©"Заметки по еврейской истории"
Сентябрь 2008 года

Евгений Майбурд


Богословие ненависти

Еврейский комплекс христианства

(продолжение. Начало в №7(98) и сл.)

3. Первородный грех «религии любви»

- Сколько время?

- Два еврея. Третий – жид, по ниточке бежит.

 Русская народная шутка

(40-е гг. XX в).

 Мне приходилось слышать от сверстников в свой адрес «еврей» и «жид» с тех пор, как себя помню. И даже до того. Мама рассказала мне случай, который действительно не сохранился в моей памяти. Однажды (было мне года четыре с чем-то) пришла к ней соседка с жалобой, что я побил ее дочку. Как водится в таких случаях: «Тебе не стыдно? Почему ты это сделал?» - «А чего она дразнится!» - ответил маленький Женя. «Что значит – дразнится? Что она сказала?» - «Аврей-аврей». Я еще не знал даже этого слова, а девочка-малышка уже знала. И знала, что это обидная кличка.

 А вот что мне запомнилось. Как-то я спросил у мамы, почему дети дразнят меня евреем – обидно же. И мама сказала с оттенком горечи: «Да, мы – евреи». Была в этой горечи, конечно, жалость к сыну, которому предстоит многие годы слышать от сверстников (да и от людей постарше) обидное «еврей». Обидное, потому что произносилось это слово с интонацией уничижительно-презрительной. Единственным выходом для самоутверждения в этой оскорбительной униженности было – научиться презирать антисемитов. И еще: судить о людях по личным их качествам, а не по национальной принадлежности.

Русско-еврейская непохожесть

При поисках причин болезни полезно отстранять фантомные, иллюзорные причины. Например, нельзя объяснять антисемитизм ксенофобией, якобы присущей русским.

Русская культура открыта к влиянию со стороны самых разных сограждан, соседей и не-соседей. Уж на что непросты были татарско-русские отношения, но есть ли сегодня татарофобия? Никогда непохожесть сама по себе не воспринималась в русской традиции как повод к ненависти.

Так начинается у Кураева глава «Забытый погром».

Определенно, открытость культуры к влиянию со стороны других культур не имеет отношения ни к содержанию понятия «антисемитизм», ни к вопросу о ксенофобии. В русской повседневной субкультуре, например, было довольно явно выражено ироническое восприятие немцев («что русскому здорово, то немцу смерть»), тогда как собственно русская культура немало обогатилась за счет усвоения достижений немецкой философии, поэзии, музыки и литературы. Можно заимствовать что-либо из другой культуры, отнюдь не пылая любовью к той стране, - например, трофейные аккордеоны во время войны.

На фронтах евреев тоже выделяли. Награждали подчас неохотно и снижали уровень наград. Знаю это из намеков в письмах отца с фронта. Военная цензура пропускала. Однажды он написал, что дали ему медаль. «Хотели дать орден, - добавил он, - но один человек помешал». Понятно задним числом, что к ордену представил непосредственный командир, а помешал – то ли вышестоящий, то ли замполит. Запомнилась мне эта фраза, потому что мама часто пересказывала ее родственникам. Послушать фронтовые рассказы отца мне не довелось.

Присуща русским ксенофобия или нет? Если такие выражения, как черт нерусский, а также: чурки, чучмеки, черножопые, и т.п. придумали не русские, тогда говорить о ксенофобии среди русских людей действительно несправедливо. А как насчет: жид пархатый? Но за исключением всего этого – конечно же, никакой ксенофобии, «якобы присущей русским».

Рассказывали: у моряков рыболовецкой флотилии спросили, не из суеверия ли у них нет сейнера под номером 13. Они ответили: «Никакое это не суеверие, а просто 13 – несчастливое число». Та же логика.

Позже, в отрочестве, я стал иногда слышать нечто новое: «Ты, хоть и еврей, но хороший парень». Помню, как смеялась мама, когда я впервые рассказал ей об этом. И потом, как-то раз, желая меня похвалить, сказала: «Ты, хоть и еврей, но хороший парень». В раннем детстве, на Урале, и потом, в Москве, я рос на рабочих окраинах, где нравы среди детей и подростков были простые и жестокие.

 Вместе с тем я лично встречал и знаю этнических русских, коренных великороссов, которые к инородцам, включая евреев, относятся нормально. Мне - всю мою взрослую жизнь - везло на русских друзей, с иными из которых мы могли обсуждать буквально все «проклятые» вопросы и «запретные» темы – от вопроса, например, был ли антисемитом наш любимый Достоевский и до наличия неприятных «еврейских» черт у какого-нибудь типа, которого мы лично знали. Не думаю, что все люди такого плана, какие только есть в русском народе, оказались у меня в друзьях.

Общее правило: говоря о тех или иных национальных особенностях, следует быть осторожными по части обобщений на весь этнос. Поэтому отважусь сказать: ксенофобия, как и пьянство, не есть национальная черта русского народа, но она у русских встречается - притом, как и пьянство, в различных степенях и не слишком редко. Напомню также, что в этом отношении русский народ не выделяется среди других: у французов в лексиконе есть презрительное «боши» (немцы), у англичан – «лягушатники» (французы), и т.д.

И не в Евангелии находят православные христиане повод для "нетолерантных" эмоций. Проживя уже большую часть своей жизни в Церкви, я имею право засвидетельствовать: не христианское богословие порождает отчужденность от евреев. В Церкви (за исключением горстки маргиналов) нет религиозно мотивированного антисемитизма.

Понятно, что имеет в виду Кураев, - это мы делаем антисемитами добрых и нежных православных людей. Итак, религиозно мотивированного антисемитизма нет - евреи сами же и виноваты в том, что христиане их ненавидят.

Чем наглее ложь, тем охотнее ей поверят. Не иначе, помнит Кураев этот принцип Геббельса. Антиеврейские высказывания Отцов Церкви, соответствующие места в Евангелии - все это уже было цитировано-перецитировано. И признано честными христианами. Достаточно одного Евангелия от Иоанна: "Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала" (Ин.8:44). Но коли дьякону угодно морочить публику, придется нам заняться этими материями, чтобы публику просветить.

Не с легкой душой приступаю я к этому делу. Придется касаться вещей, дорогих для христиан, и делать нелицеприятные комментарии к текстам, которые для них являются святыми. Понятно, что озабочен я не возможными обвинениями типа кураевских – цена их известна. Думаю я о мирянах, кто нашел или еще ищет смысл жизни в Боге и чья искренняя вера поится на авторитете Нового Завета. Меньше всего хотелось бы мне причинять им боль и заранее прошу их простить меня, если такое случится. Придет время, когда христианство избавится от тех ложных представлений, которые изначально укоренились в его традиции. Я убежден, что христианская вера без культивирования ненависти к евреям – вещь не просто возможная, но что освобождение от сказанных стереотипов станет благом для верующих и для самой Церкви.

Богоубийцы и ген антисемитизма

Современные историки (в том числе, некоторые христиане) относят создание текстов Евангелий к 60 – 100 гг. н.э. Мнению этому никто не обязан верить – хотя бы потому, что в науке мнения подчас меняются. Но и без этого имеются достаточные основания утверждать, что тексты эти – в том виде, как они известны сегодня, - не были написаны ни очевидцами событий, ни современниками их, ни иудеями по воспитанию. В основном, это видно из-за незнания авторами еврейских законов - и вытекающих отсюда эпизодов, которых в жизни просто быть не могло (например, сцена изгнания торговцев из Храма, история со знаменитой концовкой «Кто сам без греха...» и др.) или эпизодов, которые могли иметь место, но истолкованы неверно (например, махание пальмовыми ветвями при въезде Иисуса в Иерусалим).

Но допустим, что там описано «как все было», и вспомним эпизод «Распни его! Распни его!». Насколько я знаю, евангелисты, а за ними богословы, священники, проповедники и рядовые христиане - вменяют эти слова фарисеям, то есть, самым благочестивым иудеям того времени. Еще отдельно упомянуты «первосвященники» - во множественном числе почему-то, хотя по ритуалу Первосвященник всегда должен быть один. В описываемый период, правда, первосвященники часто менялись. Заметим кстати, что старейшины и вся священническая аристократия в тот период принадлежали не к фарисеям, а к садуккеям.

Итак, Пилатов суд. Как видно, евангелист не знал, что если и могли быть в той толпе евреи, то разве из числа каких-нибудь «бомжей», а в массе то сборище могло состоять только из всякого интернационального сброда, который стекался в Иерусалим на большие праздники. Была пятница перед Пасхой, час шестой, - говорит Иоанн. Но это – не по нынешним нашим часам. В тогдашней системе измерения времени, световой день делился на двенадцать отрезков («часов»), значит, было около полудня. Зная еврейский закон и быт, можно утверждать категорически, что в означенный день, в указанный час нормальных иудеев там практически быть не могло.

Благочестивый, что значит – Богобоязненный, иудей живет по Галахе, которая охватывает все аспекты его поведения, отчего оно в высокой степени предсказуемо. Практически всегда можно сказать, что будет он делать в той или иной ситуации.

До праздника Песах (Пасхи), еврею предписано, во-первых, устранить всякую закваску в своих владениях. За ослушание указана очень строгая кара, так что благоразумие требует понимать это предписание буквально. Естественно поэтому, необходима генеральная уборка - очистка всех своих владений от малейших следов муки, зерна, хлебных крошек и т.п. Можно догадаться, сколько времени занимает такая уборка в доме, сараях, помещениях для скота и птицы и т.д., даже если занимается ею все семейство. А поскольку все время же едят квасной хлеб, уборка приходится буквально на канун праздника.

Во-вторых, в этот день главе семейства нужно прийти в Храм с ягненком (козленком), простоять в очереди к коэну (священнику), который зарежет пасхальную жертву, потом снять шкуру и запечь тушку над огнем - до темноты. Ну и множество других предпраздничных хлопот (помыться, сменить одежду, убрать подальше обычную посуду, достать специальную пасхальную и вымыть ее, и т.п.). И очиститься. Ибо предписано Торой есть пасхальную жертву в чистоте. Очищение, в общем случае, это окунание в микву. Но во многих случаях необходимо очищение, которое совершает священник посредством воды с пеплом рыжей телицы (Числ.19:11-13). Значит, опять иди к священнику, стой в очереди и т.д. Как раз с этим праздником связаны наиболее трудоемкие приготовления за весь еврейский годовой цикл.

Можно ли представить, что евреи все бросят и побегут смотреть на суд Пилата? Тем более священники, которые весь день в Храме резали агнцев для народа, находясь в состоянии ритуальной чистоты, и не выходили оттуда, чтобы случайно не оскверниться? Однако, по воле Иоанна они именно так и поступают. В высшей степени недостоверно.

У Матфея суд происходит в первый день Пасхи. Накануне вечером Иисус проводит пасхальный седер с поеданием пасхальной жертвы. Преломление хлеба – это однозначно маца. Затем: «Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти; и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю. (Матф.27:1-2). Потом они еще совещаются, что делать с деньгами, которые вернул Иуда-предатель. Потом идут на суд Пилата, где подстрекают народ требовать распять Иисуса и отпустить Варавву. Как видно, не было у них дел поважнее...

Между тем, утром праздника имеет место торжественная и продолжительная служба в Храме. Вот ее заповедь: «И в первый день священное собрание, никакой работы не делайте. И приносите жертвы всесожжения Господу: двух тельцов и одного овна, и семерых агнцев годовалых... И в дар при них тонкой пшеничной муки, смешанной с елеем, - три десятых эйфы на быка, две десятых на овна, по одной десятой на каждого агнца из тех семи. И одного козла в грехоочистительную жертву для искупления вас... Так приносите в каждый из семи дней... Сверх всесожжения повседневного должно быть это принесено с возлиянием при них » (Числ.28:16-23, сокращ.).

Смею полагать, что в указанный день священники с восхода солнца и даже ранее, готовили себя и все необходимое для службы в Храме, а потом совершали ее, что длилось многие часы. Жертвоприношения сопровождались и перемежались молитвами, пением левитов, игрой на музыкальных инструментах. И все иудеи, в том числе паломники-мужчины, которых Тора обязывает, где бы они ни проживали, явиться на праздник в Иерусалим, не болтались в эти часы, где попало, а находились в положенном месте – во дворах Храма. Они слушали молитвы священников, пение и музыку, сами участвовали в молитвах, а после службы священники торжественно благословляли народ по слову Господа (Числ.6:23-27). По завершении службы все справляли заповеданную праздничную трапезу. А там уже подступало время послеполуденных жертвоприношений. Священники весь день не выходили из Храма. Оскверниться можно было ненароком, например, прикоснувшись в толпе к человеку, который когда-либо имел контакт (или даже побывал в одном помещении) с мертвым телом и не очистился, или к женщине в период ее кровотечения, или... много еще источников ритуальной нечистоты.

Следует сказать, что не все поголовно евреи были тогда идеально благочестивыми. В Талмуде встречается выражение ам га-арец (буквально: «народ земли», примерный смысл: «люди от сохи»). Хотя с начала 1 в.н.э. существовало всеобщее образование для мальчиков, были такие, которые по разным причинам не учились и, следовательно, были плохо осведомлены в Торе. Это не значит, что они ничего не соблюдали, потому что жизнь в общине показывает образцы поведения и побуждает следовать им. Но они могли не знать многих вещей, которые можно получить только в школе, а заповеди соблюдать механически, без соответствующего внутреннего настроя. Поэтому сказал один мудрец, что ам га-арец не может быть благочестив. Поведение таких людей не столь предсказуемо, и за них трудно ручаться в том смысле, как я утверждал выше относительно благочестивых иудеев. Мог кто-то из таких и затесаться на суд Пилата. Однако, от человека, который не отличается благочестием, трудно ожидать и религиозной ревности – во всяком случае, в той крайней форме, какая описана в раннехристианских документах. Скорее, из таких могли рекрутироваться почитатели Иисуса времен Второго Храма и сразу после.

Так кто же кричал «Кровь его на нас и детях наших»? Самопроклятие, которого не скажет ни один вменяемый человек – а религиозному еврею говорить такие вещи запрещено категорически. Перед нами стопроцентный поклеп. Люто ненавидеть евреев должен был тот – сам евангелист или его источник, - кто сочинил этот самооговор, проклинающий наш народ на много поколений вперед. Но было написано, канонизировано и читается в церквах от века и до сих пор. «Народ-богоубийца», «враги Христа» - ярлыки, налепленные нам на века.

Имеется и еще более веская причина, по которой нормальные евреи – даже если бы кто-то из них действительно все бросил и пришел на суд Пилата, или если бы суд такой совершался в будний день, – не могли бы бесноваться, требуя казни, как это представлено в названном источнике. В книге Екклесиаста есть такое место: «То, что было – это и есть, а то, что будет – уже было, и Бог взыщет за гонимого» (Еккл.3:15). Из того, что концовка стиха (евакеш эт нирдоф) дана в контексте «вечного возвращения» мудрецы вывели: Бог всегда на стороне гонимого (а один добавил: даже если праведник преследует злодея!). В синодальном переводе концовка звучит иначе («Бог возвернет былое»), но не станем же мы, подобно Кураеву, считать синодальный перевод более аутентичным, чем оригинал. Да и не нужен этот спор - ввиду того, что наша традиция понимает указанную фразу именно так. Поэтому нормальные евреи в толпе должны были, скорее, сочувствовать Иисусу, чем злорадствовать. Иначе говоря, весь эпизод суда недостоверен и очевидно написан в пику евреям.

Если верить Кураеву, ничего подобного как бы не было и нет - ни в истории христианства, ни в Церкви. Нету в христианстве антисемитской закваски. По Кураеву. Вопреки всем историческим свидетельствам. Вопреки высказываниям отцов Церкви. В одном документе двора царя Алексея Михайловича сказано про "богоубийц-жидов, которых всем христианским людям ненавидеть должно". И это притом, что на Руси тогда не было ни одного еврея. Евреев-купцов не пускали в Россию даже поторговать - со времен Московской Руси и вплоть до Екатерины П. Мотивация отчеканена в знаменитой формуле императрицы Елизаветы: «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли!»

Сегодня часто говорят о существовавшем среди христианских европейских народов антисемитизме[421]. Это реальная проблема и болезнь (любая ненависть есть болезнь для христианина). Но для лечения болезни хорошо бы знать о ее истоках и причинах.

Нет нужды еще раз уточнять, каково мнение Кураева об «истоках и причинах» этой христианской болезни. Обычно, цитируя его, я опускаю ссылки на примечания, но здесь я одну сохранил. Приведу примечание 421 дословно:

Даже в таких интонациях: «И вот, христианский срам, культурно именуемый «кровавым наветом» – не в юродском ли мозгу, воспитанном на евхаристии, родился он?» (Майбурд Е. Ловцы человеков сетями лжи // Независимая газета. 23.9.93).

Да, так я написал тогда. Может, слишком резко. Исправить уже не могу, но каюсь. Однако и предмет – не для чтения на ночь малым деткам. Речь об изуверской выдумке - будто нам в ритуальных целях нужна кровь христианских младенцев. О выдумке добрых христиан, которая периодически, из века в век, провозглашалась с маниакальным упорством то в одном, то в другом из христианских народов, и не один раз – в России. От Велижского дела - до дела Бейлиса. И до Ст. Куняева включительно.

Кураев в своей книге раза два приближается к этой теме, но всякий раз аккуратно ее обходит. Это не просто упущение. Это - фигура умолчания. Автор избегает высказать свое отношение к теме. И понятно, почему. Очень трудно объяснить этот оговор как законную реакцию христиан на «поношение их святынь» евреями. В связи с этим, несомненно, заслуживает внимания место, где Кураев цитирует из информационно-аналитического бюллетеня «Антисемитизм и ксенофобия в Российской Федерации» от 2000 г. Вот эта цитата:

«Приведем только два примера распространенности антисемитских идей в православной среде. 1) При переносе и захоронении "екатеринбургских останков" одним из вопросов, заданных Синодом РПЦ к специальной экспертной комиссии, был вопрос о том, носило ли убийство царя Николая II и его семьи ритуальный характер. В силу разработанности в околоцерковной литературе вопроса о цареубийстве, не возникает сомнений, что под "ритуальным" характером имеется в виду именно иудейский...»

Опускаю пример №2 – это как раз книга Кураева (первое издание). Комментарий Кураева к тому, что я процитировал, таков:

Что касается первого пункта – то официальный ответ Московской Духовной Академии Синоду был отрицательный: оснований видеть в расстреле Императорской семьи ритуальное убийство нет. Но законы информационной войны ведь не разрешают говорить о том, чем завершаются "скандальные истории": важна первоначальная смута.

Думаю, любой нормальный человек скажет, что «скандальная история» далеко не завершена. Ибо само существование в Московской Духовной Академии экспертов по ритуальным убийствам в наши дни - есть вопиюще скандальная история. Кураев, видимо, не понимает, что самый этот факт, как и запрос Синода, перечеркивают все слова об отсутствии в Церкви антисемитизма.

В статье о евхаристии, не включенной в данную книгу, Кураев, самому себе противореча, признает наличие антиеврейских чувств у христиан. Но, верный себе, отказывается признавать новозаветный источник этого чувства. Зато он делает открытие: исторической неприязнью к себе евреи обязаны тому, что доносили римским властям на первых христиан. Опять – сами евреи и виноваты.

Итак, если причиной антиеврейских чувств являются те доносы двухтысячелетней давности – что знали об этом дразнившие меня маленькие дети? Ничего. Откуда же неприязнь? Выходит, антисемитизм существует у определенной части русских людей потому, что со времен доносов передается от поколения к поколению на генетическом уровне?

Была у меня книжка с воспоминаниями Павла Флоренского из его раннего детства. В числе первых отчетливых чувств он называет страх вызванный услышанным словом «яд». И рядом – тоже страх от услышанного слова «Янкель». Вот такие труднообъяснимые детские фобии. Испугавшее его своим звучанием (а чем же еще?) слово Янкель - не просто одно из еврейских имен. Яаков (идишистское «Янкель») есть этноним еврейского народа, и в таком качестве нередко встречается в Пятикнижии, у пророков и в псалмах. «Как прекрасны шатры твои, Яаков, жилища твои, Израиль!» - говорит пророк (Числ.24:5). И подумать только: малец неразумный – чистая, безгрешная душа, да про евреев еще не знает, ничего вообще не знает о мире, да и мир его весь – кроватка да детская, и уже налицо в буквальном смысле юдофобия. Неужели и вправду генетически заложенная? Или весь рассказ – это проекция взрослой юдофобии о. Павла на воспоминания детства?

Итак, фобии в русском народе - нет. Церковного антисемитизма - нет. Интеллектуального, якобы, превосходства евреев над русскими – нет, добавляет Кураев (я согласен на все сто), и, соответственно, нет чувства ущербности на этой почве. Ничего такого нет, что можно было бы вменить великороссам. Но антисемитизм у них – есть. Почему? Общая идея уже известна (сами евреи виноваты). Как конкретно она преломляется?

Но есть другое: есть горькая память о том, что в погроме русской православной жизни, растянувшемся на большую часть ХХ века, чрезвычайно активное участие приняли евреи.

Вот и вторая причина, почему меня в детстве так травили. Маленькие русские дети (невинные души!) оказывается - кроме генетического антисемитизма (открытого Кураевым), - хранили еще и «горькую память» (открытую Кураевым же). Кто кричит: «Держи вора!»? Вор. Кто вменяет «долгую и мстительную память» - евреям? Дьякон Кураев

Откуда берутся сообщения о еврейских доносах? Из раннехристианских источников, чьи авторы, конечно же, были – вслед за евангелистами - само беспристрастие. Вот что пишет разумный человек:

Любой историк знает, что при анализе документа важно учитывать, какая именно из сторон оставила нам это свидетельство. Нельзя просто принять уверение некоей хроники, не ставя вопроса о том, кто, в каких условиях и зачем эту хронику составлял.

Что – дьякон Кураев не знает таких простых вещей? Еще как знает. Это же его собственные слова - из другого места книги, из другого контекста. Есть такой трюк у нечестных полемистов. Применять недостойные средства, чтобы внушить нужную идею, а потом показывать, что разницу между достойным и недостойным они прекрасно понимают. Тем самым упреки в употреблении подтасовок как бы заранее нейтрализуются, а на обвинения в нечестном рассуждении - в заначке хранится возможность ответить - мол, меня превратно поняли, я же прямо сказал в другом месте... и т.д. Это и есть прием: шаг назад – два вперед, о котором я говорил в первой главе. Такой автор отступает от своей основной идеи (шаг назад) - только затем, чтобы продвинуться дальше в обмане читателя (два шага вперед).

Враги веры христовой

Антииудейская направленность евангельских рассказов очевидна, несомненна и признана даже иными христианскими теологами (западных аффилиаций). Тут даже спорить не о чем. Можно, конечно, поудивляться тому, что, повествуя о вещах, которые для них были возвышенны и святы, авторы этих рассказов унизили ложью и ненавистью себя и свои святыни. Возможно, впрочем, что для них субъективно все это не было ложью. Возможно, что среди источников Евангелий могли быть какие-то антииудейские памфлеты или устные предания. В пользу такого предположения говорит то, что существовало «евангелие», описывающее, как иудейские дети мучили мальчика Иисуса. Автор упустил из виду, что Иисус был таким же иудейским ребенком, как и его «мучители». Церковь фактически признала этот рассказ выдумкой, отказавшись канонизировать данный текст.

Только четыре Евангелия были канонизированы, а всего их было 30 или больше. То есть, возник однажды такой литературный жанр, где иные авторы изощрялись, кто во что горазд. Уже по этому обстоятельству можно допускать наличие элементов литературной фантазии и в канонизированных текстах. В любом случае, мы вступили в область догадок и домыслов, тогда как факт налицо: ненависть к иудеям встроена изначально в христианскую традицию. Это проявляется, в частности, в обилии неправдоподобных обвинений, главным среди которых служит ответственность иудеев за страдания и смерть Иисуса. Притом, если у Марка это «народ», то у Матфея и Луки – «весь народ», а у Иоанна - так вообще «иудеи».

Иоанново Евангелие особенно выделяется своим антииудаизмом. Даже самое начало текста звучит как вызов, будучи травестией на начальные стихи книги Бытие. Сравним: «Вначале сотворил... небо и землю» - «Вначале был Логос». Совпадение? Но ведь и дальше: «И отделил... свет от тьмы» - «И свет во тьме светит». Тоже совпадение? А что, не знал евангелист, как начинается Святое Писание иудаизма?

Итак, относительно казни Иисуса. Тора рассматривает смертную казнь не как наказание (и того менее – как средство расправы), а как последнее средство искупления грехов. Если смертник перед казнью раскаялся, его душа возносится в те области духовного мира, которые в обиходе называют раем.

Дело в суде решается только по показаниям свидетелей, числом не менее двух. В случае смертного приговора свидетели становятся палачами. Если же свидетели изобличены во лжи другими свидетелями, они подлежат той казни, которую хотели навлечь на обвиняемого. Смертный приговор выносится судом из 23 человек, притом большинством с разницей не менее двух голосов, тогда как для оправдания достаточно разницы в один голос. При рассмотрении дела о смертной казни категорически запрещено принимать решение в тот же день – следует обязательно отложить это до следующего утра, чтобы дать время на поиск оправдывающих доводов. Наконец – и это самое интересное – если обвинение принято единогласно, подсудимый считается оправданным! Такая процессуальная норма исходит из того, что в любом деле есть возможность найти смягчающие вину обстоятельства, и если никто из судей таковых не нашел, значит рассмотрение велось кое-как – и приговор недействителен.

Если местный суд из 23-х не может решить дело, обвиняемого приводят в такой же суд, заседающий у ворот Храма. Если и этот суд не может ни осудить, ни оправдать человека, его приводят в Большой Сангедрин, который заседает в зале, наполовину входящем на территорию Храма, другая же половина зала находится снаружи, за стеной (потому что сидеть в Храме может только царь). Большой Сангедрин состоит из 71 мудреца (раби), в число которых может входить Первосвященник, если он обладает титулом раби или не входить, если он не сподобился статуса мудреца. В любом случае, его статус Первосвященника не дает ему никакого преимущества перед другими членами суда. Коллективная память еврейского народа, представленная, в первую очередь, Талмудом, сохранила имена лишь тех первосвященников, которые были великими мудрецами – как раби Ишмаэль, казненный при императоре Адриане, о чем скоро пойдет речь. Процессуальные нормы здесь те же самые.

Наконец, если смертный приговор все же вынесен, осужденного тут же ведут к месту казни, но впереди скачет пристав, который оглашает цель процессии и призывает: «Кто может сказать слово в защиту осужденного?» Если таковой находится, процессия возвращается в суд, и дело слушается снова. За определенный грех установлен определенный вид казни – всего их четыре, но распятия среди них нет.

Все сказанное есть претворение в жизнь предписаний Торы, то есть - слова Всевышнего. Это следует всегда иметь в виду, чтобы правильно понимать поведение мудрецов и их отношение к данному вопросу. Пуще всего они боялись осудить на смерть невиновного, и «кровавым Сангедрином» называли суд, который выносил смертный приговор хотя бы однажды за семь лет. Абсолютно невозможно, чтобы мудрецы Торы захотели лишить кого-то жизни любым способом, лишь бы избавиться от человека. Если некто обвиняется в преступлении, заслуживающем казни, но по каким-то причинам не может быть казнен (например, если оккупанты лишили иудеев такого права) или не может даже быть подвергнут нормальной процедуре слушания дела (как в наше время, когда нет Сангедрина), никто и никогда не станет искать окольных, не соответствующих Торе, путей лишить его жизни. О таких случаях говорится, что коли он действительно виновен, он «повинен смерти», имея в виду смерть, посылаемую Небесным Судом. Из сказанного видно, насколько известный рассказ об Иисусе перед Сангедрином и всем, что последовало, отвечает букве и духу иудаизма.

«Всегда и везде враги христиан»

Точно так же можно дать оценку, например, сообщению Кураева

о погромах христиан евреями в начале V века в Александрии – включая распятие христианского мальчика (Сократ Схоластик. Церковная история 7,13 и 7,16).

Тут остается лишь сказать: а был ли мальчик? И оценить данное сообщение как еще одну выдумку жидоненавистников. Евреи никогда никого не распинали. Пародийную формулу чеховского персонажа можно употребить здесь в буквальном смысле: этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!

Свидетельство Сократа Схоластика об устроенном евреями погроме христиан в Александрии «в начале 5 века» независимыми источниками не подтверждается. У него можно найти весьма «правдивые» детали относительно иудеев («ничего не делая по субботам, они занимались театральными зрелищами»), как и характерные эпитеты («будучи всегда и везде врагами христиан...»). Источник, скажем так, не высшей категории надежности.

Зато сообщают современные историки, что у тамошнего патриарха Кирилла, который отличался беспримерным интриганством и неразборчивостью в средствах, были отряды параволанов - что-то вроде хунвейбинов.[1] И что в 414 г. (то есть, именно «в начале V века») христиане устроили в Александрии свой первый в истории полномасштабный еврейский погром, уничтожив большую старинную общину города.[2] Вскоре после того, знаменитая Ипатия – философ, математик, врач, глава александрийской школы неоплатоников – тоже была убита ревностными христианами. Ипатии приписывают изречение, которое надлежало бы вывесить над письменным столом дьякона Кураева: «Самое страшное – это преподносить суеверие как истину».[3]  Другой пример – документ под названием «Мученичество св. Поликарпа Смирнского». Кураев цитирует оттуда следующее:

"Толпы людей немедленно бросились собирать дрова и хворост из мастерских и терм, в чем с особенною ревностью помогали иудеи, по своему обыкновению”.

Вставка «по своему обыкновению» - то, что называют симптоматической оговоркой - выдает тайный душевный порыв автора и истинную направленность этого документа, изымая его из разряда достоверных. Еще Кураев припоминает нам:

И о том, как иудеи вырезали христианское население Иерусалима в 614 году (после взятия города персами). И о гонениях на христиан в иудейской Хазарии около 932г.

Сообщение о событиях в Иерусалиме Кураев дает без ссылки. Из независимых источников известно другое: несмотря на ощутимое присутствие евреев в Галилее и других областях страны в римско-византийский период, именно в Иерусалиме евреев не было. Совсем. Современный историк приводит такие свидетельства караимских авторов (которых никак не заподозришь в симпатиях к иудеям):

«После того, как они оставили Иерусалим (сер.2 в.н.э. – ЕМ), место это пребывало пустынным около пятисот лет, и никому из евреев не дозволялось селиться там <...> Перед тем, как мусульмане завоевали страну (636 г. – ЕМ), они (евреи) не могли войти в Иерусалим. Они стекались с четырех концов земли в Тверию и Газу, снедаемые желанием быть поблизости от места, где стоял Храм»/ [1]

Касательно «иудейской Хазарии», начнем с того, что она не была иудейской этнически. Не была она иудейской и в смысле национальной религии. Напротив, «иудейская» Хазария была страной поликонфессиональной. Исследователи сходятся в том, принявшая иудаизм верхушка не считала необходимым принуждать к тому же все население страны. Даже столь откровенный юдофоб, как Лев Гумилев, приводит сообщения путешественников, которые отмечают прямо противоположное кураевскому утверждению – полную веротерпимость.

Неоднократно возвращается Кураев к теме «преследований первохристиан» иудеями. Прежде чем выяснять по существу, полезно будет вспомнить о том, как впоследствии Церковь преследовала своих еретиков, одних убивая мечом, других сжигая заживо на кострах. Православие хотя и не знало института инквизиции, преследовало старообрядцев по-своему. При этом, насколько можно судить, старообрядцы не были носителями каких-то новых идей, признанных еретическими. Они как раз были ревнителями исконного русского православия и не принимали его в реформированном виде. Так что припоминать нам «преследования» наших еретиков (что бы за этим ни стояло) – очередной сеанс лицемерия дьякона Кураева.

Его обвинение состоит из двух пунктов: «доносы» и «проклятие Синедрионом». Тут есть один интересный момент. Христианская (не иудейская!) традиция сообщает о добром отношении к евреям-первохристианам со стороны, по крайней мере, нескольких еврейских мудрецов – членов Сангедрина в Явно (т. е. после разрушения Второго храма). Называют имена рабана Гамлиэля и раби Элизера. Сообщают, что им случалось прятать христиан от римских властей. Кураев не упоминает о подобных сообщениях. Не иначе, как от избытка правдолюбия. Зато он собирает зловонную кучу из авторов, чья ненависть к евреям сподобила их на клевету. Ну о-о-очень честный полемист...

Действительно, во II веке «вашей эры» в ежедневную молитву было вставлено упоминание о еретиках (без спецификации этого термина). Тот самый рабан Гамлиэль II - глава Сангедрина в Явне, - который, по христианской легенде, укрывал первохристиан от преследований римлян – объявил однажды, что пришло время внести такое упоминание. Когда все согласились, мудрецов очень озаботило, чтобы оно не стало настоящим проклятием! Составить текст для вставки было предложено Шмуэлю Малому, известному своей мягкостью и особой негневливостью. Его вариант и был принят.

Как выглядела та первоначальная формула, сказать трудно. Скорее всего, так и было, как сказал р. Гамлиэль - еретики (миним – буквально: «разновидности). В те времена были в иудаизме разные ереси – садуккеи, ессеи, кумранцы (если это не те же ессеи), мистики гностического толка, дуалисты... Детали формулировки менялись со временем и в разных общинах. Во 2 в. текст начинался словами: «Да не будет надежды доносчикам» (!). Так это осталось и до сих пор. Дальше говорится: «И да искоренятся все еретики, и да будут уничтожены немедленно все враги народа Твоего», а кончается благословением Господу, который «наказывает врагов и устраняет злодеев». Известен один молитвенник послеталмудической эпохи, где упоминаются христиане (ноцрим) с добавлением: «Если они не вернутся к Твоему Завету». Но это не прижилось. Как видим, ни в одном из вариантов нет ничего похожего на христианскую анафему. Не было слова арур – «проклят». Не было отлучения (херем).

Дьякон и здесь ухитрился соврать: «упоминание еретиков и назореев». Назореи в иудаизме (назиры) – совсем не то, что имеет в виду Кураев, и они тут вообще не причем. Почему Иисуса называли назореем, дьякон не знает - может, он думает: из-за названия города Назарет?

В отношении доносов на христиан со стороны евреев я не могу утверждать, что такого не могло быть. Но утрированы подобные сообщения наверняка. А упоминание о доносчиках в приведенном выше молитвословии, свидетельствует об обратном. Относится это ко временам, когда обучение Торе, рукоположение мудрецов и обрезание - карались смертной казнью. Так что, доносы имели место, по меньшей мере, с обеих сторон. Если же при этом кто-то из еврейских мудрецов прятал христиан от преследований, это означает, что иудеи не возлагали на всех подряд христиан коллективную ответственность за их доносчиков. И могу заявить совершенно категорически, что об этом ни «горькой», ни другого вкуса памяти мы не храним. Проще говоря, все это для нас - буквально древняя история, следы которой остались только в упомянутом выше молитвословии, и мало кто знает сегодня, о ком и о чем идет речь.

Какую религию исповедовал Иисус?

Такой вопрос любил задавать первокурсникам при первом знакомстве один профессор католического колледжа. Иные отвечали: «католическую», большинство говорило: «христианство». И лишь совсем немногие называли иудаизм. Так вот: здесь не должно быть неясностей и нет места для двух мнений. Иудаизм был религией Иисуса, апостолов и первохристиан.

В декларации «Группы христианских ученых - исследователей христианско-иудейских отношений» говорится: «Идея вытеснения на протяжении многих веков побуждала христиан говорить об Иисусе как противнике иудаизма. С исторической точки зрения это мнение ошибочно. Жизнь и учение Иисуса формировались богослужением, этикой и практикой иудаизма. Он воспитывался и вдохновлялся писаниями своего народа. Современная христианская проповедь и учение должны описывать земную жизнь Иисуса, как всецело отвечающую постоянному стремлению иудеев осуществлять завет с Богом в повседневной жизни».

В указанном свете следует рассмотреть тему якобы физического насилия над первохристианами со стороны ревностных иудеев, как это описано в известных христианских источниках. Не секрет, что в иудаизме главное – это выполнение заповедей Торы. Толкование путей выполнения заповедей (галахи) есть прерогатива мудрецов. Одним из самых тяжелых преступлений у нас поэтому всегда было – призывать евреев не слушаться указаний мудрецов в этих вопросах. Ибо сказано: «Проклят сбивающий слепого с пути» (Втор.27:18). Насколько можно понять из «Деяний апостолов», никто из первохристиан не мог быть обвинен ни в том, ни в другом. Вопрос же об обрезании для примкнувших к ним язычников был решен ими галахически безупречно – язычникам такая заповедь не дана, а процедуру перехода в иудаизм они не проходили. Те ограничения, которые они предписали недавним язычникам, суть ничто иное, как заповеди Торы для «сынов Ноя», то есть неевреев. Сами же первохристиане из иудеев выполняли все заповеди, и проповедь их не касалась вопросов Галахи.

Отсюда совершенно неоправданной выглядит ярость описанных там гонений. Все, что могло быть инкриминировано им, так или иначе сводилось бы к утверждению, что Иисус - Мессия. Но в иудаизме понятие о Мессии никак не связано ни с божественностью, ни с искуплением грехов. Поэтому вряд ли одна такая вера могла рассматриваться как серьезное преступление. И в любом случае, все это не давало повода для самочинных расправ. При любых обвинениях Закон повелевал привести обвиняемого в суд для разбирательства. А там еще будут смотреть, что за обвинения выдвигаются. Например, очень серьезная вещь – тфилин. Надевая их, иудей символически возлагает на себя бремя заповедей Торы. Так вот, в Талмуде сказано, что если некто скажет, будто они не нужны, суду он не подлежит. Почему? Да в Торе ведь прямо сказано, что мы обязаны их надевать, так что отрицать это – нелепо! Точно так же нелепо было бы утверждать, скажем, что Субботу соблюдать не обязательно. В Торе о Субботе сказано неоднократно. Конечно, говорить такие вещи нехорошо. Человек несет свой грех перед Богом. Но его не судят земным судом.

Внесудебное насилие в любой форме (тем более, линчевание) было само по себе серьезным преступлением, как всякое убийство, чем бы оно ни мотивировалось. Как сказано: «Не убий!» К тому же, то, что принято называть «побиением камнями» есть на самом деле отнюдь не буквальное побиение камнями. В Торе употреблено слово скила, которому нет аналогов в других языках, и Талмуд описывает в деталях этот вид казни, который имеет мало общего с тем, как это понимается в нееврейской среде. Поэтому вся сцена самосуда - побиения камнями - Стефана, описанная в «Деяниях» представляется весьма сомнительной. Да и то, что говорил он, согласно «Деяниям», не содержит прямой хулы на Бога. Хотя самосуд толпы – вещь не невозможная в принципе, ничего подобного не могло иметь места со стороны ревностных иудеев, каковым предание вменяет это в вину. Если же толпа состояла из людей иного рода, тогда остается неясной их мотивация. Замечу кстати, что неверная жена подлежит по закону иной казни, нежели скила («побиение камнями» - ср. Ин 8:3-5).

Сам Иисус, как он описан в евангелиях, хотя и толковал некоторые заповеди по-своему (что не запрещалось, и было тогда обычным делом), не призывал к непослушанию мудрецам или к нарушению Торы - даже напротив: «Итак все, что они скажут вам, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте: ибо они говорят и не делают.» (Мф. 23.2-4). Он критиковал лицемерие фарисеев крайне резко? Правильно делал! В Талмуде тоже говорится о еврейских грешниках, которые «полны заповедей, как гранат зернышками». Разумеется, он говорил о том, что мог наблюдать лично. Никакой разумный человек не станет судить чохом о всех фарисеях поголовно только на основании того, что наблюдает лично. Своими познаниями в Торе Иисус был обязан никому другому, как фарисеям. Скорее всего, лицемеры и приставали к нему больше всех с каверзными (и, если разобраться, не всегда грамотными) вопросами.

Что касается упоминаний о его якобы нарушениях Субботы, то, зная субботние законы, можно сказать твердо, что во всех-всех случаях (кроме, пожалуй, одного, рассказанного в наименее достоверном Евангелии Иоанна) с его стороны нарушений не было (об учениках – вопрос отдельный).

Он говорил «как власть имеющий»? Он позиционировал себя как личность, наделенную исключительным знанием и правом? И такое иудаизмом не исключается. Мидраш сообщает: «Так говорил рабби Шимон бар Йохай: мир не устоит, если в нем меньше тридцати праведников, таких, как Авраам. Если их тридцать, то я и сын мой – двое из них. Если их двое – это я и сын мой. А если один – это я» (Берешит раба 25.2).

Он заменил пространные иудейские молитвы простой молитвой «Отче наш»? Но у нас тоже допускается (хотя и в исключительных обстоятельствах) произнести краткое резюме молитвы. И иудей отчетливо слышит в «Отче наш» Иисуса формулы из молитвы «Отче наш, Царь наш» (Авину Малкейну) и текста Кадиш, который есть гимн – восхваление Творца, хотя многими ошибочно считается поминальной молитвой.

Кто бы ни был Человек из Назарета, можно стопроцентно утверждать, что он ходил с покрытой головой, носил кисточки-цицит и надевал тфилин. Не делать этого тогда было бы все равно, что в наши дни, скажем, появляться на улице с голой задницей – то есть вызовом всем правилам нормального поведения. На такого показывали бы пальцем на всех углах, и никто не стал бы слушать его проповеди. Да ведь и никаких свидетельств о таких нарушениях источники не приводят. И если он называл себя Сыном Божьим, тут не было состава преступления, потому что по Торе все евреи – «сыны Богу вашему». Короче, Иисус был стопроцентным фарисеем (в прямом историческом, а не в переносном, смысле).

Евангелия передают такое утверждение Иисуса: «Я и Отец – одно». Иудей сразу понимает, о чем идет речь, и не видит в таком высказывании ничего экстраординарного. Согласно нашей традиции, если А послал Б с какой-то миссией (даже просто с поручением), то – в пределах этой миссии - посланный тождествен пославшему. Буквально. Тот, кто сказал цитированную выше фразу, мог считать себя посланным Свыше с некой определенной миссией, как это бывало, например, с пророками. И поскольку это был факт его сознания, он имел основания сказать то, что сказал. Никакого криминала и вообще ничего особенного.

Хочу подчеркнуть: все сказанное выше не затрагивает того, что называется керигмой. Это взгляд с точки зрения иудаизма на события, как они описаны в исходных документах Нового Завета.

Коснуться ли еще также сцены изгнания торгующих из Храма? Чтобы понять неправдоподобность описанной картины, нужно прежде знать, как выглядел Храм. Это – не здание, как иногда изображается на картинах старых мастеров. Храм представлял собою комплекс сооружений, причем крышу имело только небольшое строение, где помещались Святая Святых и прилегающее к нему помещение с менорой и золотым жертвенником для воскурения благовоний. Рядом – под открытым небом - размещалось пространство для жертвоприношений, с большим жертвенником. Оно было окружено стеной, и туда входили только священники. У входа на эту площадку располагались ступени, на которых стояли поющие левиты. К упомянутой стене примыкали дворы для молящихся – мужской и женский. Были еще и другие дворы и дворики разного назначения – в том числе двор для инородцев, если кто из них пожелает принести в Храме свою жертву Богу Израиля. Все эти дворы были вымощены камнем, разделялись стенами и входили в территорию Храма. Было большим грехом ступить туда ногой в состоянии ритуальной нечистоты.

За порядком в Храме и вокруг него следила храмовая стража, которой даже римляне разрешали носить оружие. По периметру территории Храма шла наружная стена, за которой место уже не было святым. Там, в числе прочего, располагались «киоски» и «ларьки» торгующих разными ритуальными вещами (подобное можно наблюдать сегодня возле церковных зданий). Можно было купить голубя для принесения в жертву. Там же можно было разменять деньги, чтобы внести храмовый налог («священный шекель»). Если бы кому-то вздумалось опрокидывать столы и киоски торгующих, храмовая стража тут же призвала бы его к порядку. Но кто, находясь в здравом уме, стал бы это делать?

Не обнаруживается причин для преследования первохристан и самого Иисуса иудеями. Легенда создана задним числом. Короче, напраслина. А главное, если кто-то уверовал, что данный проповедник – Мессия, что он был распят, воскрес на третий день и т.д. – такая вера возможна и без легенды о его преследованиях иудеями. Непризнание не обязательно влечет преследования. Похоже на то, что таких преследований первохристиан со стороны иудеев просто не было. Как мы видели, много позже, уже после разрушения Храма, появилось в молитве всего лишь упоминание о еретиках – и то без формулы проклятия.

Нарождающаяся Церковь не чувствовала себя вполне уверенно перед лицом того, что иудеи в массе не захотели за ней идти. Она нуждалась в оправдании своей ненависти к упрямому племени и потому с первых же шагов своих стала демонизировать иудеев, приписывая им свои собственные чувства. Так можно объяснить появление клише «враги христовой веры». Здесь мы замечаем интересный психологический феномен, присущий людям, невысокого нравственного уровня. Такой человек полагает, что неблаговидные (действительные или мнимые) поступки оппонентов освобождают его от обязанности соблюдать по отношению к ним нравственные нормы, вроде бы им принятые или даже провозглашаемые. Так сказать, принцип взаимной подлости. И нередко сказанное оборачивается тем, что для оправдания своих недостойных дел оппоненту просто приписывается то, чего не было.

Верно, в Талмуде личность Иисуса представлена в негативном свете. Он - колдун, вывезший свою магию из Египта. Он томится в аду. И даже при этом (в трактате Гитин) с похвалой говорится, что он испытывает любовь к Израилю. Довольно явно ощущается, однако, что мудрецы не были уверены, о ком точно идет речь. Они пытались, но не могли однозначно идентифицировать исторического Иисуса. Ни личность его, ни события его истории не сохранились в памяти иудеев. Подчас создается впечатление, что мудрецы искали в прошлом личность, которая более всего подходила бы к картине, нарисованной христианскими источниками. Если так можно сказать, свой образ как бы исторического Иисуса они «подгоняли» под Иисуса керигмы. И очевидно, что сказанные о нем негативы были обращенной в прошлое проекцией чувств, порожденных текущей враждебностью к иудеям со стороны Церкви, которая действовала именем Иисуса.

В свете всего сказанного выше, следует правильно понять высказывание С. Трубецкого, как цитирует его Кураев:

«В национализме Израиля был элемент, противный христианству, враждебный ему; и если Израиль дал Христу первых Его апостолов, то он же породил и Его первых врагов, первое антихристианское движение».

«Национализм Израиля» - это отстаивание своей избранности по слову Бога и, как следствие, неприятие новой религии. Действительно, «элемент противный христианству». Почему это так? Потому что христианство объявило себя «Новым Израилем», или «Израилем по духу», а еврейский народ – «Израилем по плоти». Смысл тот, что «Ветхий Израиль» сохранился только физически, а все его духовное наследие перешло к христианству. По слову Иоанна Златоуста: «У них - письмена, у нас – смысл». Само собой, нежелание принять такую точку зрения есть «элемент противный христианству». Можно даже сказать и «враждебный ему», что вполне исторично - но только если ограничиться рамками идеологической враждебности. Однако слово «враг» в русском языке многосмысленно, и Трубецкой идет дальше и говорит уже об «антихристианском движении», какового в истории просто не было. Категорически можно утверждать, что иудеи были вынуждены как-то определяться по отношению к христианству в силу активной враждебности Церкви. Но про движение «анти...» Трубецкой написал, не думая, - «анти...» имело место, но с противоположной стороны.

Снова и снова повторяется та же песня. Теперь Кураев цитирует Б.М. Мелиоранского («Лекции по истории и вероучению Древней христианской Церкви», 1910), который начинает, в свою очередь, с цитаты (из Нового Завета):

«И жил Павел целых два года на своем иждивении и принимал всех, приходивших к нему, проповедуя Царствие Божие и уча о Господе Иисусе Христе со всяким дерзновением невозбранно» (Деян. 28, 30-31). Такими словами кончает св. Лука свои «Деяния апостолов». Этот тон доверия, ожидания всего хорошего от римской языческой власти звучит в Новом Завете почти повсюду: врагами и гонителями христианства являются не столько язычники, сколько одебелевшие сердцем иудеи (Мф. 24,9)…

Спасибо Кураеву, мне бы самому никогда не добраться до христианского авторитета, который решительно опровергает заявление дьякона об отсутствии антисемитизма в Новом Завете. Да так решительно, что главным врагом христианства выступают иудеи, а не язычники. Нужны ли еще какие свидетельства?

И еще вопрос возникает. «Врагами и гонителями христианства являются не столько язычники...» Как совместить это с многочисленными историями о мучениках за веру?

Так и боролась Церковь две тысячи лет - не столько с язычеством, сколько с монотеизмом. Идолослужение как культ было, конечно, искоренено. Но пережитки его остались. Возможно, именно здесь историческая ошибка Церкви, обусловившая многие ее последующие неудачи. Мы увидим далее, как Церковь воевала с евреями, а затем и с выкрестами. Право же, энергия та заслуживала лучшего применения. Атавизмы древнего язычества в коллективном бессознательном христианских народов не были осознаны как угроза христианской вере. Возможно, из-за того, что главное внимание было направлено на евреев. Изначально были установлены ложные приоритеты. И вот сегодня: в поисках Бога кое-кто из внуков и правнуков европейских христиан не возвращается к Христу, а идет к Аллаху.

После Павла

О том, как развивалось христианство в период первых после Павла поколений, рассказывает «Церковная история» Евсевия Кесарийского (Памфила). Это самый ранний из источников (IV в.) и следующий после «Деяний». Есть христиане, которые считают, что там правда переплетается с легендами. Так что данный период истории Церкви трудно восстановить систематически, отделив достоверное от апокрифического. Доподлинно не известно даже, что за люди сочиняли евангелия и какими источниками они пользовались. Достаточно определенно можно сказать только, что развитие имело место, включая и такой показатель, как численность. Неважно, что цифры неизвестны – рост численности и расширение географии распространения несомненны.

Рост численности и расширение ареала означают, что имела место миссионерская активность, а это подразумевает определенную организационную работу и, следовательно, наличие в общинах лидеров, которые все это координировали. И об этой стороне тоже известно мало конкретного и достоверного. Вполне очевидно, что численный рост имел место практически исключительно за счет языческих народов. Гораздо лучше известен исторический фон (вторая половина I в. – первая половина II в.). Этот, с позволения сказать, исторический фон начального периода становления Церкви есть ничто иное, как история евреев указанного периода. История эта была бурной и трагической.

Победоносная для римлян Иудейская война завершилась в 70 г. взятием Иерусалима и затем - катастрофой штурма и разрушения Храма. Тысячи евреев погибли. Захваченные живыми защитники города были распяты на крестах, на километры украсивших дороги к разоренной и разграбленной столице. Еврейские мудрецы с самого начала предвидели такой финал и были против восстания, но зелоты их не слушали. А крест стал для евреев зловещим знаком – задолго до того, как потом (в IV в.) он явился священным символом враждебной религии.

В дни осады Иерусалима глава Сангедрина раби Иоханан бен Закай велел ученикам вынести его из города в гробу. Причиной маскировки были не столько римляне, сколько зелоты. Представ перед генералом Веспасианом, он предсказал, что тот (заметим, человек «без роду и племени») станет императором. Было время смуты - после смерти Нерона не было легитимного претендента на трон, за несколько месяцев в Риме сменились два императора и царствовал третий. Веспасиан всякий раз исправно приводил войска к присяге новому царю. Но в ближайшее же время сбылось предсказание еврейского мудреца. Хотя в Риме сидел император Вителлий, войска в Египте провозгласили императором Веспасиана. Тут же ему присягнули легионы в Иудее и Сирии, а затем – по всему Средиземноморью и на Балканах. Перед отбытием в Египет, новый император спросил раби Иоханана, какую награду хотел бы он получить за свое доброе предсказание. Тот попросил разрешения установить еврейскую академию и Сангедрин в г. Явне, что и было гарантировано.

Так начался недолгий, но блистательный период «Явненского виноградника». Тора была спасена. Началась унификация и кодификация Устного Учения, заложившая основы Мишны и Гемары. В академии учили и оттуда вышли выдающиеся мудрецы и учители, танаи - гордость еврейского народа, - чьи имена навеки вписаны в историю Талмуда и всей еврейской цивилизации. Все сказанное по праву рассматривалось как утешение, посланное Всевышним вслед за приступом Его гнева, когда Он разрушил Свой Храм.

Вместе с тем стали расти мессианские ожидания. Действительно, какой же еще момент нужен, чтобы пришел Мессия – освободитель еврейского народа? Можно ли было представить более неотложную ситуацию, чтобы явился новый царь из рода Давида, который поведет за собой народ, освободит Землю Израиля и построит Третий Храм? Политическая обстановка в Иудее снова стала накаляться. Толчком к восстанию считается попытка императора Адриана построить храм Юпитера на Храмовой горе. Восстание, начатое в 132 г., возглавил Шимон бар Кохба («Сын звезды»).

В этот раз мудрецы не были единодушны. Одни из них по-прежнему были настроены скептически, но раби Акива, один из духовных лидеров поколения, решительно признал Бар Кохбу мессией. Без сомнения, тот был личностью харизматической и впридачу обладал талантами организатора и полководца. Решительный и дерзкий вождь, отважный воин, он сумел стать единоличным лидером, подчинив себе все группировки и наладив связь со всеми местностями, где жили евреи. Из Иудеи и Галилеи восстание перекинулось на многие провинции Римской империи в ближнем и дальнем зарубежье. Все евреи мира восстали против Рима. И мир содрогнулся. Во всяком случае так выразился римский историк Дион Кассий.

Похоже, что в зарубежье римляне довольно скоро овладели ситуацией, потому что все имеющиеся сведения о ходе событий относятся почти исключительно к Земле Израиля. Восставшие укрепляли города и деревни, откуда совершали набеги на римские отряды и гарнизоны, причиняя им большие потери. Был освобожден Иерусалим. Римский наместник ничего не мог сделать, его войска терпели поражения, был полностью уничтожен 10-й легион, орел – военный штандарт римлян – изрублен в куски. Пламя разрасталось. Иудея и Галилея были практически освобождены. Все это длилось больше трех лет, пока Адриан не вызвал легионы из Британии, создав подавляющее численное преимущество. Свежие войска стали теснить силы восставших. Город за городом, деревню за деревней они брали штурмом или измором. Человеческие жертвы были огромны с обеих сторон. Овладев очередным оплотом восставших, римляне безжалостно убивали всех подряд, включая детей, и разрушали место до основания. Тактика выжженной земли принесла им успех. Они взяли Иерусалим, и остатки восставших укрылись в крепости Бейтар, которую римляне блокировали и стали методично осаждать. Наконец, измученный голодом и жаждой, пал Бейтар. Бар Кохба погиб в бою.

Восстание было буквально потоплено в крови. К концу 135 года, сообщает тот же историк, пятьдесят еврейских укреплений и почти тысяча деревень были сровнены с землей. Пятьсот восемьдесят тысяч мужчин, женщин и детей погибли, бесчисленное множество евреев было продано в рабство и умерло от голода и болезней. Иудея перестала существовало как римская провинция и географическое понятие, став, под названием Палестина, частью провинции Сирия. Иерусалим, уже разрушенный за 60 лет до того, был совершенно стерт с лица земли, территория его – сперва распахана, затем застроена римским поселком, где евреям было запрещено селиться.

Немного спустя, особым указом Адриана евреям было запрещено под страхом смерти обучать Торе, делать обрезание, совершать рукоположение мудрецов (смиха) и другие обряды. Раби Акива, который игнорировал запрет обучения, был заключен в тюрьму, где продолжал учить, и затем жестоко казнен. В те дни были казнены или убиты еще девять самых выдающихся мудрецов Торы. Им не предлагали отказаться от своей религии, им вообще не ставили никаких условий. Их не судили, им (кроме раби Акивы) не было предъявлено каких-либо конкретных обвинений. С ними расправились, чтобы духовно обезглавить народ. Распятие на кресте не применялось. Талмуд сообщает, что двоим отрубили головы. Одного мудреца долго жгли, завернув в свиток Торы и продлевая мучения мокрой паклей. Казнь девяностолетнего раби Акивы состояла в том, что его живое тело рвали железными крючьями. По всей видимости, все эти действия и крайняя жестокость по отношению к тем, кто заведомо не брал в руки оружия, были продиктованы не столько местью победителей, сколько обдуманной целью в корне вытравить самый дух еврейского народа. Народ лишился духовных лидеров, духовного центра, государственности, общинных структур, массы населения были изгнаны или лишены источников существования, даже сама страна исчезла как таковая. Но цель достигнута не была. Римляне не знали, что она недостижима. 

Драконовские меры против Торы отменил приемный сын Адриана и его преемник - император Антонин Пий. Существует красивая легенда о том, как неформальный глава мудрецов Шимон бен Гамлиэль сделал своему сыну обрезание и за это должен был предстать перед римским судом. Отцу и сыну грозила смертная казнь. Мать младенца была дружна с одной знатной римлянкой, которая предложила ей взять и предъявить суду своего новорожденного сына. Обвинение было снято. Рабан Шимон бен Гамлиэль все же стал вскоре одним десяти мудрецов-мучеников.

Сыном рабана Шимона был будущий раби Иеуда а-Наси, глава поколения (наси здесь означает «патриарх»), один из самых великих еврейских мудрецов. А римлянка имела какое-то отношение к будущему императору. По одному из вариантов легенды, ее сын стал императором, но эта версия не проходит по датам рождения преемников Адриана. Талмуд употребляет имя Антонин, однако неясно - был ли это Антонин Пий или наследовавший ему Марк Аврелий – тоже Антонин. Оба были людьми исключительных моральных качеств. Согласно Талмуду, раби Иеуда был дружен с Антонином. Он бывал в Риме у императора, а тот, бывая в его краях, навещал раби Иеуду и они вместе пировали, обсуждая философские вопросы.

Раби Иеуда, или просто Раби, как он именуется в Талмуде, проделал гигантскую работу по консолидации еврейской жизни в Палестине, восстановлению Сангедрина и системы академий. Но главным его достижением была Мишна – записанный и упорядоченный кодекс Устной Торы. Основы Мишны заложили раби Акива и его ученик, великий раби Меир, который первым стал записывать поучения раби Акивы, а потом принял активное участие в создании корпуса Мишны – наряду с другими мудрецами.

Работа над Мишной продолжалась вплоть до начала 3 в. Тут же началась работа по записи Гемары (Иеруслимский Талмуд), конец которой настал в 370 г. Этот относительно спокойный период закончился, когда стало все более быстро и ощутимо расти влияние Церкви. Иерусалимский Талмуд остался фактически незавершенным и более фрагментарным, чем Вавилонский Талмуд, завершенный в 530 г. в спокойной обстановке Персии Сасанидов. Давление Церкви на евреев Средиземноморского ареала неуклонно росло. Разгоняли школы и академии, разрушали синагоги, все большее число евреев было вынуждено покидать Землю Израиля. Патриаршество было ликвидировано. Наряду с пропагандой ненависти все чаще стали случаться акты физического насилия. Религиозную жизнь евреев Палестины глушили все более открыто и непримиримо. Обстановка стала такой плохой, что некому и некого стало посвящать в мудрецы, а это можно делать только в Земле Израиля. Так впервые прервалась традиция смихи, продержавшаяся от самого Моисея несмотря на все перипетии и невзгоды тысячелетий. С тех пор - покой нам только снится.

Христиане в эпоху Мишны

Сохранилось предание о том, как во времена Адриана римлянам донесли, что раби Иеуда бен Бава намерен сделать смиху своим пятерым ученикам. К ним пожаловали, но они успели уйти в горы. Пока солдаты за ними гнались, мудрец успел посвятить учеников и велел им бежать, а сам остался на месте, заткнув своим телом расселину в скале, где проходила тропа. Римляне изрешетили его копьями. Зато ученики его успели скрыться.

Вопрос: кто донес римлянам? Дело не только в данной конкретном случае. Что интересно действительно, так это – где были христиане во время римских гонений на евреев? Есть основания предполагать, что история христианства указанного времени, состоящая почти целиком из сообщений о мучениках за веру, в какой-то степени стилизована.

Раскопки 1952 в районе Мертвого моря, сообщает интернетная статья, обнаружили в пещере Мураббаат письмо Бар Кохбы к военачальнику Иешуа бен Галгола с приказом не причинять вреда христианам. Отсюда, по-видимому, следует, что, во-первых, христиане держались в стороне от восстания, и, во-вторых, что у восставших были поводы «причинять им вред». Оно и понятно, если принять во внимание, что во главе восставших стоял не тот «мессия».

Непросто было евреям отрешиться от травмы, вызванной катастрофой разрушения Храма. Возникли разброд и шатания, стали множиться еретические секты, в числе которых где-то на обочине еврейского мира обозначилась секта почитателей Иисуса из Назарета. Но данная группа во многих отношениях отличалась от других сект. В частности – активным миссионерством среди язычников.

Христианские источники сообщают, что в Иудейскую войну, непосредственно перед тем, как вокруг Иерусалима сомкнулось кольцо блокады, иерусалимская община покинула город и этим явно дистанцировала себя от евреев. Однако, и другие иудеи, понимая, к чему все идет, тоже норовили уйти из города, пока зелоты не блокировали выходы, терроризируя жителей. Так что, обособление от иудеев, насколько можно об этом говорить, имело место лишь в умах членов общины. Для иудеев же, их уход вряд ли мог означать нечто большее, чем благоразумное бегство от осады.

По многим признакам судя, разрушение Храма было воспринято христианами (или теми из них, кто стал задавать тон), скорее, со злорадным удовлетворением. В тот самый период, когда в Явне шла интенсивная работа по укреплению Торы, в среде почитателей Иисуса стали создаваться антииудейские тексты, получившие название «доброй вести» - Евангелия.

После поражения восстания Бар Кохбы и адриановых указов против Торы, христианам было жизненно важно дистанцироваться от евреев также и в глазах римлян. Поскольку же те не склонны были вникать в теологические тонкости, зато были склонны стричь всех евреев под одну гребенку, дистанцироваться от иудеев можно было только одним способом – конкретным делом демонстрировать свою лояльность. И если даже еще до восстания кое-кто из христиан не гнушался доносами, то теперь доносительство должно было приобрести известный размах. Сказанному лишь способствовал христианский антииудаизм, со всей определенностью проявившийся в Евангелиях. Враги моих врагов – мои друзья.

Не будем, однако, заходить слишком далеко. Далеко не все христиане того времени были врагами евреев и доносчиками. Это можно утверждать без всякой «политкорректности». Находки археологов, да и некоторые христианские тексты, говорят о том, что еще даже в IV в. были христиане, которые продолжали придерживаться некоторых обрядов иудаизма и посещали синагоги, и что были иудеи, которые, например, делали субботний кидуш на вино причастия. До IV в. символ креста не обнаруживается ни в христианских надгробьях, ни в откопанных руинах церквей. Все было еще далеко не однозначно полярно. В конце концов, обе общины почитали священной одну и ту же Библию. Для многих христиан их верование было «истинным иудаизмом», а Иисус – «всего лишь» Мессия, предсказанный пророками Израиля. Сказанное здесь относится, скорее всего к выходцам из еврейского народа.

Вместе с тем, однако, тенденция размежевания набирала силу. Во многом, вероятно, благодаря тому, что все большую часть христиан стали составлять примкнувшие к секте из языческих народов и все большую роль начинали они играть. Именно в среде недавних язычников, можно полагать, зародилось и стало распростаняться поклонение Иисусу как божеству. В определенной степени именно отмеченное выше смешение обрядов и нечеткая самоидентификация многих христиан из иудеев стимулировали агрессивную антиеврейскую риторику и теологическую мысль со стороны бывших язычников. Почти все отцы Церкви были греками, либо эллинизированными уроженцами других народов Средиземноморья. Нет причин полагать, что вековая враждебность язычника к иудеям могла исчезнуть, когда он принимал христианство. Если в Мишне нет ни одного упоминания о христианстве, само оно в то время было чуть ли не зациклено на евреях. Первые результаты не замедлили явиться. Один из них предстает перед нами в фигуре Маркиона Синопского, епископа, мыслителя и проповедника (85-160).

Теология замещения. Изобретение Нового Завета

Все богословие Маркиона проникнуто принципиальным дуализмом. Начиная с постулирования двух богов. Бог верховный создал духовный мир. Материальный же мир есть творение подчиненного творца (демиурга). Последний создал и человеческую душу, которая поэтому всегда склонна поддаваться силам материального порядка, то есть греху, или дьяволу. Так возникает мир языческий. Только еврейскому народу демиург дал откровение и Закон, который делит людей на праведников и грешников. Однако Закон этот не мог быть совершенным, поскольку приспособлен к материальной природе человека. Так и еврейский народ постепенно погряз в грехе. Закон и Храм не давали спасения. Выходило, что подавляющая часть людей обречена вечным мукам геенны. Тогда верховный бог сжалился над людьми и послал им своего сына с посланием любви и милости. Сын этот – не человек, тело его нематериально, он не был рожден женщиной и сразу явился в Капернауме тридцатилетним.

Иисус заместил Храм, христианство заместило избранный прежде народ, христианские тексты заместили еврейскую Библию. Так кристаллизовалась идея Нового Израиля и Нового Завета. «Новое» здесь служит отрицанием «старого» («ветхого»). Для «Ветхого Израиля» и «Ветхого Завета» не оставалось места в мире. До поры, до времени, правда, последнее пребывало на уровне рассуждений. Но зловещая теологическая база уже была налицо.

Все это явилось на свет буквально через несколько лет после разгрома восстания Бар Кохбы и окончательного рассеяния евреев. Еще не все трупы были убраны, еще невольничьи рынки были полны евреев-рабов, еще матери не оплакали погибших детей, вдовы – мужей, еще тысячи и тысячи евреев скитались, не находя пристанища, теряя близких, умирая от голода и болезней. А в это время христианская теологическая мысль уже трудилась над решением еврейского вопроса. Собственно, тогда и был впервые поставлен ребром еврейский вопрос в христианстве – и одновременно был дан принципиальный ответ: евреи – лишний элемент в христианском мире.

Учение Маркиона приобрело много последователей и стало быстро распространяться. Но в кругах мыслителей оно вызвало острую полемику. Первым против Маркиона выступил младшие его современники Ириней Лионский и Юстин Философ. Позже его критиковали Тертуллиан, Ориген, Климент Александрийский. Дуализм Маркиона, как и идею нечеловеческой природы Иисуса, отвергли все отцы Церкви, которые стали таковыми именно потому, что вышли победителями в споре. Так же не прошла и идея о полном отказе от еврейского Писания по причине его ненужности. Напротив, говорили критики, Писание остается необходимым для христианства, ибо там содержатся важнейшие вещи, предопределяющие пришествие Христа.

Маркиона отлучили, но маркионизм продолжал оставаться одной из ветвей христианства вплоть до IV в., когда он был официально объявлен ересью. Кое-что из идей Маркиона, однако, выжило и было усвоено. Именно этому ересиарху обязано христианство дополнением к Библии корпуса книг Нового Завета. Более того, идея о превосходстве Нового Завета над «Ветхим» также была абсорбирована нарождающейся Церковью, а вместе с нею и общие положения: о «Новом Израиле» как правопреемнике Израиля «ветхого» перед Богом, о его монополии на религиозную истину. Как-никак Маркион нашел свою аргументацию в авторитетных документах - письмах Павла и Евангелии от Луки (говорят, правда, что он препарировал эти тексты).

От Маркиона произошло, по-видимому, общепринятое в христианстве положение о том, что после неприятия Христа иудеи перестали быть избранным народом. Наследие ересиарха осталось и в виде определенного дуализма по отношению к «Ветхому завету». Откровение – с одной стороны, ущербность – с другой. Сказанное ощущается и сейчас, как увидим на примере нашего профессора духовной академии.

Не пропал втуне и еще один элемент теологии Маркиона. Его идея о нечеловеческом (то есть, нееврейском) происхождении Иисуса всплыла уже в Новое время в некоторых учениях об «арийском Христе». Нашлись богословы, особенно в Германии, кто всерьез доказывал, что Иисус был не евреем, а арийцем. На картинах, росписях и даже иллюстрациях к детским книжкам Иисус и Мария изображались блондинами с голубыми глазами – по контрасту с иудеями – темнокожими и крючконосыми брюнетами. Кое-где такая традиция дожила до XX века.

Так родилась теология вытеснения «Ветхого Израиля», пребывающая в христианстве до сего дня. Христианство окончательно идентифицировало себя как иную религию. Иудаизм был поставлен вне закона, участь его приверженцев была решена – евреям надлежало исчезнуть с лица земли. Этот девиз задал тон деятельности Церкви – и соответственно отразился на жизни евреев Европы - в последующую тысячу лет.

 

(продолжение следует)

 

Примечания

[1] М.М. Казаков. Интернет-статья «Ипатия Александрийская».

[2] James Carroll. Constantine’s Sword. The Church and the Jews. Houghton Mifflin Company. Boston – New York. 2001, p. 176. В интернете есть главы из этой книги на русском языке в превосходном переводе Игоря Юдовича: Джеймс Кэролл. «Меч Константина. Церковь и евреи. История» (на сайте: http://www.berkovich-zametki.com/Zametki.htm). Этой книге католического историка я обязан многими свидетельствами и некоторыми цитатами для исторических разделов глав 3 и 4.

[3]  Ипатия не просто «занималась» науками. Она ввела в математику знакомые всем сегодня понятия эллипса, параболы и гиперболы, изобрела такие приборы, как астролябия и пузырьковый уровень. В свои 16 лет Ипатия открыла школу философии, которая гремела на весь мир.


E ia?aeo no?aieou E iaeaaeaie? iiia?a

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1545




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer9/Majburd1.php - to PDF file

Комментарии:

Benny
Toronto, Canada - at 2017-06-19 21:31:38 EDT
Маркс ТА:
«Гои были созданы Б-гом с тем, чтобы обслуживать евреев в субботний день. Это единственная причина, по которой Б-г допустил их появление на свет. Гоям нет места в этом мире, если они не служат евреям».
Не допотопные события - наше время. Иерусалим, трибуна Кнессета, лидер парламентской партии ШАС рав Овадия Йосеф. ... -------------------------
Интересное наблюдение о мотивах нашего Маркса ТА: он с радостью запоминает и бережно хранит любую сказанную любым раввином анти-гойскую мерзость и глупость - но его абсолютно не интересуют ПОЛНОСТЬЮ ЛЖИВЫЕ МАХИНАЦИИ никакого конкретного диакона-антисемита, даже когда они очень опасно разжигает ненависть ко всему еврейскому народу.
Даже хуже: ему ОЧЕНЬ мешает, когда эти махинации аргументированно разоблачают :-(

ИМХО: чрезвычайно запущенную форму "Стокгольмского синдрома" у многих евреев-самоненавистников можно легко объяснить: их в молодости антисемиты напугали намного сильней, чем они хотели (или могли) вытерпеть.

Маркс ТА
- at 2017-06-16 17:18:28 EDT
«Гои были созданы Б-гом с тем, чтобы обслуживать евреев в субботний день. Это единственная причина, по которой Б-г допустил их появление на свет. Гоям нет места в этом мире, если они не служат евреям».
Не допотопные события - наше время. Иерусалим, трибуна Кнессета, лидер парламентской партии ШАС рав Овадия Йосеф.
На его недавних похоронах по свидетельствам на этом сайте присутствовала и скорбела треть мужского еврейского населения Израиля.

Хан-Паха
- at 2015-06-07 15:23:56 EDT
силён автор. Авторище! (по масштабу и силе аргументации - очень мощно)
Дмитрий
Киев, Украина - at 2015-06-06 22:52:06 EDT
Есть замечательные лекции
http://www.thegreatcourses.com/sets/historical-jesus-new-testamen.html