Grajfer1
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Гостевая Форумы Киоск Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Март 2008 года

Элла Грайфер


Февральские тезисы


 

Недавно в руки мне попало изложение доклада одного католического священника, давнего энтузиаста иудеохристианского диалога, о причинах Холокоста. Основной упор он делал на то, что Гитлер причину «расслабленности», «размягченности» немецкого, да и вообще европейского общества видел в христианстве, которое, в свою очередь, являлось для него проводником злостного еврейского влияния. А потому, во имя спасения европейской цивилизации, христианство надо было ликвидировать, а евреев уничтожить.

Возражений у меня не возникло, зато появились идеи уточнения и продолжения его линии вплоть до наших дней.

1)   Идея о вредном влиянии христианства на европейское общество, принадлежавшая, кстати, не Гитлеру, а Ницше, была, разумеется, в корне ошибочной, но… Проблема, возникновение которой они этому влиянию приписывали, существовала на самом деле. Хотя обозначить ее правильно они тоже не смогли. Это «размягчение» было всего лишь одним из многих аспектов прогрессирующего «Заката Европы», в котором сегодня сомневаться уже невозможно. Гитлер пытался остановить этот процесс, и считал, что для этого необходимо отбросить христианство. Был ли он прав? И да, и нет.

2)  Нет – потому что христианство (как, впрочем, и любая другая религия) никогда не определяет поведение народа или цивилизации в истории, а всего лишь выражает его на свойственном ей языке. В священных книгах много чего написано, всегда можно подобрать что-нибудь для подтверждения своей позиции, причем, настоящим мнением авторов текстов интересуется на самом деле не так уж много народу. Христианство Византийской Империи, Крестовых Походов или Тридцатилетней войны при всем желании «мягким» не назовешь, «размягчение» привнесено была позже в религию обществом, а не наоборот.

3)  Да – потому что гибнущее общество можно спасти переменой религии. Не потому, что прежняя была «неправильной», а потому что обновить религию – значит заново структурировать общество, воссоздать отношения между людьми. Причем «новая» религия даже не обязана быть принципиально иной. Иудаизм талмуда существенно отличается от иудаизма ТАНАХа, и вот именно это различие обеспечило продолжение традиции и спасение народа. Иное дело, что вариант, предлагавшийся Гитлером взамен христианства, оказался нежизнеспособным. Потому что…

4) Он был не религией, а идеологией, «человекобожием», по выражению Н. Бердяева. Сообщество, исповедующее идеологию, недолговечно. Главными «актерами» Второй мировой были два общества – носителя идеологии: Германия и Россия. Россия победила, и все же вскоре развалилась. Если бы победила Германия, то же самое произошло бы с ней. Гитлер этого знать не мог. Целью его было спасение не только Германии, но и всей Европы от «размягчения», т.е. гибели, посредством своей новой веры. Но евреи-то тут при чем? Имело ли хоть какой-нибудь смысл припутывать их к этим проблемам? И да, и нет.

5)  Нет – потому что не только приписывание «размягчения» общества христианству – чистые выдумки, но и еврейское влияние в самом христианстве (поскольку вообще существовало!) причиной этого быть никак не могло. Самый первый упрек, брошенный христианами евреям, было вот именно их «ожесточение»: «народ жестковыйный», отвергнувший супергуманиста Иисуса и замкнувшийся в себе, противопоставляя себя всему человечеству. Интересно также отметить, что сегодняшние наследники Гитлера уже опять обвиняют нас в «жестокости» и «мстительности». На самом-то деле ни совесть, ни священная война изобретения отнюдь не еврейские, были они в мире до нас и после нас в нем останутся. Иное дело, что симптомы «заката Европы» вполне прослеживаются и на европейских евреях-ашкеназах, но заразились они определенно от народов, среди которых жили (и ассимилировались), а не наоборот. Так что исчезновение евреев, само по себе, в процессе заката ничего бы изменить не могло.

6) Да - поскольку намечалось не просто исчезновение (ну, скажем, массовое добровольное переселение в Палестину), а изгнание и уничтожение. Будут ли, нет ли в Европе евреи – роли не играло, а намечалось примирение и объединение ее народов вокруг и против как бы «общего врага» (на самом деле ЖЕРТВЫ - см. Рене Жирара). Таким образом, предполагалось заново структурировать общество и избежать «заката». Эта цель была недостижимой. Даже если бы Гитлер выиграл войну и евреев уничтожил, не протянул бы его «тысячелетний рейх» и столетия, как видим мы на примере гибели российского коммунизма. Итак, «размягчение» продолжается и создает новые проблемы.

7)  В частности, общество утратило способность защищаться от нападения извне, равно как и ассимилировать чужаков, уже находящихся на его территории. А потому в странах западной цивилизации становятся все более популярными представления, что самая благородная и возвышенная линия поведения есть абсолютный отказ от всякого насилия, готовность без сопротивления сдать свою культуру и во что угодно ассимилироваться. Зато любое насилие со стороны незападных индивидов и групп оправдывается особенностями их духовности или перенесенными унижениями. Таким образом, подчинение сильному маскируется под снисхождение к слабому и отсталому, а всякое сопротивление заранее объявляется аморальным. Уплачиваемая дань превращается в милостыню, а цензура – в уважение к чувствам униженных и оскорбленных, неотличение правды от лжи прославляется как открытость, а трусость – как терпимость. При таких обстоятельствах новая вспышка антисемитизма становится неизбежной, поскольку…

8) Никакие пропагандистские ухищрения не могут избавить Запад от подсознательного чувства унижения, недовольства… тем более важно убедить себя и других, что поддержка новых хозяев – не «осознанная необходимость», а действительно свободный нравственный выбор. И всякий, кто оказывает им сопротивление (тем более – вооруженное!) – аморальный тип. Но еще важнее – построение новой структуры общества, охватывающей как новых хозяев, так и европейцев в роли не за страх, а за совесть повинующихся подданных. А для этого нет лучше средства, чем примирение вокруг и против «общего врага». Последние полвека Европа эту роль активно навязывала Америке (не в последнюю очередь – из зависти к более удачливому конкуренту на мировом рынке). Но шансы превратить идеологическую травлю в реальную, физическую расправу в таком случае явно невелики.

9) Евреев (как общины диаспоры, так и Израиль как государство) назначить на эту должность куда сподручнее. Опасности они не представляют, соответствующая традиция имеется как в христианской, так и в мусульманской цивилизации, так что не случайно в последнее время обвинения в адрес Америки смягчаются ссылками на «произраильское лобби», а сама Америка всеми силами старается избавиться от (действительно не слишком заслуженного) имиджа друга и покровителя Израиля. И кроме того…

10)  Еврейская (в т.ч. израильская) элита совершенно ассимилирована тем же самым «размягченным» обществом. Она понимает себя как часть западного культурного пространства и потому не в состоянии противостоять напору возводимой им на нас (довольно, кстати, традиционной) клеветы. Она либо воет с волками, либо пытается оправдываться, но аргументы ее слишком завязаны на реальность, чтобы достучаться до работающих в этом случае мифологических мыслительных структур. Да и «размягченность», что свойственна ей не в меньшей мере, чем ее обвинителям, влечет ее в сторону той же самой «ненасильственной» логики. По точной формулировке профессора Шмуэля Тригано, собственное существование представляется ей неким фундаментальным нарушением прав человека. Не все, конечно, так думают, но таких, увы, весьма немало. При таком раскладе…

11)  Похоже, что новый Холокост неминуем.


   


    
         
___Реклама___