©"Заметки по еврейской истории"
август 2009 года

Илья Марьясин

Немного о семье Маршаков

В многочисленных воспоминаниях, статьях и книгах отражены почти все этапы жизни и творчества С.Я. Там также немало говорится и о его любимой жене Софье Михайловне Маршак (Мильвидской). Их брак продолжался 42 года. Она умерла в 1953 г. от тяжелой болезни. Впервые они встретились на пароходе, плывущем в Палестину. К этой части Ближнего Востока у С.Я было особое отношение. Палестине он посвятил специальный цикл стихов.

Хочу описать некоторые встречи с семьей Самуила Яковлевича, и, в особенности, с Софьей Михайловной, с которой наша семья находится в родственной связи.

София Михайловна Маршак[1]

Несколько слов о родственных связях. Отец Софьи Михайловны (Менделевны) Мильвидской был дважды женат. От второго брака у него были две дочки: Алида и Софья. Судя по сохранившимся фотографиям, Мендл Мильвидский был необычайно красивым человеком. Софья унаследовал красоту отца. Сыном Мендла Мильвидского от первого брака был тоже похожий на отца – Арон-Калман. Отец моей жены – Мендл (Мануил) Мильвицкий, названный в честь деда, был единственным сыном Арона–Калмана. Таким образом, мой тесть был племянником Софьи Михайловны Маршак (Мильвидской). (Не совсем ясно, каким образом произошла метаморфоза в написании фамилии (дс и ц). Если бы Софья Михайловна не дорожила своими родственными отношениями с семьей моей жены и не оказывала бы ей теплых знаков внимания и любви, я не осмелился бы писать эту – сугубо личную, статью.

София Михайловна Мильвидская, невеста С.Я. Маршака. 1911 г., Палестина

Помимо единственного сына (моего тестя), у Арона-Калмана Мильвидского (родного брата Софьи Михайловны по отцу было еще 4 дочки: Песа, Гитель, Ревекка и Рони. Вся семья жила в Литве в г. Ионишки, где Гитель с мужем занимались врачебной деятельностью. Кстати, здесь в Израиле мы случайно познакомились с несколькими пациентами Гитель. Ее семью во время немецкой оккупации постигла страшная судьба. Вместе с мужем и одной из своих дочерей они приняли яд накануне неизбежной почти для всех евреев Литвы участи. Дочки других детей Арона-Калмана: Ревекки и Песы добрались до Израиля и благополучно устроили свои судьбы и закончили свои жизни здесь. Еще одна дочка – Рони спаслась на последней пожарной машине, уезжавшей из Ионишки. Она умерла в Риге. Единственный сын Арона-Калмана Мануил, навестивший свою родню в Литве перед самой войной, успел вернуться в Москву. В будущем он стал моим тестем. Был прекрасным врачом-терапевтом.

Внимание Софьи Михайловны Маршак к семье Мильвидских передалось также их сыну – Иммануэлю Самуиловичу и его жене Марии Андреевне Ляпуновой (Наметкиной), с которыми мы неоднократно встречались у нас дома, на их даче в Болшево и на квартире С.Я. уже после его смерти (на 90-летнем юбилее со дня рождения).

Иммануэль Самойлович Маршак

Близкая связь Софьи Михайловны Маршак и семьей Мильвицких установилась незадолго до начала войны после переезда семьи Маршаков из Ленинграда в Москву. Вскоре после начала войны (июль 1941 г.) Мануил Аронович Мильвицкий тяжело заболел. Его положили в больницу. Мать жены – Эсфирь Абрамовна Мильвицкая вынуждена была постоянно находиться в больнице для ухода за мужем. Софья Михайловна принимала активное участие в помощи семье. Она предложила, чтобы Женя (дочь Мильвицких), которой было тогда 13 лет, в это трудное время жила бы у них на Чкаловской. Женя вспоминает, как ее там тепло опекали. Бóльшую часть времени Женя проводила в спальне-кабинете Софьи Михайловны, которая всячески старалась ее приободрить и утешить. Из детских воспоминаний Жени, у нее сложилось впечатление о С.М., как об очень умной, стойкой и мужественной женщине. Как известно, она потеряла 2-х из 3-х детей. Дочь Натанель трагически погибла в младенчестве, а сын Яков умер после войны от тяжелой болезни. С.М. рассказывала о нелегкой судьбе своей родной сестры Алиды, сын которой, уехав за границу, оставил ее одну. Впоследствии между С.М. и семьей Мильвицких поддерживалась постоянная связь вплоть до эвакуации семьи из Москвы.

Впервые я увидел семью Маршаков (С.Я и С.М.) вместе на первую годовщину нашей с Женей свадьбы. Не помню уже, кто подал идею пригласить Маршаков к нам (кажется, мать жены – Эсфирь Абрамовна). Дело в том, что вся наша семья жила вчетвером в одной комнате, «разгороженной» занавесками на 4 маленькие комнатки в большой коммунальной квартире. Мы не знали, как приглашенные гости отнесутся к нашему убогому жилью. Осложнение заключалось также и в том, что квартира находилась на последнем пятом этаже дома (Мерзляковский пер., что у Никитских ворот). Не могло быть и речи о самостоятельном подъеме гостей по довольно высокой лестнице. Лифт не работал по воскресеньям – именно в день приема. Лифтер, живущий в подвале дома, был хорошо вознагражден и лично встречал дорогих гостей. Несколько запомнившихся моментов об этом визите. Вначале о происшествии. Войдя в нашу комнату и увидев оригинальные «стенки», С.Я. осторожно с некоторым недоумением спросил: «Это вся ваша квартира? Других комнат у вас нет?». Один из наших друзей помог Маршакам раздеться и, забыв о том, что представляют собой наши «стенки», повесил их одежду на одну из деревянных подставок – «колонн». Далее наступила немая сцена, почти как в «Ревизоре». Вся конструкция рухнула. Стоило немалых трудов восстановить «квартиру». За общим столом состоялся очень интересный и продолжительный разговор. Первый вопрос С.Я «Какая у вас специальность?». Узнав, что мы оба химики, С.Я рассказывал, что многие его родственники имеют отношение к химии, включая также и Софью Михайловну, учившейся на химфаке университета, приемного отца невестки – академика Наметкина, а также своего отца – профессионального мыловара. Далее он заметил со свойственным ему юмором; «Мне на химиков везет. Балагула (возница – И.М.) в нашем местечке, погоняя лошадь, кричал: «Ну, ты, химик». Кстати, следуя семейным традициям, правнучка С.Я Соня (дочь внука Яши) тоже выбрала биологическую химию своей специальностью. Далее разговор пошел о работе С.Я над переводами сонетов Шекспира. Рассказал, почему он выбрал именно эти произведения, которые, по его мнению, были актуальны на все времена. Он рассказал также веселую историю о своем шофере. Однажды к нему пришла какая-то женщина и заявила, что имеет от этого человека ребенка. Тот упрямо отказывался, не желая платить алименты (дело о взыскании алиментов находилось уже в прокуратуре) Тогда С.Я предложил ему поехать вместе к этой женщине домой. Так и сделали. На звонок дверь открыл ребенок. Всякие сомнения исчезли – ребенок был удивительно похож на отца. Они уехали. «Это твой сын и тебе придется платить». С.М. на той же встрече рассказывала, что они подозревают своего шофера в стукачестве. В его присутствии старались не вести разговоров на скользкие темы. Глядя на Женю, которая в те годы была стройной изящной женщиной, С.М. вспомнила свои юные годы, когда ее подруги шутливо «предостерегали»: «Мильвидская, смотри – сломаешься». На юбилей нашей свадьбы мы получили от Маршаков прекрасный подарок – серебряную вазу – ковш. К сожалению, эту памятную вещь при переезде в Израиль, у нас отобрали. По сей день вспоминаем об этом подарке.

С.Я. Маршак и С.М. Мильвидская незадолго до свадьбы. 1911 г.

Прошло много лет. Ни с кем из Маршаков мы не встречались, так как после окончания институтов по назначению мы уехали в Сибирь. По рассказам матери жены, Софья Михайловна постоянно была на связи с ней и интересовалась здоровьем членов нашей семьи, а также нашей с женой жизни в Ангарске (Сибирь).

С.М. умерла до нашего возвращения в Москву. Однажды, на нашу новую квартиру в Москве позвонила невестка Софьи Михайловны – Мария Андреевна (жена ее сына) и попросила разрешения навестить нас со своим мужем – Иммануэлем Самуиловичем. Мы с радостью ждали их приезда. И.С. много рассказывал о своей работе по специальности, о трудностях с приемом новых сотрудников-евреев. Рассказывал, что ушел с работы после отказа дирекции принять на работу в руководимый им отдел инженера-еврея. Молодые Маршаки подарили нам новую книгу воспоминаний «Жизнь и творчество Самуила Яковлевича Маршака», написанную сыном совместно с Б. Галановым и М. Петровским, изданную в 1975 г. в издательстве «Детская литература». Об истории ее написания узнали значительно позже от З. Паперного при посещении квартиры Маршаков, по приглашению Марии Андреевны на 90-летний юбилей рождения С.Я. Присутствовало множество ранее нам незнакомых гостей. Были писатели З. Паперный, Берестов, художник Соколов (один из Кукрыниксов), скульптор Никагосян, внучатый племянник С.Я., внук Яша и другие, которых не помню. Первое, что запомнил – слова Никагосяна, по-видимому, бывшего на квартире первый раз. Увидев стоящий на рояле бюст С.Я. работы скульптора Левиной, сказал: «Завидую, что этот бюст сделал не я. Прекрасная работа». Гости рассказывали о стиле жизни в семье Маршаков: верности долгу, доброжелательности, желанию помочь нуждающемуся, выдающейся интеллигентности. Здесь уместно привести слова из некролога, написанного группой товарищей на смерть умершего в 1977 г. И.С. Маршака. Эти слова целиком относятся и ко всему стилю жизни, царившему в доме семьи Маршаков: «Иммануэль Самуилович Маршак обладал необыкновенной чуткостью и отзывчивостью, был всегда заботлив и внимателен к окружающим его людям…».

Я запомнил рассказ Паперного об истории написания книги воспоминаний о С.Я. В то время Паперный был у властей не в почете. Он написал эпиграмму на знаменитую книгу Кочетова «Чего же ты хочешь?». Эпиграмма, ходившая по рукам, называлась «Чего же ты кочешь». В эпиграмме упоминалась какая-то героиня книги – проститутка, названная в эпиграмме Порцией Виски: «Работы было много, и она не успевала переодеваться». Боясь осложнений, редакция заявила Иммануэлю Самуиловичу, что Паперный не может быть соавтором книги и его фамилия не должна быть на обложке. Тогда И.С. сказал: «В таком случае книга вообще не выйдет». Не знаю, что произошло в дальнейшем. Но книжка все-таки вышла без фамилии Паперного. Поэт Берестов обладал удивительной имитационной способностью. Он вспомнил, как в результате обращения к С.Я с жалобой на неподобающие действия властей по какому-то поводу, получил ответ голосом С.Я: «Голубчик, а Вы не волнуйтесь. Они все равно проворуются». У С.Я было полное право на подобные слова, основанные на личном опыте общения с властями и неприятностями, чинимыми как ему лично, так и его ученикам и сотрудникам. На мой вопрос одному из родственников С.Я. о том, знал ли он иврит и Тору, тот ответил, что не раз видел, как С.Я. читал Тору в подлиннике, в особенности после кончины С.М., которую он тяжело переживал до самой своей смерти. Вот стих, посвященный ей: («С. Маршак. Лирика» 1968 г).

Колышутся тихо цветы на могиле

От легкой воздушной струи.

И в каждом качанье негнущихся лилий

Я вижу движенья твои.

Порою печальна, подчас безутешна,

Была ты чужда суеты

И двигалась стройно, неслышно, неспешно,

Как строгие эти цветы.

Как известно С.М. скончалась в 1953 г. в результате тяжелого заболевания сосудов, как и ее сестра Алида Это было наследственное заболевание семьи Мильвидских. От подобного заболевания скончался и мой тесть Мануил Аронович.

Мы с женой посетили ее также на даче в Болшево. Она много рассказывала о семьях своих невесток. Отец одной, занимающий высокий военный пост, имел большие неприятности в связи с выходом дочери замуж за еврея. Мария Андреевна Ляпунова-Наметкина была нашим добрым другом. Приглашала на всякие мероприятия, посвященные С.Я.

М.А. отличалась удивительным бескорыстием. Материально помогала некоторым друзьям, уезжавшим в Израиль Она навестила нас и в Израиле, когда приезжала, чтобы повидать свою внучку, названную в честь С.М. – Сонечкой. Она работала тогда в медицинской школе при иерусалимской больнице Хадасса.

Несколько слов о внуках С.Я.: Яше Маршаке и Алеше Сперанском, с которыми были знакомы. Первый – всю жизнь, помимо основной работы, занимался йогой. Имел большие успехи в этом деле. Со слов Марии Андреевны, он с помощью йоги спас жизнь своему брату, когда тот был при смерти в результате несчастного случая. Яша серьезно занимался также медициной, хотя по первой специальности был математиком (закончил мехмат МГУ). Следует сказать, что он отличался некоторой долей авантюризма. Мы познакомились во время его приезда в Израиль вместе с одним известным в России химиком, по натуре большим фантастом. Яша был у нас в гостях. Зная историю с идеями этого ученого в России от своих друзей, я предостерегал Яшу, но он не внял предупреждению и поверил обещаниям будущих «громадных» успехов в осуществлении фантастических проектов. Во время пребывания в Израиле Яша выполнял всякую черновую работу: обслуживал семью, возил ее на рынок, убирал квартиру и пр. Кажется, тратил и собственные деньги. После провала проектов Яша остался абсолютно без средств и даже не попрощался перед отъездом домой. По имеющимся данным, он живет сейчас в Америке, где им открыта собственная клиника (?). Его дочка Соня, названная в честь бабушки (о ней говорилось выше) после успешной защиты диссертации в Иерусалиме тоже уехала в Америку, Другой внук Маршаков Саша живет в Москве в квартире С.Я на Чкаловской. Мама – Мария Андреевна живет там же. Он по наследству от отца, распоряжается архивами семьи и изданием произведений С.Я. Сам пишет стихи и занимается различной издательской деятельностью. С Алексеем Сперанским (сыном Иммануэля Самуиловича от первого брака) мы познакомились вскоре после его приезда в Израиль. Прошло немного времени, и он нашел работу по своей основной профессии – археологии. Участвовал в экспедициях и опубликовал несколько статей о найденных раритетах. Им написаны несколько воспоминаний об отце и деде. А.Д. участвует во встречах, посвященных Самуилу Яковлевичу (в одном из вечеров довелось принимать участие и мне). Его дочь, очень способная к языкам, закончила Иерусалимский университет по филологической специальности – санскрит.

Таковы мои краткие воспоминания о немногочисленных встречах с членами семьи замечательного человека – Самуила Яковлевича Маршака.



[1] Все фото c сайта http://www.s-marshak.ru/

 


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 2846




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer13/Marjasin1.php - to PDF file

Комментарии:

котёнок
москва, сша, россия - at 2012-12-07 15:28:35 EDT
суууууууууупппппппппппееееееееееерррррррррррр!!!!!