©"Заметки по еврейской истории"
октябрь 2009 года
Портал queenspalace.ru о работе для девушек - агентство Queens Palace.

Александр Компанеец

Цепная реакция

Маленькая пьеса

Публикация и комментарий Кати Компанеец

1926 год

I

Дама полулежит на диване, держит трубку плечом и руками поправляет папильотки.

Дама – Ах, вы знаете, Антигона Казимировна так занята! Последнее время она шьет только мне. Да, да, на кокетке... Нет, рюшей теперь не делают... Как, опять делают?! Кто вам сказал?

Звонит в колокольчик. Входит Дуня. Держит руки перед передником.

– Дунечка! Отбивные скоро будут готовы? Нет, нет ничего. Это я свою Дунечку спрашиваю, скоро ли будут готовы отбивные для Радикала? Вы знаете, он так страдает, так страдает от жары, бедный песик! Вчера он не кушал из-за этого котлетки де-воляй! А вы не хотите послать мне Азеллу Васильевну! Она бы его пощипала. Что? Вы говорите, она щиплет только у академиков и член-корреспондентов? Но ведь у Радикальчика мама из Монтрё и папа из Лондона! И на этих выборах уже обязательно Ивана Ивановича выберут. Его еще на тех выборах выбрали бы, но ведь всюду интриги. Ужасное время... Что? У вас племянница на-выданьи? А у Зиночки есть кто-нибудь на примете? Виктор Николаевич? Ну ничего, он сам из купцов. Крепкая семья, знаете. Так что, можно ждать Азеллу Васильевну? Вы ей скажите, что при князе Ольденбургском Иван Иванович давно бы был академиком. Это все теперешние бесштанники. Хорошо, милочка, я позвоню. А кому позвонить? Николаю Николаевичу? Хорошо.

II

Звонит в колокольчик. Входит Дуня.

– Дунечка, Радикальчик уже 5 минут назад должен был пить свое какао.

Снимает трубку, звонит:

– Николай Николаевич! Дорогой Николай Николаевич! Это я. Как Наташенька? Николай Николаевич! Есть одна девушка, которая влюблена в науку. Ну, Николай Николаевич, вы знаете, что у них теперь равноправие женщин! Как в наше время говорили эмансипация. Так, Николай Николаевич, Я на вас рассчитываю. Вы же не какой-нибудь... нынешний. Да, да, Зина. Зина Вальта.

Харитон у телефона.

Харитон – Николай Николаевич! Не нужна она мне! Но, Николай Николаевич! И темы нет. Окисление паров фосфора, вы говорите, А какое я к нему имею отношение? Что я химик, что ли? Николай Николаевич! Ну, пожалуйста! Как, сейчас придет?

Входит Зина.

Харитон – Ах, Николай Николаевич, она уже здесь.

Зина(книксен) Юлий Борисович! Вам говорил про меня Николай Николаевич?

Харитон – Говорил, говорил. Ну, что же, Зиночка, начнем собирать установку.

Собирают, Харитон выходит.

Зина – Юлий Борисович! Я боюсь! Оно светится!

Крики за сценой.

Харитон – Не может быть.

Зина – Я боюсь!

Входит Харитон и наклоняется над установкой. У него светятся уши.

Харитон – Да, действительно.

Звонит по телефону.

Харитон – Николай Николаевич! Мы что-то не можем разобраться! В чем дело – светится. А все-таки оно светится. Ах, это разветвленная цепная реакция. Как Зиночка, спрашиваете? Ничего, ничего, старается. Почему уволить? Виктор Николаевич женился? На ком? Ну я побегу поздравить их. Зиночка, вы сделали большое открытие, можете больше не приходить.

Зиночка плачет.

Харитон – Ну, Зиночка, от меня это не зависит. Ведь он женился. А вы будете метеорологом, это тоже интересно.

III

Большой начальник сидит у телефона. Кожаная куртка, косоворотка. Снимает трубку.

Начальник – Что? Какой Иоффе? Академик Иоффе? Первый раз слышу. А. Иоффе, Иоффе... да. Что не надо открывать? Ну да, не надо, уже наоткрывались! Деваться от вас некуда. ИХФ? Вы же сами просили, чтобы открыть его. Такой чернявый от вас бумагу привозил! Ну да, подписал. Будет вам институт Химический физики. Конечно! Как! А вы ему телеграфировали, что не надо больше? Ну, ему, видать, пальцы в рот не клади! Уже на утверждение пошло. А вы с ним больше не связывайтесь! Отменить уже поздно. А он у вас видать шустрый, далеко пойдет со своим институтом Химической физики. Ну, бывайте здоровы, как вас там, Абрам Федорович? Бывайте здоровы Абрам Федорович!

Вешает трубку.

1946 год

IV

 

Транспарант. Закрытая дверь. Надпись ООМ. Надписи: «Уважайте труд уборщиц!», «Соблюдайте чистоту!»

Подходит человек, срывает плакат.

Голос за сценой – Ставь его на попá, ставь его на попá!

Дверь открывается. Выносят силуэт унитаза с бачком. Вносят оборудование отдела кинетики.

Один спрашивает – В женскую тоже тащим?

Другой – Нет, это для горельщиков. Они тоже люди, где-то работать должны.

Дверь закрывается. Подбегает сотрудник с листочком бумаги (вбегает в уборную), выскакивает как ошпаренный. Вслед за ним женщина, чем-то его ударяет.

1952 год

V

Начальник в пиджаке и галстуке. Пять рядов колодок. Входит Акулов.

Начальник – Вы тот самый товарищ?

Акулов – Я действительный член АН БССР Акулов Николай Сергеевич. Если вы думаете, что я материально заинтересован в избрании в Союзную Академию, то вас неправильно информировали. Хотя белорусский академик получает меньше союзного член-корреспондента, но получать по двум академиям нельзя. А я член президиума в Минске и получаю больше членкора в Москве.

Начальник – Товарищ профессор! Об этом мы еще поговорим. Не подскажете ли вы нам что-нибудь важное о Семенове? Этот товарищ привлекает к себе пристальное внимание.

Акулов – Я вообще не понимаю, почему он союзный академик, а я еще до сих пор белорусский? Ведь я открыл цепные реакции, а не он, это все знают. А у него в книге не сказано, что цепные реакции открыл русский ученый Шилов. А вы знаете, что его книга переведена на английский язык? Разве это достойно советского ученого? Сплошное низкопоклонство и раболепие.

Начальник – Можете ли вы изложить всё это в письменном виде?

Акулов – Я уже 132 раза писал о нем во все места, куда только можно, а он до сих пор директор этого института. Не пора ли сделать оргвыводы.

Начальник – Товарищ профессор и белорусский академик, мы об этом подумываем. Есть такое мнение.

Акулов – Но я не могу подвергаться организованной травле с его стороны.

Начальник – Хорошо. Распишитесь.

Акулов расписывается. Начальник достает из стола обрез и даёт Акулову.

Начальник – Ничего не бойтесь. Мы о вас думаем. Обращаться умеете?

Акулов – Не впервой.

Начальник – Минуточку.

Снимает трубку.

Начальник – Это я. Послушай, есть такое мнение, что Семенову больше не нужна личная охрана. Вот так, не нужна.

Кладет трубку.

Акулов – Дайте мне личную охрану.

Начальник – О вас подумают.

VI

Вывеска ИХФ. Встреча двух сотрудников.

1-й сотрудник – Вы слышали?

2-й сотрудник – Что такое? Химфизику закрывают!? Уже охрану сняли!?

1-й сотрудник – Да нет! Наши футболисты проиграли югославам.

2-й – Фу! Вы меня напугали. Нет ли у вас валидольчика?

1956 год

VII

Акулов и начальник.

Начальник – Как же так, товарищ профессор и несостоявшийся союзный академик?!

Акулов – А что?

Начальник – Премию-то шведы не вам дали, а опять-таки Семенову.

Акулов – Я ничего не знаю, я голос Америки не слушаю.

Начальник – Слушаешь ты или не слушаешь, а премию-то дали ему. А расписочка-то твоя у меня еще есть. Вот она-матушка.

Достает расписку.

Акулов – Я не я и расписка не моя.

Начальник достает у него обрез из-за пазухи.

Начальник – Вот так. Не сумел воспользоваться, пеняй на себя.

Звонит телефон.

Начальник – Только лично вручают, говоришь? Пустяки, мы пошлем представителя. Где они настоящего видели. Так мы ему документ выдадим, с печатью. Вот так. С женой, говоришь, ехать положено? Организуем. Поженим. Нет таких крепостей, знаешь. Ну да, Дуню. Как живая будет. Ну, бывай. А ты еще здесь? Давай отсюда!

VIII

Стокгольм

Король сидит на троне с королевой. Входят представители. Представитель протягивает королю удостоверение. Король достает номер «Огонька» и смотрит на фотографию. Делает жест «не тот». Подходит Дуня, предъявляет свой документ. Король замахивается скипетром. Король с королевой встают. Занавес. Представители лузгают семечки и поют куплеты.

1958 год

IX

Та же дверь ООМ. Плакат «За большую химию!» Опять несут унитаз.

Голоса: «Погодите, мы еще наши вещи не вынесли».

Выносят вещи и бутылку молока. Унитаз вносят.

Подбегает человек – Куда несете?

– В четвертый корпус.

– Так там полимеры!

– Ну так в восьмой!

– Там рак.

– Тащи пока назад, а то и этот займут.

Опять вешают плакат «За большую химию!» Засучив рукава, идут работать.

1966

X

По сцене едет машина Семенова, На перекрестке стоит Большой начальник. Он милиционер. Поднимает жезл. В машине букет цветов. Семенов проезжает. Начальник свистит. Машина останавливается. Семенов протягивает права с нобелевским дипломом. Милиционер его отпускает.

Голос – Какая у нас добрая милиция.

Жилой дом Химфизики сегодня. Мы в этом доме жили. Полукруглый балкон был в квартире Зельдовичей

Небольшой комментарий.

Эта коротенькая пьеса или фарс не имеет в оригинале названия. Посвящена она событиям в Институте Химической Физики и имеет дело с действительными событиями, хотя трактует их шутливо. Мой отец написал несколько пьес, одну в сотрудничестве с В.И. Гольданским. он поставил их на институтской сцене силами сотрудников ИХФ, и всегда имел большой успех. Была ли эта пьеса поставлена, не знаю. Написана она, по-моему, в 1958 году. Хотя последняя сцена озаглавлена 1966 годом. Так как пьеса начинается 1926 годом, то есть прошлым, то она построена по принципу: прошлое, настоящее, будущее. Причем прошлое «мифологическое», где молоденькая девушка в первые же минуты работы, открывает химическую цепную реакцию, а будущее идиллическое, где «добрая» милиция.

Открытие Зины Вальта, хотя и описанное шутливо, произошло в действительности. Мой отец рассказывал мне об этом и о том, что девушку, сделавшую открытие, вскоре уволили.

I

Дама, описанная вначале, по-видимому, сборный персонаж. Но собачка фокстерьер по прозвищу Радикал была у семьи Левичей, как раз году в 1958, Мы ездили вместе за город, и они брали с собой Радикала. Азелла Васильевна реальная личность, была такая особа со смешным именем, которая щипала или стригла собак, только у академиков. Левич в то время академиком не был, но так как они всегда хотели иметь все престижное, то каким-то образом эту Азеллу Васильевну получили.

Рюшей теперь не делают – вероятно вольная цитата из «Двенадцати стульев», разговор людоедки Элочки и Фимы Собак.

«Всюду интриги», цитата из анекдота о служительнице из публичной уборной, которая жалуется на интриги в своей системе.

Бесштанники – калька французского слова санкюлоты, то есть простой народ.

Князья Ольденбургские – благотворители и попечители науки в царской России.

Упомянутый Виктор Николаевич – Кондратьев, замдиректора Института. На ком он был женат, не знаю, но дочь его Марина Кондратьева, была знаменитой балериной.

II

Наташенька – Наталия Николаевна, жена Н.Н. Семенова.

Юлий Борисович Харитон, руководитель атомного проекта. Действительно у него были торчащие уши, которые в пьесе начинают светиться в момент реакции. Мой отец считал его трусливым человеком и недолюбливал, но как можно на сцене сделать, чтобы уши светились, не знаю...

Николай Николаевич Семенов – создатель и директор Института, лауреат Нобелевской премии. Он был учеником Абрама Федоровича Иоффе в Ленинграде. После эвакуации Институт переехал в Москву.

III

Грубоватый начальник – образ реалистический, но наверное, собирательный.

IV

Переезд отдела кинетики в институтскую уборную реальное событие. Отделом заведовал Владислав Владиславович Воеводский. На кинетику в то время были гонения, она была объявлена «вредной» наукой.

V

Николай Сергеевич Акулов – реальная личность, враг Семенова и не только его. Известный интриган. Он своими руками пытался развалить Физфак МГУ.

Русский ученый Шилов – вероятно, имеется в виду Н.А. Шилов, занимавшийся внедрением противогазов во время Первой мировой войны.

Личная охрана у Семенова действительно была. Она сидела в сенях квартиры и дулась в карты.

VII

Нет таких крепостей – Из доклада Сталина 1928 года: «Нет в мире таких крепостей, которые большевики не могли бы взять», Далее речь идет об овладении химическими формулами.

VIII

Посылка в Стокгольм «проверенных» представителей вместо Семенова типичная советская реалия.

Дуня в Стокгольме – сравни выражение «пустили Дуньку в Европу».

IX

«За большую химию! – лозунг времен Никиты Хрущёва, типа «Догоним и перегоним Америку по мясу и молоку (и яйцам?!)». Лозунг «химизация» 1957 года.

Бутылка молока – на производстве и в институтах выдавали сотрудникам молоко «за вредность». Как молоко должно было помочь от облучения, не знаю... Лучше бы выдавали Столичную, она «хороша от стронция».

X

Было принято держать свои водительские права в различных престижных удостоверениях. Я.Б. Зельдович держал свои в геройской книжке (в удостоверении героя труда).


К началу страницы К оглавлению номера




Комментарии:
Катя Компанеец
Лос-Анджелес, Калифорния, США - at 2011-04-20 12:00:05 EDT
Уважаемая Елена!
Очень рада была получить от Вас сообщение. Судьба Зинаиды Вальты меня волнует. Пожалуйста, свяжитесь со мной через имейл katyakompa@yahoo.com
Ваша,
Катя Компанеец

Елена Вальта
Санкт-Петербург, Россия - at 2011-04-18 19:28:15 EDT
Была статья в журнале, по-моему, "Наука и жизнь" о проведении опыта. После этого Зина Вальта пропала. После ее пропажи было опровержение этой статьи как о неудавшемся опыте.
Катя Компанеец
Лос Анджелес, Калифорния, США - at 2011-02-15 01:12:09 EDT
Интересно, кто был этот химик?
Данные о Зинаиде Вальта я собрала, через ее семью. она действительно пропала. Но не в такие годы, когда все исчезали, а загадочно в 60-ом году. Я это обсуждала с разными людьми, так что не от меня ли идет.
В скором времени об этом напишу.

Илья
Москва, РФ - at 2011-01-08 10:40:57 EDT
Я спросил в 1994 г. у одного химика (я подошел к нему, когда отмечали 90-летие Ю.Б.Харитона в Колонном зале бывшего Дома Союзов), какова судьба Зины Вальты (у самого Н.Н. я спросить в свое не догадался). И он мне ответил, что она пропала! "Знаете, времена были такие, ушла из дома и не вернулась". Не знаю, насколько это достоверно.
Катя Компанеец
Лос-Анджелес, СА, Соединенные Штаты - at 2009-12-03 14:47:40 EDT
Уважаемая Марина Вальта!
Не можете ли Вы со мной связаться через katyakompa@yahoo.com. Я хочу больше узнать о Вашей бабушке.
Катя

valta marina
saint petersburg, russia - at 2009-11-07 14:46:03 EDT
zina valta moia babuschka spasibo
Павел Иоффе
Хайфа, .Израиль - at 2009-10-26 13:44:26 EDT
Спасибо!
И я там был - молоко (чужое) пил.
И писал. И защитил.
Помогло мне это мало:
По уШам (чужим) текло -
Куда слеует попало...

Юлий Герцман
- at 2009-10-18 14:43:24 EDT
Прелестно написано.
Маленькая поправка к примечаниям: академик С.В.Ольденбург, хотя и был дворянином, не был князем и к герцогской фамилии Ольденбургов отношения не имел. Он был ученым-востоковедом и Непременным секретарем Академии почти с начала века и до конца 20-х.

Б.Тененбаум
- at 2009-10-18 07:22:24 EDT
Замечательно написанный капустник. Cмешно не только для своих, "посвященных", но и публикe со стороны. Редкое качество, мало кому удается :)
Игрек
- at 2009-10-18 00:24:38 EDT
Прелесть, включая комментарии.


_Реклама_
Портал queenspalace.ru о работе для девушек - агентство Queens Palace.