"Альманах "Еврейская Старина"
Июль-сентябрь 2009 года


Елена Хэрмэнс-Чернышова

Описание Вяземского еврейского кладбища

Первые официально зарегистрированные и легально проживающие евреи в Вязьме появились во второй половине XIX века. В 60-70-х годах с промежутком в несколько лет были изданы указы, разрешающие селиться вне черты оседлости сперва евреям-ремесленникам, а затем купцам и отставным солдатам, отслужившим срок по рекрутскому уставу. Именно к этому периоду можно отнести формирование еврейской общины.

Скорее всего, приблизительно в то же время было отведено место под еврейское кладбище, которое частично и, к большому сожалению, очень плохо сохранилось. Находится оно в районе железнодорожной станции Новоторжская. Стоит отметить, что в Вязьме имелось еще одно еврейское кладбище, которое было уничтожено. Оно находилось в районе нынешней Парковой улицы и примыкало к Воскресенскому храму и Воскресенскому православному кладбищу. Сейчас на этом месте стоит жилой микрорайон. Можно предположить, что это кладбище появилось в период Первой мировой войны, когда евреев выселяли из приграничных районов и временно разрешили проживание во внутренних губерниях Российской Империи. Последовавшая Февральская революция и отмена черты оседлости способствовали усилению миграции еврейского населения, что и привело к увеличению численности евреев в Вязьме. Гражданская война, голод и болезни стали причиной высокой смертности. В связи с этим, вероятно, возникла необходимость в отведении места под новые захоронения. К сожалению, данное кладбище не было своевременно описано, поэтому установить имена захороненных на нем не представляется возможным.

Но вернемся к сохранившемуся кладбищу. Его крайне сжатое описание – буквально пара фраз – встречается в статье Ю.В. Петровой «Вяземский некрополь: современное состояние[1]» Кроме того, в мае 2006 года вяземскими краеведами были переписаны 13 захоронений, имена на надгробных камнях которых удалось прочесть. Тем не менее, полноценного обследования проведено не было.

Этот пробел я и попыталась восполнить. При обследовании кладбища было обращено внимание на следующие моменты: общее состояние кладбища на 2007 год, могильные камни – их виды, форма и сохранность, использование орнамента и символики, эпитафии. Все обнаруженные эпитафии полностью или частично – в зависимости от сохранности – удалось перевести на русский язык. Результатом стало составление настоящего описания, алфавитного списка захороненных с краткими справками и каталогизация сохранившихся надгробий. Учитывая, что на кладбище были обнаружены захоронения людей и членов их семей, которых можно по косвенным признакам отнести к основателям еврейской общины, будем условно называть это кладбище «старым».

Старое еврейское кладбище находится на окраине города, в частном секторе, на улице Зеленая. Участок представляет собой небольшой прямоугольник приблизительно 100 на 120 метров, по периметру которого вырыты дренажные канавы. Сохранилось несколько столбов от забора, который когда-то ограждал кладбище. Основной вход зарос кустарником.

Вяземское еврейской кладбище, 2007 г.

На данный момент кладбище полностью разорено, заросло, тропинки, которыми часто пользуются местные жители, проходят по могильным холмам, большая часть надгробных камней отсутствует, оставшиеся повалены, надписи сбиты, таблички свинчены. Где же находятся памятники с большинства еврейских могил? По словам местных краеведов, кирпичные надгробия были разобраны местными жителями и пошли на печки и фундаменты домов, каменные же перешлифованы и стоят неподалеку на русском кладбище.

В результате исследования удалось обнаружить 98 захоронений. 60 % из них обозначены всего лишь могильными холмами. 38 захоронений (40 % от общего числа) имеют признаки надгробных сооружений, но всего на 16 из них сохранились фамилии похороненных, а на 13 также и даты смерти.

Вяземское еврейской кладбище, 2007 г.

Надгробия, на которых указаны даты смерти, можно разделить по хронологическому принципу: дореволюционные, довоенные и послевоенные. Половина приходится на дореволюционные, захоронения периода революции и Гражданской войны, самое старое из которых датируется 1898 годом. Треть относится к послевоенному времени. Последнее захоронение было произведено в 1975 году.

Сохранившиеся надгробия (38) довольно разнообразны по форме: надгробия-цветники, монументальные памятники общегородского типа, традиционные стелы-мацевы разнообразной формы, а также одно надгробие в виде саркофага. Большинство выполнено из достаточно дешевого материала – кирпичей, покрытых штукатуркой. Имеются также несколько мраморных и гранитных памятников, что, вероятно, свидетельствовало о благосостоянии потомков и/или социальном статусе умершего. Наиболее старые надгробия изготовлены из камня, скорее всего, известняка, который хорошо поддавался обработке.

На одной плите имеются фотографии (захоронение Исаровой и Криштоповой), на других – следы их присутствия.

Надписи на большинстве надгробий ограничиваются лишь указанием имени, даты рождения (в некоторых случаях) и смерти. Из 19 надгробий, язык надписей на которых более или менее поддается идентификации, на 9 сведения об умершем даны только на русском языке, на 5 – на русском и иврите, на 4 – только на иврите.

Чрезвычайно лаконичные эпитафии на русском языке имеются всего на 4 могильных камнях: «Дорогой матери от любящих детей. Житие ей было 51 год» – на могиле С.Г. Гершкович, «Мы сохраним о тебе светлую память» – на могиле А.А. Аншелиевича, «Память о тебе мы сохраним навсегда» – надгробие Р.Б. Кривицкой, «От дочерей» – надгробие Р.М. Зарецкой.

Более развернутые эпитафии на русском языке есть на двух надгробных камнях, но, к великому сожалению, они практически не поддаются прочтению, т. к. большей частью сбиты. Одна могила принадлежит Леночке Цо...й, умершей в детском возрасте в 1898(?) году. Судя по тому, что надпись сделана исключительно по-русски, и на камне не удалось обнаружить еврейской символики, можно предположить, что семья относилась к ассимилированным евреям.

Нахождение другого камня на еврейском кладбище вообще является загадкой. На массивном гранитном надгробии видны остатки надписи, сделанной старославянским шрифтом. Из того, что удалось разобрать: «...священник.....58 лет». Как на еврейском кладбище мог оказаться неподъемный надгробный камень с могилы православного священника, остается только догадываться...

Памятники-цветники, монументальные надгробия общегородского типа, присутствие запрещенных религиозной традицией портретных изображений усопших[2], надписи на русском и указание даты рождения появились на надгробных камнях еврейских кладбищ в основном в конце XIX – начале XX веков.

Помещение портрета на памятнике – нарушение второй заповеди, нельзя соревноваться с Богом в творении[3]. Да и указание даты рождения является отходом от традиции. Появление на свет – отнюдь не заслуга новорожденного. День рождения в религиозных семьях не отмечали. Ведь неизвестно, как сложится жизнь младенца. Вот когда человек проживет долгие годы и упокоится, можно будет сказать, стоит почитать его или предать забвению. Поэтому евреи отмечают именно день смерти близких: молятся, зажигают свечи[4]. Нарушение традиций – результат проникновения христианской культуры, процесса ассимиляции, «в ходе которого осознание общности связей с одной национально-культурной группой сменяется идентификацией с другой.... Ассимиляция протекает посредством идентификации с культурой, религией, национальными или политическими идеалами ассимилирующей среды[5]....» . Этот процесс начался в Российской империи где-то во второй половине XIX века и с переменным успехом и перерывами проходил на протяжении столетия.

Тем не менее, на Вяземском еврейском кладбище сохранилось несколько традиционных еврейских стел-мацев. Еврейская энциклопедия определяет понятие мацева как «камень, воздвигнутый над могилой». Но прежде чем перейти к их подробному рассмотрению, стоит остановиться на традициях, связанных с установкой надгробных камней, на том, а как, собственно говоря, выглядит традиционное еврейское надгробие и какие элементы на нем присутствуют.

Надгробие у евреев почитается как святыня. Обычай устанавливать надгробный камень в изголовье могилы берет начало в глубокой древности. Это делается в знак уважения к покойному и для того, чтобы его имя и место захоронения не были забыты[6]. В странах диаспоры надгробие обычно устанавливали по истечении 12 месяцев после погребения. Двумя основными типами еврейских надгробий являются стела и саркофаг[7]. Стела-мацева имеет, как правило, форму вертикально стоящей плиты (типично для ашкенази) с надписью и рельефным или резным изображением. Обычно стела устанавливалась на надмогильном камне, который мог быть сделан в виде короба из отдельных плит либо из цельного блока с плоским или скошенным на два-три ската верхом.

Многие мацевы, сохранившиеся на еврейских кладбищах Украины и Молдовы, поражают воображение богатством декора, разнообразием символики и свидетельствуют об искусстве еврейских мастеров-камнерезов.

Символы, изображавшиеся на мацевах, отражали религиозный и общественный статус умершего, его профессию, личные достоинства и т д. К примеру, руки над зажженными свечами или горящие свечи в субботних подсвечниках изображались на могиле женщины, ибо именно в ее обязанности входило зажигание субботних свечей; открытая книга или несколько корешков книг – могила раввина или автора религиозных сочинений; гусиное перо – переписчика священных текстов; ножницы – портного; цепочка или другие украшения – ювелира; коробка или кружка для сбора пожертвований, рука, подающая милостыню, указывали на щедрость покойного и т. д. Даже смерть обозначалась определенными символами: разбитый сосуд, надломленная свеча, перевернутый погасший светильник, рука, сломавшая ветвь (только на надгробиях женщин). Количество плодов на ветви указывало на число детей умершей, а на девичьих надгробиях число цветков соответствовало прожитым годам. Изображение на надгробии щита Давида (шестиконечной звезды) получило распространение на территории Российской Империи лишь в самом конце XIX в. – начале XX века[8].

Большую часть надгробия занимает эпитафия, которая заслуживает особого внимания. Она представляет огромный бытовой и исторический интерес, много говорит о личности покойного и его благих деяниях, а также является замечательным источником генеалогической информации. Эпитафия имеет четкую структуру и состоит, как правило, из 4 элементов: вступительная формула, имя погребенного, дата смерти и благословение[9].

Любая надпись на еврейском памятнике начинается со слов «здесь похоронен», которые обозначаются в верхней части памятника аббревиатурой פ''נ (по никбар – «здесь похоронен», или по нах – «здесь покоится»), а на женских –פ''ט (по тмуна – «здесь погребена»). За ними следует обращение, к примеру, «рэб», что со временем превратилось в форму вежливого обращения, хотя изначально и обозначало «раввин», и имя покойного с указанием имени его отца. После имени покойного/ой ставили аббревиатуру ז''ל (зихроно/на ли-враха — «благословенна память его/ее»)[10]. На более старых надгробиях фамилии отсутствуют. Иногда указывался род занятий умершего. Затем пишется дата смерти по еврейскому календарю и завершающее благословение «да будет душа его завязана в узле вечной жизни», выраженное аббревиатурой из начальных букв תַּנְצְבָ"ה. В эпитафию также могли включаться цитаты из Библии и Талмуда как формулы восхваления умершего, выражения скорби и горя близких умершего, уверенности в воскрешении мертвых с приходом мессии[11].

Стоит отметить, что вышеупомянутые аббревиатуры употребляются и поныне и, зачастую, даже в том случае, если эпитафия составлена на другом языке.

Вернемся к Вяземскому еврейскому кладбищу.

Согласно Д. Гоберману, существует 4 вида надгробий, выполненных в виде стелы: прямоугольная, со срезанными углами, с фигурным (циркульным или полуциркульным) завершением, с углом на два ската[12]. На Вяземском еврейском кладбище удалось обнаружить 1 саркофаг и 8 стел-мацев, соответствующих классификации Гобермана: одна с полуциркульным завершением, 3 с циркульным, 2 со срезанными углами, 2 с углом на 2 ската.

Надгробия, установленные на Вяземском еврейском кладбище, выглядят гораздо скромнее тех, что встречаются, скажем, на Украине – они не отличаются красотой декора, отсутствует орнамент, присутствие символики очень ограниченно. Трудно сказать, с чем это связано. Может быть, камнерезное искусство вне черты оседлости было не на высоком уровне – не было настоящих мастеров-камнерезов, а заказывать надгробия у профессионала в черте оседлости было дорого, а, может быть, евреи, составлявшие всего лишь небольшой процент населения старинного русского города Вязьмы, не хотели выделяться роскошью и красотой надгробий, чтобы не вызвать недовольство местного населения. Или традиция художественной резьбы в конце XIX – начале XX веков стала уходить в прошлое.

Хочется подробнее остановиться на нескольких наиболее хорошо сохранившихся стелах-мацевах. Первое надгробие представляет собой стелу с фигурным циркульным завершением, выполненную из камня и стоящую на ступенчатом надмогильном камне. Мацева визуально разделена на три части. В верхней части находятся две переплетенные между собой и расположенные полукругом ветви, между которыми – первые буквы слов «здесь похоронен». В средней части, в фигурной рамке с закругленными углами, помещена эпитафия на иврите из 6 строк. В самом низу в центре указана фамилия захороненного – «МОНИСОВЪ».

Мацева на могиле Й. Монисова, Вязьма, 2007 г.

Эпитафия вырезана в камне и отлично сохранилась, как и само надгробие, поэтому ее расшифровка значительных трудностей не вызвала:

З[десь] п[окоится]

Человек почтенный и честный

Ходивший по пути благостных

Н[аш учитель] р[еб] Йехезкель с[ын] р[еб]

Ицхока Монисова

Cконч[ался] 9 Сивана 5667

Д[а будет] е[го душа] з[авязана в] у[зле] ж[изни]

Дата 9 Сивана 5667 года по еврейскому календарю соответствует 22 маю 1907 года по григорианскому календарю. Данная эпитафия доносит до нас не только имя захороненного и дату его смерти, но и дает информацию о его социальном статусе внутри общины – «наш учитель». По все вероятности, этот надгробный камень установлен на могиле Моносова Хацкеля Ицкова Михлина. Согласно словарю Фельдблюма[13], имя Хацкель является производным от Йехезкель. Хацкель Моносов встречается в «Списке лиц, имеющих право участвовать в избирании выборщика от г. Вязьмы в Губернское избирательное Собрание», опубликованном в газете «Смоленские Губернские ведомости» в 1906 году[14]. К сожалению, дальнейшей информации о нем найти не удалось.

Надгробный камень, более 100 лет назад поставленный на могиле Ари-Лейбе Химмельшейна, заметно отличается от предыдущего и по материалу, и по форме, и по стилю исполнения. Стела выполнена из черного мрамора, что указывает на состоятельность семьи покойного, находится на прямоугольной, горизонтально лежащей тумбе. Верхние углы стелы срезаны. Присутствуют как элементы мацевы, так и общегородского типа надгробия. В данный момент памятник сброшен на землю, но, несмотря на это, прекрасно сохранился. В верхней части стелы находится звезда Давида, в середину которой вписана аббревиатура слов «здесь покоится». Затем следует сама эпитафия на иврите, состоящая из 9 строк и располагающаяся в рамке, вырезанной по периметру стелы.

Надгробие на могиле А.-Л. Химмельшейна, Вязьма, 2007 г.

З[десь] п[окоится]

человек...(1) Бога

Великий в Торе, занимавшийся торговлей

в честности, раввин р[еб] Ари-Лейб

из семьи [прославленной, сиятельной?]

Химмельшейн сошел с земного пути?

Канун субботы, 5 Йияр 5667

Д[а будет] е[го душа] з[авязана в] у[зле] ж[изни]

Дата смерти соответствует 19 апреля 1907 года по григорианскому календарю. Примечательно, что в эпитафии не указано имя отца умершего, что было достаточно нетипичным. Потомки не поскупились на восхваления достоинств покойного – и в торговле, и в изучении Закона (Торы). Лейба Фейвилович Гиммельшейн вел довольно успешно торговлю льном, имел магазин/лавку на Торговой площади[15]. А вот информация о его деятельности как раввина отсутствует.

Ну а теперь остановимся на наиболее примечательном из сохранившихся надгробий Вяземского еврейского кладбище. Примечательно оно не только потому, что находится на могиле жены отставного «николаевского» солдата, одного из тех, кто стал фактически основателем вяземской общины, но также и потому, что украшено любопытной символикой. Но сперва о самом надгробном камне. Это типичная мацева с фигурным циркульным завершением, сделанная из камня и стоящая на возвышении из двух положенных друг на друга плит. Визуально стела разделена на три части, в верхней из которых находится символика, в средней, в фигурной рамке, – эпитафия, что расположено в нижней части рассмотреть не удалось.

Мацева на могиле Р. Кромошевой, Вязьма, 2007 г.

Начнем с рассмотрения рельефно изображенных символов. В верхней части мацевы, в полукруге, изображена менора с пятью свечами, две крайние свечи надломлены и наклонены «вовнутрь». Справа от меноры видна коробочка/сундучок с прорезью и рука, опускающая в него монету. На сундучке начертано несколько букв, вероятно, аббревиатура, значение которой расшифровать не удалось. Слева и справа мы видим уже знакомые буквы נ"פ – начальные буквы слов «здесь похоронен». Так что же означают эти символы?

Фрагмент надгробия на могиле Р. Кромошевой. Символика. Вязьма, 2007 г.

Менора – это один из древнейших атрибутов еврейства, символ женской благочестивости, проявляющейся в соблюдении ритуала зажигания субботних свечей. Количество свечей обозначает, по всей видимости, количество детей, рожденных покойной. Надломленные свечи – смерть двух из них. И действительно, у похороненной на этом месте жены николаевского солдата Рейзл было пятеро детей, двое из которых умерли в раннем возрасте. Сундучок и рука, опускающая туда монету, свидетельствуют о щедрости покойной, жертвовавшей на цдаку (благотворительность).

Это подтверждается и 9-строчной эпитафией

Надгробие Р. Кромошевой, Вязьма, 2007 г.

Здесь похоронена женщина

известная своими добрыми делами

и счастливая в своих благодеяниях

много жертвовавшая все дни своей жизни

Рейзл дочь рэб Переца

жена реб Шмуэля Давида Кромошеца/Кромошева,

родившаяся 21 Тишрей в год 5600(2)

умерла 10 Адар-1 5660 (3) в Вязьме

Пусть душа ее будет вплетена в цепь жизни.

О Рейзл я располагаю большим количеством сведений исключительно потому, что она является моей прапрабабушкой. Рейзл, дочь Переца Голдберга, родилась в небольшой деревушке Гоздзе в Царстве Польском. В 1859 году она вышла замуж за находящегося в отпуске рядового Шмуэль Давида сына Абрама Крамажа[16], который в скором времени, волею российского писаря, стал зваться Шмуйла Абрамов Кромощ. С этой фамилией он и прожил всю оставшуюся жизнь. Сопровождая мужа, Рейзл, превратившейся по прихоти того же писаря в Розу Абрамову Голоберхову, пришлось пожить во многих городах: Смоленск, Вязьма, Бельск, Сычевка. Наконец, в 1870 году Шмуэль «как выслуживший законом 15-ти летний срок от военной службы уволен, с правом проживания повсеместно», в том числе и вне черты оседлости[17].

Фотография из семейного архива: Рейзл Кромошева/Кромощ, в девичестве Голдберг, конец XIX века, фотограф Н. Тишнер

Самуил и Роза этим правом воспользовались и осели в Вязьме, где в 1872 году постановлением Смоленской Казенной Палаты были причислены в число мещан города[18]. Здесь они растили своих детей и увидели появление на свет внуков. Их средний сын окончил с серебряной медалью Вяземскую имени Александра Третьего гимназию. Его имя, как выдающегося ученика, было выбито на табличке при входе в здание. Роза много занималась благотворительностью, даже жертвовала книги в вяземскую общественную библиотеку, организованную земством[19]. Самуил Абрамович умер в 1896 году и был похоронен, вероятно, на этом же кладбище. Могила его не сохранилась – война и вандалы сделали свое дело. Роза скончалась четырьмя годами позже.

Напоследок, хочется отметить, что ни дата рождения, ни дата смерти на мацеве не соответствуют записям в метрических книгах. Согласно метрикам Райзла (так указано в акте о рождении) родилась 13 ноября 1938 года в деревне Гозьдзе в Царстве Польском[20], умерла же в Вязьме 24 января 1900 года[21].

Следующее надгробие в этом обзоре также является типичной мацевой. Это каменная стела с циркульным завершением, частично вросшая в землю и стоящая под наклоном, практически лежащая на земле.

Эпитафия не вырезана в камне, как на предыдущих надгробных камнях, а выполнена рельефно и состоит из 7(8) строк. К сожалению, удалось расшифровать лишь отдельные слова. Поэтому нет возможности установить дату этого захоронения, равно как и фамилию покойного (если она присутствует на надгробии).

Мацева с могилы Тевия Мовшра, Вязьма, 2007 г.

...Тевия Мовшра (Моисра?) сын Малалий... софер... воскреснет душа умершего с приходом Машиах (4)...

Как видим, в эпитафии указана профессия покойного – софер. Так называли переписчика, писца, специалиста по написанию свитков Торы. Это был один из необходимых для еврейской общины людей. В Талмуде говорится, что «Нельзя жить в городе, в котором нет софера». Софер должен был быть праведным и богобоязненным евреем, разбираться в Талмуде и досконально знать правила написания священных текстов.

В списке вяземских евреев, который удалось составить автору на основании различных источников, похожее имя отсутствует.

Последнее надгробие, на котором хотелось бы остановиться, установлено на могиле Александра Анисимовича Аншелиевича, умершего в 1927 году.

Могила фотографа Аншелиевича, Вязьма, 2007 г.

В своей статье «Вяземский некрополь: современное состояние» Ю.В. Петрова отмечает, что здесь, вполне возможно, похоронен родственник вяземского фотографа начала ХХ века А.О. Аншелиевича. Попытаюсь опровергнуть это предположение. Сперва определим подлинные инициалы фотографа Аншелиевича.

В справочнике «Вся Россия» за 1902 год[22] указано, что фотографическое ателье в Вязьме принадлежит Аншелиевичу Оршеру (вероятно, опечатка, оригинальное имя – Ошер). Это подтверждают и сведения о выданных фотоателье лицензиях, хранящиеся в Смоленском архиве в фонде 1. По этим данным Аншелиевич Ошер Носонов имел лицензию № 2528 на держание фотографии. Так что, инициалы вяземского фотографа будут О.Н.

Так является ли захороненный на вяземском кладбище Александр Анисимович родственником фотографа Ошера Носоновича Аншелиевича? Обратимся к надписи на надгробном камне, к той ее части, что написана на иврите. Перевод ее позволяет установить, что имя покойного Аншелиевича – Ошер сын Натана. В словаре Фельдблюма сказано, что имя Натан имеет и вариант на идише – Носсон. Таким образом, можно сделать вывод, что данное захоронение принадлежит известному вяземскому фотографу Ошеру Носоновичу Аншелиевичу.

Завершая описание Вяземского еврейского кладбища, хочу привести список обнаруженных и поддавшихся расшифровке надгробных камней по состоянию на 2007 год.

1. Аншелиевич Александр Анисимович, 1871-21 мая 1927 г.

2. Гершкович Сарра Гиршевна, умерла 23 октября 1915 г.

3. Зарецкая Раиса Марковна, 1887-1940

4. Исарова Рахиль Хаимовна, 1875-1948

5. Кривицкая Ревекка Борисовна, 17 июня 1894 г.-22 апреля 1964 г.

6. Криштопова София Исаковна, 1909-1975

7. Кромошева Рейзл дочь Переца жена Шмуэль Давида (Кромощ/Кромошева Роза Абрамовна, в девичестве Гольдберг/Голоберхова), 29 сентября 1839 г.-9 февраля 1900 г.

8. Монисов Йехезкель сын Ицхока (Моносов Хацкель Ицхков Михлин), умер 22 мая 1907 г.

9. Романовский Владимир Романович, 1867-1917

10. Тевия Мовшра сын Малалий

11. Темкин Алексей Яковлевич, 1897-1962

12. Тепелев(?)

13. Химмельшейн Ари-Лейб (Лейба Фейвилович Химмельшейн), умер 19 апреля 1907 г.

14. Ценципер Борис Захарович, 1874-1917

15. Цо.... Леночка, умерла в феврале 1898 г.

16. Эйдельсон Израиль Залманович

17. Эйдельсон Мария Львовна

18. Православный священник, 58 лет

Хочется отметить, что не все памятники, которые имелись в списке вяземских краеведов 2006 года, удалось обнаружить. Отсутствуют надгробия на могилах отставного николаевского солдата Элии Фистель, которого можно считать одним из основателей еврейской общины (скончался 18 апреля 1903 года), Больцмана Якова Абрамовича (1893-1971) и Бодрова Исаака У...(1873-23.11.1951).

Как уже было сказано в начале статьи, вяземское еврейское кладбище находится в довольно плачевном состоянии, в полной мере испытав на себе разрушительную силу времени и человеческого вандализма. Хочется привлечь внимание городской администрации и областных еврейских организаций к этой проблеме. Безусловно, многое уже исчезло безвозвратно. Но тем не менее, можно поднять покосившиеся и перевернутые памятники, покосить траву и убрать мусор. Еврейские надгробия представляют интерес для искусствоведов, историков, исследователей еврейской символики и эпиграфики. Их сохранение и изучение необходимо. Это обогащает историю нашей издавна многонациональной и многоконфессиональной страны.

Примечания

*Перевод эпитафий с надгробий Монисова, Химмельшейна и Кромошевой сделан Михаилом Носоновским. Эпитафия с надгробия Тевия Мовшры сына Малалия переведена частично Залманом Шкляром.

**Фотографии надгробий сделаны Дмитрием Ананьиным, Вязьма, 2007.

(1) эта и следующая строки с восхвалениями очень неразборчивые

(2) 29 сентябрь 1839 г, праздник Суккот

(3) 9 февраля 1900 года в Вязьме

(4) Машиах – Мессия. Евреи верят, что с приходом Машиаха воскреснут умершие, все евреи соберутся в Палестине, будет восстановлен Иерусалимский храм и на праздник Иом-Кипур вновь прозвучит из уст воскресшего первосвященника скрытое до того времени имя Бога.


[1] Ю.В. Петрова «Вяземский некрополь: современное состояние»//Материалы краеведческой конференции «Вязьма с древних времен до наших дней» Смоленск, 2006. 

[2] Статья «Надгробие»// Электронная Еврейская Энциклопедия.

[3] Книга Исхода (Исх. 20:1-17).

[4] Бейзер М. «Евреи в Петербурге» Иерусалим, 1989.

[5] Бейзер М. «Евреи в Петербурге» Иерусалим, 1989.

[6] Донин Х. «Быть евреем» Иерусалим, 2006.

[7] Крутова Н. «Из истории еврейских захоронений на территории Восточного Казахстана, 1879-1906 гг.»// Альманах «Еврейская старина», № 3, май-июнь 2007 г. 

[8] Статья «Надгробие»//Электронная Еврейская Энциклопедия, Иерусалим.

[9] Носоновский М. «Завязанные в узле жизни»: к поэтике еврейских эпитафий// Заметки по еврейской истории. Интернет-журнал еврейской истории, традиции и культуры. № 19, 2002.

[10] Статья «Надгробие»//Электронная Еврейская Энциклопедия, Иерусалим.

[11] Носоновский М. «Завязанные в узле жизни»: к поэтике еврейских эпитафий// Заметки по еврейской истории. Интернет-журнал еврейской истории, традиции и культуры. № 19, 2002.

[12] Goberman D. “Carved Memories. Heritage in Stone from the Russian Jewish Pale” New York, 2000. 

[13] Feldblum B. “Russian-Jewish given names”, Teaneck, NY, 1998.

[14] «Смоленские губернские ведомости», № 47, 23 ноября 1906 г., особое приложение к официальной части. 

[15] «Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Адрес-календарь Российской империи». СПб. Издание А.С. Суворина, 1902 г. 

[16] Archiwum Panstwowe w Kielcach, sygnatura 21/597/0/34, akt 6.

[17] Личный архив Кромоща М.И., копия паспорта отставного «николаевского» солдата Шмуйла Абрамова сына Кромощ.

[18] Там же.

[19]  Отчет Вяземской общественной библиотеки за 1894 и 1895 годы.

[20] Archiwum Panstwowe w Kielcach, sygnatura 21/597/0/60.

[21] ГАСО, ф. 125, о.1, д. 145, № 6ж, 1900 г. 

[22] «Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Адрес-календарь Российской империи». СПб. Издание А.С. Суворина, 1902 г.

 

 


К началу страницы К оглавлению номера




Комментарии:
Аркадий
Москва, Россия - at 2013-05-22 12:33:51 EDT
Лена, искренняя благодарность за сам факт такой статьи. Хочу отметить очевидную сердечную теплоту и профессиональный уровень статьи.
С уважением,
Аркадий Дайон.

Soplemennik
- at 2012-06-14 02:29:30 EDT
Уважаемая Елена!
Что Вас удержало от ссылки на сайт,
где Вы даёте ценнейшую информацию?

Elena
Bree, Belgium - at 2012-06-13 10:43:20 EDT
Спасибо большое за оценку моей работы.
Любовь Гиль
Беэр Шева, Израиль - at 2012-06-13 08:23:27 EDT
Дорогая Елена!
Ваша замечательня статья вызывает восхищение!
Очень глубокое, познавательное и интереснейшее исследование.
Всего Вам самого доброго, новых творческих находок и
исследований.

Gregory Gleyzer
Elmwood Park, NJ, USA - at 2009-10-30 20:37:42 EDT
По-видимому, вкралась описка: "Райзла .. родилась 13 ноября 1938" (1838)?
Александр Анисимович может быть русифицированным Ошер Носонов, вслушайтесь.
Спасибо за статью.

Юлия Петрова
Вязьма, - at 2009-10-12 06:54:11 EDT
Елена, большое спасибо за статью и пояснения о памятнике фотографа Аншелиевича. Свою ошибку в инициалах я поняла, правда, в моей статье они указаны как «О.А.» - Ошер Асонович (как выяснилось позже – Носонович).
В дополнение списка людей, похороненых на том же еврейском кладбище в Вязьме могу привести еще две эпитафии с, по-видимому, уже утраченных памятников. Записаны в 2005-2006 гг.:
Софья Наумовна
Лурье
Сентябрь 1892
- июнь 1931 -
Дорогая мама
спи спокойно

Здесь покоится прах дорогой матери
Наталии Фердинандовны
Лунц
род. <...> сентября 1846 г., ск. 5 ап-
реля 1906 г.

Dmitriy
Вязьма, - at 2009-09-22 17:19:16 EDT
Чудесная статья, Елена! Можно поздравить Вас с такой замечательной находкой, как уцелевшая могила прабабушки! Приятно, что смог помочь Вам в этом деле.

Флят Л.
Израиль - at 2009-09-22 01:29:59 EDT
Очень познавательная статья. Спасибо автору за интересное исследование. Хотелось бы заметить, что текст этот, один из, как мне представляется, немногих соответствует заявленному названию издания. Думаю, что статья должна привлечь внимание членов ОЛЕС. А вот отклики господина Бершадского подпадают под рубрику: " В огороде бузина ..."
Владимир Бершадский
Б-Ш, Израиль - at 2009-09-21 02:43:58 EDT
vladimir.b@012.net.il
Русские слова, как из кирпичиков, состоят из корней иврита.
Подробнее об этом - на форуме "Заметки по еврейской истории".
Археометр = Владимир Бершадский
тел. (972)-527284036

Владимир Бершадский
Беэр-Шева, Израиль - at 2009-09-21 02:40:36 EDT
Очень интересная статья . По древнему поверью считалось, что Отечество там, где находятся отеческие гробы.
Слово "Камень" также связано с ивритом:
כה מען /ко маъан// кА мэън = «здесь адрес, ответ»;
3. כה מענה /ко маэне = «здесь, тут + ответ».

Кстати, слово
МаньЧжуРия
מען גור רעיה /маън гур риа = «могильный камень, ответ (могильный каМень отвечает, кто лежит в сей могиле) + жить, проживать + пастбище» или
מען יהו רעיה /маън Йаhу риа//man jew rija = «могильный камень, ответ (могильный каМень отвечает, кто лежит в сей могиле) + народ Яhwe – “jew”/чжу – «евреи» + паст-бище»
Слово «Маньчжурия» - не китайское. вообще неясно - ни о на-звании народа, ни о его языке.

Елена Хэрмэнс
Брее, Бельгия - at 2009-09-19 07:44:45 EDT
Спасибо за оценку моего труда:) Что касается Вашего вопроса, то увы- довольно мало. Если в городе существует в настоящее время еврейская община, то, конечно, шанс существует, что они когда-либо этим займутся. Но обычно это откладывается "в долгий ящик", т.к. не является для общины приоритетным направлением:( Или должны быть энтузиасты- любители...
Приглашаю Вас на наш форум по еврейской генеалогии
"Еврейские корни", на котором тема кладбищ обсуждается в отдельном разделе.http://www.forum.j-roots.info/

Alexander
Ariel, Israel - at 2009-09-19 06:31:41 EDT
Лена Хэрмэнс - МОЛОДЕЦ! Хотел бы узнать, какие еще провинциальные еврейские кладбища исследованы хотя бы на таком уровне.


_Реклама_