©"Заметки по еврейской истории"
август 2008 года

Елена Годунова


Любовь в Освенциме

История первая. «Ромео и Джульетта» Освенцима

Да, именно так называли историю любви и смерти двух заключенных концлагеря Освенцим, которая произошла в 1944 году с Эдвардом Галинским и Малкой Циметбаум. Оба они родились в Польше, но разные пути привели поляка Галинского и еврейку Циметбаум в лагерь смерти, где они не только страдали, но испытали любовь к друг другу, несмотря на разницу в возрасте (Эдек был на 5 лет моложе Малки) и на разницу в статусе заключенных: она возглавляла группу переводчиц, а он был механиком, попавшим в лагерь с первым транспортом в 1940 году как политический в возрасте 17 лет.

Эдвард Галинский (Эдек) родился 10 мая 1923 года в Висковице. Все, кто знал его, говорили, что он был очень работящий, смелый и мужественный, способный на риск парень. Несмотря на свою молодость, он воевал в Польской армии после нападения  немцев на его родину. Он был арестован как политический заключенный и помещен в тюрьму Тарнова вскоре после начала войны.

14 июня 1940 года среди 728 мужчин он попал в первом польском транспорте в Освенцим, который в то время представлял собой лагерь «только лишь» для криминальных элементов и политических, пока там не было  ни евреев, ни цыган, ни советских военнопленных. Его номер был 531.

Эдек начал работать механиком, что давало ему возможность контактов с гражданскими лицами, которые работали на строительстве второго лагеря - Биркенау, а также бывать в различных закрытых зонах, в том числе в женском лагере, где он встретил  5 сентября 1943  Малку Циметбаум, она работала посыльной и переводчицей. Это привилегированное положение позволило ей спасти множество жизней.

Отношения Эдека и Малы были одними из немногих удавшихся в лагере. Чтобы помочь им увидеться (хотя бы в небольшом подобии романтической атмосферы) и скрыть  отношения влюбленных от лагерного начальства, их товарищи ставили на карту все, даже свои жизни. Мале удалось передать Эдеку в подарок свой портрет, выполненный карандашом ее подругой Софьей Степиен (рисунок сохранился и находится в музее Освенцима).

Эдек задумал побег из лагеря вместе со своим другом Виславом Килар и, Мала умоляла взять ее с собой. Она хотела рассказать миру, что происходит в лагере смерти. Эдек согласился, но друг посчитал, что им грозит большая опасность, если они попытаются убежать втроем. Поэтому было, видимо, решено, попытать счастья влюбленным.

Эдеку удалось стащить эсесовскую форму, а Мала через свою ближайшую подругу раздобыла карту южной Польши, рабочий паспорт и платье, которое она одела под полосатую верхнюю одежду.

24 июня их побег не был замечен вплоть до вечернего построения. Три других переводчицы, с  которыми Мала делила угол в бараке, за отказ дать показания о побеге были отправлены в штрафную команду.

Малка Циметбаум (Мала) родилась в Брзеско 26 января 1918 года, в семье Пинкаса и Хаи Циметбаум она была младшей из пяти детей. В 1928 году семья решает покинуть Польшу и обосноваться в Антверпене в Бельгии, где Мала зарекомендовала себя уже в раннем возрасте как прекрасная ученица, особенно в математике и языках. Она свободно владела немецким, фламандским, английским, польским, русским, французским и идиш. Старшая сестра называла  Малу «интеллектуал №1»

Предвоенный Антверпен был наполнен множеством еврейских молодежных организаций, и Мала выбрала для себя Ханоар Хатциони, одну из 19 молодежных групп сионистской направленности, членам которой было доверено поехать в Израиль. См. фото.

Мала не закончила свое образование, она вынуждена была помогать семье, потому что ее отец ослеп. Она нашла работу швеи в Maison Lilian, очень известной фирме Антверпена. Позже она стала работать в одной из небольших фирм индустрии драгоценных камней в качестве секретаря и лингвиста.

Летом 1942 Мала едет в Брюссель, надеясь найти укромное место для своей семьи, поскольку фашисты оккупировали Бельгию и ситуация складывалась угрожающая для всех евреев. 22 июля она была арестована нацистами при выходе из трамвая, на котором она возвращалась с вокзала домой. Мала была одной из примерно ста женщин, которые были помещены в крепость Breendonk .Спустя 5 дней, она и еще десять офисных служащих были отправлены в бараки ночлежки, переделанные в депортационный пункт.

Мала вместе с другими женщинами выполняла работу по регистрации вплоть до ее отправки в Освенцим 15 сентября 1942 года. Она была одной из 331 человек, прибывших десятым транспортом из Антверпена, которые прошли селекцию,717 были отправлены в газовые камеры сразу же.

Благодаря ее знаниям европейских языков, Малу назначили на работу в администрацию лагеря в качестве переводчицы и посыльной. Это положение давало ей привилегии, которых не имело большинство заключенных, например, у нее была возможность носить приличную одежду, бывать в разных местах гигантского лагеря, мыться, спать на койке вдвоем, в то  время как другие, спали на трехэтажных нарах вшестером в одном отсеке. Мале разрешили отрастить волосы и не обстригать их больше, в то время как другие должны были это делать каждые три недели.

По свидетельству очевидцев она никогда не пользовалась этим привилегированным положением с выгодой для себя. Мала, скорее, использовала его для помощи другим, так например, принося немного еды совсем истощенным, раздобывая обрывки газет или передавая новости заключенным от их знакомых, а также те лекарства, что поддерживали совсем слабых и, тем самым, давая им возможность выжить в том аду, в котором оказались люди со всей Европы.

Еще одной ее заботой о заключенных был  набор людей на более легкую работу. Мала могла так часто, как только это было возможно, отбирать наиболее слабых и больных людей для труда, который не требовал больших физических сил или где капо не были очень строгими и жестокими. Ее заботой пользовались люди разных религий, будь то евреи или христиане, разных национальностей: и поляки, и немцы, и бельгийцы и другие. Мала видела в заключенных прежде всего людей, а не представителей какой – либо группы. Она регулярно предупреждала заключенных о предстоящей селекции, и они могли уйти на время из «госпиталя» или не заявлять о своей болезни.

Ей удавалось отправлять весточку своей семье в Бельгию, тайно предупреждая их о том, что может случиться с ними в лагере. В почтовой открытке от 25 августа 1943 года она писала своей сестре: «Не волнуйся, я здорова, работаю переводчицей. Все остальные вместе с Этуш». Этуш умерла еще до войны. Мала так и не узнала, что ее родители и трое из ее племянников 3, 5 и 6 лет  погибли рядом с ней в Освенциме, разделив судьбу остальных полутора миллионов жертв.

Все заключенные, с которыми она была знакома, отзывались о ней с любовью, уважением и  доверием, и даже эсесовцы обращались с ней с растущим доверием и уважали ее.

Побег Малы и Эдека

Побег был намечен на выходные, когда охрана не была усилена. В полдень Мала и Херта Рос, одна из переводчиц, подошли к дому охраны, и пока она отвлекала разговорами эсесовца, Мала зашла в туалет, чтобы переодеться. Мужская одежда заранее была припасена здесь, как и  фарфоровая раковина, которой она прикрывала лицо и волосы, неся ее на своем плече, так что было невозможно узнать женщина это или мужчина, и, как будто отправляясь устанавливать ее.

Снаружи ждал уже Эдек, он сам какое то время прятался  в подвале с картошкой неподалеку от дома охранников. Он пропустил Малу вперед и следовал за ней  согласно сценарию: именно так эсесовцы вели заключенных. Мала и Эдек должны были отойти на некоторое расстояние, прежде чем она скинула одежду заключенного, оставшись в приличном платье, чтобы сойти за пару эсесовца с подружкой, которые якобы прогуливались.

На следующее утро после их побега комендант Биркенау Йозеф Крамер отправил телеграмму всем полицейским постам. В ней он описывал приметы Малы Циметбаум, одну из которых скрыть было невозможно – ее номер 19880 на левом предплечье.

Последним документом, имеющим отношение к Мале Циметбаум и Эдварду Галинскому стала телеграмма от 27 июля 1944 года о том, что они были пойманы 6 июля и возвращены в лагерь.

Историй о том как, где и почему Малу и Эдека поймали, существует множество. Самое распространенное мнение, что пара попалась или в поезде или в баре, ресторане или гостинице в Катовице или Кракове. Другие считают, что они привлекли внимание немецких властей, пытаясь рассчитаться в ресторане или у врача золотом, которое им удалось раздобыть в лагере, при чем Мала ждала на улице. Эдек вызвал подозрение при расчете, была вызвана полиция, которая попросила снять его фуражку - он был подстрижен как все заключенные. Когда Эдек не вышел из дома, Мала поняла, что его арестовали  и вернулась в лагерь сама, потому что они решили быть вместе, чтобы с ними не случилось. Третья версия свидетельствуют, что они были схвачены при переходе границы со Словакией.

Мала и Эдек были помещены в разные камеры подвала печально известного блока №11,который назывался «Блоком смерти». Допросы не прекращались. Лилли Майерчик, одна из заключенных, работавших в политическом отделе администрации вспоминала, что Мала не выдала никого. Лилли удавалось перекинуться с Малой парой слов, пока ее вели по коридору, хотя это было строжайше запрещено. Допросы превратились в пытки, но оба они и Мала, и Эдек не хотели ничего говорить. Они настаивали на том, что они сбежали по отдельности в эсесовской форме, что привело к тому, что стали искать виновных среди СС.

Смертный приговор был подтвержден эсесовским управлением в Берлине, поэтому они содержались в камерах несколько недель. Гиза Вайсблюм вспоминает записку, нацарапанную Малой: «Я знаю, что меня ожидает. Я готова к худшему. Будь смелой и запомни все».

Эдек оставил на стене своей камеры слова: "Mala Zimetbaum 19880 + Galinski Edward 531 + 6.VII.44." Они видны и сегодня.

По свидетельствам очевидцам, Мала и Эдек пересвистывались, находясь в разных камерах бункера, Эдек пытался спеть ей даже итальянские арии, когда снаружи было шумно.

Казнь Малы и Эдека

 Говоря о казне Малы и Эдека, трудно отделить легенду от реальных событий, описание которых варьируется. Даже дата казни не определена точно: разброс от середины июля до 22 сентября, чаще всего называется 15 сентября. По утверждению заключенных, причастных к движению сопротивления, Эдвард Галинский с пятью другими узниками был повешен на виду у своих товарищей в мужском лагере Биркенау.

Не дожидаясь окончания приговора, Эдек сам попытался повеситься, но его вынули из петли, а после окончания чтения приговора, вытолкнули опору, на которой он стоял. Он успел перед смертью выкрикнуть «Да здравствует По…», не назвав до конца своей родины. Заключенные в знак преклонения перед мужеством Эдека сняли свои шапки, чем вызвали ярость эсесовцев.

После вечерней поверки женщин-заключенных заставили образовать круг неподалеку от барака №4 в женском лагере Б1б. Мария Мандель, Марго Дрехслер и некоторые эсесовцы ожидали, когда приведут Малу Циметбаум. Тысячи женщин стали свидетелями смерти Малы. Но их рассказы противоречивы. Удалось только восстановить следующее по воспоминаниям ее подруг: «В то время пока комендант женского лагеря читала приговор с клочка бумаги, Мала держала что-то в руке. Как оказалось позже, это было лезвие для бритья. Вдруг одним движением, она порезала свои вены этим лезвием»,- вспоминает заключенная Маргита Свалбова, «и кровь начала стекать по ее ладони».

Как и все присутствующие, Гиза Вайсблюм была пронизана ужасом. Эсесовцы, видимо, увидели это на лицах женщин. Повернувшись к Мале, один из них схватил ее за руку и хотел отобрать лезвие. Неожиданно для всех, на виду у тысяч пленниц, она ударила его по лицу другой рукой. Несомненно, такой беспримерный поступок ее сопротивления оказал огромное впечатление на всех, кто присутствовал там.

Чтение приговора было прервано, казнь пошла иначе, чем планировалось. Эсесовцы бросились на Малу. Они сломали ей руку, желая забрать лезвие, они связали ее и били со всей жестокостью. Нарастали шум и неразбериха. Заключенных заставили вернуться в свои бараки. Малу поволокли в лагерную больницу. Медсестры попытались перевязать рану, но комендантша Мария Мандель запретила им это. Она смотрела на истекающую кровью Малу с непередаваемой ненавистью, крича: «Ее надо сжечь заживо!», и приказала привести ручную тележку, куда поместили Малу. В сопровождении эсесовцев несколько подруг повезли умирающую Малу к крематорию. Слабеющим голосом она прошептала им: «День возмездия близок, не забудьте ничего, что с нами сделали».

Как именно умерла Мала, точно не известно. Кто-то считает, что в этой тележке по пути в крематорий, кто-то, что, пожалев ее, один охранник застрелил ее там, другие предполагают, что охранник дал ей яд, что бы облегчить смерть… Парадокс, но такое оказывается, бывает.

Очень трагичный конец такой необычной любви! Но какие сильные личности видны через призму времени и пелену забвения. Да, нет ни улицы, ни школы, ни памятника имени Малки Циметбаум, которая наряду с Розой Роботой может быть отнесена к героям еврейского сопротивления в Освенциме. Она и  смерть пыталась себе изменить, не желая подчиняться мучителям. Считают, что ее последними словами во время схватки с эсесовцами были слова «Я умру как героиня, а вы умрет как собаки!».

Своим примером Мала и Эдек вдохновили еще одну пару влюбленных на побег.

 

История вторая. «Юрек и Сила»

История их любви и побега также начиналась в Освенциме почти в то же время, что история Малы и Эдека. На этом совпадения не заканчиваются. Точно так же, он - Юрек Билецкий был поляком, она – Сила Цибульская – еврейкой. Также как и Эдек, Юрек раздобыл эсесовскую форму и вывел свою девушку за ворота лагеря под видом сопровождения заключенной. Но их побег удался 21 июля 1944 года, спустя всего 2 недели после ареста Малы и Эдека.

Правда, об этой паре известно немногое. Сила Цибульская была депортирована в Освенцим 19 января 1943 года. Ее семья погибла в газовой камере. Сила работала  на зерноскладе лагеря, зашивая порвавшиеся мешки из - под муки. Именно здесь встретила она своего будущего «охранника» Юрека Билецкого, который работал в канцелярии, находясь в лагере с 14 июля 1940 года, прибыв туда, видимо, вместе с Эдеком Галинским. Сила и Юрек влюбились друг в друга, но для совместного будущего надежды не было.

Влюбленным удалось вырваться из ада Освенцима, но из-за зависти недоброжелателей они потеряли друг друга в неразберихе войны. И каждый думал про другого, что он погиб.

Сила вышла замуж и переехала в Нью-Йорк. Юрек жил в польском городке Новы Тарг, также создал семью и стал отцом троих детей. В 1983 году служанка Силы увидела по телевизору интервью, в котором мужчина рассказывал историю спасения Силы: полюбив красивую еврейскую девушку, он освободил ее с помощью украденной эсесовской формы. Мужчина на экране был Юрек Билецкий.

Юрек и Сила увиделись вновь. Через 39 лет после Освенцима.

 
E ia?aeo no?aieou E iaeaaeaie? iiia?a

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1297




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer8/Godunova1.php - to PDF file

Комментарии:

vitakh
- at 2009-11-19 10:55:58 EDT
Спасибо Вам и всего доброго!