©"Заметки по еврейской истории"
Ноябрь 2008 года

Масааки Сираиси


Некролог на смерть Сугихара Юкико

Перевод с японского и комментарий Якова Зинберга

 

Комментарий переводчика

Эстафета памяти

На этот раз Сираиси Масааки решил прервать свою серийную работу на один месяц, до выхода в свет декабрьского номера, в связи с кончиной госпожи Сугихара Юкико, супруги Сугихара Тиунэ, и переслал в редакцию текст некролога, которому предшествует этот комментарий.

Сугихара Юкико – последний из остававшихся в живых свидетелей и непосредственных участников процесса выдачи евреям транзитных виз на пребывание в Японии вице-консулом Сугихара Тиунэ – скончалась в возрасте девяносто четырех лет в Йом Кипур 5769 года,8 октября 2008 года, и это только подчеркивает ее духовную связь с историей еврейского народа, к которой ее судьба также принадлежит.

Насколько позволяют судить доступные мне сведения из газетной прессы, за пределами Японии на ее смерть непосредственно откликнулись лишь, в частности, президент Литвы Валдас Адамкус, который в своем письменном обращении с соболезнованиями в адрес семьи покойной Сугихара Юкико отметил, что «японский, литовский и еврейский народы потеряли еще одного человека, внесшего существенный вклад в написание важной страницы в книге истории», и Центр Симона Визенталя, который в свое время посмертно наградил Сугихара Тиунэ «Медалью за Храбрость» и вручил ее Сугихара Юкико.[1] При этом в своем письменном обращении Центр Симона Визенталя особо отметил как личную заслугу то, что скончавшаяся Сугихара Юкико, несмотря на опасность такого шага, непосредственно содействовала выдаче транзитных виз евреям.

Кроме того, в тексте обращения Центра Симона Визенталя упоминается ее визит в Израиль, по приглашению Центра, в 1998 году, в ходе которого, находясь в Иерусалиме, она посетила ешиву «Мир», которую принято считать едва ли не единственной ешивой Европы, уцелевшей в Катастрофе, и удостоверилась в том, что в «Бейт-Мидраш» ешивы занимались тысячи студентов, в связи с чем один из раввинов ешивы сказал: «Ешива пережила нацистскую Катастрофу только благодаря смелости и благородству семьи Сугихара – и как следствие мы все сегодня здесь изучаем Тору».

В свою очередь японская пресса, как центральная, так и местная, широко откликнулась на известие о кончине Сугихара Юкико, поместив, как правило, короткие сообщения с указанием среди прочего времени и места церемонии прощания, назначенной на 9 ноября. Несколько более обстоятельный отклик разместила популярная токийская газета «Токё Синбун», напечатав в своем выпуске от 11 октября сего года небольшую статью журналиста Эномото Тэцуя, который вспоминает, что впервые встретился с покойной Сугихара Юкико в 1994 году, когда ему пришлось в составе специально сформированной группы журналистов заниматься сбором информации по поводу роли Сугихара Тиунэ в выдаче транзитных виз евреям.[2]

Собирая сведения среди спасенных евреев, в Китае и Европе беседуя с разными людьми, знавшими Сугихара Тиунэ, и в то же самое время близко познакомившись с Сугихара Юкико, журналист постепенно стал постигать значимость воспоминаний и свидетельств Юкико, которая прожила вместе с Тиунэ целых 50 лет. Энамото в своей статье писал также, что его поразило в Сугихара Юкико то, что она могла бодро рассказывать даже о самом тяжелом времени: «Я чувствовал, что она принимала как должное любого рода невзгоды и была оптимистом. Полагаю, что за решением Сугихара Тиунэ выдать визы кроется и присутствие жизнерадостной супруги».[3]

Эномото пишет, что хотя Сугихара Тиунэ принято называть «гуманистом», следует помнить о том, что в Европе он занимался разведывательной деятельностью в пользу правительства Японии. При этом японское правительство в то время не преследовало цели нанесения какого-либо ущерба в отношении евреев, и журналистская группа, к которой принадлежал Эномото, в конечном итоге пришла к тому выводу, что «визы на жизнь» явились следствием сложного переплетения «служебных обязанностей и условий жизни тех времен» со свойствами характера человека по имени Сугихара Тиунэ. Эномото полагает, что, вероятно, Сугихара «сочетал в себе рассудительность в плане самооценки и вместе с тем оценивания обстоятельств окружающих условий с пониманием, по-человечески, положения, в котором оказались беженцы».

Юкико Сугихара[4]

Именно о такого рода достижениях своего мужа многие годы и рассказывала, по мнению Эномото, Сугихара Юкико через посредство множества лекций, общественных встреч и литературных произведений, и именно наследование такого рода деятельности – правдивого повествования о Сугихара Тиунэ – журналист считает «наилучшими поминками за упокой души» Сугихара Юкико. И если Сираиси Масааки в своем некрологе говорит в этой связи об «эстафете надежды», остается, по-моему, еще и «эстафета памяти», которую также необходимо передавать. Что же касается нас, евреев, судьба которых оказалась связанной с послевоенной Японией, смерть Сугихара Юкико является невосполнимой потерей, потому что ее присутствие в этом мире, ее деятельное участие в «эстафете памяти», служило для нас тем самым связующим звеном, которое не позволяло забывать о том потоке истории, в котором мы неотъемлемая часть, и заставляло сопереживать, до слез, тот трудный бесконечный путь к спасению, который совсем недавно досталось пройти нашим многочисленным – и вместе с тем лишь очень немногим - братьям и сестрам, бежавшим от верной и мучительной смерти.

Следует отметить, что японская газетная пресса сыграла немалую роль в популяризации обширной просветительской деятельности Сугихара Юкико. Так, еще в декабре 1991 года популярная газета «Асахи», спустя пять лет после смерти Сугихара Тиунэ, сообщала своим многочисленным читателям о том, что Юкико провела год, выступая с многочисленными лекциями, разъезжая по всей стране от острова Кюсю на юге до острова Хоккайдо на севере, собираясь в будущем году посетить Литву, впервые за 52 года, где намеревались объявить об открытии «улицы Сугихара».[5] При этом общественная деятельность Сугихара Юкико за пределами Японии отличалось не меньшей интенсивностью, чем на родине, и как таковая в свою очередь заслуживает пристального рассмотрения.

Об огромной сфере влияния газетной прессы, в частности, в Японии можно судить хотя бы на основании следующих данных. Хотя будущее японских газет предрешено тем, что уже в настоящее время люди в возрасте 65 лет и старше составляют 22 процента населения страны, что является наивысшим показателем такого рода в современном мире и при этом демонстрирует тенденцию к дальнейшему росту, японцы, тем не менее, проявляют себя как наиболее активные покупатели – 624 ежедневных продаж на 1000 человек населения - газетной прессы в мире, что превышает аналогичные показатели в отношении США более чем в 20 раз. Газета «Ёмиури» с тиражом, составляющим более 10 миллионов копий, остается крупнейшей в мире ежедневной газетой, в то время как ежедневная газета «Асахи» обладает тиражом в 8 миллионов копий. Относительная стабильность текущего положения дел поддерживается среди прочего наличием таких факторов, как показатель уровня грамотности населения, составляющий 99 процентов, чрезвычайно высокий уровень доверия читателей к газетной прессе их выбора, традиционное уважение к письменному языку и чтению по сравнению с дебатами и устным словотворчеством, умышленная недостаточность электронных версий газетной прессы.[6]

Читателям предстоит узнать из некролога Сираиси еще и о том, что в конце войны по иронии судьбы Сугихара Юкико спас от неминуемой смерти молодой немецкий офицер, поплатившийся за это своей собственной жизнью. Вероятно, именно в этом причудливом жизненном опыте следует искать истоки глубокой и принципиальной ненависти, которую питала Юкико к войне и всему, что с ней связано. Принципиальность и бескомпромиссность ее ненависти к войне отразилась и в событиях апреля 2002 года, когда после вторжения израильской армии в Дженин во всем мире ширилось движение протеста в отношении военных мер правительства Ариэля Шарона. В это время Сугихара Юкико, которой тогда было 88 лет, переслала в израильское посольство в Японии, перед зданием которого в апреле прошла демонстрация протеста с участием 220 человек, письмо для передачи непосредственно в руки премьер-министра Шарона, в котором она просила Шарона подумать о том, какие чудовищные «страдания и потери порождало вторжение со стороны Израиля» и взывала к мирному решению конфликта. И добавляла: «Стоило ли моему мужу тогда выдавать визы? Может, и не стоило вовсе их выдавать...».[7]

Петлицы немецкого офицера, спасшего жизнь Юкико, которые она бережно хранила

Это событие широко освещалось в прессе за пределами Японии.[8] Тяжелое обвинение со стороны настоящего друга – того самого друга, который познается в беде и которого мы будем помнить таким, как это прозвучало из уст Сугихара Юкико 18 ноября 2000 года во время ее выступления перед школьниками начальной школы в городе Нагоя, которую в свое время закончил ее муж Сугихара Тиунэ.[9]

На вопрос о том, что она почувствовала, когда заметила собравшихся у здания консульства евреев, Юкико ответила: «Их было более ста человек. Кто-то забирался на ворота. Не было слышно, что они говорили, сначала ничего не было ясно».

- А как выглядели те пятеро человек, которых пригласили зайти в консульство?

- Лица у них были суровые. Просили выдать им визы, потому что они собирались добраться до Америки через Сибирь. Жизнь или смерть.

- Почему Тиунэ-сан решился выдать им визы?

- Увидел их печальные лица и захотел помочь, по-человечески. И он принял решение, посоветовавшись со мной. Пятилетний старший сын и трехлетний второй сын говорили: «Помоги им!»...

 

Церемония прощания с Юкико состоялась 9 ноября в Токио. Шел мелкий дождь.
 

Юкико Сугихара
 

 Тиаки Сугихара, второй сын

 

Юкико рассказывала, что маленький Тиаки тоже просил отца помочь евреям
 

Братья Сугихара: Тиаки и четвертый сын Нобуки

 

 Выступает сотрудник посольства государства Израиль. Выступавших от имени правительства Японии не было.
 

Председатель еврейской общины Японии Даниэль Турк упомянул угрозу новой Катастрофы, сославшись на Махмуда Ахмадинеджада

 

Среди прочих было оглашено обращение с соболезнованием от имени Стивена Спилберга.
Представляя место событий, с обращением выступил прибывший из Литвы
Исполнительный директор Дома Сугихара Симонас Довидавичюс (www.sugiharahouse.lt)


 

Как передать «эстафету надежды» госпожи Юкико?

8 октября единственный остававшийся в живых свидетель и участник процесса выдачи виз евреям-беженцам вице-консулом Сугихара Тиунэ – его супруга Сугихара Юкико скончалась в возрасте 94 лет, завершив свой насыщенный невзгодами жизненный путь. Для автора этих строк книга госпожи Юкико под названием «Визы на шесть тысяч жизней» явилась одновременно и открытием достижений великого человека по имени Сугихара Тиунэ, и поводом для начала исследовательской деятельности в области изучения наследия Сугихара Тиунэ: иными словами, эта книга явилась тем самым, что глубоко переменило мою жизнь. Мне довелось неоднократно встречаться с госпожой Юкико и непосредственно беседовать с ней, и я позволю себе, скорбя о потере, посвятить ее памяти этот небольшой рассказ.

18 лет тому назад я внезапно обратил внимание на книгу под названием «Визы на шесть тысяч жизней».[10] При этом я - сам не знаю почему - испытал странное ощущение, ощущение того, что «эту книгу надо обязательно прочитать», что «эту книгу ни в коем случае нельзя оставить непрочитанной», и поэтому, так или иначе, стал читать ее. До сих пор не могу объяснить, что это было за ощущение: может быть, это и было именно то, что принято называть «судьбой». Начав читать, я не мог оторваться и буквально «проглотил» эту книгу разом. Хотя я изучал историю дипломатии, о таком смелом и незаурядном дипломате, как Сугихара Тиунэ, до тех пор я совершенно ничего не знал! Мне довелось «вкусить» то, что на свете жил такой благородный человек: ощущение, потрясавшее душу.

Празднование 100-летия со дня рождения Сугихара Тиунэ в Вильнюсе в октябре 2001 г. Сугихара Юкико и президент Адамкус

Вскоре после этого я решился отправить госпоже Юкико письмо с описанием своих впечатлений от прочитанного, и между нами завязалась переписка, но повода для личной встречи долгое время все как-то не было. Но вот десять лет тому назад, в 1998 году, я услышал о том, что 17 мая в Музее филателии, который располагается неподалеку от железнодорожной станции Мэдзиро в Токио, состоится лекция госпожи Юкико, и отправился туда. Дело в том, что в то время сообщалось, что израильское правительство распорядилось выпустить почтовые марки с изображением дипломатов, спасавших евреев во время Второй мировой войны, в том числе и с изображением Сугихара Тиунэ, и именно поэтому госпоже Юкико довелось выступать с лекцией в Музее филателии.

В тот день на меня произвело неизгладимое впечатление то, что прослушать лекцию госпожи Юкико специально приехала и одна уже весьма пожилая женщина, причем добравшись до Токио с юга Японии – из префектуры Кумамото, которая находится примерно на расстоянии в 900 километров от столицы. Она рассказывала, что была потрясена содержанием книги госпожи Юкико и, решив хотя бы один раз в жизни увидеть ее, отправилась в Токио с помощью своих внуков. Обменявшись рукопожатием с госпожой Юкико, от избытка чувств она расплакалась, а я вновь воочию убедился в том, что книга госпожи Юкико обладала силой до такой степени волновать.

После завершения лекции я подошел к госпоже Юкико и представился, а в ответ она тепло улыбалась. И то, что она тогда выразила свою поддержку в отношении изучения наследия Сугихара Тиунэ на основе документов, хранящихся в МИДе Японии, явилось для меня в плане последовавшей за тем исследовательской работы огромным подспорьем.

Что качается собственно лекции госпожи Юкико, следует отметить, что хотя я уже знал историю спасения в целом из книги «Визы на шесть тысяч жизней», все же, услышав тот же рассказ непосредственно из уст автора, я не мог не испытать заново могущественного воздействия подлинно пережитого, в особенности ее кропотливого повествования о том, как после долгих колебаний по поводу выдачи транзитных виз на пребывание в Японии беженцам-евреям Сугихара в конце концов принял личное решение раздавать визы. Кстати, в ходе второй половины лекции госпожа Юкико – об этом она писала и в своей книге – рассказала о том, как в конце войны, в тот период времени, когда Сугихара служил в представительстве Японии в Румынии, ей довелось одной отправиться из района эвакуации в Бухарест, чтобы забрать забытые там необходимые вещи, и неожиданно оказаться в вихре военных действий. Ей пришлось вместе с немецкими солдатами примерно целую неделю пробиваться сквозь дым сражений между немецкими и советскими войсками, и она рассказала о том, как один молодой немецкий офицер накрыл ее своим телом и таким образом спас от смерти, когда взорвалась советская бомба. И за это он поплатился своей собственной жизнью! Конечно же, этот эпизод не мог не взволновать, но поскольку он не имел непосредственного отношения к спасению евреев, автору этих строк было тогда непонятно, почему госпожа Юкико изволила рассказать об этом в ходе ограниченной во времени лекции.

Однако когда впоследствии в 2000 году мне довелось прочитать эксклюзивное интервью с госпожой Юкико под названием «Спасший мне жизнь немецкий офицер», которое было опубликовано в особом выпуске журнала «Рэкиси Кайдо» («Большая дорога истории»), посвящавшемся Сугихара Тиунэ, я наконец-то понял подлинный смысл того рассказа госпожи Юкико. Поведав сначала в ходе интервью об обстоятельствах, связанных с выдачей транзитных виз в Каунасе, госпожа Юкико затем откровенно рассказала о том, что чувствовала «неприязнь к немцам, которые распоряжались судьбами евреев», но при этом, оказавшись в вихре боев в Румынии, была спасена от смерти немецким офицером, который за это поплатился своей собственной жизнью, и без обиняков призналась: «Хотя я и не любила немцев, истреблявших евреев, мне довелось осознать то, что истинный облик человека, – иной. Я подлинно ощутила то, что в теле человека, в каждом, течет теплая кровь». И еще вот что: «Трагедии порождаются войной. Война – это когда обычно вполне хорошие люди принимаются убивать друг друга: жалкое и безумное дело. Но когда даже и в этой суматохе закипает стремление помочь при виде людей страдающих, людей слабых, - это тоже человеческое. Хочется, чтобы молодые люди, которым предстоит нести ответственность за будущее, никогда не забывали о теплоте крови человеческого тела и твердо усвоили бы то, что доходить до войн – ни за что нельзя». Хотя бы только потому, что это было сказано человеком, который лично прошел через испытание войной, для автора этих строк эти слова оказались свинцово-тяжелыми.

Встреча с этим текстом заставила меня заново осознать наличие глубокого целевого мышления у госпожи Юкико и испытать стыд за свое недоумение по поводу причины, побудившей ее рассказать эпизод о Румынии.

Летом того же года – об этом я уже писал в своей серии статей – в городе Цуруга, в который прибывало множество беженцев-евреев, состоялась общественная встреча с госпожой Юкико, и мне поручили представить ее собравшейся публике. Когда госпожа Юкико узнала, что я был еще неженат, она сначала посоветовала мне «поскорее найти себе хорошую женщину», а затем, улыбнувшись, добавила: «Найди себе женщину, похожую на меня». В японском языке есть выражение, которое звучит так: «отямэ». В словаре его смысл определяют как «предрасположенность к шутливости», но я думаю, что его употребляют не просто в смысле чего-то «шального», но еще при этом подразумевая и ощущение «очарования»: вот именно такого рода «очаровательным» – «отямэ» – и обаятельным человеком и была госпожа Юкико.

Между прочим, когда в то время речь зашла о том, что общественность тогда была взбудоражена новостями в связи с издевательствами и в конечном итоге убийством родителями своего ребенка, лицо госпожи Юкико заметно погрустнело, и она сказала: «Дети – свои собственные или же чужие – все милые. Невозможно поверить в то, что хотя это несомненно так, находятся и такие, кто над детьми издевается». То печальное выражение ее лица до сих пор горит в подсознании автора этих строк.

Вскоре после этого я женился и, став отцом ребенка, мне кажется, начал лучше понимать «тяжесть» слов, которыми тогда изволила воспользоваться госпожа Юкико. Действительно, свой собственный ребенок – всех милее, но в то же самое время все дети – которым предстоит тащить за собой будущее – милы сердцу. И именно поэтому положить конец войнам, которые приносят несчастья детям, и построить мир на земле - это не только содержание надежд госпожи Юкико, но вместе с тем, поскольку она отправилась в лучший мир, и, вероятно, суть той самой «эстафеты», которую она передала в руки всем нам, вдохновленным ее трудом.

Получив из рук Сугихара Тиунэ транзитные визы, беженцы-евреи, пересекая Сибирь, добираясь до далекой Японии, повсюду в Японии и наконец направляясь из Японии в третьи страны, - повсюду вдоль путей своего следования оберегались доброй волей различных людей. И проступает структура, в которой участвовало множество людей, принявших «эстафету доброй воли» из рук Сугихара Тиунэ и, надежно охраняя спасавшихся бегством евреев, передававших ее далее из рук в руки.

Госпожа Юкико, раскрывая никчемную суть войны и стремясь к построению такого мира, в котором не было бы войн и дети могли бы жить, как подобает детям, несмотря на преклонный возраст, выступала с лекциями по всему миру. Исходя из того, что «эстафета», которую передал Сугихара Тиунэ, была «эстафетной доброй воли», вполне уместно назвать «эстафету», которую словесно продолжала госпожа Юкико, – «эстафетой надежды»? И эта эстафета, через посредство ее произведений и лекций, передавалась сердцам многих людей. Теперь, когда настало время провожать госпожу Юкико в лучший мир, что же именно необходимо делать, чтобы создать такое мировое сообщество, о котором от всего души мечтала госпожа Юкико: без войн, в котором дети смогут жить спокойно? Видимо, именно об этом нам следует снова задуматься.


Примечания

[1] “Adamkus Condolences Sugihara.” Lithuanian News Agency – ELTA 24 October 2008.

 “Wiesenthal Center Mourns Passing of Two Great Humanitarians.” Targeted News Service 16 October 2008.

[2] Tokyo Shinbun 11 October 2008.

[3] Сугихара Юкико обладала острым чувством юмора. Будучи поэтессой в жанре «танка», она также сочиняла и короткие стихотворения в жанре «сэнрю», одно из которых было напечатано в газете «Асахи» среди прочих «сэнрю», удостаивавшихся внимания редакции. Удовлетворительно перевести это короткое стихотворение на русский язык крайне трудно, но смысл его передать вполне возможно: «От обезьяны произошел человек, а от человека – дьявол». Asahi Shinbun 18 June 2000 

[4] Все фотографии размещаются с любезного разрешения автора Сигэру Дзюфуку. Источник: Chiune Sugihara and the Visas that Saved Lives - Over Siberia First Edition issued on July 21, 2007 Photos: Shigeru Jufuku Publishing: Sunrise Publishing Co., Ltd. Shiga, Japan

[5] Asahi Shinbun 23 December 1991.

[6] Harden, Blaine. “Japan’s Papers, Doomed but Going Strong; Loyal, Older Subscribers Allow Industry to Delay Demographic, Internet Effects.” The Washington Post 25 October 2008.

[7] Asahi Shinbun 15 August 2002.

[8] Osedo, Hiroshi. “Israel Struck by Blast from Past.” Courier-Mail 13 April 2002; Singh, Jusbant. “Protesters Denounce Israel, Blame U.S. for Failing to Secure Mideast Peace.” Associated Press Newswires 12 April 2002; “Wife of Late Japanese Diplomat Who Saved Jews Urges Israeli Withdrawal.” Associated Press Newswires 12 April 2002; “Wife of Late Japanese Diplomat Who Saved Jews Urges Israeli Withdrawal.” Dow Jones International News 12 April 2002.

[9] Asahi Shinbun 19 November 2000.

[10] Книга была впервые опубликована в 1990 году (примечание переводчика).

 
К началу страницы E iaeaaeaie? iiia?a

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1794




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer11/Zinberg1.php - to PDF file

Комментарии:

Arnold
Fair Lawn, NJ, USA - at 2011-12-15 21:43:23 EDT
Редактору

ОТВЕТ

По Вашему предложению ( в отзыве на статью Масааки Сираиси , пер.Я. Зинберга"Некролог...":

Спасибо

"Листы Сугихару" и образцы виз, будут приведены в следующей части моей статьи " Семья " (продолжение статьи: http://www.berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer6/ArLevin1.php ).Надеюсь -не позднее марта
.
Арнольд

Редактор
- at 2011-12-14 11:05:35 EDT
Arnold
fair lawn, NJ, USA - at 2011-12-14 10:57:55 EDT
Cохранился "Лист Сугихара" и несколько подлинных "виз жизни". Хотел показать, размер не позволяет.


Пришлите фото в редакцию, мы поставим на сайт в нужном размере.
Удачи!

Arnold
fair lawn, NJ, USA - at 2011-12-14 10:57:55 EDT
Cохранился "Лист Сугихара" и несколько подлинных "виз жизни". Хотел показать, размер не позволяет.
arnold
Fair Lawn, NJ, USA - at 2011-12-14 09:27:24 EDT
С большим интересом читаю Ваши переводы.
Изучаю материалы, связанные с чудесной семьёй Сугихара.
По визе Сугихара выехала в Японию сестра нашей довоенной знакомой, Мирки (фамилии не знаю).

На острове Кюрасау нашла временный приют семья моей родственницы, которая бежала из Германии в конце августа 1939г. на круизном корабле.

В некрологе фото моего родственника Д. Турка. Могу ли я использовать её в своей статье?

Спасибо

Арнольд

Arnold
Fair lawn, NJ, USA - at 2011-12-14 09:21:55 EDT
С большим интересом читаю Ваши переводы.
Изучаю материалы, связанные с чудесной семьёй Сугихара.
По визе Сугихара выехала в Японию сестра нашей довоенной знакомой, Мирка (фамилии не знаю).

На острове Кюрасау нашла временный приют семья моей родственницы, которая бежала из Германии в конце августа 1939г. на круизном корабле.

В некрологе фото моего родственника Д. Турка. Могу ли я использовать её в своей статье?

Спасибо

Арнольд