©"Заметки по еврейской истории"
Январь 2009 года

Валерий Головской


Критические заметки о «Заметках» Анатолия Брискера

Мне, эмигранту «Третьей волны», было особенно любопытно прочитать опубликованные в декабрьском выпуске «Заметок по еврейской истории» «Заметки российского эмигранта» Анатолия Брискера о том, как происходило перемещение россиян на Запад в последние 10-15 лет.

Что особенно привлекает в тексте Брискера, так это его полнейшая откровенность и множество интереснейших подробностей о так называемой «четвертой волне» эмиграции. Ведь большинство представителей этой волны не склонны обнародовать детали их переселения на Запад, и читателю вскоре станет ясно почему.

Это была на самом деле не эмиграция, а экономическая миграция – добровольное перемещение из одной свободной страны в другую.

В качестве эпиграфа к статье (часть будущей книги) Брискер приводит такое выражение: «Эмиграция – дело молодых». Это, в общем-то, правильно, но не в данном случае. Напомню, речь идет о периоде с начала 1990 годов, когда основную массу приезжих в Америку составляли люди пенсионного возраста. А наиболее распространенной причины переезда было воссоединение семей. Так и у Брискеров: надо уезжать «ради сына», «чтобы воспитывать внуков». Причем активной сторонницей отъезда была жена, а сам Анатолий не слишком рвался на Запад. Да и зачем уезжать, если есть отличная квартира в Питере, машина, гараж, дача, приличная работа, дом полная чаша? «Мы с женой, пишет Анатолий, продолжали жить в Ленинграде: я работал, ездил в интересные командировки, так что тяги в Америку не испытывал, но я всегда образно говорил, что мой первый пенсионный день будет последним днем пребывания в России».

Другое дело – дети. Сначала уехала дочь. Устроилась. Родила дочку. Затем, в 1998 году, отбыл сын. «Я с радостью остался, сообщает Анатолий. Но жена продолжает настаивать на отъезде». Наконец, в двухтысячном году, решение принято. Едем! Но куда?

Рассматривается вариант Канады. Не проходит. Потом – Германия. Но к немецкому консульству огромная очередь (в тот период обуреваемая чувством вины Германия стала принимать российских евреев). Остается Америка! Там принимают всех и всегда.

Правда, визит в американское консульство вызывает у Анатолия раздражение: недоброжелательная сотрудница, казенная атмосфера... С циничным юмором описывает Анатолий свою попытку обосновать отъезд антисемитизмом: «Для получения статуса беженца (как потом правда выяснялось ценного только для пенсионеров) в моих анкетных материалах подчеркивался антисемитизм, сопровождавший меня всю жизнь; я даже представил справку из милиции об инциденте со злостной протечкой с чердака, списывая это тоже на антисемитизм»...

Но справка была отвергнута, сотрудница вообще не могла понять, о каком антисемитизме идет речь, если Брискер был кандидатом технических наук и начальником отдела НИИ. Но положительное решение уже принято.

Начинается предотъездная суматоха: продажа дачи, машины, гаража, вещей, переправка – неведомыми и нелегальными путями – денег, серебра, коллекции монет в Америку. Вот что пишет Брискер об этой своей деятельности: «Одновременно, пользуясь любыми способами – приездом дочери, выездами за границу знакомых, моими заграничными командировками, я старался переправлять за границу, как мне казалось, неразрешенные к вывозу вещи: редкие книги, монеты, камни, ювелирные изделия и т.п. Несколько раз мы с сыном использовали для этого поездки в Хельсинки, откуда далее по почте отправляли бандероли в США».

Под занавес случился вот какой эпизод, неплохо характеризующий автора «Заметок»: «Перед отъездом произошла последняя стычка с российской действительностью, вернее с судебной системой России, а случилось следующее. Во время очередной моей командировки в Москву, фирменный поезд опоздал часов на 6 и я вместо утра оказался в Москве после обеда. По возвращению в Ленинград я решил подать в суд на Октябрьскую ж. д. на «возмещение морального ущерба», как было написано в исковом заявлении, в размере 10000 рублей». Конечно, Анатолий прекрасно понимал, что дело не выгорит, но почему не покуражиться напоследок?

Большинство «отъезжантов» тех лет продавали квартиры (вариант: сдача квартиры богатым иностранцам или фирмам) и переправляли деньги на счета детей. То есть на Запад выезжали достаточно состоятельные, если не сказать богатые люди, сохранявшие к тому же российское гражданство.

По американским законам, обосновавшиеся в Америке дети, имели право вызвать родителей. Но при этом они подписывали обязательство взять родителей на полное обеспечение. Однако на практике не успевала нога предков ступить на «обетованную землю», как дети немедленно забывали о своих обязательствах, как, впрочем, и добрая и наивная Америка.

Сразу после приезда Брискеры подают заявление на получение всех причитающихся пенсионерам американских благ (Хуже было тем, кто в момент приезда еще не достиг пенсионного возраста!)

И вот в самом скором времени семья получает: 1. пенсию по программе SSI (или Supplemental Security Income); 2. продуктовые талоны (food stamps); 3. бесплатную медицинскую страховку (Medicaid); 4. жилье по 8 программе.

Спросите любого среднего американца, что такое Восьмая программа, он разведет руками: никогда не слышал ни о чем подобном. Зато эмигранты, даже еще не выехав из России, прекрасно осведомлены о всех тонкостях этого дела – подавать ли на федеральную программу или на штатную...

И вот, как в сказке, благодаря удивительным, хотя и не всегда справедливым американским законам, не проработав ни одного дня в этой стране, новоприезжие получают разнообразные блага, которые далеко не всегда светят даже тем, кто долго и честно трудился в Америке.

Казалось бы, можно начинать новую жизнь, благодарить обретенную родину за счастливую старость. Но Анатолий Брискер недаром получил советское высшее образование: даже без знания английского, он прекрасно разбирается в хитросплетениях американского законодательства и не упускает ни одной возможности оторвать лишний кусочек от богатого пирога.

С присущей ему откровенностью Анатолий описывает такой эпизод: соседи, родственники и сотрудники еврейских организаций проявили большую активность помогли обставить новое жилье, снабдить новоприезжих всем необходимым на первое время. В результате «появилась заметка с фотографией о нашем благоустройстве. Правда, это послужило причиной некоторого конфуза. Дело в том, что для увеличения пособия мы с женой были зарегистрированы, как «separate» (разделенные) – такое понятие существует в США (супруги не разведены, но живут отдельно), а после этой заметки нам пришлось оправдываться».

Кажется, теперь все получено и Брискеры могут жить-поживать, а добра наживать им не нужно – все есть. Но не будем недооценивать остроту ума и природную сметливость Анатолия Брискера. Сразу же после оформления документов, супруги отравляются в Питер, где заявляют о своем праве на получение... российской пенсии. В начале нового столетия Россия все еще не оправилась от последствий краха 98 года, так что пенсии должно быть были нищенские. Но не упускать же своего, заслуженно заработанного, после получения незаработанного! И конечно, ни об этом дополнительном доходе, ни о нелегально переправленных деньгах и ценностях Брискеры так и не собрались сообщить в американское налоговое ведомство, что требуется по закону.

Быстро пролетели пять лет, настало время оформлять американское гражданство, которое как пишет Анатолий «дает ряд преимуществ (голосовать, работать в госучреждениях и т.п.), а, главное для нас, сохраняет государственное пособие»!

Но когда пришла пора оформлять документы, оказалось, что за эти услуги необходимо заплатить. Анатолий немедленно подает заявление с просьбой освободить его и жену от оплаты. И тут впервые и лишь на одно мгновение глаза американских чиновников открылись, обнаружили многочисленные поездки в Россию, на Багамы и в прочие экзотические страны, поездки, стоившие тысячи долларов, и... отказали. Обидно. Сорвалось! Пришлось заплатить.

Итак, с точки зрения материальной – все сложилось как нельзя лучше. Переезд в Америку себя оправдал, особенно учитывая уровень жизни пенсионеров в России в те годы. Но если посмотреть с точки зрения семейной, духовной, культурной – картина получится не столь радужная.

Дочь, по мнению Анатолия, излишне американизировалась, отказалась в угоду мужу от русских корней, стала чужой. Не сложились отношения и с внуками – языковый барьер. Сын, хоть и получил американское образование, оказался неудачником, и тоже отдалился.

Незнание языка, отсутствие корней в Америке и ослабление связей с российскими друзьями, обрекало Брискеров, как и многих пенсионеров этой волны, на русскоязычное телевидение, газеты и книги и посещение русских магазинов.

Анатолий с оправданной горечью описывает сложившуюся ситуацию: «Основным негативом нашего бытия был недостаток общения, которое я любил и имел всю жизнь. Все мои многочисленные попытки наладить контакт с окружающими не получались – будь то «аборигены» или иммигранты, евреи или русские, молодые или пожилые. Видимо в старости заводить новых приятелей очень трудно, да и моя природная коммуникабельность так и не смогла преодолеть индивидуалистическую отчужденность и отсутствие желания общаться у местного населения, врожденное у коренных американцев и благо приобретенное у российских иммигрантов».

Итак, главные цели переезда (дети, внуки) оказались нереализованными. Переезд по большому счету был ошибкой. Какой же выход? Возвращение на родину? Но и это оказалось невозможным из-за приобретенных в Америке материальных благ: они держат крепко и навсегда.

Судьба Брискеров интересна прежде всего тем, что повторяет судьбы многих и многих родителей, приехавших в Америку с надеждой заняться воспитанием внуков, поддержать детей, а оказавшихся на самом деле совершенно лишними. Для некоторых, но не для всех, эти недостатки компенсировались материальными благами не всегда законно и справедливо полученными от Америки. Вот почему, наверное, представители этой «волны» редко делятся своим опытом. И вот почему откровенный рассказ Анатолия Брискера вызывает такую повышенную, хотя и не всегда позитивную реакцию.

Причину такой откровенности Анатолий объясняет таким образом: «Необходимо заметить, что только очень предприимчивые люди (к сожалению, зачастую жуликоватые) полностью успешны в любой стране и при любом режиме, что видимо не характерно для меня».

WOW – как говорят в Америке, когда комментарии излишни! Вот как видит себя Анатолий Брискер, вот почему он с таким удовольствием делится с нами своим опытом! К тому же на безопасном русском языке, прекрасно понимая, что чиновники из иммиграционного ведомства, как и из отдела социальной помощи не читают «Заметок по еврейской истории».

Пусть читатели этих критических заметок сделают выводы сами.

 
К началу страницы E iaeaaeaie? iiia?a

Всего понравилось:0
Всего посещений: 762




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer1/Golovskoj1.php - to PDF file

Комментарии:

М. ТАРТАКОВСКИЙ. "Об искренности в литературе
- at 2009-09-28 15:53:05 EDT
Искренность и правдивость - самое замечательное и крайне редкое достоинство автора - ценить надо.
Циничнейшие мемуары Бенвенуто Челлини - классика мировой литературы...
Даже ничтожнейший Александр Тиняков, весьма схожий с одним из персонажей этой гостевой, вспоминаем и ценим именно за свою искренность:
"Пи­щи слад­кой, пи­щи вкус­ной
Мне даруй, судь­ба моя, –
И лю­бой по­сту­пок гнус­ный
Со­вер­шу за пи­щу я!

Я свер­нусь ба­ра­нь­им ро­гом
И на брю­хе по­пол­зу,
На­сме­юсь, как хам, над бо­гом,
Оск­вер­ню свою сле­зу.

В серд­це чи­с­тое на­га­жу,
Кры­лья мыс­лям ос­т­ри­гу,
Со­вер­шу гра­бёж и кра­жу,
Пят­ки вы­ли­жу вра­гу..."

Умилительных же авторов - хоть пруд пруди.

Иегуда
- at 2009-09-27 11:27:20 EDT
Все главное ублюдство автор изложил в первом абзаце.
Получить вызов из Израиля, добиться под него выезда, а потом - сквозануть, где больше дадут.

Обманув, и Израиль, и СССР, и принявшую, в конце концов, страну (США, Германию, Танзанию, Тайланд, Жопопупу... Не знаю, еще кого?)

И, бросьте в него камни, кто не поступал так же!

И, главное, что вот такое обычно поучает Израиль, как нам жить!

Майя
Нью Йорк, НЮ, США - at 2009-09-27 08:23:54 EDT
Мерзкий тип. Неудивительно, что с ним никто не хочет общаться. Общение с такой публикой не обогащает духовно. Он хорошо подкован исключительно по части материальных благ. Да, "интеллигенция"....
Felix Frantsuzov
Clevelend, OH, Догадайтесь - at 2009-06-10 22:47:25 EDT
Baлера, по-моему твой Брискер просто мелкий жулик, выпестованный советской властью. Утверждаю это как человек, уехавший в 1979 году отнюдь не в поисках колбасы. Мы, уезжая оставили две квартиры (продать мы ничего не могли, кроме машины), а зарабатывал я, как человек свободной профессии 6,000.00 - 7,000.00 тысяч в год.
Можешь передать мои слова этому замечательному господину, а заодно почти всей 4-ой колбасной волне.

Dmitry Tockman
Moscow, Russia - at 2009-02-16 08:19:17 EDT
Меня при чтении воспоминаний Брискера тоже неоднократно коробило. Так и вспоминается описанный в письме В.И.Ленина "женевский эпизод" - наезд автомобиля на автора, ехавшего на велосипеде. С какой уничтожительной иронией пишет вождь мирового пролетариата о владельце автомобиля! "Какой-то виконт, чёрт его дери!" И с какой удовлетворительной интонацией сообщает о деньгах, которые с оного виконта удалось содрать...
Ни одной нотки элементарной (и в предложенных обстоятельствах - вполне логичной!) благодарности новой стране, приютившей г-на Брискера и давшей ему возможность в 70 и даже в 75 лет беспрепятственно путешествовать как внутри, так и вовне U.S., читатель мемуаров так и не встречает.
Зато встречает он этакое менторско-назидательное рассуждение об "абсурдности" законодательных различий между различными штатами. Видимо, бывший гражданин Российской Федерации Брискер так и не понял до конца суть федеративного устройства обоих государств, в которых Б-г судил ему жить.
Всё это, вкупе с откровенно потребительским пафосом статьи (пусть и насыщенной небезынтересными подробностями) сильно снижает как эстетическое ощущение от прочитанного, так и интерес к личности автора...