усложняло его задачу, но ведь русские за всю войну не выиграли, ни одного сражения! С чисто же военной точки зрения поражение Бонапарта в России во многом было предопределено тем, что он растянул свои коммуникации и не сумел обеспечить продовольствием войско. Отчасти это произошло оттого, что он не учел психологии русского народа: отмени он крепостное право, и вряд ли бы Романовы устояли. A Чингисхан не проиграл ни одного сражения! Здесь нет возможности подробно рассказать, как было организовано монгольское войско, на какие части делилось и как управлялось, как была организована охрана и стража, что представляла собой гвардия, но русская армия до сих пор несет следы той десятичной конфигурации, которую использовал Чингисхан. Этот монгол, который до конца жизни оставался неграмотным (но очень чтил писаные законы!), умел предусмотреть все до мелочей. У Чингисхана была прекрасно поставлена разведка, он заранее знал сильные и слабые стороны противника, в том числе, где находятся хорошие пастбища, где удобные места для стоянок и т. д. У него всегда были накормлены и люди, и лошади (а у каждого воина было по 5 лошадей!). И, конечно, он был прекрасным психологом и политикой «разделяй и властвуй» владел в совершенстве. 

[8] Количество иероглифов в китайском языке впервые было подсчитано при правлении династии Хан – их оказалось около 10 000. В самом большом современном словаре их в 9 раз больше. Чтобы научить население грамоте, c середины ХХ века в социалистическом Китае были разработаны упрощенные иероглифы.

[9] Известно послание китайского императора Цяньлуна английскому королю Георгу Третьему в конце XVIII века. Король Георг прислал императору письмо, в котором предлагал развивать торговые и дипломатические связи, и к этому письму присовокупил образцы английских товаров. Вот что ответил один из самых просвещенных китайских императоров на обычное дипломатическое предложение: «Я прочел Ваше послание. Искренность, с которой оно написано, обнаруживает уважительное смирение с Вашей стороны, достойное высокой похвалы. Чтобы показать свою преданность, Вы также послали мне образцы изделий из Вашей страны. Властвуя над огромным миром, я не имею другой цели, кроме как поддерживать совершенное управление и гарантировать исполнение государством его обязанностей. Странные и изобретательно сделанные предметы не представляют для меня интереса… Вам надлежит, о король, уважать мои чувства и выказывать мне еще большую преданность и лояльность в будущем, так, чтобы вечной покорностью нашему трону Вы смогли обеспечить мир и процветание Вашей стране. Трепетно подчиняйтесь и не проявляйте небрежения».


К началу страницы К оглавлению номера




Комментарии:
Буквоед
- at 2009-12-21 09:20:49 EDT
Интересный ИМХО анализ Китая: http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Kitaj-ne-obrazec-dlya-modernizacii-Rossii!

V-A
- at 2009-12-13 17:01:39 EDT
Завсегдатай
Что касается критических высказываний (отбросим хамское V-A, что характерно для него


Я попрошу привести подкрепляющие примеры, иначе это
просто клевета, что увы, в последнее время не редкость.

Вадим
- at 2009-12-12 10:27:22 EDT
Давно знаю Фаину и ее неожиданные "повороты темы".
Знаю и ее частое желание об´ять необ´ятное.
То, что здесь представлено - пример большой работы, написанной хорошим языком.
O критикe...
Уверен, что среди "критиков" были и те, кто не знал (не помнил) то, что она написала.
Донесла (напомнила)? Спасибо ей.

P.S. Об известном примитивном трепаче/провокаторе, раве и новоявленном марксисте, иудее и христианине ...
Фаина, я помню его давнюю "любовь" к Вам.
Не обращайте и не мечите.

Завсегдатай - Фаине Петровой
- at 2009-12-12 09:54:56 EDT
Готов присоединиться к г.Тартаковскому (не частый, надо сказать, случай!), охарактеризовавший Вашу статью как интересную и познавательную. О том, что она не оставила равнодушным читателей гостевой, свидетельствует рекордное количество отзывов (я насчитал 15). Что касается критических высказываний (отбросим хамское V-A, что характерно для него), то я понимаю это следующим образом. Аудитория "Заметок" согласно приводимым иногда статистическим сведениям 5-6 тыс.человек в месяц. Участников гостевой книги - ну от силы 30-50 человек. Из них 10-15 особо продвинутых (говорю без тени иронии). Не буду называть поименно,чтобы не забыть кого-либо. Они подлинные эрудиты. Им, то, о чем Вы пишете, известно и без Вашей работы, и их можно понять. Правда, не обязательно это подчеркивать.Сотням читателей "Заметок", смею предположить, многие, изложенные Вам факты, не известны. В целом, повторяю. работа интересная и познавательная, несмотря на "мозаичность", "бесструктурность", ну и т.д. Так что не тушуйтесь, дерзайте и далее. Успехов!
М. ТАРТАКОВСКИЙ. "Знание - Сила".
- at 2009-12-11 14:45:41 EDT
Вполне нормальное, достаточно систематичное, хотя и беглое, изложение сведений о китайской цивилизации. Кое-что и мне было неизвестно, хотя я написал работу "На весах столетий", касающуюся этого вопроса (опубликована в №№ ж-ла АН СССР "Проблемы Дальнего Востока"). Полагаю, другим нашим читателям неизвестного здесь гораздо больше. Непонятна поэтому такая рьяная негативная реакция на текст, не претендующий на большее, чем в нём сказано. Совсем необязательна полемическая направленность всякого публикуемого здесь материала. Полезна и элементарная познавательность.
Буквоед - Фаине Петровой
- at 2009-12-11 08:01:37 EDT
Но не находите ли Вы, что свое раздражение этими фактами не обязательно демонстрировать публично, да еще в такой оскорбительной для автора форме?
---
Уважаемая г-жа Петрова! Мне уже приходилось писать о том, что атмосфера всеобщего "одобрямс" в нашей Гостевой в конечном счете работает против авторов, ибо делает их болезненно невосприимчивыми к критике, хотя открытая публикация их произведений ipso facto подразумевает возможность этой самой критики. Увы, я, как всегда,:) оказался прав.


Гайсельман
- at 2009-12-09 15:09:10 EDT
Уважаемый Гайсельман! Благодарю Вас за то, что сочли нужным объясниться. Раз равы так считают, то я, конечно, не должна возражать. Но все ли равы? Может, кто-то из них согласен со мной, что это очень близко, но не совсем совпадает: ведь даже синонимы имеют пусть тонкие, но отличия. Мне кажется, что любить ближнего, как самого себя, гораздо труднее, чем просто не делать кому-то того, чего не пожелаешь себе. Делание или неделание - активное действие, зависящее от нас. А любовь? Сколько раз мы слышали о ситуации, когда ум с сердцем не в ладу?! Люди в таком случае говорят: "Сердцу не прикажешь", "Не по хорошу мил, а по милу хорош". Помните, как Болконский, который страдал от того, что не мог любить ближних больше, чем любил славу, наконец, начинает их как бы любить только на пороге смерти? Но какая же это любовь, когда он уже и себя не любит, и к жизни равнодушен? В то же время, когда кто-то жертвует собой ради кого-то, он, получается, любит кого-то не как себя, а больше себя. Так что "возлюби ближнего, как самого себя", как мне кажется, есть прекрасная, но недостижимая максима. .
Уважаемая Фаина! Сознательно повторил Ваш текст в Ваших комментариях.
Все эти милые поговорочки хорошо работали там. Иудаизм – это нечто особенное, это совсем другой мир, который можно постичь только полным раскрытием души. Воспользуюсь высказыванием Виленского Гаона, которое очень к месту и к тому самому человеку уважаемому Иону Дегену привёл Онтарио:
Виленский Гаон писал, что человек самостоятельно может изучить Тору и мицвот, но подсознательное преклонение и любовь к Всевышнему - от человека не зависят, это - дар Бога. Вы одарены Им. .
Вы же помните, продолжение того, что сказал Гилель человеку, который попросил его объяснить смысл Торы, пока он стоит на одной ноге. Не делай ближнему, чего не пожелаешь себе. В этом вся Тора. А теперь иди и учись..
Всех благ Вам!


Гайсельман
- at 2009-12-09 01:56:08 EDT
Уважаемая Фаина! Простите, если своим тоном невольно обидел Вас. В данном случае я кинулся как ревнитель в защиту чести Гилеля. Наши равы считают эти два выражения – выражающими один и тот же смысл.
" «…Не делай ближнему, чего не пожелаешь себе…".
" «…Люби ближнего твоего, как самого себя…".
Да и за евреев стало обидно: кроме как блестяще воевать и сельским хозяйством заниматься они больше ни на что не способны?


Б.Тененбаум
- at 2009-12-08 18:30:56 EDT
Уважаемая Фаина, если позволите - чисто личное замечание ? Ваша статья начинается с того, что вы сьездили в Китай, не правда ли ? Ваши впечатления были бы чрезвычайно интересны - мало кто побывал в Поднебесной, посмотреть на страну вашими глазами было бы делом совершенно захватывающим. К чему я и приготовился: послушать о Китае - от вас. Вместо этого я увидел множество кусочков отдельных сведений, пересыпанных непрестанными упоминаниями, скажем, чжурдженей, о которых вы знаете ровно столько же, сколько и я - то-есть ровным счетом ничего. Гумилев - источник отрывочный, и временами - более чем несолидный. Вечно у него какой-нибудь гипотетический Ван-хан скачет куда-нибудь с какими-то неведомыми племeнами, а коварные китайцы тем временем плетут и плетут свои интриги - и так далее, до бесконечности. Oн читается - не примите это как комплимент - в точности как ваша статья :) Вы собрали воедино все, что вы знаете о китайской истории. Тема - необьятна, сведения ваши - отрывочны и тривиальны, и никакого контекста, на мой взгляд, попросту не содержат. Может быть, сама задача уж больно неподьемна ? Если бы согласились - не строить своими силами Великую Китайскую Стену, а просто рассказать о том, что вы, человек европейский, увидели своими глазами в великой стране Азии - я лично был бы вам глубоко признателен.
Aschkusa
- at 2009-12-08 17:41:39 EDT
Уважаемая Фаина,

чего же Вы сразу бросаете оружие в кусты? Тут еще и не такие баталии были, не такие дискуссии сотрясали землю и небо.

Статья Ваша мне понравилась, хотя, чего уж греха таить,она несколько растянута. С другой стороны, преподнести синологию русскоязычному западному, да еще и дотошному еврейскому читателю, ох!, как нелегко.

В отношении высказывания Конфуция и Гилеля Вам уже совершенно правильно указали, что оба нашли его в первоисточнике, в Торе.

Правильно указано также, что гунны-хунни и -хони - это определение этногенеза рыжей "толпы, сброда" исраилитов Десяти Колен, этногенез которых убедительно доказал и показал русский филолог и гебраист Альберт Студенцов. Исход исраилитов из Северного царства "завел" их этногенез на Кавказе, и именно оттуда уже неосарматский союз племен разделился и направился в Европу и на Восток, в Азию.

Обычай левирата, по которому один из членов семьи наследует жен своего умершего брата, приводится, по-моему, в пятой книге Моисея в Новозаконии, т. наз. "ябум-ябам"-обычай. По этим архаическим законам еще сегодня живут афганцы, происходящие из колена Вениамина.

И, наконец, экономической основой Хазарского каганата, иудейского прото-государства Древней Руси, была торговля и контроль таковой на Великом Шелковом пути в Китай. В городе Кайфенге, к северу от Пекина, была большая община рахдонитов, потомки которых вернулись сегодня в Израиль.

Успехов Вам.


V-A
- at 2009-12-08 16:32:28 EDT
Фаина Петрова
Дорогой Евгений, снимите, пожалуйста, статью из номера.


Дорогая Фаина! Да нет, зачем же снимать? Её доработать надо с учётом высказанных.

Кашиш
- at 2009-12-08 16:15:38 EDT
Статья интересная, а особенно интересны отзывы о ней.
Например, Матроскин в своём комментарии проявил себя настоящим буквоедом ("дотошным до тошноты"), а Буквоед, наоборот, выступил с матросской прямотой. При этом оба правы. Но особенно радует гуманность и толерантность Маркса Самуиловича. Вот что значит в кои-то веки дождаться благотворной положительной (и безусловно справедливой!) оценки своего труда! Просыпается снисходительность к критике, и вскорости как сон, как утренний туман, исчезнут, расточатся врази позорные: импотенты, интриганты, плагианты, компилянты, тараканты, психопанты и другие арроганты. Ве имру амен.

М. ТАРТАКОВСКИЙ.
- at 2009-12-08 15:24:23 EDT
Фаина Петрова
- Tuesday, December 08, 2009 at 14:37:06 (EST)

Спасибо всем взявшим на себя труд прочитать мои размышления о Китае и высказавшим свое отношение к ним.
Дорогой Евгений, снимите, пожалуйста, статью из номера.

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>MCT<<<<<<<<<<<<<<<<<<

Зря Вы так. Интересная познавательная работа.
С удовольствием перечитаю, подумаю - и выскажусь подробнее.
К критике и критикам надо относиться снисходительнее.
С почтением к автору.
М.Т.

Б.Тененбаум
- at 2009-12-08 13:28:12 EDT
Hа мой взгляд, статья не получилась. К сожалению. Материал настолько раскинут по времени и тематике, что хватило бы на глубокую монографию, но для этого надо знать куда больше, чем можно почерпнуть из популярных книжек Л.Н.Гумилева. A вместо монографии получился пунктирный пересказ. К тому же пересказ лишен структуры, и выглядит ворохом совершенно "непереваренных" сведений. B попытке обьять необьятное получилось нечто непропеченное. Искренне жаль.
Буквоед
- at 2009-12-08 10:48:14 EDT
Грустно сознавать, но, похоже, белому человеку не долго осталось нести его «бремя».
---
А почему грустно, если не надо нести "бремя"? Вообще же грустно сознавать, что автор блистательно показала, как гора родила мышь - такой огромный труд привел к такой, мягко скажем, не убедительной статье.

Матроскин
- at 2009-12-08 10:30:43 EDT
Чтобы не быть голословным. Ключевые события древнего Китая:

ca. 7000–5000B.C. Small agricultural villages, such as those excavated at the sites at Cishan and Peilingang on the central plain, have simple pottery traditions sometimes with cord impressions or other decorative markings. Some evidence suggests that wood and other perishable materials are used in these early societies as well.
________________________________________
ca. 7000–5700B.C. Six exquisitely preserved flutes and fragments of many others made from the ulnae (bone of the lower leg) of the red-nosed crane are excavated atJiahu, an extensive site in Henan Province with multiple dwellings and a massive cemetery. These are the earliest complete, playable, multinote instruments that are preserved.
________________________________________
ca. 5000 B.C. During the Late Neolithic period, numerous settled cultures, which increasingly interact with one another and are often highly stratified, flourish throughout China. In the early part of the twentieth century, only two such cultures were known. Currently, more than thirty have been identified. They are distinguished from one another by the types of ceramics or jade carvings they produce, are usually named after specific archaeological sites, and are often subdivided into phases.
________________________________________
ca. 5000–4500B.C. The village of Hemudu in Zhejiang Province in the southeast features wooden houses raised on stilts, an enormous sacrificial structure, wood and bone artifacts, and weaving tools. The earliest example of the use of lacquer (the resin of the Lac tree) is also discovered during the excavation of this site.

http://www.metmuseum.org/toah/ht/?period=02®ion=eac#/Key-Events

Матроскин
- at 2009-12-08 10:11:02 EDT
На мой взгляд, труд написания этой статьи ценнее ее содержания. Во-первых, почему отсчет начинается с империй? Почему, например, не с культуры Яху: http://www.metmuseum.org/toah/hd/jiah/hd_jiah.htm ? Уже тогда - 9000 лет назад - у древних китайцев были зачатки письменности (они пользовались пиктограммами), развитое земледелие, музыкальные инструменты, и пр. Еще ДО нашей эры в Китае уже существовали типографии с кассами наборных шрифтов, типографской краской, и они печатали книги на рисовой бумаге, что даже не снилось кому-либо, включая евреев, etc. etc. etc.
Гайсельман
- at 2009-12-08 02:32:23 EDT
Интересно, что главная мысль Конфуция: «Не делай ближнему, чего не пожелаешь себе», – дословно соответствует известному высказыванию одного из двух руководителей Синедриона, жившего в I в до н. э, Гилеля Вавилонскогo. Гилель жил почти на 5 веков позже, но вполне возможно, еврейский мудрец не заимствовал эту мысль у китайского. Скорее эта идея пришла к ним независимо... .

Просто и Конфуций и Гилель читали Тору!

Книга Ваикра, глава "Кдошим": "Не мсти и не храни злобы на сынов народа твоего, а люби ближнего твоего, как самого себя; Я Господь".

И нам надо её читать, а не полагаться на мнение четырёх китайских гидов.

V-A
- at 2009-12-08 00:02:38 EDT
не очень понятны мотивы помещения этоы статьи в журнал
по еврейской истории. Какое отношение к еврейской истории
имеет скучный пересказ учебника?
Точное время возникновения иньского государства до сих пор не определено. Предположительно это был 1766 г. до н. э. мдя, автор почему-то не указал месяц
есть версия, что само слово «хунну» ивритского происхождения и означает «рыжие бродяги», a хунну – смесь разных народов, в том числе и евреев из потеряных колен
только руками развести = Наверно эта фраза как раз и вставлена чтобы оправдать
публикацию в Заметках.
Хунну, которые жили на территориях, впоследствии известными как Внутренняя Монголия и Бурятия, первыми из всех народов в этом ареале сумели преодолеть пустыню Гоби, то есть, можно сказать, открыли Сибирь
Похоже, представления автора о географии весьма скромные. новый этноним скифов, среди которых, опять-таки были потомки из 10 потерянных колен Израиля, как были они и среди парфян, кочевого племени из Ирана, которое поспособствовало в свое время гибели Вавилона.
Евреи, евреи, кругом одни евреи!
Даже монголы и войско Тамерлана, огненным смерчем пронесшиеся столетия спустя по тем же местам Азии и Европы, не смогли затмить этого впечатления. Может, потому что гунны были первыми?
Ни монголы, ни, тем паче, Тамерлан, всё таки не доходили до
Ватикана.




_Реклама_