©"Заметки по еврейской истории"

Июль 2009 года


Анатолий Добрович


Ко Дню памяти

Дорогой Виктор Каган, Ваши стихи – это необычный и мощный отзыв души на Катастрофу. Возможно, Вам первому пришло в голову выразить исполнение «грандиозной задачи» через длину цепочки еврейских трупов или объем пролитой еврейской крови. А мы все-таки живы! И будем жить! – такова антитеза.

Больше я не коснусь этого значительного стихотворения. Уместны ли вкусовые разборки под побелевшим от ужаса небом!

Виктор Каган

День памяти

задача была столь грандиозна
что решить её по одному
не хватило бы жизни
поэтому
нас пулями сталкивали во рвы
сжигали в домах и печах
или просто закапывали живьём
педантично ведя бухгалтерию
окончательного решения
бухгалтерия так бухгалтерия
если бы все убитые
встали друг другу на плечи
то голова последнего
торчала бы на этом колу
выше спутников
а если бы их тела сложить в ряд
ноги к голове
получилось бы четыре раза
лондон москва туда и обратно
или немного больше чем москва вашингтон
или немного меньше чем рио де жанейро москва
тридцать миллионов литров крови
железнодорожный состав длиной
в четыре с лишним сотни цистерн
не получилось
сегодня
мечтающие повторить этот опыт
но уже довести его до конца
говорят что этого не было
что всё это козни мирового кагала
который должен быть уничтожен
включая половинок четвертушек восьмушек
продавшихся примкнувших
и просто сомнительных и похожих
на всякий случай с запасом
великой идеи ради и надёжности для
чтобы взметнувшись ввысь
стрела из тел дотянулась до бога
и крови хватило на тысячи лет
красить закаты побелевшего от ужаса неба
а над хрупкими крышами этого мира
с его стальными и атомными потрохами
взявшись за руки и не отрывая глаз друг от друга
летят ева с адамом
суламифь с соломоном
мойша с хавой
и в плацентарных водах любви
под плач зачарованной скрипки
плещется новая жизнь
маленькая и неистребимая
еврейская жизнь.


Да. Да! Поговорить же я хочу не о самом стихотворении, а о его «теме».

У меня такое чувство, что тема не раскрыта. Не то чтобы Вами, поэтом, не раскрыта, а – вообще. Так и верещагинский холм из черепов лишь иллюстрирует кошмар войны, оставляя за рамой истоки кошмара. Этот холм, как и состав из 430 тысяч вагонов-цистерн крови, таит в себе эпос, поддающийся героизации. Велик воитель, приказавший насыпать такой холм; велик фюрер, организовавший сей «поезд». Неудивительно, что всегда найдутся миллионы, жаждущие примкнуть к великому человеку и его великому делу. Эпическая глыба «дела» завораживает. Чан, полный крови, пьянит. Особый кошмар в том, что от него не отшатываются – как отшатнулись бы от чана жидкого дерьма.

Я хорошо понимаю, как можно кого-то сильно не любить. После Мюнхенской олимпиады, двух интифад, нескончаемых терактов и столь блестяще удавшегося размежевания с Газой я, например, сильно не люблю палестинских арабов. Но не могу представить себе ни расстрельных рвов, ни газовых камер в качестве решения (эффективнейшего, возможно!) «палестинского вопроса». Палестинская молодежь играла в футбол головами и частями тел израильских солдат, подорвавшихся на минном поле. Не могу вообразить себе самых озлобленных евреев за подобным занятием.

Здесь водораздел. Он не между «убивали» и «не убивали» и не между «много» и «мало». Допустим, прав навязываемый Обамой (мне ласкает слух случайное йотирование этого имени) партнер для переговоров с Израилем – дипломированный историк Абу Мазен; прав и компетентный в вопросах истории президент Ирана. Хитрые евреи существенно завысили число жертв нацизма, чтобы сделать на этом свой очередной гешефт. Давайте зайдем еще дальше: они приписали к числу погибших целых три нуля (!), так что реальная цифра – каких-нибудь тысяч шесть, не больше. По умолчанию, утверждается: уж эти-то шесть тысчонок заслужили свою участь!

«Чем?» – спрашиваю я себя всю свою сознательную жизнь. Что такого мы им сделали?

Дорогой Виктор, на то, что в плацентарных водах любви …плещется маленькая и неистребимая еврейская жизнь, у иных наблюдателей еврейской жизни уже готов вырваться из уст такой ответ: «Ничего, еще не поздно удавить в утробе этот плод мирового зла. Да и летающих мойшу с хавой пора приземлить снайперским выстрелом».

Общеупотребительно выражение «катастрофа европейского еврейства»… Неужели ни до кого не дошло, что речь на самом деле идет о катастрофе европейского христианства? Катастрофа – это когда немецкий чиновник, любитель Шуберта и Шиллера, подсчитывает в килограммах (центнерах?) вес утилизируемых волос, состриженных с голов жертв. Когда литовский крестьянин идет убивать соседа-лавочника, у которого с детства отоваривался, а эстонский горожанин – аптекаря, продававшего ему лекарства, а украинский огородник – ремесленника, всю жизнь изготавливавшего для него мотыги. Даже если допустить, что эти евреи безбожно обирали своих клиентов, это еще не мотив для убийства. И уж совсем не мотив для того, чтобы убивать десятки или сотни других евреев: именно за то, что они евреи, и постольку, поскольку объявляется «право» убивать евреев, даже «обязанность» делать это. «Социальная» составляющая юдофобии (зависть обездоленных к преуспевшим) ничего не объясняет: уничтожали и состоятельных, и полунищих. Приходится говорить о нравственной катастрофе наций, которые участвовали в геноциде евреев или делали вид, что не замечают происходящего.

Интересно, а появись «право» неограниченно отстреливать, скажем, лосей, ринулись бы народы прочесывать леса, чтобы вывести лосиное семя под корень? Нет, конечно, ведь лоси не репрезентируют мировое зло.

Вот вопрос вопросов: почему евреи его репрезентируют? Почему началась и продолжается катастрофа мусульманства (ближневосточного, а теперь и европейского, и всеазиатского), ну просто зажимающего нос рядом с гнусными евреями? Наша ли гнусность при этом выходит на авансцену?

Евреи могут мнить о себе что угодно. Равно как чукчи или тутси. Чтобы быть возведенными в ранг «мирового зла», они должны содержать в своем менталитете нечто такое, что делает всеобщую ненависть к ним «праведной».

Я не без скепсиса отношусь к концепции еврейской богоизбранности. Но при всем желании рассматривать евреев в качестве народа «как всякий другой» нам это не удается. Что-то он несет в себе: такое, что другим хочется – более того, требуется – его унизить. Евреи, взятые по отдельности, как в прежнем, пока не изжитом своем воплощении (народ в диаспоре), так и в нынешнем (народ государства Израиль) являют собой широчайший набор типов: от святых до отъявленных преступников. Пожалуй, в большей мере, чем другим народам, им присуща язвительная недоброжелательность к соплеменникам – пресловутая еврейская самоненависть. Считается, что это – след многовекового пребывания во враждебной среде (привычка смотреть на себя и себе подобных глазами ненавистников). Но возможно, дело обстоит сложнее. Иудаизм как цементирующая этнос религия, вообще, не обольщается человеком и не одобряет поклонения человеку, находя естественным поклоняться исключительно Всевышнему. Надо полагать, одно это должно раздражать другие народы, чья культура возвеличивает, а то и обожествляет Сильного Человека – завоевателя, основоположника устоявшихся правил поведения, преуспевающего стяжателя земных (или неземных) благ.

Дорогой Виктор, я не вижу причин идеализировать евреев, я лишь пытаюсь понять, в чем суть дела.

Соблазнительна мысль нашей современницы, израильтянки Лиоры Зив Ами (псевдоним) о том, что евреи несут в мир идею монотеизма, и уже этого достаточно, чтобы пробуждать гнев в язычниках. Действительно, языческие божки увековечены сознанием народов (вопреки принятому ими христианству) в виде бесчисленных ведьм, домовых, леших и прочих бесов разнообразного назначения. Добавлю от себя: поразительны чудища-химеры, глядящие на нас с величавых соборов. Можно было бы истолковать эту нечисть как указание на человеческие грехи, попираемые верой прихожан в Святую Троицу, но тогда – почему они установлены на крышах, на «верхах» соборов – как бы вопреки благодати, сходящей на верующих? Поместить бы их в подвале или в некой расщелине ниже уровня церковного пола. Кажется, внятного ответа на этот вопрос до сих пор не существует. Допустимый ответ: должно быть, это те самые силы, которые необходимо «задобрить» (чисто языческое мировосприятие). К этому ряду творений фантазии осмелюсь прибавить сонмища христианских святых: все они «заступники» за людей разных профессий и статусов перед Царем Небесным, а значит, требуют отдельных молитв или приношений, дабы «ходатайствовали» у Царя о прощении нас – грешных рыбаков или пекарей, беременных или узников… Какой уж тут монотеизм. Единый Бог моих иудейских предков запретил служение идолам, человеческие жертвоприношения, использование магии для земных целей и неоказание помощи ближнему. Всякое иное «единобожие» есть, в сущности, не монотеизм, а провозглашение иерархии, наличествующей между «Царем», «придворными» и «чернью». Евреи, по понятиям антисемитов, захватывают лучшие местечки в зале, где толпятся «придворные». По какому праву? Чем они лучше нас?..

Но особое значение Л. Зив-Ами придает монизму иудеев, который противостоит языческому дуализму – т. е. манихеизму, разделяющему мир на «силы добра» и «силы зла». В самом деле, для иудея зло – это лишь временное отсутствие, «затмение» Божественного Добра, а не Зло как самостоятельное космическое явление. Понять эту тонкость, будучи язычником, трудновато.

Но, во-первых, раввинистический иудаизм в его народном, низовом изводе также содержит многие элементы язычества (поклонение адморам, талисманы, магические процедуры, манихейские установки с приписыванием еврейству роли «светлой силы» и т. п.). Во-вторых, еврейская масса Европы в нацистскую пору была, в основном, полу-религиозной или безрелигиозной (в результате длительной ассимиляции), так что вряд ли она интенсивно «излучала» в среду идеи в духе Зив-Ами. В-третьих, больно уж это все высокие материи для упомянутых немца, литовца, эстонца или украинца, охотно воспользовавшихся неожиданной легитимацией убийства.

Более убедительной видится мне концепция другого нашего современника, израильтянина Валерия Слуцкого. Исследуя смыслы Торы, он видит еврейское откровение (противостоящее язычеству) в утверждении абсолютного достоинства личности, поскольку Личность есть первооснова бытия – подлинная сущность того, что мы называем Богом. Отсюда в иудаизме следует недопустимость любой формы унижения личности (включая «личность» убиваемого животного!). Спору нет, среди евреев нашлось немало мастеров унижения и уничтожения личностей, но тем самым они, по Слуцкому, впадали в языческое безумие и исторгались из духовной сферы собственного народа. Что бы Вы ни думали, Виктор, об этой мысли, согласитесь, она приближает нас к пониманию Катастрофы (их, а не нашей: мы – жертвы того, что произошло с ними). Потребность унижать и убивать – вот что до поры до времени сдерживается в душе, сформированной язычеством. Вот что, вырвавшись наружу, доставляет ликование – таков смех Тараса Бульбы над евреями, дрыгающими ногами, когда их бросают в костер (с трудом представляю себе евреев, смеющихся над пылающими шароварами при бросании в костер казаков).

Унижать и убивать нередко мешает язычникам воспринятая ими христианская вера; едва ли кто-то из погромщиков задумывался о ее еврейских корнях, но восстать против веры отцов – идти против совести. Зато, если кто-то считается врагом веры и, более того, врагом рода человеческого, – тут уж мы повольничаем! И лихостью, доблестью назовём свою свирепость, и предания сложим о героях борьбы с мировым злом. А что евреи не умеют сопротивляться, – так ведь жалкие трусы. А когда сопротивляются и крепко дают сдачи, – так ведь мерзавцы. Значит, тем более оправдано извести их под корень.

Но все это – так сказать, оформление нарратива. Потребность унижать и убивать ярко вспыхивает в условиях беспомощности жертвы, безнаказанности преступной акции. Фюрер с его «составом из цистерн» вовсе не поражает величием, как не поразил бы им главарь ватаги, совершившей групповое изнасилование. В любом лагере такому по полной программе досталось бы от «честных воров».

Мы говорим о катастрофе христианских стран. Любопытно, почему именно в государстве со столицей Христиания (ныне Осло) так ненавидят Израиль, «обижающий» соседей-мусульман борьбой с террором. Еврейская страна, по мнению норвежских интеллектуалов, потомков безжалостных викингов, не имеет права даже на самооборону. Так, кстати, считают и многие евреи, продолжающие жить в рассеянии. Они, вообще говоря, настоящие евреи: не согласны, чтобы их нацию упрекали в свирепости. Что до самих мусульман, то механизмы высвобождения потребности унижать и убивать у этих попроще. Их «монотеистическая» религия не только не ограничивает, но и поощряет жестокость по отношению к неверным, т. е. отказавшимся принять ислам. Полагаю, это скоро почувствуют и в Осло.

Мир исламизируется. Превращение антисемитизма в анти-израилизм происходит на наших глазах. Вырисовывается прелюбопытный сценарий: сионисты, выходит, заманили евреев на Ближний восток именно для того, чтобы мусульмане, при одобрении или при молчаливом («швейцарском») согласии остальных государств, могли эффективно завершить гитлеровский проект. Убийц не остановит то, что при взрыве иранской атомной бомбы, скажем, над Афулой погибнут также и палестинские арабы: Аллаху наверняка угодна эта жертва.

Словом, «День памяти», Виктор, для меня – воспоминание о будущем. Не получилось – сказано в Вашем стихотворении. Не беда, еще получится!

Я двадцать лет живу в стране, где дети не играют в войну. Потому что война у нас и так не прекращается? Нет, это не объяснение. Сам был эвакуированным в войну ребенком; мы «стреляли» друг в друга из деревяшек и шли в атаку с криками «ура». Объяснение другое: убивать – не в традициях народа, это не его «героика». Те, кто ходят в синагогу всего раз в году, на Йом Кипур (или вообще не ходят), все равно знают, что, убивая одного, убиваешь весь мир. Это не помешает случайному таксисту выстрелить в араба-террориста на тракторе, принявшегося давить прохожих, ненавистных евреев. Но дети в войну не играют: она не предмет игровой имитации. А наши солдаты не стесняются плакать, хороня павшего. Что за слабость: воин, а ревешь!.. Плохой воин? Как бы не так, раздолбает, кого надо, выполняя при этом приказ беречь мирное (т. е. не вооруженное) арабское население и колеблясь нажать на спусковой крючок при приближении ребенка, обвешанного взрывчаткой.

Возможно, мы и в самом деле какой-то особенный народ. Отчего нам не легче…


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1221




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer11/Dobrovich1.php - to PDF file

Комментарии:

Националкосмополит
- at 2009-07-08 06:20:29 EDT
«Мир исламизируется. Превращение антисемитизма в анти-израилизм происходит на наших глазах. Вырисовывается прелюбопытный сценарий: сионисты, выходит, заманили евреев на Ближний восток именно для того, чтобы мусульмане, при одобрении или при молчаливом («швейцарском») согласии остальных государств, могли эффективно завершить гитлеровский проект. Убийц не остановит то, что при взрыве иранской атомной бомбы, скажем, над Афулой погибнут также и палестинские арабы: Аллаху наверняка угодна эта жертва»

Дальше сценарий развертывается следующим образом.
Израильтяне получют нелегально от США новейшее самое современное и эффективное оружие точечного уничтожения промышленных объектов и антисионистских персоналей в избыточном для выполнения здачи количестве.

После этого наши соколы, храни их БОГ проводят беспощадную ликвидацию всех промышленных объектов Ирана и его элиту.

Длее все атисемитские террористы мира начинают убивать евреев во всех странах, кроме Израиля.
До него им не добраться – кишка тонка, уничтожать Израиль с воздуха никто не станет, ибо там еще не сконцентрированы все евреи мира до восьмушек.
Далее все страны мира, где проживают евреи начинают требовать от Израиля принять на постоянное жительство всех евреев до «восьмушек» с их семьями, а так же народы, подозреваемые в принадлежности к коленам Израиля.
В Израиль, огороженный 6ти метровым забором, строительство которого наконец – то будет завершено вселяются равноправными гражданами не менее 1млрд евреев по Новому Закону о Возвращении – до «восьмушек» и предполагаемых «10ти колен Израиля».
Через пять лет все эти люди уже прилично владеют Святым Воскрешенным Языком.
Но эти пять лет надо еще прожить.
Сбылась мечта сионистов и антисемитов – все евреи отделены от человечества в государстве Израиль.

Деевреизированый мир находится перед альтернативами:
1 Не вмешиваться. Пусть евреи жрут друг друга в буквальном смысле слова, пока не останется приемлемое для проживания на территории Израиля их количество.
2 Проявить минимальный христианский, мусульманский, буддийский гуманизм и поставлять в Израиль пищу, медикаменты, продтовары, как поставляют их сегодня в Газу.
3.Разбомбить Израиль с воздуха, уничтожив весь народ Его.

Скорей всего мнение по этим трем вариантом раделится, и человечество возьмет паузу.
Потом оно проведет референдум среди взрослого населения планеты, и какой вариант победит – такой и реализует.

Мне кажется, что победит самый гумманый вариант, мол зачем мучить людей, живущих так скучено – давайте лучше их уничтожим.

Далее должен вмешаться БОГ и начать уничтожать не Израиль, как проголосовало деевреизированое человечество, а их самих, сделав из Израиля Воскрешенного Новый Ноев Ковчег безопасности от гнева Господа.
И тогда раскаются люди Земли в грехах своих и начнут учить детей своих Святому Воскрешенному Языку, а Израиль сделают столицей
Националивритоязычного билингвистического человечества.

Тех, чьи дети, рожденые со дня Прощения Мира Богом не будут иметь родным наряду с национальным языком своим Язык Бога Воскрешеный ОН ликвидирует вместе с семьями.

Националкосмополит
- at 2009-07-08 06:03:53 EDT
«всё это козни мирового кагала
который должен быть уничтожен
включая половинок четвертушек восьмушек
продавшихся примкнувших
и просто сомнительных и похожих
на всякий случай с запасом
великой идеи ради и надёжности для
чтобы взметнувшись ввысь
стрела из тел дотянулась до бога»

Да это правда, включая не только «четвертушек», как делали во всей оккупированной Нацистами Европе, но и «восьмушек».
Есть сведения, боюсь ошибиться, но по моему из этого журнала, что когда фашисты стали проигрывать войну они пришли к выводу, что проигрывают ее из – за того, что считают евреями только до «четвертушек», и уничтожают их, не уничтоженные «восьмушки» им – мерзавцам вредят.
Немцы народ аккуратный, открыли архивы, нашли «восьмушек», и выяснили, что их 80% граждан Германии.
Скрепя зубами Гитлер не стал реализовывать эту инициативу, но стал ненавидеть и не щадить немцев за их «еврейскость».
К концу войны он был бы только рад, если бы все немцы в ней погибли.

Я думаю, что если уже ищут и «восьмушек», то евреями в государстве Израиль и во всех еврейских общинах мира должны считаться лица, имеющие хотя бы одного из 8ми прабабушек и прадедушек евреями.

ВЕК
- at 2009-07-06 20:38:12 EDT
Дорогой Анатолий!

Спасибо на добром слове о стихотворении.

Я не знаю, как дальше сложатся судьбы мира и нас в нём. Кто это может знать? Вероятно, как и вообще в жизни, имеет смысл готовиться к худшему, надеясь на лучшее. В каких-то мелких деталях сказанного Вами мы можем разойтись. Но с главной Вашей мыслью не могу не согласиться. Холокост - Катастрофа не только для его жертв, но и в не меньшей степени, хотя и в ином смысле, катастрофа христианской цивилизации - не прошедшая катастрофа, а продолжающаяся и смыкающаяся с ползучей (пока ползучей) катастрофой цивилизации мусульманской.