©"Заметки по еврейской истории"
декабрь 2009 года


Хаим Фильцер

Бирур

ב''סד

«…и разделил Б-г между светом и тьмой…»

 «Ханука – хороший праздник», – поется в детской песенке. В Хануку и в наши дни случаются удивительные события. Давайте посидим перед ханукальными свечами и внимательно на них посмотрим. Вот оливковое масло взбегает по фитильку. Оно поднимается по фитильку и входит в пламя. Оно исчезает в пламени, его больше нет, но его масляная душа переворачивается и воспаряет сиянием бархатного света.

Послушаем, какую историю расскажут нам свечи сегодня. Ведь кто знает больше историй, чем они сами.

…В одном из городов бывшего Союза в синагоге можно встретить человека с несколько необычной судьбой. Он не очень общителен, а те, кто допущен с ним общаться, знают, характер у него не из легких.

Он – племянник одного из министров Палестинской автономии. За то, что он стал евреем, его несколько раз пытались убить. На всякий случай мы решили не называть город, в котором он живет.

Как стал евреем этот человек, евреев ненавидевший? Ведь он знал с рождения: евреи – драконы огнедышащие, заглатывающие арабских детей не жуя. Что увидел этот человек, от чего душа его развернулась и поплыла по жизненному потоку совсем в другую сторону?

Первое потрясение он испытал лет в 16-17. Ханука. Он шел себе по Старому городу, когда начали зажигать ханукальные свечи. На улицах у дверей и в окнах этажами повыше засветились неуверенные огоньки. Еврейские дети, чистые и нарядные, запели ханукальные гимны. Атмосфера мира и домашнего уюта потрясла его. Это было так не похоже на то, что он знал!

Эти ханукальные огоньки через много лет привели его в синагогу…

1.

Ханука – праздник света. Света физического и света духовного. В основном духовного. Мы зажигаем свечи на улице перед домом, чтобы осветить Вселенную.

Мы не освещаем свой еврейский дом, он и так полон света. Мы освещаем то, что находится за его пределами. Каждую ночь мы добавляем еще одну свечу, чтобы ночь не думала, что мы остановились, и что она все-таки сможет сохранить свою тьму.

Школа Шамая учит: в первый день Хануки зажигаем восемь свечей, во второй – семь, в третий – шесть и т. д., каждый день уменьшаем. Школа Гилеля говорит: в первый день зажигаем одну свечу, во второй – две, в третий – три и т.д., каждый день прибавляем.

Почему две эти школы столь разительно разошлись во мнениях, ведь они же знали, как делали до них?

 

 До них зажигали по одной свече каждый день. Кто хотел, мог добавить. Они разошлись в том, как добавлять: добавлять в последующий день или в предыдущий.

Школа Шамая проводит параллель между ханукальными свечами и жертвенными быками, приносимыми в Храме в праздник Суккот за все народы мира. Их приносили все дни праздника, каждый день уменьшая их количество.

Школа Гиллеля выводит законы Хануки из великого правила «святость только увеличиваем, но никогда не уменьшаем».

Чтобы разобраться в причине их разногласия, оставим на время ханукальную войну.

Оставим безумных ортодоксов, которым не нравится театр, спорт, искусства – оставим их. Оставим солдат просвещенной империи, а также дымом удушенных в пещерах иудейской пустыни, первых газовых камерах, где они отстаивали свое, как они думали, право не работать в субботу. Оставим еврейских матерей, прошедших через право первой брачной ночи, установленное бонзами демократии. Оставим детей, сброшенных с крыш за нежелание приобщиться к мировой культуре. Оставим проломанные со всех четырех сторон стены Иерусалимского Храма, ибо «единственность» входа не соответствует современному взгляду на права человека.

2.

Оставим все это и перенесемся на время совсем в другое место, а именно, в райские кущи, в те времена, когда царил мир, когда возлежали волк с козленком, лев ел солому, и был только один человек, и его жена, и, может быть, их маленькие дети.

«И увидел Б-г, что все, что Он сделал, хорошо очень!».

«И взял Б-г человека и поместил его в Райском саду обрабатывать его и охранять».

Первый человек работал. Работал тяжело. И вот как-то, работая с Деревом Познания, он нарушил правила безопасного обращения с ним. Произошла катастрофа: зло вышло из-под контроля. Смешавшись с добром, оно преобразило мир до неузнаваемости. Добро и зло до сих пор существовали друг от друга изолированно, теперь же весь мир покрыла тьма неясности. Как в объектах физического мира, так и в объектах мира духовного и в душах людей добро и зло перемешались до такой степени, что даже сам человек этого не ощущает. Катастрофические вселенского масштаба последствия этого события тянутся до сих пор.

«И послал его Б-г из Райского Сада обрабатывать землю».

Первый человек был послан на пораженную территорию исправлять последствия своего легкомыслия.

Отныне его задачей стало вернуть мир в его первозданное состояние. Задачей его и его потомков. Следовало сызнова разделить добро и зло.

 

 3.

Разделение смеси на составляющие называется бируром (ברור). Бирур буквально и означает «выбирание», «выборка» («бар» на иврите имеет значение «ясный», «чистый», «без примесей»). Таким образом, бирур есть процесс очищения добра от зла.

Очистить зерно от мусора можно, выбирая зерна и оставляя плевела или удалять плевела, не трогая зерна. По-другому: выбирать «хорошее из плохого» или «плохое из хорошего».

В субботу запрещено выбирать плохое из хорошего. (Например, кости из рыбы. Теперь вы поняли, откуда взялась гефилте фиш?) А хорошее из плохого выбирать можно. Это говорит о том, что есть два вида бирура. Запрещение одного из них в субботу характеризует его как тяжелую работу.

Прямой бирур: выбираем из смеси хорошее, плохое не трогаем. То же и в духовной сфере – находим в человеке хорошее, зло не замечаем.

Непрямой бирур, опосредованный: выбираем из смеси плевелы, зёрна остаются. Добро скрыто слишком глубоко, чтобы мы до него добрались. Поэтому работаем со злом. Работаем так: показываем злу, что оно – зло. Тогда оно теряет свою привлекательность, а ведь зло привлекательно лишь тогда, когда приносит пользу, и тогда добро, до сих пор скрытое даже от самого его обладателя, проявится.

 

 4.

 Мидраш говорит: «красота Яакова подобна красоте Адама». Кроме прямого смысла этот мидраш имеет еще и такой: из Адама произошли все люди, его душа была общей для душ всех людей. А душа Яакова общая для душ всех евреев (как наши тела произошли из его тела, так наши души произошли из его души. Другими словами души всех евреев находятся в его душе.) Есть еще смысл: Яаков сделал то, что должен был сделать Адам, а именно, он исправил последствия его ошибки.

Всевышний соединил его с двумя великими злодеями. Яаков «очистил» их обоих.

Лаван и Эйсав. Оба обманщики, развратники, убийцы (здесь не место заниматься разбором этой темы, исходим из посылки, что это так). Но в каждом есть что-то хорошее. Как добраться до этого хорошего?

Лавана очищают, выбирая хорошее из плохого. Каким образом? Яаков поселился в его доме, женился на его дочках. Теперь они ведут образ жизни, отличный от отцовского, т. е. Яаков забрал их у Лавана. Воспитал внуков по-своему, не по-лавановски, другими словами, забрал их у дедушки (не забудем, что все они жили в его доме). Разбогател на его скоте, хотя работал честно, а Лаван тысячу раз (עשרת מנים) менял оговоренную плату (надо сказать, что и Лавана это обогатило сказочно, но к нашей теме это не относится). И ушел. После этого зло в душе Лавана настолько ослабло, что погнавшись за Яаковом, дабы убить его, он увидел явление Всевышнего, заключил с Яаковом союз и благословил его.

(Когда ребенок ведет себя плохо, мы иногда не ругаем его, а наоборот, говорим ему, что он ребенок хороший, и что такому хорошему ребенку как он, не пристало плохо себя вести. Существуют целые педагогические системы, построенные на этой идее.

В каждой израильской тюрьме есть раввин. Он следит за кухней и тюремной синагогой. Тюремное ведомство высказывает заинтересованность в работе раввинов с заключенными, чтобы побудить их оставить то, что привело их в тюрьму.

Очевидно, что раввинские методы работы с людьми отличаются от используемых тюремным ведомством.)

Эйсав подобен свинье. Все копытные животные, ложась, подгибают передние ноги под себя. Свинья единственная, кто лежит, выставив ноги вперед. Она как бы демонстрирует раздвоенные копыта – признак чистого животного – мол, я тоже из мира чистых. На самом деле свинья таковой не является, поскольку жвачку (тоже обязательный, но внутренний, скрытый от глаз, признак чистоты) не жуёт.

Так же и Эйсав. Все называли его Эйсав (עשו) потому, что он сделанный, готовый «асуй» ((עשוי. Он родился созревшим, даже тело этого новорожденного было покрыто волосяным покровом, как у взрослого. Эйсав демонстрирует всем, что он «готовый», «сделанный», в нем нет ничего, что нуждалось бы в исправлении.

Как же его очистить от зла? Ему показывают, что он плохой, при этом имея в виду, что он должен исправиться. Ему показывают, что он не достоин первородства, благословений Ицхака, земли Израиля, семейной усыпальницы в пещере Махпела.

Он обнаруживает, что от зла он не имеет никакой пользы. Зло заводит в тупик, он теряет даже то, что у него было. Тогда он оставит зло, потерявшее для него ценность, и добро в его душе, скрытое даже от него самого, проявится.

(То же самое мы делаем, когда заключаем в тюрьму преступника или ставим в угол ребенка. Мы демонстрируем им, что они должны оставить зло, отказаться от него, ибо зло это, которое, как они считали, должно было принести им пользу, на самом деле заводит их в патовую ситуацию).

 5.

 Лаван жил вне земли Израиля, и способ очистить его от зла относится к народам, там проживающим. За пределами земли Израиля евреи должны контактировать с народами посредством того хорошего, что в них, народах, есть.

В земле Израиля наоборот, мы должны показывать им, что они к евреям и к земле Израиля не имеют никакого отношения. Через это они потеряют интерес к злу и займутся добром, скрытым в них.

Ицхак видел в Эйсаве скрытое добро. Он хотел исправить его напрямую, и это было его ошибкой. В этом ошибка и израильских «левых». (Это слово взято в кавычки, ибо в контексте израильских реалий его смысл искажен до неузнаваемости).

6.

Вернемся к Хануке, к ханукальным свечам, к разногласию школ Шамая и Гилеля.

Суть их разногласия вот в чем. Противостояние евреев эллинам было духовным, и, достигнув пика, переросло в военный конфликт. Страдания от ассимилированных евреев были не меньшими, чем от самих греков. Война была и с теми, и с другими.

Но кто из них был главным объектом усилий? Можно сказать так: победим греков, ассимилированные евреи потеряют к ним интерес и вернутся в лоно своего народа.

А можно и так: победим ассимилированных евреев, тогда у греков не будет опоры в среде нашего народа и, соответственно, надежды на победу, они от нас и отстанут.

С евреями воюют тем, что ищут в них добро, тогда зло (чужие влияния) отпадет само собой. Неевреев же (эллины суть только пример, в данном контексте они являются выражением всей нееврейской культуры, культуры Эйсава), «выбирают непрямым бируром». Им показывают, что они не являются носителями добра и света, как они, а вслед за ними ассимилированные евреи, думают. Когда они это поймут, они оставят зло, которое ими движет, и добро, до сих пор скрытое, засияет во всей своей красоте. (Если буквы в слове ... «Греция», что означает «грязь», прочитать в обратном порядке, получиться ... «красота». Т. е. в греческой культуре оба эти понятия заложены, и от нас зависит, как это слово прочитать.)

Школа Шамая считает, что ханукальная война направлена против чужих. Поэтому она проводит параллель с жертвенными быками Суккота, число которых каждый последующий день уменьшалось, сводя на нет зло в душах народов мира.

Школа Гилеля считает, что война в основном против ассимилированных евреев. В них мы должны искать хорошее и тянуть их в лоно еврейского народа. Для этого мы воспользуемся великим правилом «святость только увеличиваем, но никогда не уменьшаем». Закон установлен по мнению школы Гилеля.

Закон установлен по мнению школы Гилеля.

 

 7.

«Ханукальная война не закончилась», – говорит Талмуд.

Война эта – духовная, и она продолжается. Физическая война – лишь эпизод в этой большой духовной войне. Маккавеи, пожертвовав собой, дали нам возможность воевать не мечами, а зажигая ханукальные свечи. За души евреев мы воюем и сейчас.

Закон гласит: «Время зажигания ханукальных свечей от захода солнца и до тех пор, пока не исчезнут последние прохожие на улице». Эти «последние прохожие» называются талмудическим словом «тармудаи» (תרמודאי). Переставив буквы, мы получим слово «бунтовщики». Мы зажигает ханукальные свечи, пока не сойдёт на нет всё, что бунтует против Творца.

Мы начали с рассказа о человеке, который кардинально изменил свою жизнь.

Увидев мир, покой и настоящую красоту, он чётко ощутил, что в том виде в каком он сейчас, он к ЭТОМУ отношения не имеет. Этот мир НЕ ДЛЯ НЕГО. Именно это подвигло его изменить себя. Этот процесс, конечно, занял много лет, но, в конце концов, добро вышло наружу.

«Ханука – хороший праздник», – поется в детской песенке. Мы будем зажигать ханукальные свечи, пока тьма не пропадет совершенно.

 

 

Ханука 5770 г. (2009)


К началу страницы К оглавлению номера




Комментарии:
Елена Цвелик
Stony Brook, NY , USA - at 2013-11-18 12:06:39 EDT
Замечательная статья! Спасибо.
Е.Майбурд - Х.Фильцеру
- at 2009-12-27 20:37:29 EDT
Удивительно хорошо. Читал с тем же ощущением, с каким гляжу на огни Хануки. Спасибо.

Отдельное спасибо Б.Альтшулеру (извинение принимается, если это имеет значение)

Хаим
Ерусалим, Израиль - at 2009-12-26 14:26:35 EDT
Адаму. Я сначала написал "е", но потом переделал на "и", чтобы подчеркнуть аналогию, чтобы русскоязычному читателю было понятнее, ибо в европейских языках гласные имеют большее значение, чем в иврите. У всего этого отрывка чисто вспомогательное значение.Если бы я написал "е", мне бы говорили, что совпадение не полное. Моя статья не по грамматике иврита. В ней берур или бирур никакого значения не имеет.
Вообще, все эти строгие правила были сформулированы не так давно, в современное время, в старом иврите все намного свободнее, и нет такой закостенелости.
По сути дела цейре это просто удлиненный хирик, даже чисто графически.
С уважением,
Хами Фильцер

ADAM
- at 2009-12-25 21:44:55 EDT
Разделение смеси на составляющие называется бируром (ברור). Бирур буквально и означает «выбирание», «выборка» («бар» на иврите имеет значение «ясный», «чистый», «без примесей»). Таким образом, бирур есть процесс очищения добра от зла.

Статья хорошая. Hо! По-древнееврейски (на иврите) все же "берур". Дело в том, что в соответствии с еврейской грамматикой, гортанные и рейш не удваиваются. У слов, второй корневой которых "рейш" или "алеф", в удвоенной позиции изменяется предшествующий гласный, в частности, хирек меняется на цере. Потому "берур", "керув", "перук", "теур" и т.д.

Борис Э. Альтшулер
Берлин, - at 2009-12-25 18:28:27 EDT
Хорошая статья, очень подходящая к работам господ Вайсберга и Марбурда.
Фаина Петрова
- at 2009-12-25 13:15:38 EDT
Получила огромное удовольствие от духовной красоты и чистоты текста. Спасибо автору и редактору.
Инна
- at 2009-12-25 12:00:49 EDT
Интересно и поучительно. Спасибо.


_Реклама_