©"Заметки по еврейской истории"
сентябрь 2009 года

Борис Гулько

Фаустова трагедия


Тщетные поиски истины

Фауст Мефистофелю

...каждый день являйся с донесеньем,

Насколько ров подвинут исполненьем.

Мефистофель

(вполголоса)

А мне доносят, что не ров,

А гроб скорей тебе готов.

Фауст

...Вот высший и последний подвиг мой!

Я целый край создам обширный, новый,

И пусть мильоны здесь людей живут,

Всю жизнь, в виду опасности суровой,

Надеясь лишь на свой свободный труд.

Среди холмов, на плодоносном поле

Стадам и людям будет здесь приволье;

Рай зацветёт среди моих полян,

...

Я предан этой мысли! Жизни годы

Прошли не даром; ясен предо мной

Конечный вывод мудрости земной:

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день за них идёт на бой!

Всю жизнь в борьбе суровой, непрерывной

Дитя, и муж, и старец пусть ведёт,

Чтоб я увидел в блеске силы дивной

Свободный край, свободный мой народ!

....

Фауст падает. Лемуры подхватывают его и кладут на землю.

Фауст. Гёте. Финальное действие. Перевод Холодковского.

Самая знаменитая в мировой литературе трагедия интеллектуала – Фауст заключает договор с дьяволом ради того, чтобы познать истину. Но все его попытки приблизиться к истине дают негативный результат. Особенно катастрофичен последний замысел героя Гёте – намерение осчастливить народ. Фауст, в плену иллюзий, создаёт, с помощью дьявола, не «рай среди полян», а собственную могилу.

Так может ли интеллект познать вечные истины, или трагедия Фауста – неизбежная судьба интеллектуала, обречённого на неудачи в поиске ответов на главные вопросы жизни? Как будет видно из данного эссе, этот вопрос актуален со времён Адама.

Итак, в чём проблема интеллектуального познания истины?

1) Проблема критерия истины в интеллектуальных построениях.

Пара понятий «интеллект» и «истина» кажется прочно слитой воедино, и выглядит естественным определять одно через другое. Общепринято понимать интеллект как мыслительную способность человека, что и предлагает словарь. Способность эта может быть у разных людей выше или ниже, и может измеряться, скажем, тестами для определения коэффициента умственного развития. Предполагается, что чем сильнее у человека интеллект, тем легче он находит дорогу к истине. При этом американский психолог Чарльз Спирман показал, что если человек хорошо решает одни типы задач, то он успешен и в решении других, то есть, что все интеллектуальные способности человека связаны. Спирман ввёл «фактор g» общего интеллекта, показывающий эффективность выполнения этим интеллектом разных познавательных задач.

Классическая концепция истины использует формулу Аристотеля, по которой истина есть соответствие вещи и интеллекта, то есть понятия истины и интеллекта связаны. Близко к такому пониманию и утверждение Иммануила Канта, что «истина – это объективное свойство познания…»

Энгельс предлагает иное определение – «Практика есть критерий истины» – если доктрина не работает, то она ложна. Эти два определения истины – Аристотеля и Энгельса – должны относиться, очевидно, к двум разным видам проблем.

Первое понимание прекрасно работает в пространстве теории истины как опытной подтверждаемости, предложенной Джоном Локком. В этом пространстве интеллект Исаака Ньютона открыл нам законы механики, а интеллект Альберта Эйнштейна определил зависимость массы тела от его скорости, в общем, воздвигнуто всё величественное здание современной науки. Но, насколько бы величественным оно ни было, самые важные и сложные вопросы остаются вне его пределов, пределов опытной подтверждаемости. Это вопросы, влияющие на судьбы народов и всего человечества. Такие, как оптимальная организация общества, выбор адекватной политической системы, конкретные решения национальных задач. Далее, выбор национальной идеологии, критерии справедливой юридической системы, практической политики, в конце концов вопросы отношения (или не отношения) с Высшей Силой, короче, все проблемы, определяющие бытие обществ и отдельных людей. Опытной подтверждаемости, по Локку, решения таких проблем не подвластны – ситуации не повторяемые. Оценить принятые решения, по крайней степени, постериорно, можно, используя формулу Энгельса.

Оглядывая, по прошествии времени, интеллектуальные изыски известных людей в перечисленных областях, с удивлением обнаруживаем, что связь интеллекта с истиной в них призрачна, а «фактор g» Спирмана – вовсе не фактор. Идеи признанных интеллектуалов, зачастую, оказываются гибельно ошибочными.

Поэтому столь важно обозначить принципы, помогающие оценить истинность интеллектуальных построений ещё до их реализации, когда они станут подвластными формуле Энгельса.

2) Провал рациональных социальных идей крупнейших интеллектуалов последних веков.

На нашей памяти, в недавно завершившемся ХХ веке, интеллектуалы Европы развивали и проповедовали различные рациональные идеологические схемы устройства общества – коммунизм, национал-социализм, по причине их нереализованности менее деструктивные – анархизм, пацифизм. В Америке, в середине века, значительная часть интеллектуалов была очарована сталинизмом. И сейчас многие ведущие интеллектуалы цивилизованного мира разделяют социальные и политические взгляды, чреватые гибельными последствиями для их обществ. Так, в 1993 году большая часть образованного израильского общества поддержала Ословский «мирный» договор с арабскими террористами, приведший к гибели тысяч израильтян и поставивший их страну в уязвимое положение.

Анализ развития взглядов ведущих интеллектуалов последних двух с половиной веков и результаты социальных экспериментов, поставленных в соответствии с интеллектуальными изысками этих важных персонажей истории, сделал известный английский исследователь Paul Johnson в своей книге 1988 года Intellectuals.

Рациональные теории, по Джонсону, стали влиять на реальную жизнь общества и его организацию со времён эпохи Просвещения. Джонсон попытался оценить результаты реализации идей наиболее влиятельных интеллектуалов, начиная с Жан Жака Руссо и Карла Маркса, и до Жан-Поль Сартра и Ноама Чомского.

Выводы Пола Джонсона мрачны. Обозрев идею Руссо о государстве, воплощающем Генеральную Волю, Джонсон замечает, что «государство Руссо не только авторитарное – оно тоталитарное, поскольку командует всеми аспектами человеческой активности, включая мысль. По социальному контракту индивидуум обязан отказаться ото всех своих прав в пользу общества». «Во многих отношениях, – продолжает Джонсон, – государство Руссо предвосхищало режим, который Пол Пот в действительности пытался создать в Камбодже».

Теория Карла Маркса, увы, была опробована в жизни. «Государство Маркса» было создано, и не одно. На разных континентах реализация идей Карла Маркса оставила десятки миллионов трупов и, используя формулу истинности марксова друга Энгельса, заключение о ложности теории.

В первой половине ХХ века была проверена ещё одна модель общества – фашизм. Джонсон замечает: «Муссолини имел удивительное количество последователей-интеллектуалов, далеко не все из них итальянцы. При своём восхождении к власти, Гитлер был всё время наиболее успешен в студенческих кампусах... Он всегда хорошо принимался учителями и университетскими профессорами. Многие интеллектуалы были вовлечены в высшие эшелоны нацистской партии...»

Переходя к политической жизни середины ХХ века, Джонсон отмечает: «Сталин также имел легион обожателей интеллектуалов того времени, также как и такие послевоенные политические лидеры, исповедовавшие насилие, как Кастро, Насер и Мао Цзэдун».

Корни сегодняшних политических и духовных процессов Джонсон находит в идеях и изменениях 60-х годов ХХ века. «Эти изменения, повлиявшие почти на все аспекты социальной, культурной и сексуальной жизни, сделали 1960 годы одними из наиболее критических в современной истории, вроде 1790-х», – отмечает Джонсон. Одним из духовных лидеров шестидесятых был французский философ-экзистенциалист Жан-Поль Сартр. Непосредственным следствием его влияния Джонсон видит события 1970 годов в Камбодже, – «приведшие к смерти от одной пятой до трети населения страны и организованные группой интеллектуалов франкофонов, известных как Ангка Лью (Высшая организация)... Они абсорбировали идеи Сартра о философском активизме и «необходимом насилии». Эти массовые убийцы были его идеологическими детьми».

Главное идейное наследие шестидесятых годов в западном мире – сегодняшний либерализм, предмет моего эссе Кризис гуманизма. Конец прекрасной эпохи.

Пол Джонсон заключает своё исследование: – «Прошло около двухсот лет с тех пор, как нерелигиозные интеллектуалы начали сменять старых наставников в роли поводырей и менторов человечества». «Социальная инженерия явилась созданием идеалистичных интеллектуалов, которые верят, что могут переделать вселенную исключительно светом своего разума. Это процесс рождения тоталитарной традиции».

Вывод Джонсона парадоксален: – «Интеллектуалы столь же неразумны, нелогичны и суеверны, как любые другие люди». «Интеллектуалы не мудрее как менторы... чем ведьмины доктора или проповедники прошлых времён... Дюжина людей, случайно выхваченная на улице, по меньшей мере с той же вероятностью предложит разумные взгляды на мораль и политические вопросы, как и типичная группа интеллигентов. Но я бы пошёл дальше. Один из главных уроков нашего трагического столетия... – опасайтесь интеллектуалов... Не доверяйте их вердикту о политических лидерах и важных событиях... Взятые как группа, они часто ультра-конформисты в кругу, сформированном теми, чьё одобрение они ищут и ценят... Худший из всех деспотизмов – бессердечная тирания идей».

3)Ограниченность рационального познания истины.

Смею предположить, что причина ложности идеологических построений ведущих интеллектуалов-рационалистов последних веков заключена не только в загадочной «тирании идей». Предполагаю, она заключена уже в том, что эти интеллектуалы генерировали глобальные идеи. Глобальные идеи обречены на неудачу уже при рождении. Другими словами – все рациональные попытки объяснить мир априорно недостаточны.

Адекватная теория, объясняющая нечто, должна охватывать все элементы, формирующие это нечто. Такая теория может быть создана для локальных явлений, сформированных конечным количеством элементов. Но для бесконечно сложной системы, такой, как человеческое общество, какие-то неучтённые элементы неизбежно опровергнут со временем любую рациональную теорию, призванную объяснить и сорганизовать общество.

Простым примером убожества рациональных идей, имевших в своё время значительный резонанс, могут служить взгляды выдающегося борца за мир, лауреата Нобелевской премии за 1950 год и Ленинской премии мира, английского философа и математика, ставшего, по словам Пола Джонсона, «как Альберт Эйнштейн в 1920-е и в 1930-е, для масс людей повсюду в мире, квинтэссенцией, архетипом абстрактного философа», Бертрана Рассела. «Ни один человек никогда не имел бóльшей уверенности во власти интеллекта», писал о Расселе Джонсон.

И что же предлагал этот «великий интеллект»? Во второй половине 1940-х и даже в начале 1950-х, Бертран Рассел доказывал необходимость американцам воспользоваться владением атомной бомбой и начать войну с Советским Союзом. Победа в этой войне позволила бы реализовать другую идею Рассела – «мировое правительство». Напротив, двадцать лет позже Рассел ратовал за полное (и непроверяемое) ядерное разоружение. И где-то по дороге философ утверждал, что можно бы согласиться на исчезновение Израиля, если это принесёт мир.

Каждое из этих предложений, в рамках философского построения Бертрана Рассела, было безукоризненно логично, но стоит расширить пространство рассмотрения, и каждое из них превратится в абсурд.

Иной случай венского интеллектуала. Зигмунд Фрейд создал выдающуюся рациональную теорию, объясняющую возникновение патологий в психике человека. Но позже он попытался расширить её на поведение здоровых людей, функционирование общества, и даже на возникновение иудаизма. Тщетность его «всеобщего учения» вписывается в логическую формулу Гегеля: использование идеи вне зоны её применения ведёт к результатам, противоположным результатам использования этой идеи в зоне её применения.

Наиболее успешной попыткой создать глобальную теорию, объясняющую «всё», и поэтому, наверное, самой разрушительной, оказалось помянутое уже создание Карла Маркса.

Теория Маркса охватывает многие области интеллектуального познания – философию, экономику, историю, социологию, теорию устройства государства, этику. Возможно, что провал на практике Марксовой теории вызван отсутствием в этой глобальнейшей из идеологических систем психологии и непониманием автором человеческой психики. Для содружества муравьёв или пчёл марксизм, возможно, прекрасно бы работал. Впрочем, в муравейнике или в улье марксов принцип коммунизма (вернее присвоенная Марксом формула Луиса Бланка) «от каждого по способностям, каждому по потребностям» и так уже осуществляется.

Таким образом, для адекватного понимания мира возникает интеллектуальная потребность в позиции Творца, владеющего всеми элементами сотворённого Им мира.

К такому выводу приходят агностично настроенные умы, как то скептичный Иммануил Кант, провозгласивший «Бога и свободу невозможно доказать, но надо жить так, как если бы они были», и «вольнодумец» Франсуа-Мари Вольтер с его: «если бы Бога не было, его нужно было бы придумать».

4)Проблема познания истины в иудаизме.

Происхождение проблемы недостаточности человеческого интеллекта в познании истины обсуждается в иудаизме. Вот что пишет об этом Гарав Шломо Рискин в одном из своих комментариев к недельным главам Торы:

The first couple sinned by plucking the fruit of Knowledge of Good and Evil from off the tree and eating it, severing good and evil from their Divine source, thereby reducing morality into a subjective experience, relative to the ‘flavor of the day.’ From that moment in the garden, good and evil were no longer rooted in a Divine objective morality created by G-d; good and evil became whatever the human being believed is good for him/her, and or evil for him/her. That is why our mystical literature refers to Adam's sin as his having "severed the plantings" (kitzetz banetiyot)...

(Грех первой пары людей, сорвавших плод с дерева познания Добра и Зла и съевших его, отделил добро и зло от их Божественного источника, и таким образом опустил мораль до субъективного опыта, зависящего от принятого в обществе в данное время. Со времени того события в (Эдемском) саду, понятия добра и зла уже не коренились в Божественной объективной морали, созданной Всевышним; добро и зло стали с тех пор тем, что человек считает хорошо для него или для неё или плохо для него или для неё. Поэтому наша мистическая литература говорит о грехе Адама, что он совершил «обрывание побегов» (kitzetz banetiyot)...)

Более подробно об этой идее можно прочесть в Путеводителе заблудших Маймонида.

Итак, к истине можно приблизиться, лишь следуя за мудростью Всевышнего. Но, после грехопадения Адама человек был лишён, как разъяснил ещё Маймонид, доступа к Древу Жизни – пониманию этой мудрости. Конечно, здесь видится непреодолимое препятствие. Однако, 24 с лишним века после изгнания из рая, с человечеством произошло ещё одно эпохальное событие. Нам было даровано учение Бога – ТаНаХ. С тех пор строить общество, его мораль, идеологию, общественные институты, юриспруденцию, можно не только на основе исключительно здравого смысла, но и на основе данного нам Божественного Откровения. Заповеди Всевышнего можно представить, как систему координат или систему аксиом для создания разумной идеологической или политической доктрины.

Вернёмся к понятиям добра и зла. После грехопадения Адама эти понятия стали релятивными, относящимися «к сфере общепринятого», как разъяснил Маймонид. Но до грехопадения категории добра и зла должны были соответствовать категориям истины и лжи. Можно предположить, что после получения Священного Писания, человек стал способен, на основе интеллектуального понимания Божественной мудрости, различать реальные добро и зло, то есть ему стал доступным путь к познанию истины.

5) Структура интеллекта.

Для дальнейшего анализа соотношения понятий интеллект – поиск истины остановимся на такой теме, как структура интеллекта. Сложность объекта допускает разные подходы, зависящие от исходных положений рассмотрения.

Каббала и учения выдающихся мудрецов иудаизма создали глубокие мистические теории интеллекта. Конечно, немало теорий интеллекта создано и в психологии. Эти теории более ограничены, поскольку рассматривают интеллект в основном как рациональное мышление в процессе решения конкретных задач. Выводы в экспериментальных работах разных школ психологии могут быть в противоречии друг с другом и во многом зависят от методологий. Например, в гештальтпсихологии доказано, что память – усвоенные знания – способствуют творческому мышлению, а в работах вюрцбургской школы доказано, что препятствуют. Это ещё раз доказывает многоплановость объекта.

Наше рассмотрение подводит нас к тому, что разум человека включает два (по меньшей мере) вида интеллекта – интеллект А, отвечающий за решение конкретных задач, и находящийся в поле исследований психологии, и интеллект Б, ответственный за миропонимание, находящееся в поле философии, гносеологии, религии.

Таким образом человек, обладая сильным интеллектом А, может быть, например, выдающимся психолингвистом, как Ноам Чомский, но, в то же время, иметь ущербный интеллект Б и поддерживать убогие социальные и политические идеи, как тот же Ноам Чомский.

Такое представление об интеллекте близко учению рава Кука о над-рациональном мышлении и предшествующем ему рациональном мышлении. О высшем уровне мышления в книге Арфилей Тоhар рава Кука можно прочесть:

О знании высших идей неправильно (неуместно) спрашивать «а откуда известно это?»

Ибо, когда для познания этих вещей мыслитель извлекает из глубин своей души высший дух, и упорядоченное хранилище связанных между собой идей, – это и есть высший уровень мышления и познания. Что же касается всех сведений, приходящих к нам посредством исследования, – то они не более чем посредник в получении этого высшего знания, которое душа извлекает из своих самых потаенных глубин. И самое подходящее средство подойти к этому высшему уровню познания - это стремление к сближению (двекут) с Богом изо всех сил, и к логике понимания на основе Тайн Торы.

Так, по раву Куку, «высший уровень познания», интеллектуальное овладение истиной происходит на основе овладения логикой Торы.

Отсюда ясно, что путь Фауста, в поисках истины вступивший в контакт с дьяволом, а также аналогичный путь многих интеллектуалов, помянутых в цитированной книге Пола Джонсона, контр-продуктивен.

6) Цель по Гаону из Вильно – глубина интеллектуального постижения.

Включив «логику понимания на основе Тайн Торы» в процесс поиска истины нужно, однако, иметь в виду одно простое соображение. Многообразие взглядов различных направлений ортодоксального иудаизма показывает, что стремление следовать ТаНаХу, заповедям Бога, само по себе ещё не обеспечивает овладение истиной. Следование разных фракций ортодоксальных иудеев исключающим друг друга, и, подчас, враждебным друг другу политическим доктринам определяет, что часть из этих доктрин априорно должна быть неверной. И тут приходится сказать вновь, что кроме интеллекта Б – над-рационального постижения на основе освоения религиозных доктрин, разум образован и интеллектом А – здравым смыслом, рациональным анализом. Как поясняет Виленский Гаон, в четвёртом благословении ежедневной молитвы Амида, у Всевышнего «мы просим разума и понимания, чтобы обрести возможность прийти к правильным заключениям по поводу всего, что нас окружает, и достичь глубины интеллектуального постижения.» То есть, для постижения Божьей истины, мы просим не аристотелевского понимания истины как соответствия вещи и интеллекта, а постижения скрытого, «глубины интеллектуального постижения». И достижение этой «глубины» не гарантировано следованием даже верным доктринам. А необходимы здесь должный уровень и гармония рационального и над-рационального постижения, слаженная работа интеллекта А и интеллекта Б.

Впрочем, как мы увидим ниже, даже такая «слаженная работа» не всегда обеспечивает постижение истины.

7) Американизм как поиск истины, основанный на Священном Писании.

Если социальные эксперименты, проведённые на основании рациональных идей интеллектуалов, как показывает Пол Джонсон, катастрофичны, привнесение в общественную жизнь идей ТаНаХа было весьма успешным. Свидетельство тому – не только 3300-летняя история еврейской жизни – и во времена государственности в Земле Израиля, и в рассеянии, в организованных самоуправляемых общинах. Яркий успех реализации идей еврейской Библии в организации общества представляет собой американский эксперимент. Как доказывает профессор Йельского университета David Hillel Gelernter в своей книге Americanism: The Fourth Great Western Religion, американизм, идеология создателей Соединённых Штатов, основана на еврейской Библии, и представляет собой Четвёртую Великую Западную Религию. Некоторые идеи Gelernter’а я пересказал в эссе Демократия и религия.

Американизм явился результатом мучительных духовных поисков истины внутри христианства, в основном болезненного, временами кровопролитного процесса реформации, а также интеллектуальных и духовных процессов внутри масонства, к которому принадлежали практически все лидеры Американской Революции. Масоны, с их верой в единого «Великого Строителя (Архитектора) Вселенной», религиозно находятся где-то между иудаизмом и христианством. Недаром в России популярен оксюморон «жидомасоны».

Успех американского общества влиял последние 200 лет на духовную и социальную жизнь многих обществ и государств. По всей Европе демократические государства копировали многие черты американской модели. Последние пол столетия, время наступления рационализма, отвержение религиозных ценностей в Европе сопровождается и отвержением американизма – развитием антиамериканизма.

Конечно, США не стали окончательной победой идеологии, построенной на ТаНаХе, над рационализмом, да такая окончательная победа и невозможна. Вероятно, этот конфликт – секуляризма и религиозного восприятия мира, выраженный в современной американской политике как противостояние либерализма и консерватизма – главная движущая сила духовного развития общества, единство и борьба противоположностей по Гегелю. Последние десятилетия в США лагерь секулярного рационализма отбил немало территории. Вот как описывает этот процесс известный американский аналитик, христианин-евангелист Michael Gershon в статье Apostle of life (Апостол жизни), напечатанной в Washington Post от 14 января 2009 года:

There was a time in America when the footsteps of theologians shook the land. Following World War II, people cared what Reinhold Niebuhr, Bishop Fulton Sheen and Rabbi Abraham Joshua Heschel had to say on public matters. These large figures provided the intellectual and moral ballast for a rough national crossing through the Cold War and the civil rights movement.

Today, this cultural role seems to be filled by some mix of Oprah Winfrey and Deepak Chopra – which is to say, it is not filled at all.

...In his landmark book "The Naked Public Square," Neuhaus countered that American democracy depends on a robust religious life, including the sort of religiously informed public argument found in the civil rights movement. Americans must be allowed to bring their most deeply held values into the public square. (Было время в Америке, когда шаги теологов сотрясали землю. Во времена после Второй мировой войны людей волновало, что говорят об общественных вопросах Reinhold Niebuhr, епископ Fulton Sheen и раввин Abraham Joshua Heschel. Эти значительные личности создавали интеллектуальные и моральные устои (общества) в непростые периоды холодной войны и борьбы за гражданские права.

Сегодня, похоже, их роль выполняет странная смесь Oprah Winfrey и Deepek Chopra, то есть, другими словами, не выполняет никто.

...В его важнейшей книге «Обнажённая общественная жизнь» Niebuhr утверждал, что американская демократия зависит от активной религиозной жизни, включая дискуссии религиозно образованной публики, участвующей в движении за гражданские права. Американцам должно быть дозволено привносить их наиболее важные духовные ценности в общественную жизнь.)

В последнее время в американской прессе появились статьи о кризисе христианства в США.

И хотя статистика не показывает значительного снижения процента верующих христиан среди населения Америки, демократическое избрание Обамы президентом показывает, что кризис наступил. Обама, человек неопределённой религиозной принадлежности, в детстве мусульманин, потом прихожанин странной антиамериканской, анти-белой и антисемитской церкви, которую покинул в разгар предвыборной борьбы, уже не раз заявлял, что США не являются христианской страной, а являются страной всех религий граждан, населяющих её. Обама обещает американцам сближение с миром ислама. И никто не вступился пока за идеи, на которых была построена Америка, за иудео-христианскую цивилизацию, к которой, ещё недавно верили, принадлежат Соединённые Штаты.

8)Два сионизма – американский и еврейский.

Очень интересно сравнение Америки с другой сверхдержавой, если определять статус сверхдержавы по объёму освещения в прессе и по месту в мировой политике – с Израилем. Израиль – единственная современная, кроме США, страна, созданная на пустом месте в соответствии с идеологической доктриной. Только это не «американский сионизм», как называли доктрину пуритан, пересекавших океан, чтобы реализовать жизненное устройство, соответствующее пониманию пуританами Библии (смотрите упомянутую выше книгу Gelernter’а), а просто сионизм. Существеннейшее отличие этого просто сионизма от американского – еврейский был секулярным. Отцы и матери основатели и основательницы Израиля были нерелигиозными социалистами, хотя по каким-то сентиментальным причинам заложили в основании Израиля почтение к главным атрибутам иудаизма – к шаббату и к кашруту. Динамика духовного развития Израиля противоположна динамике американской – за недолгие годы существования поначалу секулярный и социалистический Израиль стал центром и главным двигателем религиозного возрождения евреев во всём мире. В самом Израиле последние два года больше детей записываются в религиозные школы, чем в нерелигиозные, то есть Израиль движется к тому, с чего Америка начиналась.

10) Лимиты познания истины.

Динамика духовных процессов еврейства последних ста лет относительно государства Израиль полна иронии, и, мягко говоря, не проясняет непростые отношения между интеллектом и истиной, а точнее, не очень-то показывает их связь. Вот уж о чём не думали многие создатели сионизма, так это об исполнении библейских пророчеств о возвращении евреев в Землю Израиля и о возрождении иудаизма. Так, столп сионизма Теодор Герцель соглашался на создание государства-убежища для евреев в Уганде. А Голда Меир вообще утверждала, что социализм для неё важнее, чем сионизм. То есть проект «Израиль» был для социалистов в большой степени возможностью реализовать и их марксистскую химеру.

С другой стороны, почти все религиозные авторитеты евреев первой половины ХХ века, за исключением рава Кука, занимали яростно антисионистскую позицию. Трагично звучит история о выдающихся венгерских раввинах, которые, после заключения в Освенцим, провозгласили, что это заключение для них – божье наказание за то, что они мало боролись с сионизмом.

Похоже, почти никто не понимал реального смысла воссоздания Израиля, и, даже обладая могучими интеллектом А и интеллектом Б, верной системой координат и правильным набором аксиом, мы можем понять лишь то, что нам открыто Всевышним. Остальное же... пророк Ирмеяħу обещает (30;24): «В будущем вы уразумеете это», и, он же (23;20): «В будущем вы постигните это разумом».

В этом источнике цитирования мы касаемся высшей формы познания истины – пророчеств. По Аризалю начальный вид пророчеств – Руах ħаКодеш – божественное вдохновение – связан с интуитивным мышлением.

Впрочем, процесс воссоздания Израиля оказался сложнейшей теологической проблемой, меняющей «понимание истины» и ломающей установившиеся веками догмы, и для христиан. Пришлось отменить краеугольную концепцию «неодолимости изгнания» евреев, католики заменили связанную с ней «теологию замещения (избранности евреев на избранность христиан)» «теологией дополнения», а для десятков миллионов евангельских христиан Америки успехи Израиля стали знаком наступления мессианских времён, и эти христиане сегодня являются наиболее последовательными в Америке сторонниками еврейского государства.

В ином направлении воссоздание Израиля двинуло ислам. Отвержение возрождённого Израиля, стало одной из центральных идей, на которых происходит в сегодняшнем мире экспансия ислама. Эта экспансия ставит сложный тест для интеллекта – в чём её высший смысл?

Допускаю, что лишь «в будущем мы постигнем это разумом».

11) Заключение.

Фауст, овладев всеми науками, замечает

И не умней я стал в конце концов,
Чем прежде был... Глупец я из глупцов!

К сожалению, мудрости для аналогичного вывода не хватило многим интеллектуалам, считавшим, что рациональные знания, приобретённые ими, позволяют им объяснить мир и создать теорию общественной жизни, адекватную миру. И чем изощрённее интеллектуально или более одарён харизмой был такой проповедник рационального переустройства жизни, тем пагубнее оказывался путь, им предлагаемый.

Полная картина мира известна только Создателю, и только на основе открытого им можно овладеть «логикой понимания на основе Тайн Торы», о которой писал Рав Кук.

Что же до познания истины на основе чисто интеллектуальных изысканий, достижения самых прославленных умов мира рациональных знаний здесь более чем скромны. И носят они обычно негативный характер: очередные рациональные теории, «объясняющие всё», вновь и вновь оказываются несостоятельными.

2009


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 804




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer15/BorGulko1.php - to PDF file

Комментарии:

КАК МОЖНО ПРОТИВОПОСТАВЛЯТЬ ОДНО ВЕРНОЕ - ДРУГОМУ
- at 2009-09-16 15:05:09 EDT
М. Тартаковский. Не ошибаюсь ли?
- Wednesday, September 16, 2009 at 13:25:03 (EDT)
"Интеллект Альберта Эйнштейна определил зависимость массы тела от его скорости".
Масса - мера инерции /инертности/ тела.
Помнится, это вывод Ньютона.
Причём здесь Эйнштейн?
Отклик на статью : Борис Гулько. Фаустова трагедия
??????????????????????
Эйнштейн при том, что он уточнил механическую картину мира.



Буквоед
- at 2009-09-16 14:57:56 EDT
... что США не являются христианской страной, а являются страной всех религий граждан, населяющих её.
--
С юридической точки зрения это абсoлютно верно, ибо Первая поправка к Конституции США гарантирует, что Конгресс США не будет:
Поддерживать какую-либо религию, либо утверждать государственную религию.
Запрещать свободное вероисповедание.
***
И еще одно. ИМХО "иудейско-христианская цивилизация" какое странное понятие. Иудаизм во многом ближе исламу, чем христианству. И как быть величайшими еврейскими умами, живших в мусульманских странах и писавших зачастую по-арабски? Думаю, что тут пора вмешаться нашим канадцам: г-дам Дынину и Ontario14:)




Нео
- at 2009-09-16 14:50:22 EDT
Хорошо, что автор многопланово анализирует трудную суперпроблему.
Плохо, что этот малоконструктивный анализ страшно далек от реальной жизни и современных достижений науки.

Буквоед
- at 2009-09-16 14:47:04 EDT
что США не являются христианской страной, а являются страной всех религий граждан, населяющих её.
--
Это абсолютно верное с юридической точки зрения заявление, т.к. Первая Поправка к Конституции США гарантирует, что Конгресс США не будет: а) Поддерживать какую-либо религию, либо утверждать государственную религию.
б) Запрещать свободное вероисповедание.
Не совсем мне понятна концепция "иудейско-христианской цивилизации". Если исходить из схожести обрядов и концепций, то Ислам куда ближе Иудаизму, чем Христианство, но тут необходимо вмешательство г-д Дынина и Оntario14, кому и адресую этот вопрос.

Матроскин
- at 2009-09-16 13:36:38 EDT
Схематичная вещь с замещением причин следствиями и наоборот, с искажением временных последовательностей. Постоянные нарушения логики. Крайне поверхностное проникновение в явления. В общем, по моему мнению, сущая чепуха.
М. Тартаковский. Не ошибаюсь ли?
- at 2009-09-16 13:25:02 EDT
"Интеллект Альберта Эйнштейна определил зависимость массы тела от его скорости".
Масса - мера инерции /инертности/ тела.
Помнится, это вывод Ньютона.
Причём здесь Эйнштейн?

Ион Деген
- at 2009-09-16 05:28:28 EDT
Отличный анализ гроссмейстера, посчитавшего на много ходов вперёд. Спасибо.
Националкосмополит
- at 2009-09-13 05:30:14 EDT
В статье очень много интересных ракурсов видения переспектив еврейской жизни.

Мне нравится, когда евреев сравнивают с Фаустом, подразумевая, что бывшие кочевники, изобретшие Храм в Пути стали постепенно транскультуралами и разнесли культуру и религии монотеизма по всем народам.

При этом евреи, как Фауст познав все науки познали в совершенстве все национальные культуры, не утеряв при этом механизм воскрешения своей собственной культуры в нужном месте в нужное время.

Фауст все быстрее и все легче овладевал новыми науками и все быстрее ему становилось скучно.
Новые науки он постигал уже не от интереса к ним, а убегая в них от скуки перед старыми.

В таком вот максимально интеллектуально эффективном и свободном состоянии его настиг Сатана, что бы справоцировать в нем не поиск еще более высоких уровней свободы, а бегство от нее.

Ему это удалось сделать.
«Остановись Мгновение, ты прекрасно» - заорал герой и упал с олимпа свободы, доказав, что он не еврей и не буддист,


«США не являются христианской страной, а являются страной всех религий граждан, населяющих её.»

Обама прав,
Жаль, что нет у него сил убедить большинство граждан США стать для начала Исламо – Христианами и объединить Танах, Новый Завет и Коран в одну книгу.
Такой вот тройной ОКСЮМОРОН получается для начала.
А там, глядишь и еще одного более интегрального ОКСЮМОРОНА дойдет – АВРАМЕОБУДДИЗМА с совмещением без смешения Четырх Святых Книг Четырех Мировых Религий.
Это и будет настоящий персонал-мультикультурный Американизм.


«Очень интересно сравнение Америки с другой сверхдержавой, если определять статус сверхдержавы по объёму освещения в прессе и по месту в мировой политике – с Израилем.»

Какой молодец автор – правильно назвал Израиль Воскрешенный – сверхдержавой, но не потому, что о нас много пишут, а потому что Святой Язык Бога на котором мы разговариваем есть дефакто яык «евреев всех национальных менталитетов и культур и языков мира» -
ВЕЛИКИЙ ГЛОБАЛЬНЫЙ ЛИНГВОФРАНКА.

Эту предельно высокую степень «лингвофранка лингвофранков» Языка Бога Израильтяне обязаны хранить вечно.
А для этого они обязаны хранить во всех поколениях своих языки стран исхода.


«Израиль – единственная современная, кроме США, страна, созданная на пустом месте в соответствии с идеологической доктриной. Только это не «американский сионизм», как называли доктрину пуритан, пересекавших океан, чтобы реализовать жизненное устройство, соответствующее пониманию пуританами Библии (смотрите упомянутую выше книгу Gelernter’а), а просто сионизм. Существеннейшее отличие этого просто сионизма от американского – еврейский был секулярным.»

Сионисты – социалисты легко совместили сионизм с Танахизмом и стали говорить на воскрешенном через детей своих Бен Иегудой Языке Бога.
Власть в Израиле все больше переходит к Талмудистам, и на определенном этапе конституцией Израиля станет Галаха и все законы будут выстроены под нее.

Есть только одна надежда, что верующие Авраамических религий для которых Танах – Святая Книга не позволят Талмуду и Галахе над ним восцарствовать в Израиле.

Нельзя позволить Талмуду стать выше Танаха, но и позволить его уничтожить тоже нельзя.
И талмудистов, читающих талмуд на арамейском – языке проповедей Христа так же уничтожать и прессовать нельзя.

Элла
- at 2009-09-07 08:24:54 EDT
По конкретным подробностям у меня есть возражения, но самое главное и интересное:

Разница между истиной научной и истиной... ну, скажем, идеологической, типа "что делать", "кто виноват", "в чем смысл жизни" и т.п., в том, что первая без всяких комплексов признает свою ограниченность и на непогрешимость не претендует, а вторая не может не претендовать, поскольку на ее основе принимаются решения, за которые люди убивать и умирать готовы.

А потому, признание ограниченности человеческого разума как такового в идеологической сфере недостаточно. Надобно еще постулировать существование высшего разума, охватывающего все, претендуя, с одной стороны, на коммуникацию с ним (типа пророки и т.п.), а с другой - признавая, что до конца мы волю его все равно не постигнем.

Такие вот танцы на канате... но лучшего пока что ничего не придумали.

Б.Тененбаум
- at 2009-09-06 19:08:05 EDT
Above my head. Подожду комментариев людей поумнее меня. Предложил бы Б.Дынина и Онтарио :)