©"Заметки по еврейской истории"
Июль 2009 года

Бэлла Гулько


Памяти Рахели

Рахель спешила, как будто чувствовала, что пожелание «до 120-ти», не осуществится и наполовину, а ей хотелось сделать так много в этой жизни. В памяти тех, кто жил рядом с ней, кто с ней работал, Рахель осталась обаятельной, весёлой, очень целеустремленной и требовательной к себе личностью. Еще учась в школе, она решила посвятить свою жизнь просвещению и воспитанию детей. Это было ее призванием и любовью, ее миссией.

Рахель родилась в непростое время, в первое десятилетие существования государства Израиль. Она росла в традиционной еврейской семье, была младшим ребенком, обожаемым родителями и старшими братьями, однако требования к ней были высокими – в семье был «культ учебы», созданный ее матерью.

Родители Рахели, Яков и Мирьям, выросли в Германии, он – в Бреслау (ныне Вроцлав), она – в Лейпциге. В возрасте 16-ти лет, в 1934 году, по программе «Алият хаНоар» (молодежная программа Сохнута) они приехали в подмандатную Палестину. Позже и их родителям с остальными детьми тоже удалось репатриироваться до того, как граница Германии для евреев закрылась. Оставшиеся в Германии их многочисленные родственники погибли в нацистских концлагерях.

Молодым людям, прибывшим из благоустроенных городов Германии в Палестину, бывшую турецкую провинцию, надо было самостоятельно устраивать свою жизнь. Яков начал изучать профессию кузнеца и жестянщика. Мирьям поступила в университет, но когда приехали её родители, пришлось оставить учебу и начать работать – нужно было помогать семье становиться на ноги.

Яков и Мирьям встретились в Хайфе и поженились во время Второй мировой войны. Они работали и уже воспитывали двоих сыновей, когда началась Война за Независимость. Яков вступил в Хагану, участвовал в боях за Хайфу, потом освобождал Галилею, в создании государства Израиль есть и его вклад.

После окончания войны Яков собрал общину в своем районе, создал синагогу, в которой выполнял обязанности кантора и неофициального даяна (судьи), а семью содержал, открыв магазин электротоваров.

Мать Рахели, Мирьям, получившая хорошее образование в школе, закончила курсы, поступила на работу в адвокатскую контору, которая занималась помощью репатриантам из Германии, уцелевшим в нацисткой «мясорубке», потом работала в Хайфском университете в отделе по внешним связям. Не имея возможности получить высшее образование, она приложила все силы, чтобы её дети успешно учились. Сыновья закончили университет, один стал адвокатом, другой «хай-тековцем», а дочь, Рахель, выбрала свой путь. Образцом для нее были ее родители, работавшие с момента прибытия в страну, и ее братья.

Атмосфера любви в семье, вовлеченность отца в дела общины и синагоги, и рассказы о трагической судьбе многочисленных родственников в Германии сформировали характер Рахель и ее видение своего предназначения в жизни.

Она прошла обычный путь еврейской девочки в Израиле: школа, национальная служба, учеба. Еще в начальной школе она присоединилась к молодежному движению «Бней Акива», вскоре стала там наставницей, руководителем младших детей, и уже тогда решила посвятить свою жизнь воспитанию и просвещению детей и молодежи.

Рахель и Хаим Гвирцман

Получив аттестат зрелости и окончив колледж в Иерусалиме, где она изучала иудаизм, Рахель вышла замуж за Хаима Гвирцмана, который в это же время закончил службу в армии. Они поселились в Реховоте, где Хаим поступил в сельскохозяйственную школу при институте Вайцмана, а Рахель начала работать в школе.

Долев в окружении листьев долева

Долев на иврите – платан, красивое дерево с кленовыми листьями

В 1983 году Рахель и Хаим вместе с друзьями по службе в армии и учебе в колледже, решили создать «ядро» для освоения пустующих земель в Эрец Исраэль. Решили и сделали – основали посёлок в «наделе Биньямина», в 20-ти километрах от Иерусалима, назвали его Долев, что по-русски – «Клён».

Жизнь в караване с маленькими детьми на протяжении нескольких лет была совсем непростой, не было нормальной связи с городами, где молодые люди учились и работали, не было постоянного снабжения электричеством и водой, не было телефона, но «пионеры» всё преодолели. Совместная армейская служба и учеба сплотили всех молодых энтузиастов для выполнения общей цели: заселение земли Израиля.

Рахель с внучкой

Вскоре после переезда в Долев Рахель начала работать воспитательницей в школе для девочек в Офре, другом поселении «надела Биньямин». В это же время её муж поменял сферу своих интересов и, закончив университет по специальности гидрология, был направлен на два года в США для выполнения пост-доктората. Рахель в это время не сидела дома, она и в Америке выполняла свою миссию: преподавала иврит и иудаизм детям и взрослым в еврейской общине.

Вернувшись в Израиль, Рахель продолжила работу в поселении Офра. Следует заметить, что поездки на работу через «не очень дружественный», мягко говоря, город Рамаллу, не был удовольствием. Однако, она была увлечена работой, решением проблем в Долеве и относилась к трудностям как к неизбежному.

Вид из леса на Долев

Рахель воспитала не только своих шестерых замечательных детей, она посвятила свою профессиональную деятельность на развитие школ-интернатов для девочек. Молодые поселенцы в Долеве решили, что они обязаны не только заниматься своими личными делами, но и что-то сделать для общества. Они знали, что в Израиле есть дети, которые не могут найти свой путь из-за проблем в учебе и семье и, как следствие, уходят из школы, а некоторые и из семьи. На общем собрании жители поселения решили создать в Долеве школу-интернат для таких девочек, чтобы они смогли получить еврейское воспитание, аттестат зрелости и профессию. Во многом благодаря энергии и личному обаянию Рахели, создание школы было утверждено министерством труда, и Рахель стала её первым директором. В школу записались 16 девочек. Теперь нужно было убедить Сохнут, чтобы в поселение доставили несколько караванов для учебных классов, для жилья, столовой и клуба. Рахель убедила Сохнут, и караваны были доставлены. Труднее было найти учителей и воспитателей, которые бы согласились работать на ставку 6 часов в неделю. И Рахель убедила женщин в поселении, уже работавших где-то, работать в интернате «по совместительству», как это сделала она сама. Рахель продолжала с утра работать в Офре, а после обеда посвящала все свое время интернату в Долеве. В поздние часы, когда ее дети спали, она проводила в своем караване совещания с учителями и другими работниками школы. (Сейчас в интернате, уже имеющем стационарное жилье и учебный корпус, учатся более 80-ти девочек). Выполнив свою «миссию» в Долеве, Рахель полностью посвятила себя работе в школе в Офре и через несколько лет стала её директором. Она считала главным в своей работе передать детям нашу традицию, воспитать в них еврейскую мораль и стремление к учебе и знаниям.

Долев между небом и землей

Её старшие дети еще учились в школе, младшим детям-близнецам было всего два года, когда Рахель узнала о своем страшном заболевании. Это был тяжелый удар для всей семьи, но на «семейном совете» она сказала: «Я – это я, Рахель. Болезнь – это не я, она сама по себе, хоть и рядом. Поэтому мы должны продолжать свою жизнь как обычно и постараться сделать для себя и для общества все, что можем, и даже больше».

Закат в Долеве

Так они и сделали. В течение последующих десяти лет Рахель мужественно боролась со своей болезнью. Как только приходила в себя после тяжелейших курсов химиотерапии, она занималась не только домом и воспитанием своих детей. Она выходила на любимую работу в Офре, занималась решением проблем образования в Долеве и создания школ в нашем районе. Её сила духа была потрясающей. В то же время, выполняя решение «семейного совета», её муж параллельно с преподаванием и научной работой в университете, стал членом секретариата Долева и Форума поселений. Дети по мере сил помогали родителям.

И в больнице Рахель работает

После операции по пересадке спинного мозга от старшего сына, Цвики, появилась надежда на то, что болезнь отступила, и Рахель закончила в своем колледже курс для руководителей учебных заведений. Поддержка семьи и родных, помощь друзей и соседей, всей долевской общины, давали Рахели силы справляться с тяжелейшим испытанием в её жизни. Еще за месяц до последней, закончившейся неудачно операции, Рахель была на работе.

После этой операции Рахель из больницы не вернулась. Она сказала, успокаивая своих родных, что её жизнь была полной, и она уходит, потому что свою миссию на земле она выполнила. Рахель – пример еврейской женщины, сохраняющей наши традиции, матери, воспитательницы, мужественной «поселенки», выполнявшей свое предназначение, как она это чувствовала и понимала.

Рахель с двойняшками

В последний путь Рахель провожали тысячи людей – родные, друзья детства и юности, соседи, коллеги по школе и сотни ее учениц.

Старшие дочери Рахель пошли по ее пути. Сарит после национальной службы закончила тот же колледж, что и её мать, и работает воспитательницей в школе. Михаль после национальной службы окончила курс по иудаизму и физический факультет университета. Сейчас она преподает в школе и мечтает о научной работе. И они тоже воспитывают не только своих, но и других еврейских детей так, как это делала их мать, Рахель.

Радость жизни

Старший сын Рахели, Цвика, после службы в боевых частях ЦАХАЛа по завету матери поступил учиться в ешиву, женился. Его дочь, внучку Рахели, назвали в её память: Шува-Рахель, «Возвращение Рахели». Я уверена, что и младшие дети, Ишай, Ионатан и Тхия пойдут по ее пути, будут сохранять те еврейские ценности, которые в них воспитала их мать. Еврейская традиция жива и, надеюсь, будет жить, благодаря Рахели, ее детям, внукам, ее воспитанницам и тем, кто все годы был рядом с ней.

Долев


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1135




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer12/Gulko1.php - to PDF file

Комментарии:

Ион Деген
- at 2009-07-26 06:43:44 EDT
После операции по пересадке спинного мозга

Современной медицине такое ещё осуществить не удалось.

Хаим Соколин
Израиль - at 2009-07-22 02:47:07 EDT
Я хорошо знаком с замечательной семьёй Гедалии и Цмехи Гвирцман, родителей Хаима. Для меня они олицетворяют всё лучшее, что есть в Израиле. К сожалению, на протяжении многих лет, в силу житейских обстоятельств, наши дружеские связи ослабли, и я не знаю, как сложилась жизнь их детей и внуков. Рассказ о Рахели частично восполнил этот пробел и показал, что молодые поколения Гвирцманов продолжают прекрасные семейные традиции. На таких как они держится страна. Спасибо за эти печальные и трогательные воспоминания.
Лида Камень
Израиль - at 2009-07-22 01:16:24 EDT
спасибо. Светлая память светлому человеку.