©"Заметки по еврейской истории"
Июль 2008 года

Зеэв Ветрогон


Неполиткорректный Эренбург,

или Товарищ Эренбург упрощает?


А впрочем, бесконечны наветы и вранье,

И те, кому не выдал Бог таланта,

Лишь в этом утверждают присутствие свое…

Юрий Визбор

– Хто вср…вся?

– Невістка!

– Так її ж дома не було!

– А он її плахта висить!

Народна мудрість

Необходимое замечание

В сетевом журнале «Заметки по еврейской истории» №5 (96), май 2008 года, были опубликованы две статьи об Илье Эренбурге:

Самсон Кацман «Встреча с Эренбургом»,

Евгений Майбурд «Газетное жлобство. О статье Владимира Батшева про Илью Эренбурга».

На всякий случай, сообщаю, что моя статья никоим образом не связана со статьями уважаемых господ Кацмана и Майбурда и не предполагает ни полемики, ни согласия с их позицией.

Я начал готовить свой материал еще до того, как ознакомился с содержанием «Заметок» №5 и (не без некоторой досады) обнаружил там две статьи на ту же, что и у меня, тему.

Увы, как говорит Вуди Аллен (перефразируя известную идишскую пословицу): «Если вы хотите, чтобы Бог рассмеялся, расскажите ему о своих планах».

Надеюсь, что мне, хотя бы, удалось избежать повторений и обращений к одним и тем же источникам (за исключением, разумеется, собственно Эренбурга).

Кроме того, я высказываю собственное и только собственное мнение, а уж совпадает ли оно (либо не совпадает) с мнением авторов вышеупомянутых статей (или с чьим-нибудь еще), для меня, честно говоря, не так уж важно.

Понимаю, что объективно моя статья выглядит как продолжение темы, но ведь не менее объективно и то, что «впоследствии» далеко не всегда означает «вследствие».

А впрочем, читатель волен и имеет полное право судить так, как он посчитает нужным.

С уважением, Зеэв Ветрогон.

 

Как обычно, 9 мая, в День Победы, наши телеканалы, несколько потеснив бесконечные тягомотные сериалы, показывали старые фильмы о войне. Среди прочих, показали и более чем тридцатилетней давности фильм Леонида Федоровича Быкова «В бой идут одни старики».

Финальная сцена. Свежая могила на опушке леса. У могилы, прямо на земле, сидят двое – Маэстро и Макарыч. Капитан Титаренко, прозванный боевыми друзьями «Маэстро» (его роль сыграл сам Леонид Быков), говорит о своей заветной мечте – закончить войну в Берлине и на стене Рейхстага написать: «Развалинами Рейхстага удовлетворен!» 

Ах, как ужасно неполиткорректно это звучит нынче – все-таки памятник архитектуры, культурная ценность – и вдруг мечтать о его развалинах. Фи! А еще музыкант, а еще Маэстро! Нехорошо-с! Не иначе как оголтелая пропаганда ненависти, тлетворное влияние вредных подстрекательских статей в тогдашних газетах советских виноваты.

Но о статьях чуть ниже.

А нынче времена наступили совсем другие, новые песни придумала жизнь, не чета маэстровой «Смуглянке». Ну прямо по Генриху Гейне:

Век другой, другие птицы,

А у птиц другие песни.

Да и статьи теперь в моде совсем другие.

Властители и выразители дум и чаяний народных, представители второй древнейшей профессии, расселись по полосам газетным да по веб-страницам и зазвучали до самозабвенья, один другого голосистее – растолковывают нам, читателям неразумным, как оно все было на самом-то деле.

Вот гогочут – словно гуси,

Что спасали Капитолий!

Так и эдак перелицовывают наше калеченое-перекалеченое, извечно и хронически непредсказуемое прошлое, такое с ним, болезным, выделывают  – куда там «Кама-Сутре». Уж, казалось бы, в советские времена вдоволь поизмывалась над бедняжкой-историей, пора бы ей дать хоть немного передохнуть, успокоиться, оглядеться, ан нет, не дают ей покоя, снова норовят многострадальную Клио трудоустроить  – вернуть к постылому первому древнейшему промыслу.

Выворачивают наизнанку и нарезают толстыми ломтями правду-матку  – «Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста», – как говорил герой совсем другого фильма.

По понятным причинам, пик сезона самых звонких, залихватских песен вышеупомянутых птиц  – сезона срывания масок, обнажения истинных лиц аkа личин и призывов к покаянию, а также к воздаянию каждому указанному лицу по делам его личины, приходится аккурат на апрель-май  – к 9 мая поближе.

Как пишет Нелли Гутина:

«Само понятие «победа» в нынешнем контексте звучит архаично и приобрело в эпоху всеобщего пацифизма-пофигизма некий неприлично-милитаристский оттенок».[1]

И тут уж  не Гейне, тут, скорее, Маяковский:

Слава,

Слава,

Слава героям!!!

Впрочем,

им довольно воздали дани.

Теперь поговорим…

К примеру, в одном из майских номеров киевской газеты «Зеркало недели» Петр Боярчук (член Национального союза писателей Украины) в статье «С кем воевали "красные мстители"?» пишет о «советском разведчике-террористе Кузнецове».[2] Странно только, почему далее, для полноты картины, автор не пишет о том, что этот «террорист» был ликвидирован в результате успешно проведенной контртеррористической операции, да и жертв «террористических актов» не помешало бы помянуть – а чего, вполне в духе времени прозвучало бы.

А киевская же газета «День» 25 апреля опубликовала статью Владимира Бродзинского (Вена) «У войны не женское лицо и не человеческое...»[3]

Не без заковык статья получилась. Один из читателей, Григорий Бронштейн, прочитав в ней вот такой пассаж:

«Выбив из очередного квартала фашистов, воины с «калашниковыми», опьянев от победы, тотчас принимались за поиски в немецком логове трофеев и женщин»,

прокомментировал его следующим образом:[4]

«Какими «калашниковыми»? Не было его еще! Такие ошибки часто заставляют сомневаться в компетентности автора!»

Право, г-н Бронштейн, стоит ли обращать внимание на такие мелочи? Ну, подумаешь, плохо разбирается автор статьи в легком стрелковом оружии, ну, не отличает он ППШ от АК-47, со «шмайсером» не спутал – и на том спасибо.

А несколько засомневаться в компетентности г-на Бродзинского заставляет, увы, отнюдь не только это.

Статья начинается так:

«В 1945 году более 450 тыс. советских солдат подходили к Берлину, где находилось почти полтора миллиона женщин. По оценкам историков, 7% из этих женщин (а это означает 100 тысяч) были изнасилованы. Многих насиловали не по одному разу, а многократно, и, конечно, не только в Берлине. Почему это произошло? Британский историк Энтони Бивор в своей книге «Падение Берлина. 1945» высказывает предположение, что насилия, совершенные солдатами Красной армии на территории Германии в 1944-1945 годах, мог спровоцировать возникший в процессе этой страшной войны призыв «убей немца», то есть не врага, не солдата-захватчика, а именно немца.

«Мы поняли: немцы не люди... Не будем говорить. Не будем возмущаться. Будем убивать... Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину... Убей немца! – это просит старуха-мать. Убей немца! – это молит тебя дитя...» – Илья Эренбург, 1942 год».

То есть, вот так, сразу в зачине статьи, дабы в дальнейшем не возникало ни малейших сомнений, назначается главный вдохновитель всех выше- и нижеизложенных, назовем вещи своими словами, преступлений. Причем, если Энтони Бивор только «высказывает предположение», то г-н Бродзинский, чтобы читатель в высказанном предположении не усомнился, подкрепляет его цитатой уже непосредственно из статьи Эренбурга. Правда, немного странновато, что на такую небольшую цитату приходится столько многоточий, расставленных явно не Эренбургом.

Но о столь специфическом способе цитирования немного ниже.

А вначале о вышеупомянутом «главном вдохновителе», или уж лучше об «этом кровожадном еврее-большевике», как называл его доктор Геббельс.

Томас Урбан в «Sueddeutsche Zeitung» пишет:

«Никто иной, как сам Гитлер в своем приказе весной 1945 года причислил его, наряду с генералом Шарлем де Голлем и американским министром финансов Генри Моргентау, который хотел превратить Германию в аграрную страну, к «самым опасным врагам германского народа».

По сей день у консервативно настроенных немцев, в том числе изгнанных с бывших германских восточных территорий, а также нацистов и неонацистов, имя Эренбурга вызывает раздражение».[5]

А вот и примеры вызванного раздражения:

Журнал «Focus» (Германия), статья из серии «60 лет окончания войны»:

«Историческая миссия» Советской Армии, – как гласила состряпанная главным сталинским пропагандистом Ильей Эренбургом передовица от 3 марта 1945 г., «состоит в скромной и почетной задаче уменьшения населения Германии».[6]

Но это, извините, банальная фальсификация, Эренбург никогда такого не писал. В оригинале речь идет о фольксштурме, историческая роль которого, по мнению Эренбурга, неизбежно сведется к уменьшению народонаселения Германии, поскольку (цитирую) «…вооружены фольксштурмисты чем попало; сражаются плохо – не потому, что они умнее солдат, а потому, что старее и слабее. Это – пушечное мясо». Спутать Красную Армию с фольксштурмом – это, пожалуй, похлеще, чем ППШ с АК-47. Ну, а о том, что Эренбург не мог в 1945 году писать о Советской Армии, поскольку до 1946 года армия официально именовалась Красной, даже и упоминать неудобно.

Еще один раздраженный – Ральф Георг Реут из «Die Welt»:

«Чтобы этнически «очистить» обширные части Восточной Пруссии, Шлезвига и Померании уже при вступлении советских войск, советские листовки призывали красноармейцев убивать и насиловать. «Убивай! Немцы – это не люди!», «Подави силой расовое высокомерие немецких женщин, пусть они будут твоей законной добычей!» – призывали миллионные тиражи этих памфлето.

…Автором бесчисленного количества призывов к убийствам был писатель и почитатель Сталина Илья Григорьевич Эренбург.

…И с осени 1944 г. агитация Эренбурга по воле Сталина достигла своего апогея в виде извращенных призывов к бесчинствам по отношению к немецкому гражданскому населению. Английский корреспондент в Москве Александр Верт указывал, что у Эренбурга был «просто гениальный талант вызывать ненависть к немцам.[7]

Вот, это уже обвинение посерьезнее – прямое подстрекательство к насилию над мирным населением. Вопрос только в том, соответствует ли это обвинение истине?

Ответ на этот вопрос таков – не соответствует. Это всего лишь еще один пример фальсификации.

Цитирую уже упомянутого выше Томаса Урбана:

«С его (Эренбурга) именем связывают, прежде всего, призыв к красноармейцам насиловать немецких женщин: «Насилием сломите расовое высокомерие германских женщин! Берите их как законную добычу!»

Однако результаты исследований архивов, проведенных Мюнхенским институтом современной истории, показали, что эта фраза, которую распространили через приказы вермахта, принадлежит совсем не Эренбургу. Скорее, речь идет о фальшивке нацистской пропаганды, которая должна была подтолкнуть солдат вермахта к последнему броску на защиту границ рейха. Эренбург, который всегда оспаривал своей авторство этой фразы, в газете «Красная Звезда» писал: «…Мы презираем немецких женщин за то, что они являются матерями, женами и сестрами палачей. Нам не нужны эти ведьмы-блондинки».[8]

А вот и то самое заключение экспертизы, проведенной Мюнхенским институтом современной истории в 1996 году:

«Несмотря на неустанную пропагандистскую деятельность Эренбурга, следует подчеркнуть, что до сих пор не найдено никаких доказательств тому, что Эренбург действительно является автором часто цитируемой листовки, призывающей относиться к немецким женщинам, как к законной добыче. [...] Нам также ничего не известно о существовании экземпляра данной листовки на русском языке».[9]

Кстати, об Александре Верте, который, по словам герра Реута (см. выше), отмечал у Эренбурга «просто гениальный талант вызывать ненависть к немцам».

Томас Урбан пишет:

«Британский корреспондент в Москве Александр Верт, которому несколько раз разрешали вести репортажи с фронта, констатировал, что все, что писал Эренбург, было безвредным по сравнению с тем, что красноармейцы видели собственными глазами: "Над каждым местом, через которое проходили немцы, стоял запах разложившихся трупов". Верт считал, что для того, чтобы пробудить в красноармейцах жажду мести, вообще не нужны были такие пропагандисты, как Эренбург».[10]

Добавлю – не только в красноармейцах.

Вот документ, написанный военнослужащим армии США. Предполагаю, что писавший ни одной статьи Эренбурга никогда не читал, да и вряд ли о нем самом вообще что-нибудь слышал.

Из доклада американских в/с об освобождении лагеря 326, 2.4.1945

Когда американские войска вошли в лагерь, их глазам предстали около 9000 человек, которые, как дикари, сражались за пару буханок ржаного хлеба. Люди душили друг друга за пригоршню муки, просыпанную в грязь. Потерявшая разум от голода толпа разоряла бараки с продуктами.

Если американцы, которые были здесь сегодня, до этого момента еще не ненавидели немцев, то сейчас этому пришел конец. Для американца вообще сложно представить, что подобное место может существовать. Здесь царят такие грязь, нищета и запустение, что некоторых наших солдат тошнило.

На протяжении трех лет от голода здесь каждый день умирало 15-20 человек.

Это место, которое необходимо вспомнить, выставляя счет нацизму...

Почти 4000 русских страдают от болезней, ран и недостаточного питания. Сотни из них умрут в ближайшие дни, если немедленно не получат еду и медицинскую помощь.

Именно к этому стремились нацисты, говоря: «Большевики – это скот и должны умирать, как скот».[11]

Так обстоят дела с Эренбургом «на Западном фронте».

А теперь вернемся к «фронту Восточному», то есть, к киевской газете «День», статье г-на Бродзинского и к цитате из Эренбурга, приведенной в статье.

Да простит меня читатель, приведу ее еще раз:

«Мы поняли: немцы не люди... Не будем говорить. Не будем возмущаться. Будем убивать... Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину... Убей немца! – это просит старуха-мать. Убей немца! – это молит тебя дитя...» – Илья Эренбург, 1942 год».

И еще раз отмечу изобилие многоточий в такой, сравнительно небольшой, цитате.

С чего бы это такое интенсивное употребление одного и того же знака пунктуации?

Возможно, г-н Бродзинский решил, что, во-первых, не стоит излишне утруждать читателей газеты «День», которые полную цитату «ниасилят патамушта слишкам многа букафф», а во-вторых, чего уж там, и так все ясно.

Но, на мой взгляд, далеко не все так уж ясно. О подобном способе цитирования более трех лет назад писал Григорий Панченко в статье «Эренбург или Батшев?»:

«Я по старой академической привычке очень не люблю (и другим любить не советую), когда цитаты приводятся с пропусками, выдаваемыми сериями отточий. Особенно, если цитируемые фрагменты столь коротки и отрывочны, а отточий так много. Вдумайтесь: на одну фразу из нескольких слов – по два-три насильственных изъятия авторской мысли! Так, «с мясом» вырывая из контекста чужие высказывания, обычно поступают не для того, чтобы продемонстрировать читателям реальное мнение оппонента – а чтобы завуалировано навязать свое».[12]

А заодно, добавлю, и исказить мнение автора столь своеобразно цитируемых строк.

Продемонстрирую на одном примере, что же спрятано за многоточием в таким вот макаром «отточенной» цитате?

Г-н Бродзинский пишет о «призыве «убей немца», то есть не врага, не солдата-захватчика, а именно немца...».

Однако в оригинале, вместо многоточия перед фразой «Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину...», в статье Эренбурга написано: «Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Если на твоем участке затишье, если ты ждешь боя, убей немца до боя». Уж не потому ли при цитировании был изъят именно этот фрагмент, что в нем говорится о «бое» или о «затишье на участке», а это несколько мешает утверждению о призыве убить «не врага, не солдата-захватчика»?

Кстати, г-н Бродзинский совершенно верно датирует статью Эренбурга 1942-м годом. Интересно, каких других немцев, кроме солдат-захватчиков, мог видеть тогда на своем участке фронта, хоть в бою, хоть при затишье, красноармеец, к которому обращена статья? Да и откуда же г-ну Бродзинскому знать, что в то время слова «фриц», «ганс», «немец» и «фашист» были синонимами. Мы можем сейчас порассуждать, хорошо это или плохо, но так было. И совсем не с подачи Эренбурга.

Если же еще немного уточнить датировку, то статья была опубликована в газете «Красная Звезда» 24 июля 1942 г. А через четыре дня, 28 июля 1942 г., был издан знаменитый приказ № 227, известный, как «Ни шагу назад!». Немцы (да, именно немцы!) дошли до Волги – это были дни, когда Красная Армия находилась, наверное, в самом тяжелом положении за весь период войны.

Нисколько не сомневаюсь, что буде г-н Бродзинский в то время на месте Эренбурга и намного лучше последнего разбираясь, что нужно для фронта, и что для победы, какую замечательно политкорректную статью наверняка написал бы он тогда. Может быть, ее бы даже опубликовали.

Вот только…

Говорят, что в годы войны среди солдат на фронте действовал неписаный закон – часть газеты со статьей Эренбурга никогда не шла на раскурку. Могу лишь, смущаясь, предположить, куда бы пошла часть газеты с такой статьей г-на Бродзинского.

И еще все о той же цитате. Игорь Петров, систематизировавший в своем «Живом Журнале» материал, касающийся, как он пишет «манипулированных, с ошибками переведенных или вовсе фальшивых цитат из Эренбурга», пишет:

«Статьи Эренбурга очень часто построены по одному и тому же принципу: от описания конкретных фактов к призывам. Эренбург много и подробно рассказывает о преступлениях против мирного населения, совершаемых гитлеровцами, пользуется материалами допросов пленных, письмами, найденными на убитых фашистах. Негодующий порыв в конце статьи – зачастую, естественная реакция на предшествующий рассказ об убийствах и зверствах».[13]

Обвинители Эренбурга, как правило, и цитируют только такие, вырванные из контекста, фразы и призывы, но, почему-то, полностью игнорируют предваряющие их факты. Именно так и отпрепарировал цитату г-н Бродзинский.

Что ж, придется мне восполнить недостающее. Вот текст Эренбурга, опущенный при цитировании: 

Некто Отто Эссман пишет лейтенанту Гельмуту Вейганду:

«У нас здесь есть пленные русские. Эти типы пожирают дождевых червей на площадке аэродрома, они кидаются на помойное ведро. Я видел, как они ели сорную траву. И подумать, что это – люди!..»

Рабовладельцы, они хотят превратить наш народ в рабов. Они вывозят русских к себе, издеваются, доводят их голодом до безумия, до того, что, умирая, люди едят траву и червей, а поганый немец с тухлой сигарой в зубах философствует: «Разве это люди?..»

Мы знаем все. Мы помним все.[14]

Именно этот фрагмент идет в оригинале перед цитатой, которую, выдрав из контекста да еще и изрядно покорежив многозначительными отточиями, приводит в качестве доказательства автор статьи в газете «День».

Так сказать, почувствуйте разницу между полным текстом и селективным цитированием.

А если кто не почувствовал, то ниже еще несколько фрагментов на ту же тему, что и изъятый отрывок из статьи Эренбурга. Но на сей раз это просто документы, без малейшей примеси литературы.

Из послевоенных показаний Вернера С., адъютанта третьего батальона 354-го пехотного полка

На песчаном поле около речки было собрано около ста тысяч военнопленных, которые уже несколько дней ничего не ели. У нас при себе не было ни провианта, ни лекарств. Мы обозначили территорию, поставили автоматчиков и приказали пленным не выходить за обозначенные нами границы. Когда прибыли полевые кухни, началось самое страшное. Их буквально брали штурмом, и нам пришлось застрелить сотни пленных, которых не удавалось успокоить никаким другим образом, чтобы навести хоть какой-то порядок. Это стало ужасным испытанием для каждого солдата нашего батальона, но мы понимали, что может помочь только твердость, и что война с Россией была начата правильно, когда увидели эту дикую толпу бестий, в том числе татар и монголов.

Из письма бургомистра г. Визендорф, 28.08.1941

По поводу: закрытие дороги к лагерю военнопленных.

... население будет лишено важного видового материала. То, что население будет смотреть на этих зверей в человеческом обличии, задумается и сделает выводы, что произошло бы, если бы эти бестии напали на Германию, не принесет никому вреда.

Из доклада доктора Ханса С., 2.1.1942

Русские пленные пытались спастись от морозной зимы и глубокого снега в землянках. Кому-то показалось разумным наглухо заткнуть выход из землянки, чтобы русские к утру задохнулись, ведь тогда солдатам не придется забивать их насмерть! То, что русских тыкали заостренными палками в глаза, и они были рады наконец-то получить смертельный удар, никого уже не удивляет. Их заставляли, как гладиаторов, драться за тарелку с едой до тех пор, пока один не падал замертво, тогда победителю доставалась еда. Утром пленные висели на колючей проволоке, окружавшей лагерь – застреленные охранниками или обессиленные и окровавленные. И труповозка... русские посменно скидывали мертвых и полумертвых в общие могилы... Если кто-то из еще живых пытался поднять голову, по ней били лопатой... Некоторые немецкие солдаты просили перевести их в другую часть, не в силах справиться с упреками совести, но другие оказались садистами и убивали с удовольствием.[15] 

Именно в контексте того конкретного времени, места и, главное, конкретных событий была написана статья «Убей!» Напомню еще раз мнение Александра Верта, констатировавшего, что все, написанное Эренбургом, было безвредным по сравнению с тем, что красноармейцы видели собственными глазами, и для пробуждения в красноармейцах жажды мести вовсе не требовались статьи Эренбурга.

Сам же Эренбург, уже в 1945 году, в своем ответе на письмо одного солдата-фронтовика, спрашивавшего, почему он пишет не так, как прежде, написал «тогда перед нами были только немцы-солдаты».[16]

Борис Фрезинский в предисловии к сборнику статей Эренбурга пишет:

«29 марта 1945 года начальник Главного управления контрразведки Смерш Абакумов на основе агентурных сведений проинформировал Сталина, что вернувшийся из Восточной Пруссии Эренбург в своих публичных выступлениях в Москве «возводит клевету на Красную Армию», обвиняя ее вторые эшелоны в мародерстве, пьянстве и насилии на территории Германии».[17]

И 14 апреля 1945 г. в газете «Правда» появляется статья, написанная, вероятно, по личному заданию Сталина, начальником Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП/б Г.Александровым «Товарищ Эренбург упрощает», в которой писателю вменялось в вину приблизительно то же самое, что инкриминируется ему и нынешними обличителями.

Не прервалась связь времен!

И совсем неудивительно, что сразу же после должным образом «отточенного» цитирования Эренбурга образца 1942 года, г-н Бродзинский переходит непосредственно к описанию того, что делали в 1945-м «воины с «калашниковыми», опьянев от победы».

Он пишет:

«Начатое там (в Восточной Пруссии – З.В.) в январе 1945 года наступление советских войск, впервые прямо, а не только с воздуха ударило по гражданскому населению. В этом месяце был потоплен транспортный корабль «Густлов», на котором в основном находились беженцы (около восьми тысяч человек)».

Из чего становится неоспоримо ясным, что и насилия, творимые в Восточной Пруссии советскими солдатами, и потопление «Вильгельма Густлова» инспирированы все тем же главным подстрекателем – Ильей Эренбургом.

Да уж, погорячился снедаемый ненавистью ко всему немецкому капитан Маринеско, видать, как и капитан Титаренко-«Маэстро», о развалинах Рейхстага возмечтавший, злобных статей не в меру начитался.

Но имеется и другое мнение:

«...Немецкие юристы, проанализировав обстоятельства величайшей из морских катастроф – потопления «Вильгельма Густлова», – пришли к выводу: к сожалению, для советской подлодки этот корабль действительно представлял «законную военную цель», так что его гибель      из числа трагедий войны, а не военных преступлений. Можно было бы очень похвалить капитана Маринеско, пощади он этот, по сути, плавучий эвакопункт (поди, различи это через перископ!)      но нельзя осуждать его за то, что он отнесся к «Густлову» как к обычному вражескому судну».[18]

И совершенно непонятно, почему «этого кровожадного еврея-большевика», как ту злосчастную «невістку», до сих пор еще не назначили заодно и главным вдохновителем и виновником, к примеру, бомбардировки Дрездена авиацией союзников в феврале 1945 года?

А почему нет? Ведь вон и «її плахта висить!»

Статьи Эренбурга распространялись, в том числе, и информационными агентствами США, Англии и других стран.

Известный английский писатель Дж. Б. Пристли написал в предисловии к книге военных статей Эренбурга «Россия в войне», вышедшей в 1943 году в Лондоне: «Перед нами лучший из известных нам русских военных публицистов. Я бы хотел, чтобы и мы били врага так, как русские» [19]

Так что давно пора бы присовокупить к прочим «злодеяниям» Эренбурга еще и это.

Тем более, как указывает в своей статье г-н Бродзинский, в том, что творилось в конце войны в Германии, были замешаны не только советские, но и «американские, британские и французские (у французов особенно проблематичными были марокканские подразделения) войска».

Неужто и на марокканцев статьи Эренбурга так нехорошо повлияли?

Что же касается утверждения г-на Бродзинского: «Не каждый, бравший в 1945-м Берлин и другие немецкие населенные пункты, был освободителем» – да, с этим приходится согласиться, что правда, то правда. Действительно, не все, как писал Давид Самойлов, шли «в гуманисты в сорок пятом», и далеко не всякая ярость, вскипающая как волна, была исключительно благородной. Вот только стоит ли взваливать всю вину за это на Эренбурга?

Не могу не отметить еще один, на мой взгляд, весьма странный момент в той же статье из киевской газеты «День». На сей раз, это уже не текст автора, г-на Бродзинского, а как бы послесловие (так сказать, мораль), от ведущего страницы «История и «Я», на которой и помещена статья.

Итак, уважаемый ведущий пишет:

«Трагедии – сотни тысяч человеческих трагедий – предельно ярко подтверждают ту истину, что зло порождает в ответ еще большее зло, «цепная реакция» мести неуклонно растет      и так до бесконечности!»

Ну, немножко перебор с патетикой, но, в целом, спорить не буду.

И далее, через одно предложение:

«И, наконец, мы не имеем права забыть и о том, что агрессором, пришедшим с огнем и мечом на нашу украинскую землю, была все-таки нацистская Германия».

Тоже спорить не буду, но…

Из этого следует, что одно зло – нападение нацистской Германии (и преступления нацистов на оккупированной территории) – породило в ответ еще большее зло, то есть, те бесчинства, которые творили на территории побежденной Германии советские (и прочие, как утверждается в статье) солдаты.

Тихо надеюсь, что уважаемый г-н ведущий страницы либо не особенно думал, когда это писал, либо сам не понял, что он написал. Что ж, в современной журналистике такое встречается не столь уж редко.

Ну, а если и думал, и понял, тогда дело совсем плохо.

Что же касается Ильи Эренбурга, то приукрашивать или, тем паче, идеализировать его я ни в малейшей степени не намерен. Личностью он был весьма неоднозначной, и далеко не все, что он делал, заслуживает одобрения.

Как пишет Александр Мелихов:

«Многого ему не могут простить благородные интеллигенты из самопровозглашенного министерства праведности» – и приятие языка советской пропаганды, и многолетнюю службу в качестве представителя Страны Советов в интеллектуальных западных кругах.[20]

Опоздавшие к драке, отважно размахивают кулачёнками кураторы из минправедности, норовя ткнуть побольнее. Судя по тому, как они сейчас смело бичуют пороки, сурово обличают недостатки покойного писателя, уж они-то, безусловно, в те годы не отсиживались бы по кухням, а бесстрашно возвысили бы свой голос супротив тирании, «свинцовых мерзостей» и т. д., не чета конформисту Эренбургу.

И никак не могут постичь новоявленные обвинители своим кипящим от благородного гнева возмущенным разумом, что их назойливые старания приобщить к списку эренбурговых грехов даже те, которых обвиняемый никогда не совершал, да еще и используя в качестве липовых улик исковерканные или вовсе сфальсифицированные цитаты – есть занятие недостойное. И неправедное.

И еще, напоследок.

По непонятной причине, «министерство праведности» почему-то исключительно Эренбурга удостоило сомнительной чести фигурировать в качестве «подстрекателя», «кровожадного агитатора» и прочая.

Ведь вот, к примеру, отрывок из поэмы «Василий Теркин» Александра Твардовского – тоже конец войны, 1945 год («Нынче речи о Берлине. Шутки прочь, – подай Берлин»).

Грозен счет, страшна расплата

За мильоны душ и тел.

Уплати – и дело свято,

Но вдобавок за солдата,

Что в войне осиротел.

Песенка еще такая была, может, кто помнит:

А время мчится на всех парах,

И вот вам нежданный финал:

С небес в Берлин фрау Линде на днях

Фугасный подарок упал!

От фрау фон Линде,

От Унтер ден Линден

Остался лишь пепел один!

К этой песенке я еще вернусь чуть ниже.

А вот и совсем уж возмутительные строки, написанные таким же, как Илья Эренбург, «кровожадным большевиком», известным поэтом и писателем. Написанные, кстати, в том же 1942 году, что и постоянно поминаемая всуе статья Эренбурга:

Так хотел он, его вина, –

Пусть горит его дом, а не твой,

И пускай не твоя жена,

А его пусть будет вдовой.

Пусть исплачется не твоя,

А его родившая мать,

Не твоя, а его семья

Понапрасну пусть будет ждать.

Так убей же хоть одного!

Так убей же его скорей!

Сколько раз увидишь его,

Столько раз его и убей!

Для тех же, кто не очень хорошо разбирается в поэзии военных лет, в качестве подсказки (а также для ужесточения, так сказать, обвинительного уклона), сообщаю следующие подробности из жизни и творчества автора:

– песня «Ат хаки ли» на его слова стала гимном еврейской бригады, которая состояла, в основном, из евреев-добровольцев подмандатной Палестины; бригада была создана в сентябре 1944 года и сражалась в составе британской армии в Италии. Позднее эта песня стала весьма популярной и в Израиле;

– в мае 1966 года мэр Иерусалима Тедди Коллек наградил автора почетным знаком «Иерусалим».

Даже фотография имеется, сделанная в кабинете Коллека и запечатлевшая момент вручения. Награда таки нашла героя! [21]

 

 

Правда, по вполне понятным причинам, награжденный старался сей факт не афишировать.

Странно, что практически все нынешние обличители почему-то предпочитают автора вышеприведенных строк (да и не только его) не упоминать, оставляя Илью Эренбурга на скамье подсудимых в гордом одиночестве.

С чего бы это?

P.S. Фрагмент из книги Сергея Буркатовского «Вчера будет война», изд. «Яуза», М. 2008 г.

По сюжету книги, современный российский веб-дизайнер попадает из нашего времени в начало 1941 года, «и что из этого вышло».

«Боже мой, мы – там – все забыли. Мы забыли, как пахнут горелые тела.

Мы забыли, как отражается небо в глазах девушки с окровавленными ногами.

Мы там клеим модельки «Тигров» и редких модификаций «трешек», с легким презрением относясь к «скушной», «без деталировочки» броне «тридцатьчетверок» и «ИСов».

Мы дошли до того, что ставим памятники эсэсовцам при церквях, а сами присваиваем себе на Интернет-форумах гитлеровские звания.

И вот когда запах горелой человечины накрывает тебя по-настоящему      ненависть к этим нелюдям смешивается с презрением к самому себе, образуя взрывчатый состав страшной силы».[22]

P.P.S. Из статьи Антонины Варьяш «Слушайте время»:

От фрау фон Линде, от Унтер ден Линден

Остался лишь пепел один…

И знают все люди, не то еще будет:

Заплатит фашистский Берлин!

Полуэксцентрическая песенка, в глумливой клоунской манере исполненная дуэтом отца и дочери Утесовых. И ненависть, ненависть, ненависть. Тысячи пафосных ораторий не в силах передать ее так, как передает эта песня. Это сейчас у нас, политкорректных, есть силы оценивать действия военачальников, анализировать и обсуждать, журить Зою Космодемьянскую, которая, как выяснилось, совершенно напрасно сожгла какие-то совсем не те сараи, и сочувствовать гражданскому населению разбомбленного Берлина. У тех, кто слушал песенку Утесова, аплодируя ей до боли в ладонях, таких сил не было. Да их и быть не могло, по той простой причине, что есть предел человеческих сил. И этот предел был исчерпан. Они хотели только одного: чтобы враг заплатил за все...

За Невель, за Гомель, за Харьков, за Киев,

За Днепропетровск и Донбасс,

За Курск, за Брянск, Смоленск, Луганск,

За Владикавказ и Кавказ…

Эта ненависть, это мстительное желание как ничто другое помогали им выжить. И дай Бог нам никогда этой ненависти не испытать![23]

Примечания

[1] Нелли Гутина «Израильский нарратив» Журнал "Nota bene" №9

[2] «Зеркало недели», Киев, № 18 (697), 17 - 23 мая 2008 г.Петр Боярчук «С кем воевали «красные мстители»? http://www.zn.ua/3000/3150/62920/

[3] «День», Киев, №77, 25 апреля 2008 г. Владимир Бродзинский, Вена «У войны не женское лицо и не человеческое...» http://www.day.kiev.ua/200770/

[4] там же, комментарии читателей.

[5] «Sueddeutsche Zeitung», Германия Томас Урбан «Илья Эренбург, герой и приспособленец»

 http://www.inopressa.ru/print/sueddeutsche/2005/04/14/15:53:46/erenburg

[6] Серия «60 лет окончания войны» («Focus», Германия) Часть 4 «Пруссия расплачивается за всех»

 http://www.inosmi.ru/stories/05/04/14/3445/217264.html

[7] «Die Welt», Германия Ральф Георг Реут «Пусть женщины станут вашей добычей»

http://www.inosmi.ru/stories/05/04/14/3445/217403.html

[8] Томас Урбан «Илья Эренбург, герой и приспособленец» (ссылка см. выше)

[9] Игорь Петров «Эренбург в "цитатах"» http://labas.livejournal.com/

[10] Томас Урбан «Илья Эренбург, герой и приспособленец» (ссылка см. выше)

[11] Игорь Петров «Советские пленные». http://community.livejournal.com/warhistory/776148.html

[12] Григорий Панченко «Эренбург или Батшев?» "Заметки по еврейской истории" №2 (51), февраль 2005 г.

http://berkovich-zametki.com/2005/Zametki/Nomer2/Panchenko1.htm

[13] Игорь Петров «Эренбург в "цитатах"» (ссылка см. выше)

[14] И. Эренбург «Убей» http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Fiction/erenb/ubei.php

[15] Игорь Петров «Советские пленные» (ссылка см. выше)

[16] Цит. по: Борис Фрезинский «Помнить! (Война Ильи Эренбурга)».

Предисловие к книге: Эренбург И. Г. «Война 1941–1945», М., КРПА Олимп; Астрель; ACT, 2004 г.

[17] Там же.

[18] Григорий Панченко «Эренбург или Батшев?» "Заметки по еврейской истории" №2 (51), февраль 2005 г. (ссылка см. выше)

[19] Цит. по: Борис Фрезинский «Помнить! (Война Ильи Эренбурга)».

[20] Газета «Московские Новости» Александр Мелихов «Скептический пророк»

http://www.mn.ru/issue.php?2007-35-30

[21] Фотография из альбома «Sara and Eli Ross. THE WORLD COMES TO JERUSALEM». Сайт «Дом Корчака в Иерусалиме»

http://jerusalem-korczak-home.com/

[22] Цит. по: «Живому Журналу» Давида Гендельмана http://david-2.livejournal.com/

[23] Журнал «Интеррос» № 1, 2007 г. Антонина Варьяш «Слушайте время»

http://www.interros.ru/magazine/2007-01/cowerstory/kalendar/?print=yes

 
E ia?aeo no?aieou E iaeaaeaie? iiia?a

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1548




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer7/Vetrogon1.php - to PDF file

Комментарии: