©"Заметки по еврейской истории"
Май 2008 года

Борис Дынин


Патология в межрелигиозном разговоре

 

Приложение: О межрелигиозном диалоге и интеллектуальной ответственности

 

 

В 2006 и 2007 гг. издательство Гешарим (Мосты культуры) опубликовало мои переводы двух книг: «Рабби беседует с Иисусом» Джейкоба Ньюснера и «Достоинство различия» Джонатана Сакса. Первая книга раскрывает противоречие между Торой (= иудаизмом) и ее «исполнением» Иисусом (= христианством). Вторая книга раскрывает пути к решению проблем современного мира в свете традиций иудаизма (= Торы). Обе книги демонстрируют возможность утверждать позиции одной религии с уважением к другим, возможность вести честный и взаимно-уважительный межрелигиозный разговор. Такое встречается не часто в наколенной тысячелетними разногласиями религиозной атмосфере 21 века.

Одним из камней преткновения к взаимно-уважительному разговору между христианами и евреями (да и между самими евреями сегодня) остается утверждение иудаизма об избранности семьи Авраама и Сары, связанное с признанием принадлежности к избранию (= обетованию) по рождению от матери еврейки (= по плоти или, другими словами, по крови).  В течение долгих веков, когда серьезный межрелигиозный разговор был невозможен, этот камень преткновенья оброс неисчислимым количеством шаблонов, нелепых  суждений о Торе, об иудаизме, о евреях, об Израиле. Но раньше религиозная вражда не была чревата столь разрушительными последствиями, как сегодня. Каждая серьезная и честная попытка преодолеть ложные представления о той или иной вере (в данном случае об иудаизме) должна быть высоко оценена. Будучи убежден в этом, я перевел другую книгу Ньюснера: «Дети по плоти, дети по обетованию. Рабби беседует с апостолом Павлом» (см. приложение к настоящей статье - ред.).

В настоящее время христиане и евреи России озабочены не столько межрелигиозным диалогом, сколько строительством своих общин, и публикация беседы рабби с апостолом не представляется издательствам коммерчески выгодной. Поэтому я решил поместить перевод в интернет.  Одновременно я искал русскоязычный сайт с библиотекой и предложил перевод о. Якову Кротову. Он создал  обширную и разностороннюю  библиотеку из текстов близких ему по духу и далеких. Книга о взаимоотношении этноса и религии, казалось мне, вполне принадлежит  такой библиотеке. Я убежден, что беседа рабби с апостолом Павлом  позволит евреям глубже осознать проблемы своего самосознания в его секулярном и религиозном измерениях, и, вместе с тем, может дать русским читателям пищу для размышлений о связи православия с народностью. О. Яков ответил мне, что  с удовольствием поместит текст у себя на сайте (см. http://www.krotov.info/lib_sec/14_n/neu/sner_0.htm).

Через несколько дней его удовольствие выразилось в сопоставлении позиции Ньюснера с позицией Гитлера (см. http://groups.google.ru/group/Russian-Rassylka-Krotova/browse_thread/thread/e4f24f2edcf19df3# - 4 апреля 2008 г.- см. прим. ред.*)). Реакция о. Якова была вызвана утверждением Ньюснера: «Согласно иудаизму быть рожденным по обетованию значит быть  также рожденным по плоти и наоборот». Я не пишу рецензию на «Беседу рабби с апостолом Павлом» и не анализирую мотивы о. Якова. Однако его филиппика появилась в результате моего контакта с ним, и поэтому я считаю своим долгом ответить. Мой ответ будет длиннее «рецензии», но он обращен, прежде всего, к читателям. Я хочу побудить их обратиться к самому тексту беседы.

В начале воображаемой беседы с апостолом Павлом рабби пишет: «Религия, принадлежность к которой даруется при рождении, противопоставляется религии, в которую входят посредством обращения или крещения... Таково основание для характеристики иудаизма как этнической религии и христианства как универсальной. В этой книге я ставлю под вопрос убеждение, что доминирующий в истории иудаизма раввинский иудаизм, сформировавшийся еще в античности, представляет собой этническую религию. Я покажу, что в противоположность распространенным взглядам иудаизм определяет принадлежность к общине верующих – Израилю, святому народу – в терминах одновременно теологических и универсальных». (Выделено мною. Я не привожу ссылки на страницы электронного текста, так как они могут меняться при копировании. Цитируемые слова можно найти электронным поиском.)

О. Яков открывает свою филиппику с описания трудностей, с которыми столкнулся Гитлер при законодательном определении еврея на основе представлений о расе, народе, крови, генеалогии («плоти»),  сформулированных им  в «Моей борьбе». Действительно, Гитлер «определил» еврея, но без каких-либо затруднений. «Само существование евреев построено на той большой лжи, будто евреи представляют собою не расу, а только религиозную общину» (гл. X); «Длительно жить среди других народов евреи могут лишь до тех пор, пока им удается создавать представление, будто евреи не особый народ, а только особая "религиозная община"» (гл. XI) и  т. п. Он не мучился по этому поводу, как пишет о. Яков. Для Гитлера "еврей нанес две раны человечеству: обрезание на теле и совесть на сознании» (из «Застольных бесед»), – что уж тут мучиться? Однако когда Гитлер получил власть воплотить свое мировоззрение в политических законах, он,  естественно, столкнулся  с трудностями: генеалогическими, а не логическими (сколько еврейских предков определяют «еврея» и пр.) Ему не надо было заимствовать ничего у Ньюснера, по совету о. Якова, чтобы разжечь Холокост.

«Лучше было бы (! – БД), наверное, если бы Гитлер принял точку зрения
современных фанатиков иудаизма» - пишет о. Яков. И к этим фанатикам он причисляет  Джейкоба Ньюснера! Достаточно познакомиться с кратким описанием биографии, трудов, общественной, педагогической и академической деятельности профессора рабби Нюснера на Википедии (http://en.wikipedia.org/wiki/Jacob_Neusner – о. Яков знает английский), чтобы убедиться в нелепости характеристики Ньюснера как религиозного фундаменталиста. Десяток академий и университетов Америки и Европы присудили ему почетные звания, и он остается единственным ученым, кто избирался и в National Endowment for the Humanities и в National Endowment for the Arts. Его взгляды подвергались критике, но никто еще не находил у него религиозный фанатизм. Я рекомендую о. Якову на время оставить ослепляющий его интеллектуальную чуткость антииудаизм, перечитать «Беседу» и прочитать, например, книгу «Общая почва: Священник и рабби читают Писания вместе», Андрю Грили и Дж. Ньюснера (Common Ground: A Priest and a Rabbi Read Scripture Together by Andrew M. Greeley and Jacob Neusner, 1966) или познакомиться с трудами организованной Ньюснером конференции «Терпимость в мировых религиях», Бард Колледж, 2007. Возможно, эти материалы недоступны о. Якову, но я знаю, что ему доступен текст перевода «Рабби беседует с Иисусом». Там рабби пишет: «Настоящая элита нашей веры, учителя Торы (сегодня и женщины!) проводят долгие часы, споря о формулировках Торы, как они записаны в Мишне и Талмуде». Быть верным своей вере не  значит быть фундаменталистом по странному употреблению этого термина о. Яковом. О «Беседе рабби с Иисусом» один из участников форума диакона Кураева сказал: «Очень спокойная попытка диалога с христианами. (Книга понравилась)». Другой среагировал: «Не читал, да и не буду. Скорее всего нужно ответить на вопрос - какова цель сего перла? Если это рабби, то цель антихристианская, так и что тут обсуждать». Лучше было бы, наверное, если бы о. Яков заранее решил не читать Ньюснера. Но поскольку он решил объяснить своим читателям «цель сего перла», то продолжим обсуждение.

Квалификацию Нюснера как «фанатика иудаизма», о. Яков подтверждает следующим образом: «Например, раввин Джейкоб Ньюснер отказывал в праве называться евреями тем, у кого сколько угодно еврейских предков, но кто в субботу не слушает в синагоге Писание и не видит в этом особой необходимости. Он писал: "Я определяю этнос как группу людей, принадлежность к которой осознается индивидами через генеалогию и территорию, язык и культуру. ... Согласно этому определению Израиль в принципе не является ни этносом, ни суммой индивидуальных израильтян с этническим самосознанием. Израиль - это мировая империя, израильтяне - ее граждане, единые в своем гражданстве. Поэтому Израиль противопоставляется империям, а не этническим группам. Наши мудрецы видели в Израиле общину, уникальную по формам своего образования, единственную в своем роде и несравнимую ни с каким другим социальным образованием. Когда они противопоставляют Израиль другим социальным общинам, они противопоставляют его недифференцированной массе «народов» вообще или четырем империям: Персии, Мидии, Греции и Риму, в ряду которых Израиль будет пятой и последней"».

Уже замечание о «праве на еврейство» и то, какой цитатой подкрепляется это замечание, обнаруживает интеллектуальную глухоту о. Яков к голосам беседы. Ньюснер не отказывает в праве называться евреями тем из них, кто не следует Торе, неоднократно напоминая читателю, что «дети еврейских матерей принадлежат Израилю по рождению». «Беседа» разворачивается вокруг вопроса: «Является ли иудаизм этнической религией, и если нет, то, как понимать вопрос о плоти, крови, генеалогии, семье, народе в иудаизме?». Вопрос же о вхождении в Израиль решается учением Торы об Израиле как о «семье», которая знает блудных сыновей так же как и церковь. 

«Я пишу об Израиле иудаизма, то есть об Израиле, о котором говорят израильские Писания («Ветхий Завет» у христиан) и труды наших мудрецов благословенной памяти». Этим определяется важность и смысл  диалога с христианством, «принявшим за факт, что религия Торы является этнической религией», и «с евреями, живущими вне Израиля, с теми, кто, возможно, и не убежден в существовании Бога, но убежден в том, что евреи являются избранным народом в земном этническом смысле». Ньюснер не отказывает секулярным евреям в праве знать себя евреями. Он критикует тех из них, кто, оставаясь членами одной большой еврейской семьи,  «помнят, что являются особым народом, но забыли почему». В конце книги он воспроизводит свое письмо группе шведских евреев, забывших наставления Торы,  но помнящих себя особым народом. И рабби напоминает им, именно как евреям, учение Торы о прощении. Удивительно, как о. Яков не слышит ясную формулировку вопроса: «Мы являемся евреями в силу  иудаизма, что означает, что мы верим и действуем в ответ на божьи установления,  данные нам  в Торе. Если вы не разделяете с нами эту предпосылку, вы, конечно, свободны формулировать свои задачи в терминах другой религии (как о. Яков – Б.Д.) или какого-либо секулярного мировоззрения (как те евреи, за которых обиделся о. Яков – Б.Д.) , но тогда вы не должны ссылаться на моральный авторитет Торы, которая определяет нас, по слову Бога, святым Израилем». (Выделено мною). Рабби не отказывает им в еврействе, иначе он не учил  бы их Торе.

Ньюснер знает, с каким читателем он может встретиться и предупреждает: «Одно слово может представлять две разные сущности. Политический Израиль, означающий государство Израиль, и религиозный Израиль, означающий святой божий народ, детей Израиля, о которых говорят Писания, должны не отождествляться, но различаться между собой. В беседе с Павлом я говорю только о святом Израиле и о религии (иудаизме), которая определяет этот Израиль. Вся дискуссия об иудаизме  как этнической религии относится к иудаизму, как он воспринимается в диаспоре или Галуте (Изгнании). Картина того же самого иудаизма в государстве Израиль  разворачивается на существенно ином фоне, и дискуссия об этносе и религии здесь требует иного подхода (если категория «этническая религия» вообще имеет смысл)». Картина более сложная, чем видится о. Якову.

Здесь я должен сделать короткое замечание о формировании системного религиозного сознания, как оно характеризуется Ньюснером. Он постоянно подчеркивает метафорический характер категорий «семья», «народ», «плоть» и т.д. в теологии иудаизма. Здесь не имеются в виду метафоры типа: «один день для Бога, то же, что сто миллионов для нас». Это метафоры религиозного осознания сверхъестественных, трансцендентальных феноменов. Оно выражает себя в словах обыденного языка и  этим путем формирует мировоззрение религиозной общины и ее образ жизни. Ньюснер пишет: «Обращение к генеалогии представляет собой ступень в осмыслении Израиля как совершенно особого социума посредством метафор. Этническая метафора семьи претерпевает радикальную трансформацию, и «семья» становится теологическим определением  статуса израильтян. Сказанное означает следующее: генеалогия, к которой приобщается новообращенный член Израиля, является не естественной, но мифической генеалогией, и условия трансформации «чужого» в «своего» здесь столь же сверхъестественны,  как и в случае обращения язычника к Христу по теологии Павла». В другом месте: «Израиль в иудаизме, подобно церкви или мистическому телу Христа в христианстве, формирует метафору, отражающую будни религиозной общины и позволяющую понять, как Бог разрешает проблемы человеческого существования».

Как приобщаются к телу Христа? Через крещение святой водой. Химический анализ святой воды из купели не даст ничего более чем Н2О (плюс минеральные примеси). Имеют ли христиане в виду земную воду, когда говорят о святой воде? Конечно, нет. Сущность святой воды раскрывается системой метафор христианства. Так же обстоит дело с метафорами иудаизма, включая метафору «семьи» и связанных  с нею метафор «плоти», «крови», «вхождения в Израиль по рождению от матери еврейки», «превращения язычников, христиан и т. д. в  полнокровных членов Израиля через обращение к Торе» и т.д. Это полнокровие не сводимо к генам, так же как и святая вода не сводима к Н2О. Вопрос о генеалогии семьи Израиля оказывается теологическим вопросом о формировании и смысле метафоры «семьи» в иудаизме. «Генеалогия здесь служит средством построения теологической системы, и ее также нельзя трактовать в буквальном мирском (генетическом) смысле, как и христианское учение о  воплощении церковью мистического тела Христа. Данные метафоры просто теряют смысл, когда абстрагируются от своего трансцендентального контекста. Иудаизм является этнической религией не в большей степени, чем христианство”.

Мы можем говорить не о метафорах, но о символах, образах, знаках и т.п. – смысл вопроса от этого не меняется. Ответ не него дается не словарными определениями, а изучением религии как «целостной композиции трех элементов: (1) мировоззрения, (2) пути жизни и (3)  концепции о социальной общине, реализующей систему в жизни». В нашем случае необходимо знание иудаизма, то есть Двойной Торы, Письменной и Устной (Писаний, Мишны, Талмуда, Мидрашей, ответов раввинов на конкретные проблемы жизни евреев); необходимо знание жизни еврейских общин и путей воплощения в них Торы. Этого знания нет у о. Якова, хотя он и постоянно позволяет себе судить об иудаизме и раввинах. Здесь нет места останавливаться дольше на природе религиозного сознания (я отсылаю читателя к тексту самой «Беседы»). Сказанного достаточно, чтобы оценить интеллектуальную бесцеремонность о. Якова, когда он выступает от имени иудаизма. Вот тому пример.

Ньюснер пишет: согласно Торе «Израиль в принципе не является ни этносом, ни суммой индивидуальных израильтян с этническим самосознанием. Израиль - это мировая империя, израильтяне - ее граждане, единые в своем гражданстве... Когда они (мудрецы Торы – Б.Д.) противопоставляют Израиль другим социальным общинам, они противопоставляют его недифференцированной массе «народов» вообще или четырем империям: Персии, Мидии, Греции и Риму, в ряду которых Израиль будет пятой и последней"“.

На это о. Яков отвечает: «В сущности, Израиль при этом становится не империей, а Церковью в её христианском понимании - точнее, наверное, нужно сказать, в её       "католическом" понимании. Наднациональная религиозная организация.  Точнее даже, это не вообще "католичество", а очень реакционное и фундаменталистское католичество, для которого "либеральный иудаизм" - вообще не иудаизм”.

Странным образом о. Яков не замечает, что определение Израиля при помощи метафоры «империя» принадлежит не Ньюснеру, но классическим нормативным текстам Устной Торы. Поправка: «Израиль при этом становится не империей, а Церковью в её христианском понимании» обнаруживают непонимание документально-исторического подхода к вопросу «Беседы». Если бы мудрецы Торы выражались лучше по о. Якову, они были бы не мудрецами Торы,  а его прихожанами. Когда Ньюснер характеризует Святой Израиль в метафорах современной теологии, Израиль, действительно, сравнивается им с церковью: «Израиль в иудаизме, подобно церкви или мистическому телу Христа в христианстве, формирует метафору, отражающую будни религиозной общины и позволяющую понять, как Бог разрешает проблемы человеческого существования”. Более того: «Сравнение двух сверхъестественных организмов: церкви и Израиля, полностью оправдано и соответствует теме моей беседы с Павлом, потому что каждый из них характеризуют себя в «плотской» метафоре «семьи»“.

Как будто это то что, советует о. Яков. Однако нет! Он подменяет метафору мудрецов Торы «наднациональной религиозной организацией» наподобие «реакционному католичеству» (дальше он соединит Ньюснера с реакционными православием и протестантизмом). Но удивительно, как он обратил утверждение: «Иудаизм, будучи особой религией особой группы людей, трансформирует их этническую общность (и различия) в единую религиозную общину, равно охватывающую еврея и грека, мужчину и женщину, свободного и раба”  в политическое определение Израиля как наднациональной организации. Интересно, как о. Яков проинтерпретирует слова апостола Павла – основы понимания христианами кафолической природы церкви:  «Где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос”? (Кол. 3:11) Впрочем, не мне обсуждать взаимоотношения о. Якова с христианскими вероисповеданиями и церквями и понимание христианства им самим.

О. Яков претендует на право представлять некий истинный иудаизм и, не обращаясь ни к нормативным текстам иудаизма, ни к его живой практике, провозглашает: «Ньюснер сконструировал  иудаизм заново». От имени не известно какого иудаизма он продолжает:  «Обличения Ньюснера абсолютно повторяют обличения христианских фундаменталистов: "Религия, которая провозглашает Ле хаим - за жизнь, агитирует за право на аборты и на медицинские эксперименты с эмбрионами в прямом противоречии с Торой...» Раввины обсуждают разные интерпретации Торы по таким вопросам и не всегда согласны между собой в выводах. Утверждение о. Якова, что интерпретация Торы, не согласующаяся с его особым христианским мнением, есть конструирование нового реакционного иудаизма, проявляет интеллектуальную бесцеремонность в религиозном разговоре.

О. Яков пишет, что согласно Ньюснеру: «Человек любой национальности может стать евреем, и любой еврей перестаёт быть евреем, если перестает веровать в Бога Израиля». Выделенные мною слова обнаруживают напряженность религиозной ситуации самого о. Якова. Будучи евреем по матери (и значит евреем, хотя и блудным, по Торе и для Ньюснера), он активно борется с антисемитизмом, но вместе с тем  и с иудаизмом, возможно, ради оправдания своей веры. При этом он критикует и многие установившиеся формы христианства. Такое  напряжение религиозного сознания ведет к его политизации. Насколько о. Яков чуток к политическим проблемам России (что видно из его почти ежедневных комментарий на сайте: http://www.krotov.info/index.htm), настолько он глух к голосам в межрелигиозном разговоре с иудаизмом (не мне судить о его восприимчивости к голосам внутри Церкви).

Я позволю себе привести еще одну длинную цитату из филиппики о. Якова. «Однако, как и все фундаменталисты, Ньюснер не в силах быть последовательным (а не фундаменталисты? – Б.Д.). Последовательность привела бы его к иудаизму типа "нью-эйдж", "Розы мира", антропософии или теософии. (А они последовательны? – Б.Д.) Он же не может отказаться от прошлого, хотя это прошлое по определению – этнично. (Анализ нормативных документов иудаизма, показывает, что это не так. Но христианское представление об иудаизме для о. Якова более адекватно иудаизму, чем  документы самого иудаизма! – Б.Д.) В результате в его концепции остаётся то же самое противоречие, которое так беспокоило нацистов - дух оказывается увязан с кровью. "Израиль иудаизма (не просто еврейский Израиль) находит свое определение не внутри каких-либо географических границ, но на пути, открытом Богом всему человечеству на горе Синай, - на пути, отрытом всем народам, хотя и принятым только одним народом". Вот эти последние слова - "только одним народом" - портят всю музыку. Итак, немец, принимающий иудаизм, переходит из немецкого народа в еврейский?»

 Генетически обусловленная, биологическая, расовая кровь для  о. Якова оказалась таким же фетишем, как и для Гитлера. Этим и объясняется его глухота к голосу рабби. Согласен ли он, христианин, со словами другого апостола: «Человекам это невозможно, но не Богу, ибо всё возможно Богу», тем более Богу, сотворившему плоть и владеющего ею? Каким образом о. Яков, пишущий почти ежедневно по вопросам религии, не видит трансцендентального измерения в категориях и метафорах религиозного сознания, для меня остается тайной. Все искажения мыслей рабби связаны с этой интеллектуальной слепотой.  Не сводится ли вера о. Якова к моральным и политическим поучениям?

Повторяю, Ньюснер не отказывает секулярным и крещеным евреям в еврействе, но раскрывает учение Торы как универсальной, не этнической, религии. Еврей, отказывающийся от Торы, выходит из трансцендентального этноса, каким является Святой Израиль, и вынужден осознавать себя членом только этнической группы в земном смысле (если сможет определить ее границы). Но евреи, и все другие, кто не верит в Бога Израиля, не имеют оснований трактовать иудаизм как этническую религию. В этом пафос беседы  рабби с апостолом Павлом. Ньюснер демонстрирует, как «фабрикуется иудаизм, противоречащий учению наших мудрецов». Можно подвергнуть анализу адекватность результатов прочтения Ньюснером нормативных документов Иудаизма (естественно, при помощи их иного прочтения). Можно подвергнуть анализу метафорическую (в смысле «Беседы») трактовку категорий иудаизма и христианства. Можно подвергнуть   анализу сравнения иудаизма с христианством в «Беседе». Можно подчеркнуть, что эмпирическая история евреев постоянно оказывается  проблемой для самоопределения Святого Израиля (что ясно раскрывается в «Беседе», чье слово не должно восприниматься последним). Но нельзя христианскому религиозному писателю, претендующему на свободу от церковных шаблонов,  вступать в серьезный межрелигиозный разговор с шаблонным отношением к иудаизму.

Броские фразы о. Якова, я уверен, воспримутся читателями, уже предубежденными против иудаизма, как адекватная оценка позиции рабби. Поэтому я разъясню еще раз аргумент от «плоти». О. Яков цитирует Ньюснера: "Конечно, дети еврейских матерей принадлежат Израилю по рождению, а не по ритуалу обращения", - и продолжает: «в той фразе "конечно" есть смертельный приговор попытке сконструировать Израиль, в котором еврей, не посещающий синагоги или одобряющий однополые союзы, теряет право называться евреем». Однако признание принадлежности к Израилю по рождению не превращает иудаизм в этническую религию (главный вопрос «Беседы»). «Быть рожденным от еврейской матери» означает быть рожденным в семью Израиля, что дает возможность неверующему еврею вернуться к Торе без обряда обращения. Возможно, таков план Бога сохранять Свой Израиль и посредством духа и посредством плоти. Так что неверующий еврей не теряет права называться евреем,  и ни под какой смертельный приговор не подводят Ньюснера его слова. Самой плоти, сотворенной Богом,  присуще трансцендентальное измерение.  Думает ли о. Яков, что Бог отвергает всякую связь плоти и духа, и только по ошибке не ограничился творением одних духов?  (Сам о. Яков не прочь поговорить о чуде веры, и его рассуждения также нередко метафоричны – см. http://groups.google.ru/group/Russian-Rassylka-Krotova/browse_thread/thread/96f495ba8554625b и другие страницы о вере на его сайте).

О. Яков следующим образом заканчивает свою оценку позиции рабби: «Искать тут логики не следует - это абсолютно иррациональная, алогичная, шизоидная концепция, пытающаяся и кровное родство сохранить, и Дух Божий приобрести. Не только Гитлер умел мыслить иррационально...» Чтобы избежать «шизоидности» и оказаться выше Гитлера, о. Якову остается один путь, – свести «еврея» к духу. Он усмотрел непоследовательность Ньюснера в признании  еврея религиозным существом (по обетованию)  и в одновременном признании человека евреем в силу факта рождения от еврейки (по плоти). Но о. Яков может  быть последовательным, как и Гитлер, только на идеологическом уровне, в противоречии с реальностью и  с тем, что думают сами евреи о себе. Для него: «Если человек родился от еврейки, но не верует, он не имеет отношения к Богу, Аврааму, Моисею, хоть трижды его обрезай. Если человек потерял веру – он не еврей. Еврей – тот, кто разделяет веру Авраама. Я – еврей. Неверующий евреем быть не может». (Из письма ко мне по поводу «Беседы»). Я предоставляю психиатрам судить о компетентности о. Якова в вопросах шизофрении. Гитлер отказывал евреям быть религиозной общиной. О. Яков отказывает  им быть народом. Гитлер столкнулся с трудностями при наложении своего чисто «плотского» определения еврея к эмпирической реальности Израиля. О. Яков стоит перед трудностью наложить свое чисто «духовное» определение еврея на трансцендентальную реальность Израиля, ибо не всякий верующий есть еврей, и «еврейство» верующего связано с его «плотью» Целостное духовное и одновременно плотское существование Израиля не поддается логике ни Гитлера, ни о. Якова. Плотское и духовное, земное и трансцендентальное измерения существования Израиля неразделимы, и, несмотря на то, что это представляется идеологам всех лагерей недопустимым противоречием, оно продолжается.

Я надеюсь, что мой ответ о. Якову побудит читателя самому прочитать «Беседу рабби с апостолом Павлом». Один мой добрый знакомый, крестившийся еврей, отказывается от религиозных разговоров с евреями, будучи убежден, что такие разговоры  бессмысленны. С его точки зрения нормой здесь является препирательство, а взаимопонимание (не означающее взаимосогласие) исключением, то есть патологией. Я думаю, наоборот. Впрочем, мой знакомый, возможно, прав, – он психиатр.

апрель 2008 г.

*) Примечание редакции. После опубликования этой статьи Яков Кротов удалил со своего сайта текст своего сообщения от 4 апреля 2008 года (согласно письму Я.Кротова в редакцию от 14 мая 2008 года). Тем не менее, этот текст, на который ссылается автор статьи, был разослан почти полтысячи подписчиков на новости сайта Кротова и был скопирован на многие страницы в интернете, например, в гостевую "Заметок" - сообщение - Friday, April 04, 2008 at 04:10:44 (EDT) . Для удобства читателя он приведен в виде отдельного файла.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 948




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer5/Dynin1.php - to PDF file

Комментарии: