Marjasin1
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Гостевая Форумы Киоск Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Март 2008 года

Илья Марьясин


Вторая голгофа Лазаря Мироновича Марьясина
и борзописцы из газеты «Жизнь»

 

  О первой  голгофе моего отца Лазаря Мироновича Марьясина   написано  много. В частности  -   в статье  «Трагедия отцов» в №73 «Заметок». В дополнение стоит привести важнейший документ «синедриона», решивший судьбу  этого человека.:

Совершенно секретно 1-я КАТЕГОРИЯ
СПИСОК ЛИЦ, ПОДЛЕЖАЩИХ СУДУ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА СОЮЗА
С.С.Р.
27 февраля 1937 года
АП РФ, оп.24, дело 409, лист 5

СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ  

СПИСОК ЛИЦ, ПОДЛЕЖАЩИХ СУДУ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА СОЮЗА С.С.Р.
19 марта 1937 года

За:  Сталин, Молотов, Каганович, Микоян, Ворошилов

АПРФ, оп.24, дело 409, лист 30

№60 МАРЬЯСИН Лазарь Миронович

 

В течение  34-36 гг. он работал начальником строительства Уралвагонзавода в Нижнем Тагиле. В это время  там же работал Ш.С.Окуджава (вначале парторгом ЦК на Комбинате, а затем и секретарем Нижнее-Тагильского горкома партии).  Об их совместной плодотворной работе написано тоже немало. Они были энергичными, преданными делу людьми. Постоянно помогали друг другу. Это особенно ценил понимающий толк в людях  и курирующий гигантскую стройку Серго Орджоникидзе. Он неоднократно бывал  на УВЗ, выступал на партийных активах, встречался с  людьми ( с большой группой пионеров у него в салон-вагоне побывал и я).

    Все коренным образом изменилось с началом  страшного периода сталинского террора. Со временем Н-Тагил превратился в «город- репрессированных.» Гребли всех за любые выдуманные большие и малые преступления. Такая судьба не могла не коснуться руководства  Комбината. Здесь следует сделать небольшое отступление. Как писал сам Б.Окуджава в свих ранних рассказах, вся его семья была очень довольна переездом  из Тбилиси в Н-Тагил. У его отца сложились очень неблагоприятные отношения с Л.Берия, который в то время входил в фавор. Назначение в Н-Тагил Ш.Окуджава получил от самого С.Орджоникидзе, с которым был давно знаком и дружил. Пока Серго был жив, он прочно защищал Окуджава, поддерживал как  его самого, так и активное сотрудничество  с начальником стройки Л.М.Марьясиным и другими ведущими инженерами и строителями, которых было на Комбинате много. Но Серго закончил жизнь самоубийством, не выдержав своих конфликтов со Сталиным. Берия, набирал силу и сделал все, чтобы отомстить своему заклятому врагу, много знавшему о его кавказских делах. На Окуджаву начали сильно давить за то, что он не борется с « вредителями-троцкистами», во главе которых стоял матерый  «шпион» Л.Марьясин. Есть масса документов из Н-Тагильской хронки тех лет, где показано, как  на различных митингах, собраниях, партактивах Окуджава клеймил своего прежнего соратника и друга. Я прекрасно помню, как был подавлен тогда отец, как в доме стоял страх приближающего ареста. Он состоялся в декабре 1936 г. во время пребывания отца вместе с мамой в Сочи. Наивная мама, считая это недоразумением, дала телеграмму в Москву Серго. Как не странно, получила ответную телеграмму, что будет немедленно принята по приезде в Москву в Кремле. Ей был выписан пропуск, и встреча состоялась. Серго был подавлен. Он откровенно сказал маме «Забирают лучших людей, а я сделать ничего не могу». Через  несколько месяцев его не стало. Великолепно помню, как вместе с мамой простоял огромную очередь в Колонный зал, где стоял гроб с телом Серго. Народ его знал, уважал и верил тому, что с ним случился сердечный приступ (такова была официальная версия причины смерти). Где-то прочел, что  перед смертью сказал Кобе «Ты билять, я тебя ненавижу».

 В это время в Н-Тагиле начались повальные аресты. Ш.Окуджава прожил нормальной жизнью еще 3 месяца после ареста отца.  После того, как в мои руки попали «Дела» Окуджавы (в 1996 г.), а затем и Марьясина ( в 2001 г), выяснилось, что происходило на следствиях , допросах и очных ставках. Здесь приведу выдержку из письма ко мне Булата  о своем пребывании в Н-Тагиле. «Дорогой Алик! (август 1994 г) ….Недавно побывал с выступлениями в Свердловске и Н-Тагиле.  В Свердловске меня повели в гос.архив и показали «Дело» моего отца с подробными стенограммами допросов и очных ставок.. Времени не было читать, но они сделают ксероксы и пришлют. Было горько, особенно, когда я узнал, что отца приговорили к расстрелу 4 августа (1937 г) и расстреляли тоже четвертого августа. Я спросил, какое нынче число, и архивистка сказала, что четвертое августа! Представляешь!... Обнимаю тебя.   Булат. Он пообещал прислать это пресловутое «Дело» и мне. Выполнил свое обещание и теперь оно лежит в книжном шкафу вместе с «Делом» моего собственного отца, полученного из архива г.Екатеринбурга большими трудами и деньгами. По материалам этих пресловутых  «Дел»  я написал большую статью в журнале «Урал»  №3 2007 г. В этой статье  писал, что как честный и откровенный человек Булат признался мне при нашей встрече в Тель- Авиве в 1995 г. «Знаешь ли ты, что мой отец не мало содействовал аресту и гибели твоего отца?» Для меня это тогда уже не было новостью. Я поблагодарил Булата за такое чистосердечное признание.  Этому признанию есть также документальное подтверждение. На одном из допросов (стр.7 «Дела») Шалико заявил следователю, что сделал в жизни 2 главные ошибки. Одна из них было то, что он во время не разоблачил злостного троцкиста и вредителя Марьясина. Были названы также и другие имена, например М.А.Тамаркина – ближайшего друга и ученика отца, который не выдержав непрерывных  допросов , требовавших ложных признаний про отца, бросился на шины высокого напряжения и сгорел за секунду. Молодой жене Ксане не дали даже возможности похоронить его по-человечески.  Кстати, это именно тот инженер, роль  которого сыграл С.Юрский в фильме по роману В.Катаева «Время вперед».

Никто в мире не может бросить камень в огород  людей, которые под страшными пытками и издевательствами от рук сталинских опричников делали  «чистосердечные признания». Грош им цена. В особенности после 70 страшных незабываемых лет, когда все «участники событий»  давно реабилитированы, когда некоторым из них установлены памятники (руководители УВЗ Марьясин, Окуджава и Павлоцкий), когда повсеместно отмечается  «День политзаключенного 30 октября ежегодно, когда усатый изверг назван врагом человечества.

Однако, как это не странно, «курилка еще жив». В конце октября  борзописцы из  нескольких центральных газет: московской «Жизнь», киевской  «Украинский Криминал» и из израильского новостного информационного сайта «Курсор»,  поведали, что в расстреле Ш.Окуджава виноват Лазарь Марьясин, который, якобы, оклеветал Окуджава. Ниже приводится выдержка из этой статьи.

 

Тайна расcтрела Окуджавы.

ФСБ рассекретила дело отца великого барда

 

ФСБ рассекретила дело отца знаменитого поэта Булата Окуджавы – он был расстрелян в 1937 году как враг народа. Журналисты «Жизни» первыми заглянули в папку, в которой хранилась тайна его гибели.  37-й год не обошел стороной и семью Окуджавы. Сначала были арестованы все родственники Шалвы Степановича, а вскоре пришел и его черед. 18 февраля 1937-го его забрали. Первый допрос состоялся второго марта уже в Свердловске. Официальное обвинение звучало так: «Состоял активным участником контрреволюционной троцкистско-зиновьевской организации и проводил контрреволюционную троцкистскую работу». Далее обвинения сыпались одно за другим – шпион, диверсант, террорист. Следователи пытались связать дело Окуджавы с убийством ближайшего соратника Сталина Сергея Кирова.

       Дело отца знаменитого барда было секретным 70

Окуджаву оклеветал арестованный до него начальник Уралвагонстроя Лазарь Марьясин. В августе 1934 года, по показаниям Марьясина, он и Окуджава во время приезда наркома тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе на Уралвагонстрой пытались организовать на него покушение. На вагон Орджоникидзе, поставленный в один из тупиков, был пущен товарный состав с целью разбить вагон и убить наркома. Однако теракт не был совершен по независящим от них причинам. Не имеет смысл  разбирать абсурдость сказанного в этом пресловутом «Деле». Зачем надо было Марьясину привлекать секретаря горкома к покушению на Оржоникидзе. В его подчинении было достаточно железнодорожников.  Идиотские,  высосанные из пальца факты,  легли в основу обвинения обоих.  Остановмся на другом. Кому  понадобилось и для каких целей была организована эта публикация. Естественно, упоминание  в этом деле, хотя и косвенно,  сына «оклеветанного Ш.Окуджава  -  знаменитого барда,  придавало статье особый интерес. Никто не сумеет пройти мимо  сенсации, связанной  с именем Булата. Кого интересует тот факт, что при этом оклеветан честнейший, умнейший человек, трудами которого вырос огромный танковый арсенал страны! Вообще стоит задуматься над моральным обликом авторов этой публикации. Что для них День политзаключенного? Знают ли они вообще о том, что происходило в годы сталинского террора? Это жалкие щелкоперы, «манкурты» (по Айтматовской терминологии»).

В заключение следует заметить, что борзописцы из этой пресловутой газеты почему-то не заметили  одной важнейшей «мелочи». А именно,  к концу  «Дела» Окуджавы подшито специальное  Постановление Прокуратуры и Верховного Суда СССР, в котором ясно сказано, том, что «Дела» были фактически фальсифицированы, а  следователи, проводившие следственные мероприятия,  были арестованы и посажены «за  фальсификацию фактов, аресты невинных людей и  создание фиктивных  контрреволюционных организаций». В постановлении  отмечено также, что  факты вредительства  на УВЗ не были обнаружены. После таких документов «Дела» фактически перестали существовать!   Помимо сказанного и Окуджава и Марьясин были посмертно реабилитированы по стандартной причине «За отсутствием состава преступления».   Чего стоят после этого  нашумевшие  «Дела»?.  В частности, в  указанном постановлении   специально упомянут некто следователь Дашевский,  который  был главной фигурой в деле отца. Он вел все допросы и подписал так называемое «Обвинительное заключение».

Вот таким образом мой дорогой отец  Лазарь Миронович  Марьясин  вторично взошел на голгофу с помощью  борзописцев из газеты  «Жизнь». Спрашивается,  соответствует ли название этой газеты  ее содержанию?

Хотелось бы привести несколько выдержек из книг, характеризующих деловые качества Л.М.Марьясина  Из книги В.И.Машковцева «История Магнитки» 1999 г.

« В 1930 году — Магнитка. Это уже большая школа. Валериус и  Марьясин стали главными строителями всех крупных объектов у горы Магнитной. Это были две родные души — ироничные, мыслящие по тому времени весьма свободно и критически. Американец Джон Скотт отметил в своей книжке «За Уралом», что Марьясин высказывался частенько антисоветски... Возможно, такое и бывало в кулуарах, доверительных разговорах. Яков Семенович Гугель — первый директор ММК, хотя он таковым не числился, отзывался о Марьясине и  Валериусе не только уважительно, но и восторженно:  — Они удивительные организаторы, умеют делать что-то из ничего!  И нарком Серго Орджоникидзе не выпускал их из поля зрения. Серго первым увидел, что они выросли до уровня геркулесов. И Магнитка — школа всесоюзных кадров — могла обойтись уже и без них. Нарком направил Валериуса в Златоуст, Марьясина — в Тагил, а Гугеля — в Днепропетровск. Авраамий Павлович Завенягин (В последствии Зам пред.совета министров СССР) Магнитку воздвигли, в сущности, три богатыря: Гугель, Марьясин и Валериус.(Заметим  - все 3 –евреи).

 

А вот, что было написано из УВЗ для рассылки в редакции средств массовой информации, опубликовавших пасквиль на Л.М.Марьясина. 

В Редакцию газет  "Жизнь", "Жизнь за неделю"  125212 Москва ул.Выборгская 16 ,  Москва а/я50.  факс: 4955102981, тел: 495 5102981(88)

Уважаемый редактор!

На страницах Вашей газеты в октябре-ноябре 2007 была напечатана статья под броским названием "КГБ рассекретило причины смерти отца Булата Окуджавы". В ней Вы обвиняете начальника Уралвагонстроя Лазаря Мироновича Марьясина в аресте и расстреле в марте 1938 года Шалвы Степановича Окуджавы. Мы были поражены, с какой лёгкостью Вы выдвинули столь тяжелое обвинение. В короткой газетной статье вряд ли возможно объективно изложить всю историческую правду о сфабрикованном НКВД в конце 1936-1937 гг. деле "О деятельности диверсионной троцкистской организации на Уралвагонстрое, Уралвагонзаводе". В течение двух лет по этому делу в Нижнем Тагиле было арестовано около 2 тысяч человек, в том числе руководители стройки и завода. 1 апреля 1937 года начальник треста Уралвагонстрой Лазарь Миронович Марьясин был приговорен к высшей мере наказания - расстрелу. Заседание длилось 20 минут. Приговор был исполнен в тот же день. После ареста Марьясина Л.М. на Уралвагонзаводе работало три московских комиссии, искавшие следы вредительства Марьясина и других работников стройки. Ни одна из них найти этих фактов не сумела! И.П. Павлуновский - председатель первой такой комиссии был потом расстрелян, о чем писал А. Солженицын в романе "Архипелаг ГУЛАГ". Просчеты в проекте будущего предприятия, нехватку в финансировании строительства гигантского предприятия с передовыми для СССР того времени вагоностроительными технологиями, отсутствие квалифицированной рабочей силы, повлекшие за собой трудности в освоении производства на еще недостроенном Уралвагонзаводе  руководство ЦК ВКП (б) и правительство списало на руководителей и рабочих Уралвагонстроя. Кроме того, в трагической судьбе Шалвы Степановича Окуджавы сыграла немаловажную роль его партийная деятельность в Закавказье, где он в последнее время перед отъездом в Нижний Тагил работал секретарём Тифлисского ГК ВКП (б), а также прямые родственные связи с братьями-троцкистами. Один из них - Михаил Степанович 1903 г.р. до 1923 года был секретарем ЦК КП(б) Грузии. Оба были репрессированы. По свидетельству  жены А.С. Налбандян Шалва Окуджава выступал против избрания Берии первым секретарем Закавказского краевого комитета партии. В одном из доносов на Окуджаву 1-му секретарю обкома партии И.Д. Кабакову (кстати, тоже расстрелянному в 1937 году) коммунистом из Нижнего Тагила сообщалось "Будучи в отпуске в августе месяце этого года (1935) в г. Сухуми, я … обратился с просьбой в Культпроп обкома партии Абхазии. … Зав. Культпропом мне сообщил, что они хорошо знают т. Окуджава, как бывшего оппозиционера на Кавказе, и что, наверное, его брат был вожаком антипартийных группировок и борьбы против партии…".

 

Илья Марьясин и Булат Окуджава
в Тель-авивском  отеле в 1995 г. во время  пребывания  Булата  в Израиле

 

Булат Шалвович никогда не обвинял соратников своего отца в его гибели, хотя  ознакомился со всеми материалами дела в Государственном архиве административных органов Свердловской области. Более того, он поддерживал дружеские отношения с сыном Л.М. Марьясина и другими  друзьями детства - сыновьями хозяйственных и партийных руководителей Уралвагонстроя.

В последнем письме в Нижний Тагил  28 марта 1997 года своему другу детства Юрию Михайловичу Чевардину Булат Шалвович писал: "Совсем недавно побывал в Израиле с концертами. И вот в перерыве одного из концертов за кулисы пришёл высокий старик, и я его сразу узнал. Это был Алик Марьясин - сын начальника строительства Вагонки, с которым мы по-детски дружили. Представляешь? Мы там сердечно общались, и конечно, без слёз не обошлось. Вот такие, брат, дела".

 Вашей статьей Вы нанесли оскорбление не только памяти человека, сыгравшего немаловажную роль в создании крупнейшего в мире машиностроительного комплекса, каковым является ныне Уралвагонзавод, но и его потомкам.

    В качестве извинения просим напечатать в Вашей газете это письмо.

 С уважением,  Начальник управления информации, член Союза журналистов  России   Р.Г. Минеев

 

 А вот письмо, полученное из редакции альманаха «Голос надежды (о Б.Окуджаве).

 Уважаемый Илья Лазаревич!  Понимаю ту боль, которую принесла Вам скандальная публикация газеты "Жизнь" с обвинениями в адрес Вашего отца. К сожалению, это беда всей российской журналистики, в которую идут недоученные мальчики и девочки с поверхностными знаниями об истории страны. Но благодаря таким скандалам и живут подобные газеты. Примите мои соболезнования. Андрей Крылов, гл. редактор альманаха "Голос надежды".

Думаю, что дело, на самом деле, куда серьезнее, чем пишет А.Крылов. Отсутствие опыта у молодых корреспондентов не главная причина. Дело в деградации средств массовой информации России наших дней, образовании желтой прессы, не гнушающейся  любой непроверенной и ложной информацией для  клеветы на  заслуженных людей во имя увеличения тиражей и приобретения сомнительной популярности путем  выискивания «жареных» фактов. А главное  - пренебрежение ролью людей, строивших новое государство и его экономику. Плевали они на память о  миллионах  ни за что  загубленных  усатым параноиком, жизней. Некоторые из них  продолжают чтить его как успешного хозяйственника.


   


    
         
___Реклама___