©"Заметки по еврейской истории"
Июнь 2008 года

Евгений Беркович


Слово – не воробей,
или Береги честь смолоду!

 


Суд в Сыктывкаре

 

Следишь ли ты, Читатель, за публикациями газеты "Зырянская жизнь"? Ловишь ли жадно сетевые новости из Сыктывкара? Нет, нет, я серьезно. Это не шуточки, насмешки или, как модно выражаться, никакой не стеб. Вот уже много месяцев сводкам с судебного процесса в столице республики Коми находится место на первых страницах ведущих информационных изданий, эти новости страстно обсуждаются на сотнях страниц сетевой паутины, в личных дневниках, или блогах (еще одно модное нынче словечко). Ведь в Сыктывкаре впервые в российской истории судят блогера. Но расскажу все по порядку.

В феврале 2007 года двадцатидвухлетний рок-музыкант из Сыктывкара Савва Терентьев оставил в сетевом дневнике (так называемом, Живом Журнале – ЖЖ) журналиста местной газеты «Зырянская жизнь» Бориса Суранова нелестный комментарий о работе милиции. Горячий молодой человек очень эмоционально прокомментировал запись «Киберполиция юзает выборы», заметив попутно, что «было бы неплохо» устраивать церемонии по сжиганию «неверных ментов на Стефановской площади».

 

Савва Терентьев

 

В апреле того же года этот комментарий попался на глаза оперуполномоченному Управления «К» МВД республика Коми Николаю Сичкарю в ходе просмотра, как он выразился на суде, «свободно циркулирующей информации в сети интернет». Содержание комментария возмутило Сичкаря, и он запустил механизм уголовного преследования комментатора.

Через четыре месяца Терентьеву было предъявлено обвинение по части первой статьи 282 Уголовного кодекса Российской Федерации в совершении "действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по принадлежности к социальной группе, совершенных публично". С обвиняемого взяли подписку о невыезде, а само следствие тянулось еще до весны следующего года. Только 31 марта 2008 года начался суд, который продолжается до сих пор. Сейчас суд ожидает результатов очередной социогуманитарной экспертизы. Ей предстоит установить, содержались ли в высказываниях Терентьева, оставленных в ЖЖ, признаки разжигания социальной розни по отношению к сотрудникам милиции.

В случае признания его вины, Терентьев будет вынужден заплатить штраф (до 300 тысяч рублей или в размере дохода за период от одного года до двух лет). Он может также лишиться права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Еще одна предусмотренная законом мера наказания - обязательные работы на срок до 180 часов или исправительные работы на срок до одного года. Статья также предусматривает возможность лишения свободы до двух лет.

Мы не будем обсуждать сейчас все вопросы, которые вызывает этот судебный процесс. В деле Терентьева есть множество граней, даже еврейская тема оказалась затронутой: музыкант сгоряча сравнил «сжигание ментов» с печами Освенцима. За это высказывание он уже принес свои извинения всем жертвам нацизма, но своей вины по отношению к милиции не признает.

Отметим только одну важную деталь процесса: даже за высказывание на личной страничке, которое могут прочитать и другие люди, автор должен нести ответственность вплоть до уголовной. Недаром федеральный судья уточнил во время допроса свидетеля: 

Судья: Имелись ли ограничения в доступе к этому комментарию?

Сотрудник отдела «К»: Никак нет. Любое лицо, зашедшее в интернет, могло получить эту  информацию. Любое. Без ограничений. То есть, не было пароля, не было так  называемого ограничения списка друзей и прочего. 

Не играло роли даже то, что комментарий после возбуждения уголовного дела был стерт и уже стал недоступен никому. Вот, оказывается, как: высказывание, повисев в интернете какое-то время, может стать поводом для судебного разбирательства и иметь весьма серьезные последствия для его автора.

Читатель вправе здесь спросить: «Ну, и что?». Это все достаточно банальные истины. Ведь за надпись на заборе человек тоже может попасть в кутузку, а интернет – это такой «забор», который читают миллионы людей. Но какое отношение это имеет к «Заметкам по еврейской истории»?

Терпение, дорогой Читатель! Как говорил герой известного романа, «аналогичный случай был со мной в Конотопе».

 

Что общего между священником и рок-музыкантом,
или симптом «персональной нравственности»

 

Впрочем, не будем интриговать читателя и опишем происшедшее строгим языком милицейского протокола. Четвертого апреля 2008 года, буквально через пять дней после начала суда над несчастным Саввой Терентьевым, известный публицист, ведущий передачи «С христианской точки зрения» радио «Свобода» священник Яков Кротов написал на своем сайте комментарий к книге Джейкоба Ньюснера: «Дети по плоти, дети по обетованию. Рабби беседует с апостолом Павлом».

Здесь следует сделать маленькое отступление и пояснить читателю, не знакомому с многогранной деятельностью отца Якова, что он еще и ведет большую электронную библиотеку различных текстов, большей частью религиозного содержания. В «Википедии» про этот сайт сказано: «В настоящее время сайт — крупнейшее в рунете собрание книг по богословию и истории». Хозяин библиотеки ежедневно пишет и помещает на сайт комментарии к Евангелию, эссе на богословские, церковно-исторические и другие темы. Эти комментарии еще и рассылаются по электронной почте всем желающим. А желающих набралось немало – почти полтысячи человек.

 

Священник Яков Кротов

 

Жаловаться на отсутствие интереса к своим текстам у отца Якова нет причин, напротив, его статьи и комментарии востребованы, они активно обсуждаются на разных интернет-форумах и в гостевых книгах различных сайтов.

Но у интереса есть и оборотная сторона: среди читателей могут найтись и критики. Публичный автор должен быть всегда к этому готов. Боишься критики – не публикуй ничего открыто. Назвавшись же груздем – полезай в кузов!

Упомянутый выше комментарий Якова Кротова, оставленный им на сайте 4 апреля и в тот же день разосланный подписчикам его рассылки, прочитал один подготовленный читатель, Борис Дынин, автор перевода на русский язык той самой книги Джейкоба Ньюснера. Прочитал и нашел комментарий предвзятым, особенно удивило Дынина сопоставление позиции Ньюснера с позицией Гитлера. Свое мнение об этом комментарии Борис выразил в статье «Патология в межрелигиозном разговоре», которую прислал в редакцию «Заметок по еврейской истории».

Могла ли редакция опубликовать эту статью без дальнейших консультаций? Безусловно! Статья толковая, обоснованная, со всеми необходимыми ссылками и написана в очень выдержанном, уважительном тоне, хотя и критикует мнение священника Кротова. Читатель сам может убедиться в этом, статья доступна всем желающим.

Итак, мы могли бы опубликовать статью Дынина без всяких дополнительных согласований. Но в наших правилах всегда давать слово обеим спорящим сторонам. Поэтому статью еще до публикации я послал о. Якову с предложением ответить Дынину, как он считает нужным.

Как может поступить автор, когда получает критику своего опубликованного мнения? По-разному. Он может привести дополнительные аргументы и отстаивать свою точку зрения. Он может согласиться с критиком и признать свою ошибку. Он может скорректировать свое высказывание, учтя замечания критика, и дать новую версию своей позиции. Он может, наконец, вообще ничего не отвечать и проигнорировать критику. Отсутствие ответа – тоже своеобразный ответ.

Ответ Якова Кротова был немного невнятным, дескать, он считает свой текст черновым. Это можно было понять так, что о. Яков выбрал третий путь: уточнить свою позицию с учетом критики Дынина. Ну, что ж, я сказал, что готов ждать его ответа, сколько нужно.

Статья Бориса Дынина вышла в майском номере «Заметок», и я сообщил об этом Якову Кротову, напомнив, что всегда готов предоставить ему страницы журнала для изложения его позиции. Нормальной реакцией на такое предложение была бы благодарность, но недаром говорится: «За что ты меня так ненавидишь, я не сделал тебе ничего хорошего».

Ответом возмущенного о. Якова был фонтан грязных ругательств в мой адрес в частной переписке и официальное «Предупреждение»[1] «крохотному сообществу, интересующемуся еврейским вопросом», опубликованное им и на сайте, и в Живом Журнале, и разосланное подписчикам.

Лично меня позабавила трогательная забота о «крохотном сообществе» (в каких только единицах измерил его преподобный отец?). Но не только этим интересен текст этого «Предупреждения». Он много говорит не столько о Берковиче и Дынине, сколько о самом православном публицисте и о методах сведения счетов, распространенных в современном интернете. Это в каком-то смысле продолжение и развитие темы о «сетевой шпане», которой я посвятил уже несколько статей[2],[3].

Оговорюсь сразу, чтобы не было непонимания. Я не считаю, что Яков Кротов стал окончательно на путь сетевой шпаны. Нет, по моему мнению, он делает только первые шаги на этом опасном пути, и еще не поздно вернуться назад. Мне это небезразлично, потому что виртуально знаком с Яковом очень давно и высоко ценю его талант полемиста, публициста и журналиста. В 1980-90-х годах мы участвовали в одних и тех же так называемых «фидошных» сетевых конференциях Релкома (так назывался зарождавшийся тогда российский сектор интернета), где совсем молодой Яков поражал участников своей страстностью, эрудицией и желанием спорить. В 2003 году мы участвовали в одной передаче радио «Свобода» под названием «"Еврейская старина" в сегодняшнем Интернете». После этого были и другие передачи. Некоторые мои тексты о. Яков ставил в свою библиотеку. Да и переписка была все эти годы какая-никакая.

Следил я по мере возможностей и за его выступлениями в прессе и по радио. И мне всегда нравились его горячность, напор, убежденность. Но эти же качества могут сослужить плохую службу, если не взять их под контроль разума.

Мне кажется, что тщательный разбор «полетов во сне и наяву» вокруг статьи Бориса Дынина поможет Якову в будущем избежать серьезных неприятностей. Прежде всего, не стать смешным в глазах тех, кто следит за его выступлениями, что для священнослужителя смерти подобно. С этой целью и рассмотрим внимательно и форму, и содержание кротовского «Предупреждения», ибо и то, и другое весьма поучительно. Начнем, пожалуй, с содержания.

 

***

 

Отметим сразу, что от рассмотрения сути критических замечаний Дынина о. Яков ловко ушел, намекнув, правда, что сам своим текстом не очень доволен (назвал его «черновым»). Более того, Кротов готов без разговоров признать свое поражение в споре с Дыниным («недовольный может рассматривать это как свой триумф»), но сразу и бесповоротно переводит разговор в другую плоскость, сосредоточившись на вопросе: можно ли было вообще обсуждать его высказывания. Ключевая фраза в «Предупреждении» такова: «мой текст был черновым и полемизировать с ним поэтому недопустимо». Вот тот краеугольный камень, на котором стоит весь пафос известного публициста.

Правда, свой «черновой текст» автор не постеснялся поставить на сайт, который, как мы помним, является «крупнейшим в рунете собранием книг по богословию и истории Церкви». Это вам не какой-нибудь сетевой дневничок журналиста «Зырянской жизни», где обронил свою несчастную реплику бедолага Терентьев, за что ему грозит два года тюрьмы. Кротов не ограничился публикацией своего эссе-комментария на сайте, он разослал «черновой текст» еще полутысяче подписчиков. И все равно, оказывается, «полемизировать с ним недопустимо».

Похоже, священник Кротов в данном вопросе руководствуется своими законами морали, отличающимися от общепринятых, и что допустимо, а что недопустимо, определяет лично он. Очень напоминает раввина из известного анекдота, вокруг которого шаббат, а у него четверг.

Здесь самое время вспомнить подсудимого Терентьева. Его судят не просто за «черновой текст», а за реплику, брошенную сгоряча и давным-давно стертую из интернета.

Эх, если бы еще Терентьеву немножко наглости и самоуверенности преподобного отца Кротова – неизвестно, кто бы оказался на скамье подсудимых, а кто был бы обвинителем. Хотя нет, защита Саввы уже приводила похожие доводы, но все попытки выдать реплику Саввы за «черновую» и объявить ее недействительной были категорически отвергнуты судьей. Сказанное, а тем более написанное слово – уже есть дело, которое можно обсуждать, и за которое при случае можно даже судить. Это азы юридической грамоты.

Так что в одном очень похожи недоучившийся в Коми Государственном педагогическом институте музыкант Терентьев и окончивший исторический факультет МГУ публицист Кротов – оба вопиюще неграмотны в правовых вопросах.

Это не мешает о. Якову, надув щеки, важно рассуждать о праве[4]:

Уже несколько человек напомнили мне, что «слово не воробей» и спросили, как всё-таки я «по сути» отвечу моим незваным оппонентам. Спрашивающие так проявляют ту же главную особенность советской культуры, что и г-н Беркович, демонстративно поместивший на своём сайте мой текст – вопреки моему запрету и моей, авторской воле. Они не понимают, что очень часто «сутью» является право, закон. Сама суть конфликта в том, что надо стараться жить по праву. По закону текст – мой, и без моего ведома его нельзя распространять.

А читать и обсуждать можно? Ах, я забыл, «полемизировать» тоже нельзя. Жестковыйный вы наш, Яков Гаврилович! Помогли бы, что ли, своему «подельнику» Савве Терентьеву. Вашими бы устами – да его защиту организовать. Боюсь, правда, что даже это не поможет. Ибо право у Вас, как и нравственность, приватные, не совпадающие с общечеловеческими.

Можно если не оправдать, то, по крайней мере, понять и объяснить юридическую невинность двадцатидвухлетнего мальчишки. А вот перешагнувший год назад пятидесятилетие священник Кротов, сам решающий, можно ли полемизировать с его словом или нет, вызывает неподдельное восхищение. И не только у меня.

Сравнительно недавно о нравственности преподобного отца Кротова высказался человек, хорошо его знающий: главный редактор журнала «Континент» Игорь Виноградов. Именно в этом журнале Яков Гаврилович работал до 2002 года. Виноградов опубликовал «Открытое письмо священнику Якову Кротову» в № 134 журнала за 2007 год. Весь текст этого письма достаточно любопытный и многое говорит о нашем герое, но один пассаж непосредственно относится к обсуждаемому феномену. Игорь Виноградов пишет:

«Я ведь и десятой доли не рассказал еще из истории наших с Вами отношений, и, честное слово, не поленюсь, как это ни утомительно, дать Вам еще один урок. И еще один раз показать, чего стоят Ваши всегдашние самовлюбленность, самонадеянность и самоуверенность, позволяющие Вам думать, что персональная Ваша “нравственность” всегда сойдет Вам с рук. Не сойдет».

Вот он – точный термин, объясняющий поведение о. Якова: «персональная нравственность». В этом суть позиции Кротова в рассматриваемом конфликте, именно это и вызывает наибольшую тревогу у всех его истинных доброжелателей. Позиция Кротова в отношении критики его текстов – лишь очередной пример проявления «всегдашних самовлюбленности, самонадеянности и самоуверенности», позволяющих ему решать, кому и с чем можно полемизировать, а кому и с чем – нельзя.

А теперь от сути конфликта перейдем к форме сведения счетов, которую выбрал наш горячий полемист.

 

Жить не по лжи!

 

Между Кротовым и Терентьевым есть еще одна общая черта: оба еще очень молоды. Савва, как было сказано, просто еще юноша по возрасту, а Яков Гаврилович, хоть и в летах уже, но еще очень молодой священник. Да и уже упомянутые пассионарный характер, и бойцовские качества Якова Кротова, его бескомпромиссность в отношении к властям - светским и церковным – это тоже верный признак молодости и неуспокоенности. И эти качества не могут не вызывать симпатии.

 

   

Савва Терентьев                  о.Яков Кротов

 

То, что Патриарх Московский Алексий Второй категорически запретил Якову вступить в клир Русской православной церкви, работает на образ решительного борца с властью. Якова отказ Патриарха не смутил, стать священником он смог у "церковных меньшинств" - в одной из так называемых "Катакомбных церквей". Под этим именем известны десятка два разных общин, объединяющих в общей сложности по разным оценкам от нескольких сот до тысячи человек. Одна из таких общин - Апостольская Православная церковь - приютила Якова Кротова в своем клире: епископ (т.е. глава общины) Виталий (Кужеватов) рукоположил его в 2002 году сначала в диаконы, а через неделю – в священники.

Вокруг о. Якова образовался небольшой кружок верующих, получивший гордое имя "общины во имя Сошествия Святого Духа на апостолов". Перед этим кружком Яков Гаврилович читает еженедельные проповеди то в какой-нибудь школе, то на чьей-нибудь квартире.

Правда, служение о. Якова в лоне Катакомбной церкви продолжалось недолго. И здесь его мятежный характер привел к конфликту с духовным руководством, и Кротов перешел совсем уж в экзотическую на московской земле церковь: был принят в число клириков Харьковско-Полтавской епархии Украинской Автокефальной Православной Церкви (обновлённой). На Украине у нее около двадцати небольших приходов, в России - один, священника Кротова. Свой кружок верующих неспокойный пастор увел с собой в эту самую украинскую церковь.

Вполне понятно, что Яков Гаврилович трепетно относится к своему сану. Вот, например, какой разговор состоялся у Кротова с ведущей радио «Эхо Москвы» Нателлой Болтянской на так называемой «Сахаровской маевке»:

«Совпадение: стою, смотрю на Нателлу Болтянскую. Мне звонят на сотовый с <<Эха Москвы>> и приглашают на передачу Болтянской в среду. Я подхожу к ней и спрашиваю: вот, зовут, но только у меня такая заморочка - Вы будете называть меня в эфире <<отец Яков>>? Нет, говорит, будет называть по-светски. Я, следовательно, не приду».

Видно, Нателла, в конце концов, согласилась на условия Якова Гавриловича, потому что на ее передаче он все же был. И начал свое выступление замечательными словами: «Прошу прощения, у меня профессия и концессия такая, что я должен говорить правду».

Оставь улыбку, читатель! Этими словами можно только восхищаться. Ну, действительно, немного наивно, но зато задорно и по-молодецки. Почему-то вспоминаются строки автора слов всех советско-российских гимнов: «Как наденешь рясу, береги ее...». За точность слов я не ручаюсь, кажется, в эпоху первого гимна там что-то говорилось о галстуке. Но смысл от этого не меняется. Самое главное, чтобы слова не расходились с делами.

Искренне желая Якову Гавриловичу добра, переведу эти поэтические строки для него суровой прозой: «Не надо лгать!». Иначе попадешь в смешное положение, а для священнослужителя, как было сказано, это вдвойне опасно: и лицо потеряешь, и авторитет у верующих потом трудно будет восстановить.

Молодые люди, и молодые священники в частности, должны помнить: врать не надо не только потому, что это нехорошо, аморально, врать не надо, потому что ложь невыгодна. Где-то в чем-то правда обязательно выйдет наружу, и солгавший навсегда потеряет честное имя. Защиты от правды нет, даже опытные ловкачи-публицисты прокалываются на мелочах.

Небольшой пример из нашей темы. Возмущение о. Якова статьей Дынина вылилось и на страницы гостевой книги нашего портала. Вот что написал священник Кротов, у которого профессия и концессия таковы, что он должен говорить правду[5]:

 

Свящ. Яков Кротов

- Thursday, May 15, 2008 at 00:23:07 (EDT)

Я удивлён тем, что г-н Дынин позволил себе цитировать текст, который являлся черновиком. Я не читал его статьи и впредь, конечно, уже читать не буду. Поражает поведение г-на Берковича, который на собственном сайте предупреждает, что запрещена перепечатка материалов без ведома автора, а мой текст позволил себе поместить отдельным файлом у себя на сайте вопреки прямому и ясно выраженному запрету.

Вопрос о нравственности г-на Берковича для меня вполне разъяснился после того, как он позволил себе опубликовать цитаты из моих частных к нему писем. Более того, он цитировал их избирательно. Например, он процитировал фразу Ивана Грозного ("мне с тобою лаяться бесчестье"), но не процитировал моего личного комментария к этому фразе - что я считаю себя не Иваном Грозным, а именно человеком, который слишком ничтожен, чтобы с ним полемизировали великие Беркович и Дынин.

Свящ. Яков Кротов

Отклик на статью : berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer5/Dynin1.php

 

Я не буду сейчас обсуждать обвинения обидчивого пастыря в мой адрес, поговорим об этом чуть позже. Сейчас обратим внимание на такую мелочь. Кротов пишет, что он не читал статьи Дынина. Повторяет это и на своем сайте, и в своем ЖЖ, и на это трудно возразить, хотя  в это трудно поверить. Как же не прочитать текст, в котором обсуждают твои слова и мысли, а может быть, и тебя самого? Да простое любопытство заставит посмотреть, а не обвиняют ли меня черт знает в чем? И не сморозил ли я какую-нибудь глупость, за которую ухватились критики? По-человечески поведение вспыльчивого священника выглядит неправдоподобно, но опровергнуть это утверждение практически невозможно! Вот и в нашей гостевой книге повторяется та же песня: «я статьи Дынина не читал»!

Бедный о. Яков не учел одной детали: технический прогресс не стоит на месте, мы внедрили у себя одно программное усовершенствование, облегчающее ведение гостевой книги. Об этом усовершенствовании ещё мало кто знает, и в неожиданную ловушку вдруг попался наш незадачливый полемист. Расскажу об этом чуть подробнее.

Как и в большинстве гостевых книг, у нас есть «точка входа» - место, кликнув на которое, получишь форму ввода сообщения. Так вводят свои записи большинство читателей. Но недавно мы поставили в конце каждой статьи специальную кнопку «Отзыв», которая тоже ведет к форме ввода. Внешне форма выглядит так же, как и стандартная. Но в конце сообщения, которое окажется в гостевой книге, программа автоматически допишет адрес статьи, на которую писался этот отклик.

Посмотри, Читатель, на последнюю строчку в тексте сообщения Кротова. Видишь фразу, набранную курсивом:

«Отклик на статью : berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer5/Dynin1.php»

Это значит, что о. Яков открыл таки статью Дынина, пролистал ее до самого конца и нажал именно в ней кнопку «Отзыв». Простительно, что Кротов не знал таких деталей. Но зачем же врать, дорогой Яков, что статьи не читал? Кто тянул Вас за язык? Кто бы осудил, если бы Вы сказали правду? Да даже если бы ничего не сказали, но не врали бы, что статьи не читали? Ведь у Вас профессия и концессия такие, чтобы говорить правду! Вот видите, как опасно иметь «персональную нравственность» и «персональную правду»! А эта правда у других людей зовется ложью.

Все же лозунг «жить не по лжи» - не только красив, но и очень практичен. Отступление от него – опасно для репутации, как прогулка по минному полю. Не предвидя опасности, Яков Кротов наступил на мину, которая случайно встретилась ему на пути. Священник, слава Богу, жив, но поверят ли ему слушатели, когда он в следующий раз будет их уверять, что у него «профессия и концессия такие, что он должен говорить правду».

Это, увы, не единственный пример. Я заметил, что о. Яков в полемическом споре легко берется за оружие лжи, правда, в таких случаях осторожный священник тщательно подбирает слова. Прочтем еще раз пассаж из его программного "Предупреждения":

«По моему разумению, если текст, который вызвал недовольство, изъят из обращения, то никакой полемики с ним быть не может, и недовольный может рассматривать это как свой триумф».

Как можно понять это утверждение? Только так, по-моему: Кротов изъял из обращения свой текст, а Дынин, тем не менее, пишет опровержение, и Беркович его публикует. И хотя на примере выходки Терентьева мы знаем, что стирание текста не освобождает его автора от ответственности, все же критики выступают в таком случае какими-то безжалостными терминаторами, которые добивают уже раскаявшегося автора. Так отец Яков выдавливает у читателя слезу сочувствия к себе и гнев по отношению к "крохотному сообществу, интересующемуся еврейским вопросом".

Но преподобный отец, которому профессия и концессия велят говорить правду, опять, увы, лжет. Правда, не так грубо, как в рассмотренном выше случае, но все равно пытается создать у читателя ложное представление о случившемся. На самом деле, и когда статья Дынина готовилась к публикации, и когда она вышла в свет, критикуемый текст Кротова преспокойно стоял в сети и был доступен любому, или, как выразился оперуполномоченный Сичкарь, находился среди «свободно циркулирующей информации в сети интернет». Я не говорю лишний раз о том, что этот текст остался у сотен подписчиков, которым Кротов разослал свои размышления, копии текста остались и на сайтах в сети, скопировавших эссе Кротова. Одна из таких копий оказалась буквально в тот же день 4 апреля 2008 года в гостевой книге нашего сетевого портала (см. сообщение от Friday, April 04, 2008 at 04:10:44 (EDT) в архиве гостевой за апрель).

Чтобы дать читателям истинную картину происшедшего, мне пришлось привести две цитаты из писем о. Якова по поводу статьи Дынина. В этих цитатах Кротов признается, что удалил свой текст только после выхода статьи и моей ссылки на место, где этот текст стоит. Фразы эти вот какие: 

Это в принципе архив рассылки, а не сайт - на сайте, кстати, этот текст отсутствует 

Текст из рассылки я удалил, так что теперь...  

После этого преподобному отцу осталось только петь новую жалобную песню о «раскрытии тайны переписки». На это я отвечу так: во-первых, не надо публично врать, Ваше Преподобие, тогда не придется приводить аргументы, опровергающие Ваше вранье. Во-вторых, обсуждение с редактором публикации в журнале не есть в точном смысле слова "личная переписка", к тому же приведенные мною выше две короткие Ваши фразы вряд ли кто-нибудь, кроме Вас, сочтет раскрытием каких-то личных тайн.

Но не таков отец Яков, чтобы ограничиться только жалостными нотками и сетовать на обиды и унижения... Нет, он сам решительно переходит в наступление на обидчиков, а в гневе страстный священник страшен! Атакует он противника самозабвенно, не щадя живота своего, не говоря уже о животе соперника, так что полезно рассмотреть, какое оружие может достать из-под рясы наш миролюбивый, но азартный батюшка. Именно тут Яков Кротов делает первые шаги по дороге, протоптанной сетевой шпаной. И будет очень жалко, есть точка возврата уже пройдена.

 

«Стиль спора»

 

Начнем с первой фразы «Предупреждения»:

«Г-н Беркович, проживающий в Германии, опубликовал на своём сайте (как он мне сообщил) статью г-на Дынина, проживающего в США, в которой ведётся полемика с моими высказываниями по еврейскому вопросу».

Казалось бы, какое отношение к сути спора имеет место проживания г-на Берковича и г-на Дынина? Как сказывается  проживание г-на Кротова в Москве на его отношении к критике? Наивный Читатель! Разве ты забыл бессмертные строки Михаила Михайловича Жванецкого из рассказа, давшего название этому разделу:

«Мы овладеваем более высоким стилем спора. Спор без фактов. Спор на темпераменте. Спор, переходящий от голословного утверждения на личность партнера».

И далее:

«Что может говорить хромой об искусстве Герберта фон Караяна? Если ему сразу заявить, что он хромой, он признает себя побежденным».

Яков Гаврилович прекрасно овладел этим «более высоким стилем спора». Действительно, что может сказать о Джейкобе Ньюсмере человек, проживающий в США? Можно ли всерьез обсуждать статьи в журнале, который издает редактор, проживающий в Германии?

«О чем может спорить человек, который не поменял паспорт? Какие взгляды на архитектуру может высказать мужчина без прописки? Пойманный с поличным, он сознается и признает себя побежденным».

Это опять Жванецкий, но такое впечатление, что он лично знает отца Якова.

Учись, Читатель, как настойчиво, прямо с бульдожьей хваткой вцепляется наш священник-публицист в своего соперника. Вот он, классический переход "от голословного утверждения на личность партнера". В еще одной записи, оставленной его Преподобием в ЖЖ, он возвращается к своему главному обидчику:

«К тому же его сайт не зарегистрирован как СМИ, так что нет никакой «редакции». Есть несчастный советский человек, уехавший в Германию, пишущий книги по еврейскому вопросу…»

Еще один шаг, и святой отец начнет ставить диагнозы на расстоянии, как Кашпировский. Хотя его проговорка о "несчастном человеке" очень показательна. Тут одно из двух: или Яков Гаврилыч, переходя из одной концессии в другую, сподобился схождения на него дара ясновидения слепой пророчицы Ванги, либо его за язык тянут собственные комплексы и обиды, связанные с крещением уже в сознательном возрасте – в 17 лет. Не принесло ему крещения душевного спокойствия и мира в сердце, иначе не впадал по малейшему поводу в ярость, и гнев не затмевал бы его разум. Да и проклятый еврейский вопрос беспокоил бы его значительно меньше, чем Гондурас.

В ответ на поток ругательств, полученных мною от преподобного отца, я написал Кротову такие строки:

«Ах, дорогой Яков, как близко, однако, лежит у Вас граница, отделяющая цивилизованность от хамства. Удивительно, как тревожна Ваша душа, как же Вы с прихожанами обходитесь? Как-то крещение не успокоило Вашу мятущуюся душу. Если хотите, я добавлю примечание к статье Дынина, что Вы дезавуируете свои прошлые высказывания и придерживаетесь теперь новых взглядов. Желаю Вам здоровья и душевного спокойствия.

Ваш Е.»

Ответом послужило уже известное нам «Предупреждение крохотному сообществу».

По многим признакам о. Яков страдает от непонимания окружающих, недаром он заготовил целый пакет «типовых ответов тем, кто хочет его обругать дураком или козлом; Иудой; жидом и потомком жидов, разрушавших Россию; призвать меня к раскаянию и возвращению Куда Надо»[6].

И как бы это ни было неприятно православному священнику, оказывается Яков Гаврилович накрепко привязанным к тому самому «крохотному сообществу», которое он так ненавидит и презирает, но без которого ему не жить. Мучает его эта связь, часто толкает на неразумные поступки.

Читатель не получит полного представления об арсенале отца Якова, если не обратить внимание на концовку «Предупреждения»:

P.S. В оправдание г-на Берковича мне сообщили, что он пытается справиться с тем неприятным для него фактом, что некогда он был не иудеем и не евреев, а русским православным интеллигентом. Но, во-первых, я не вижу ничего травмирующего в этом факте, во-вторых, психотерапию надо осуществлять за свой счёт, а не за чужой.

Мне уже приходилось писать об этом приеме сетевой шпаны, непревзойденным мастером-пакостником здесь является Михаэль Дорфман. Вот короткая самоцитата[7]:

«Упорство Дорфмана, запускающего эту новую утку, понятно. Здесь он пытается бросить тень именно на редактора изданий по еврейской тематике. Если бы я редактировал женский журнал, он бы написал, что я гомосексуалист, а для редактора «Веселых картинок» нашлось бы обвинение в педофилии. Подлый человек и методы для  борьбы выбирает низкие, и утки запускает дохленькие и гаденькие».

Яков Гаврилович, повторяя утку Дорфмана, не настолько наивен, чтобы не понимать, что он снова врет. Такова уж, видно, профессия и концессия нашего героя, что для него цель оправдывает любые средства, в том числе, ложь и клевету. К сожалению, сетевая шпана не сильно меняется, даже надев новенькую рясу.

Горячий характер вечно бунтующего отца Якова я знал и раньше, но не думал, что он так легко опустится до откровенной низости. Оставляя надежду на то, что сделано это от неразумения, поставлю перед Яковом Гавриловичем зеркало. Вот текст, который мог бы закончить эту статью, если бы я действовал по рецептам Дорфмана-Кротова:

PS. В оправдание г-на Кротова мне сообщили, что он пытается справиться с тем неприятным для него фактом, что он педераст (в хорошем смысле этого слова). Я не вижу ничего травмирующего в этом факте, если г-н Кротов не опустится до растления несовершеннолетних своих прихожан. Ибо психотерапию надо осуществлять за свой счет, а не за чужой.

Но я не буду заканчивать на грустной ноте. Отец Яков горяч, но отходчив. Уже через день после взрыва страстей он гораздо спокойней рассуждал о вечно мучающих его евреях, о проклятом еврейском вопросе, который Кротов обречен обсуждать, будучи накрепко повязанным с несчастным «крохотным сообществом».

«Скучная тема - этот еврейский вопрос, признаться. И с каждым годом всё скучнее... Потому что евреи всё серьёзнее и серьёзнее... Хочется как Раневской вздохнуть: "Как я стар, я ещё помню весёлых евреев!" Вон, даже Губермана давеча по телевизору показывали - какой-то смурной и серьёзный... »

Могу Вас немного успокоить, Яков! Я знаю одного веселого еврея, грешащего, правда, многословием, но выдающего иногда истинные перлы, обхохочетесь. Вот, например, как он предупреждает теперь всех, кто читает его рассылку:

«Материалы рассылки не подлежат тиражированию, цитированию и использованию без разрешения автора».

Узнаете? Правда, раньше другой остроумец сказал немного короче: «Перед прочтением сжечь!».

Желаю Вам, дорогой Яков, побольше улыбаться и, сохраняя свою молодую горячность, не потерять душевного спокойствия и душевного благородства. Все же путь шпаны – не для Вас!

  

Приложение. Чтобы у Читателя не сложилось превратного представления об исключительной жестокости российского правосудия в отношении высказываний в интернете, приведу короткую заметку, опубликованную на сайте «Вебпланета». 

Уэльский Савва Терентьев отделался штрафом

В Уэльсе объявился свой Савва Терентьев, однако судебная система Великобритании не требует лингвистических экспертиз, да и рассматривает дела куда быстрее. Местный блоггер был оштрафован на 150 фунтов за то, что оставил в своем блоге угрожающее сообщение стражу порядка, пишет The Register.

24-летний Гевин Брент (Gavin Brent) из Фолливэлла, Флэнтшир, был признан виновным, согласно "Закону о телекоммуникациях" и обязан выплатить штраф, а также 364 фунта судебных издержек. Сам парень утверждает, что не планировал делать свою запись оскорбительной, а просто использовал свой блог для того, чтобы "выпустить пар".


            Примечания

[1] БЕРКОВИЧ И ДЫНИН: ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Г-н Беркович, проживающий в Германии, опубликовал на своём сайте (как он мне сообщил) статью г-на Дынина, проживающего в США, в которой ведётся полемика с моими высказываниями по еврейскому вопросу. При этом я свои высказывания на сайт на постоянное хранение не помещал, из архива рассылки он стёрт. Ранее, когда ко мне обратился г-н Беркович с просьбой прокомментировать текст г-на Дынина, я сказал, что мой текст был черновым и полемизировать с ним поэтому недопустимо. Соответственно, читать текст г-на Дынина я не стал.

Я первый раз столкнулся с таким неприкрытым нарушением воли автора. По моему разумению, если текст, который вызвал недовольство, изъят из обращения, то никакой полемики с ним быть не может, и недовольный может рассматривать это как свой триумф. Г-н Беркович подчёркивает, что "идеи" сохранились - так что мешает полемизировать с идеями, не цитируя меня? Что заставляет гг. Берковича и Дынина действовать столь странным образом, не представляю, а предупредить крохотное сообщество, интересующееся "еврейским вопросом" о недопустимом поведении этих господ, считаю разумным.

На своём сайте Беркович предупреждает, что копирование текстов без согласия авторов запрещено - но мой текст он поместил на своём сайте вопреки прямому моему запрету.

Вопрос о нравственности г-на Берковича для меня вполне разъяснился после того, как он позволил себе опубликовать цитаты из моих частных к нему писем. Более того, он цитировал их избирательно. Например, он процитировал фразу Ивана Грозного ("мне с тобою лаяться бесчестье"), но не процитировал моего личного комментария к этому фразе - что я считаю себя не Иваном Грозным, а именно пылью, слишком ничтожной, чтобы со мною полемизировали настоящие литераторы.

Беркович заявил, что цитирует не частные письма, а "письма в редакцию". Но я получил на свой частный и-мейл письма лично от г-на Берковича (не за подписью "от имени редакции"), я ответил ему частным порядком. Что ж, Берковича можно понять - попав в неприятную ситуацию, он не может из неё выпутаться без лжи (либо признав свою неправоту, на что он, видимо, неспособен).

Люди действительно делятся прежде всего не на евреев и не евреев, а на порядочных и не очень порядочных. Вот это гг. Беркович и Дынин могут цитировать и с этим полемизировать, сколько им угодно.

P.S. В оправдание г-на Берковича мне сообщили, что он пытается справиться с тем неприятным для него фактом, что некогда он был не иудеем и не евреев, а русским православным интеллигентом. Но, во-первых, я не вижу ничего травмирующего в этом факте, во-вторых, психотерапию надо осуществлять за свой счёт, а не за чужой.

 

[4] Запись в ЖЖ Кротова от 15 мая 2008 года.

[5] Эта запись находится сейчас в архиве гостевой книги за май.

[6] Цитата из ЖЖ Якова Кротова

[7] Из статьи «Зависть сетевой шпаны, или О преимуществах честной журналистики», «Заметки по еврейской истории», № 4, 2006.

 
E ia?aeo no?aieou E iaeaaeaie? iiia?a

Всего понравилось:0
Всего посещений: 323




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer6/Berkovich1.php - to PDF file

Комментарии: