©"Заметки по еврейской истории"
август 2008 года

Давид Гарбар


Иисус Навин – полузабытый герой

Библейские герои

 

Вместо предисловия

Я уже писал о том, что история – дама странная, и не всегда справедливая. Иногда она возносит в герои личности, мягко говоря, не совсем соответствующие. Иногда.

Но нередко происходит и совсем обратное: личности выдающиеся, сыгравшие  первостепенную роль в судьбах того или иного народа, оказываются «задвинутыми» за спины своих более удачливых современников, убранными с авансцены истории.

Так произошло с первым иудейским царём Саулом, так она (история) поступила с Зоровавелем, с царём Иродом 1 Великим, так.., так.., так... Перечень можно продлить.

Конечно, в каждом из этих случаев можно найти и причины, – ведь «историю пишут историки»... Можно попытаться понять их мотивы и, если не принять, то хотя бы сделать попытку объяснить их. Можно. И мы старались это делать в наших прошлых эссе, посвящённых этим героям. Но сегодня речь не о том.

Сегодня речь пойдёт об одном из выдающихся деятелей нашей древности, человеке, который, собственно, и ввёл иудеев в Ханаан, ввёл и, выполняя завет Моисея, а ещё ранее – патриарха Иакова, разместил их там, положив начало превращению «земли Ханаанской» в «Землю Обетованную»; сегодня речь пойдёт об Иисусе Навине – Иегошуа  (Осиа) бин Нуне.

Нельзя сказать, что его имя полностью забыто. Но, тем не менее, имена его великих современников: Моисея, Аарона и имена героев, последовавших за ним – «судей Израилевых», «первых царей», пророков.. несколько затмили имя самого Иусуса Навина.

Каюсь, и я, занимаясь библейскими героями и пророками, первоначально «пропустил» его. Но потом постарался исправить несправедливость. Его «монолог» был написан уже после выхода книги «Видения», в которую вошли «монологи и баллады» моих героев. Поэтому я хочу воздать ему должное сейчас. А книги... Значит будет новая книга, куда непременно войдёт и этот «монолог». Во всяком случае, я на это надеюсь.

Иисус Навин – Иегошуа (Осиа) бин Нун – человек, полководец, вождь, герой

Кто же он был, этот Иегошуа (Осиа) бин Нун, что сделал, чем заслужил, чтобы вторая часть Танаха – Ветхого Завета, часть, известная под названием Невиим – Пророки, начиналась именно с его книги – Йегошуа – Книги Иисуса Навина? Почему?

Ведь в Танахе ничто не делается зря. Итак.

Мы «встречаемся» с Иегошуа бин Нуном впервые на страницах второй книги Танаха – Исход. Там в главе 17 сказано: «8. И пришли Амаликитяне и воевали с Израильтянами в Рефидиме. 9. Моисей сказал Иисусу: выбери нам мужей, и пойди, сразись с Амаликитянами; завтра я стану на вершине холма, и жезл Божий будет в руке моей. 10. И сделал Иисус, как сказал ему Моисей, и пошёл сразиться с Амаликитянами; а Моисей и Аарон и Ор взошли на вершину холма. 11. И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль, а когда опускал руки свои, одолевал Амалек; 12. Но руки Моисеевы отяжелели, и тогда взяли камень и подложили под него, и он сел на нём, Аарон же и Ор поддерживали руки его, один с одной, а другой с другой стороны. И были руки его подняты до захождения солнца. 13. И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча. 14. И сказал Господь Моисею: напиши сие для памяти в книгу и внуши Иисусу, что Я  совершенно изглажу память Амаликитян из поднебесной». (Исход. 17: 8 –14).

Так написано в Торе («Пятикнижии Моисеевом»). Обращают на себя внимание  два обстоятельства: Моисей поручает руководство битвой с самыми страшными врагами не своему брату Аарону, не мужу своей сестры Ору, не одному из своих родственников, а  Иисусу, сыну Нуна. Да и Б-г по завершении битвы рекомендует «внушить» не кому-нибудь, а именно Иисусу, своё решение относительно Амаликитян. Совершенно очевидно, что Иисус и до битвы с Амаликитянами был известен и Моисею, и Б-гу.

И действительно, Иисус бин Нун к тому времени уже человек с «биографией».

 

Гравюра Гюстава Доре «Иисус Навин поджигает город Гаю (Аи)»

 

Как пишет Иосиф Флавий во Второй главе Книги третьей «Иудейских древностей»: «...Моисей выделил из всей массы народной все военные силы и поставил начальником над ними Иисуса, сына Навина, из колена Ефремова, человека весьма храброго, способного переносить всякие тягости, крайне рассудительного и красноречивого, который отличался глубоким благочестием, так как в этом деле наставником его был сам Моисей, и потому пользовался большим уважением среди евреев». А после победного окончания битвы Моисей «тем (из евреев), которые отличились особенной храбростью, раздал почётные награды, а военачальника Иисуса удостоил публичной похвальной речи, свидетельствовавшей о совершённых им на глазах у всего войска доблестных подвигах» (И. Флавий, «Иудейские древности». Минск. «Беларусь». 1994 г., т. 1.  стр. 118, 120).

Обратите внимание, – это было ещё в самом начале Исхода, ещё до «Синайского откровения». Далее выясняется, что Иисус, сын Навина из колена Ефремова был начальником охраны шатра Моисея; это он, Иисус оставался верным своему учителю даже тогда, когда многие (в том числе и брат Моисея Аарон), поверив в гибель Моисея, готовы были вернуться к старым богам и даже изготовили «золотого тельца»; это он встречал Моисея, когда тот первый раз со скрижалями в руках спустился с горы Хорив, это он стоял на часах у «скинии собрания», когда Моисей отлучался из неё... 

Это он, Иисус, сын Навин из колена Ефремова был в числе тех двенадцати разведчиков, «главных» в своих коленах, которые по совету Б-га были отправлены Моисеем, чтобы «они высмотрели землю Ханаанскую» (Числа, 13:3, 9).

И именно Иисус, сын Навин был одним из тех двух (вторым был Халев, сын Иефонниин), которые по возвращении не согласились с мнением большинства и, «разодрали одежды свои. 7. И сказали всему обществу сынов Израилевых: земля, которую мы проходили для осмотра, очень, очень хороша; 8. Если Господь милостив к нам, то введёт нас в землю сию и даст нам её – эту землю, в которой течёт молоко и мёд; 9. Только против Господа не восставайте и не бойтесь народа земли сей, ибо он достанется нам на съедение: защиты у них не стало, а с нами Господь; не бойтесь их.» (Числа. 14: 6-9). Между прочим, как гласит Библия: «Только Иисус, сын Навин, и Халев, сын Иефонниин, остались  живы из тех мужей, которые ходили осматривать землю» (Числа, 14:38).

И только им, только им двоим изо всех, вышедших из египетского плена, было дано вступить на Землю Обетованную. Только им двоим.

Но до этого ещё далеко, без малого сорок лет. А пока надо ещё до неё, до этой Земли Обетованной, дойти. Надо дойти.

И он идёт, идёт за своим учителем, за своим вождём, за пророком, за Моисеем. Идёт, ни разу не ставя под сомнение ни саму цель, ни выбранный путь, ни разу не сбиваясь с этого пути, каким бы тяжёлым он, этот путь, ни был.

Проходят дни, недели, месяца, годы... И бои, бои, бои...

С амаликитянами, моавитянами, мадианитянами, аморреями, аммонитянами.

И вот, наконец, желанная цель – Ханаан!

Но.

Счастье никогда не бывает полным. Ушёл учитель, вождь, великий пророк Моисей. Ушёл, как прежде ушли его сестра Мариамма, брат Аарон, как ушли практически все, выведенные ими из рабства. Из тех, кто помнит Египет, переход через Чермное море, Синайское откровение,.. вообще остались всего двое: он,  Иисус, сын Навин, и Халев, сын Иефонниин. И опять исполнилась воля Б-га.

А эти новые? Да, они молоды, сильны, отважны, они не помнят рабства, они свободны. Но они не знают и цены этой свободе! Впрочем, большинство из них даже не обрезаны

А как же Завет с Б-гом? Вот с этого и начнём.

И он, Иегошуа бин Нун начинает с самого главного: сразу после перехода через Иордан, ещё на подходе к Иерихону, в местечке Галгал Иисус Навин распорядился произвести обрезание всех воинов, чтобы подтвердить завет с Б-гом. После короткого отдыха, необходимого для того, чтобы зажили раны, его войска подошли к Иерихону. Шесть дней священники-левиты ходили вокруг города с Ковчегом Завета и трубили в бараньи рога-шофары. На седьмой день свершилось чудо – крепостные стены рухнули, и войска ворвались внутрь города. Разные исследователи по-разному оценивают эту историю: говорят, что и города-де тогда уже не было, что он был разрушен то раньше, то позже, говорят... Но археологические источники (и чем больше их, тем увереннее) утверждают, что и город был, и стены его были разрушены... Так было. Началась война за Землю Обетованную. И во главе еврейского народа шел Иегошуа (Осиа) бин Нун –  человек, полководец, вождь, герой, верный ученик и последователь своего великого учителя, его наследник. Необходимо напомнить, что к моменту перехода еврейского войска через Иордан Иисусу Навину было уже 84 года, и он по возрасту был старше Моисея, когда тот начал великий поход из Египта (ему было тогда «только» 80 лет).

День за днём, месяц за месяцем, год за годом продолжалось шествие евреев по земле Ханаана. И постепенно она, земля Ханаана, становилась Землёй Израиля. 

Вот, что пишет «Библейская энциклопедия»: «Затем был взят город Гай (Аннан, Ай, Айя, Хаггаи, современное – Телль-эль-Хадшар – «каменистый холм», Д. Г.), и был начертан и прочитан Закон на горе Гевал в присутствии всего Израиля. После мирного союза с гаваонитянами евреи одержали знаменитую победу над союзным войском пяти  царей ханаанских, напавших на гаваонитян, и в то же время завоевали всю южную сторону земли Ханаанской до Кадис-Варни (Кадес-Барнеа,  Д. Г.). В высшей степени замечательна эта кровавая битва под Гаваоном в долине Аиалонской (Айялонской,  Д.Г). Стремглав бегущий по скату Веферонской горы, поражаемый наголову израильтянами и избиваемый чудесным, как большие камни, градом с неба, многочисленный неприятель всё-таки не был истреблён совершенно, а день склонялся уже к вечеру. «Стой, солнце, над Гаваоном, и луна, над долиною Аиалонскою! – воскликнул Иисус Навин. – И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим...»

И продолжает: «Покорив половину Ханаана, Иисус Навин возвратился в Галгал. Затем направился к Меромскому озеру (озеро Кинерет, Д. Г), поразил союзных князей севера Ханаана под предводительством Иавина, царя Асорского, и дошёл до врат Сидона и горы Ермон. В течение 6 лет шесть ханаанских племён с 31 царём, в том числе и Енакимы, страшилище прежних израильтян, были побеждены Иисусом Навиным и почти везде уничтожены за исключением Филистии; и, таким образом, была очищена вся земля для евреев «от пустыни Аравийской до Ливана. После сего (завоевания Ханаана, Д. Г.) Иисус Навин, достигший уже преклонного возраста, при содействии первосвященника Елеазара и начальников колен Израилевых приступил к разделу Обетованной земли, причём все колена получили свои свои участки именно в том виде, как задолго до сего предсказывал патриарх Иаков, благословляя детей своих (Быт. 69). Сам Иисус Навин получил от народа в удел Фамнаф-Сараи на горе Ефремовой.

В Силоме была поставлена скиния, назначены 6 городов убежища, 48 городов назначены левитам, и воины, участвовавшие в походах, были отпущены в места их прежнего жительства» (Б.Э. Москва. «ОЛМА-ПРЕСС», 2001. стр.181-182). 

И вот тут я хотел бы остановиться на одном эпизоде, которого обычно не замечают, говоря об этом человеке. И опять цитата. На этот раз из книги другого великого еврея – Иосифа бен Маттафия – Иосифа бен Маттатиягу (Флавия). Но начнём со «справки». Ещё при жизни Моисея, накануне вхождения в Ханаан представители трёх колен, Гадова, Рувилова и половины колена Манассиева, «которые особенно богаты были скотом, да и вообще отличались большею зажиточностью, сообща обратились к Моисею с просьбою предоставить им  перед другими завоёванную страну аморритян, которая была им особенно пригодна ввиду своих хороших пастбищ» (И. Ф. «Иудейские древности», Минск. «Беларусь». 1994. т. 1. стр. 183).

Я опускаю дискуссию между Моисеем и этими «представителями». Начавшись весьма бурно, с обвинений в предательстве и трусости, она (беседа) закончилась обещанием со стороны этих колен, что они окажут своим соплеменникам «вооружённую помощь во всех случаях, пока вся страна не будет покорена окончательно» (И. Ф. т.1, стр. 184).

Так вот, после завоевания Ханаана, «простившись поочерёдно с каждым из начальников колен (Гадова, Рувилова и части Манассиева, Д. Г) и затем со всеми ими, Иисус отпустил их во-свояси;... Переправившись через Иордан (т. е на его восточный берег. Д. Г), колена Рувилово, Гадово и сопутствовавшие им члены колена Манассиева воздвигли на берегу алтарь в память будущих отличных отношений с жителями противоположной стороны и в знак своей дружбы с ними. Узнав, что расставшиеся с ними единоплеменники воздвигли по ту сторону Иордана жертвенник, и не зная о значении этого поступка, но предполагая, что то было сделано с целью ввести новшества и культы чужих божеств, евреи легко поддались такому предположению, увидели во всём этом открытое отпадение от родной веры и схватились было за оружие, чтобы, перейдя реку, напасть на воздвигших жертвенник и наказать их за отступничество от родных обычаев» (И. Ф. т.1, стр. 223).

Но Иисус не допустил братоубийственной войны: раз за разом посылал он доверенных лиц к соплеменникам, посылал с единственным наказом «хорошенько выяснить цель сооружения жертвенника, чтобы затем уже, если цель окажется преступною, пойти на них с оружием в руках... (ибо) лучше склониться на словесные убеждения, чем испытать насилия войны» (И. Ф. т.1, стр.223, 224).  

Я читаю об этом и думаю, как недостаёт нам, сегодняшним, этой мудрости, мудрости наших предков, мудрости и сдержанности Иегошуа бин Нуна.

Впрочем, простите, я отвлёкся.

«Через некоторое время после этого (имеется в виду раздел между коленами Израилевыми завоёванных земель, Д. Г.) Иисус Навин созвал весь народ, увещевал  его в точности соблюдать закон Божий, быть верными Богу, не общаться с язычниками, оставшимися среди них, не вступать с ними ни в какое родство под угрозой больших бедствий. Наконец, заставив народ возобновить в Сихеме завет с Богом, Иисус Навин мирно скончался на 110-м году своей жизни и погребён в пределе своего удела Фамнаф-Сараи» (Б. Э. стр. 182).

Так говорят книги..

А теперь послушайте, что «рассказал» мне сам Иисус Навин (Иегошуа – Осиа бин Нун)

Монолог Иисуса Навина 

(Иегошуа (Осиа) бин Нуна)

Мои плечи устали от этого бремени.

Мои ноги не могут шагать и шагать.

Мои руки по локоть в крови ханаанова племени.

Мой народ! Я не в силах уже ничего тебе дать.

«Встань и веди народ за Иордан!

Я эту землю обещал народу Моему.

Я обещал. И Я даю ему.

Встань и веди!» – приказ мне Богом дан.

Я был одним из двух, кому по воле Бога

Дозволено вступить на землю ту,

Кому дано осуществить мечту,

Кому к мечте указана дорога.

Нелёгок был тот путь: я сорок лет

Шёл по пустыне вслед за Моисеем.

Днём от жары, в ночи от холода немея,

Мы шли за тем, кого отныне нет.

И каждый день, и каждый шаг, как бой.

Да, сорок лет в боях – нелёгкая дорога.

И если бы не помощь – помощь Бога,

Нам не пройти его, клянусь судьбой!

Мне не забыть Иерихон.

И эти стены, люди на стенах...

Но трубы, гром... И стены в прах.

Нет, то не мы. То Он! То Он!

Ещё вот чудо из чудес: бой, Гаваон.

Луна – над Айялоном, солнце в небесах!

И враг бежит, его объемлет страх!

И это тоже Он! И это тоже Он.

От Рефедима до Хеврона и Давира

Бои, бои, бои, бои...

Все ночи в них, все дни мои...

Я воевать устал, я жажду мира...

Я ухожу. Но перед тем завет

Ещё раз с Богом мы заключим, дети!

Он нам свободу дал, и земли эти.

И нам пред Ним держать ответ.

Я ухожу. В Ефремовых горах,

В Фамнаф-Сара прошу похоронить меня.

Не нужно поминального огня.

Дух с вами мой. Там только прах.

Дуйсбург. 23 – 28.02.2005 г.

P. S.

Может быть, кому-нибудь это послесловие покажется странным, спорным, или даже неуместным. Но чем дольше этот «монолог» лежал у меня в авторском «портфеле», чем больше я над ним думал, тем чаще мне приходила в голову мысль, которая, как мне сейчас кажется, «лежит на поверхности»: а ведь многое из того, что «говорил» мне  Иегошуа бин Нун, мог бы сказать (если бы мог!) и другой человек – Ариель Шарон.

И особенно, как мне кажется, он, Ариель Шарон мог бы сейчас повторить за нашим великим предком Иегошуа бин Нуном эти слова:

 

Мои плечи устали от этого бремени.

Мои ноги не могут шагать и шагать.

Мои руки по локоть в крови ханаанова племени.

Мой народ! Я не в силах уже ничего тебе дать...

Я не буду аргументировать своё решение. Нет, я просто посвящу эту строфу из «монолога» ему –  сыну еврейского народа, генералу и премьеру, воину и вождю Ариелю Шарону, которому 27 февраля 2008 года исполнилось 80 лет

(дай ему Б-г до 120).

P. P. S.

В связи с тем, что это эссе и  этот постскриптум мне не удалось опубликовать в февральских «Заметках», сам постскриптум был опубликован в «Гостевой» этого издания 26.02.2008 г.

 
E ia?aeo no?aieou E iaeaaeaie? iiia?a

Всего понравилось:0
Всего посещений: 981




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer8/Garbar1.php - to PDF file

Комментарии: