©"Заметки по еврейской истории"
Октябрь 2008 года

Ирена Владимирски


Еврейская диаспора и ее вклад в экономическое развитие Манчжурии

(90-е гг. XIX века – 30-е г. XX века)

 История еврейской диаспоры в Китае занимает центральное место в развитии Израильско-Китайского диалога, не смотря на то, что в численном отношении это была далеко не самая большая из национальных диаспор, нашедших временный приют на земле Китая. Надо заметить, что интерес и любовь взаимны – в Израиле с середины 60-х гг. создано Объединение Выходцев из Китая (Игуд Йоцей Син), которое выпускает свой бюллетень (на русском, иврите и английском языках), активно участвует во всех культурных мероприятиях, организуемых Посольством Китая в Израиле, имеет свой стипендиальный фонд, оказывающий материальную помощь студентам, интересующимся историей евреев в Китае. Объединение собирает и сохраняет по капле информацию по истории еврейской общины Китая и служит своего рода звеном, объединяющим всех евреев – выходцев из Китая вне независимости от того, в какой стране они проживают в настоящее время.

 Китайские исследователи, интересующиеся историей еврейской диаспоры в Китае, довольно своеобразно обосновывают наличие научного интереса именно к этой диаспоре: глубокое изучение истории еврейской диаспоры может помочь в объяснении феномена коммерческого успеха евреев, проживающих за пределами Израиля, выявление так называемого гена еврейского предпринимательства.

Появление первых еврейских поселенцев в Манчжурии было обусловлено толерантной политикой царского правительства в отношении переселения евреев из черты оседлости в районы, имеющие стратегическую важность для Российской империи.

 Толерантность к инородцам была поддержана на высшем государственном уровне. Министр финансов Российской империи С.Ю. Витте мечтал о полном контроле над международной торговлей в Тихоокеанских водах, а значит поселенцы, обладающие изначальным капиталом, предпринимательским талантом, знаниями и желанием, могущие расширить формальные границы Российской империи через Манчжурию с опорным стратегическом центре в Харбине, были необходимы. Именно евреи, с точки зрения Витте, были тем необходимым "социальным инструментом", который мог в полном объеме способствовать реализации этой задачи. На совещании 1903 г. по проблемам внутренней миграции в Санкт-Петербурге, Витте рекомендовал поощрять исключительное переселение торговцев, отставных солдат и будущих охранников железной дороги. Первые еврейские переселенцы прибывали из Сибири, и их совсем не пугали примитивные условия проживания и сложные климатические условия. Еврейские торговцы поставляли строительные материалы, необходимые для строительства КВЖД, а так же продовольственные и бытовые товары для строителей дороги.

 Можно утверждать, что евреи были пионерами развития лесной промышленности в Манчжурии. Леонтий Семенович Скидельский начал заниматься подрядами для Российского Военного ведомства в Приморье с начала 90-х гг. XIX века. В 1903 году он получает в разработку четыре крупные лесные концессии на Восточной линии КВЖД общей площадью в 497000 десятин. На лесных концессиях Скидельского в Манчжурии была создана сеть вывозных рельсовых путей протяженностью в 240 верст и три лесопильных завода с распиловкой в 60000 бревен ежегодно. К 1910 году Леонтий Семенович Скидельский становиться поставщиком более 80% дров, необходимых КВЖД. Лесоперерабатывающие предприятия Скидельского были зарегистрированы в Англии и даже служили стандартом Ливерпульского лесного рынка.

 В 1912 году Скидельский приобретает Чжалайнорские копи, принадлежавшие КВЖД и увеличивает их производительность в несколько десятков раз. После смерти Леонтия Скидельского в 1916 г. его сын Соломон начинает обследование Мулинского каменноугольного месторождения в Северной Манчжурии и основывает Мулинское углепромышленное товарищество (МУТ). МУТ являлось крупнейшим горнодобывающим предприятием Северной Манчжурии, которое давало работу многим десяткам российских эмигрантов.

Предприниматель Роман Кабалкин еще до того, как он решает осесть в Харбине в 1906 году, вел успешную торговлю зерном на внутреннем российском рынке. С начала XX века он начинает исследовать потенциальные возможности сельскохозяйственного рынка Манчжурии и решает поставить на промышленную основу производство сои и соевого масла. В 1909 году он регистрирует на Лондонской бирже "Акционерную Англо-Китайскую торговую кампанию" для экспорта в Европу и Британию продукции сельского хозяйства Манчжурии через КВЖД. Успехи кампании привлекали многочисленных инвесторов, как из Британии, так и из России. На маслобойном предприятии Кабалкина "Старый Харбин" были установлены новейшие машинные прессы и рафинировочные машины, позволявшие производить до 50 тонн масла в сутки. Предприятие производило не только высококачественное рафинированное соевое масло "Ацетко", но и прессованные высококалорийные соевые лепешки для кормления крупного рогатого скота. К 1914 г. продукция кампании начинает пользоваться популярностью в США. До 1923 года Роман Кабалкин принимал активное участие в работе Харбинского биржевого комитета, в 1933 году он эмигрировал в Палестину. Деятельность Романа Кабалкина в Манчжурии продолжил его сын Яков Кабалкин.

 Среди организаторов экспорта зерна из Манчжурии на европейские рынки одно из ведущих мест принадлежало братьям Соскиным. Старший из братьев, Семен Соскин, был в наказание за праздность и расточительность сослан своим отцом, Харитоном Соскиным, крупным зерноторговцем из Керчи, в Харбин в 1902 году. Уже в 1903 году Семен организовывает фирму по экспорту зерна " Соскин и Ко." и начинает покупку зерна на реке Сунгари и по линии КВЖД. Основу своего крупного состояния он делает во время Русско-Японской войны, построив для нужд русской армии три общественные бани, две мясохладобойни и мельницу. Русской армии так же требовались поставщики пшеницы, ржи, овса и бобовых. Семен Соскин берет подряд, и становиться одним из главных поставщиков этих продуктов для русской армии. Не смотря на свой относительно молодой возраст (в 1903 г. ему исполнилось 23 года) Соскин становится одним из богатейших торговцев Харбина. После Одесского погрома 1905 года к нему присоединяется остальная часть семьи – братья Исаак и Наум, которые очень быстро вовлекаются в семейный бизнес.

 В 1905 году Семен Соскин покупает первый торговый пароход "Саратов" и к 1907 году организовывает первый экспорт бобов с Сунгари в Россию и Европу. К 1924 г. частное пароходство братьев Соскиных насчитывало 4 торговых парохода и 12 барж. Экспортная кампания Соскиных продолжает наращивать товарооборот и расширять географически сферу экспорта. В 1917-1918гг. В Японию экспортируется около 10 млн. пудов хлебных грузов, открываются отделения кампании в Лондоне, Ванкувере, Дальнем (Дайрене), Владивостоке. К 1923 г. кампания экспортировала свыше 16 млн. пудов зерна, соевого масла и бобовых, что составляло около четверти годового экспорта КВЖД. Кампания Соскиных инвестировала в экономическое развитие Манчжурии более 40 млн. рублей золотом. Братья Соскины не только работали в кампании, банках, биржевом комитете Харбина, но так же и жертвовали крупные суммы денег на благотворительность. Во время кампании сбора помощи голодающим Поволжья в 1921 г. кампания Соскиных снарядила и отправила в Советскую Россию 30 вагонов зерна.

 Большую роль сыграли еврейские коммерсанты в развитии сахарной промышленности и в оптово-розничной торговле края. Лев Цыкман начинал как оптовый торговец в городах Сибири, пока не осел в Харбине и не стал совладельцем сахароперерабатывающего завода в Ашине. Завод был основан евреями-выходцами из Польши в 1907 году. В годы Первой Мировой войны (ПМВ) спрос на сахар и на муку возросли и Цыкман открывает в Манчжурии три новых сахароперерабатывающих завода, которые процветали до начала импорта тростникового сахара из Юго-Восточной Азии на Манчжурский рынок.

 До сих пор в Китае сохранена торговая марка семьи Лопато, известной своими табачными изделиями. Братья Лопато – Илья и Абрам из богатой караимской семьи изучила все тонкости табачного дела и технологию производства табачных изделий на торговых предприятиях И.И. Ферика в Москве. В 1904 году Илья Лопато переезжает в Харбин и открывает набольшую фабрику по производству табачных изделий. В 1907 году вместе с братом Абрамом он организовывает табачную кампанию "Торговый дом Лопато и сыновья". Впоследствии кампания была зарегистрирована на Лондонской бирже под названием "Великобританское Акционерное общество А. Лопато и Сыновья ". Кампания имела правление в Шанхае, где так же была открыта большая табачная фабрика.

В 1919 году братьями Лопато было организовано одно из крупнейших табачных предприятий Манчжурии в Мукдене – Союзная Табачная Кампания. Сырьем для производства табачных изделий служил китайский табак, который выращивался в районах Нингуда (Нинань), недалеко от озера Цзинбоху и в течении реки Муданьцзян и Лалинхэ в Учане. Здесь закупались огромные партии табачного листа, главным образом для производства папирос и мундштуков, производство которых превышало 50,000 блоков в год (в одном блоке было 50,000 штук). Ассортимент фабрики был обширен и разнообразен, особой популярностью пользовались марки "Байли", "Табак", " Красавица", " Любимые", " Золотые Часы", "Золотой Крест", "Рыбка". В 1930 г. братья Лопато эмигрировали во Францию.

Евреи оставили свой след и в развитии пушной и кожевенной промышленности. В обширных лесных массивах Манчжурии водились тигры, медведи, белки, норки, куницы, бобры. Основной отраслью местных китайских крестьян и монгольских кочевников было животноводство, разводили стада овец, крупного рогатого скота, лошадей и пони. Харбин был одним из основных центров торговли кожами и мехами на севере Манчжурии, Шеньян был таким же центром на юге. Ежегодно в декабре месяце в этих городах проводились крупные ярмарки, на которых торговцы кожами и мехами заключали крупные сделки. В числе крупных торговцев были братья Бреннер, Гольдманы, Голды, Зондовичи и Ульманы. Торговлю в особо крупных размерах вел Лев Якобсон, кампания которого имела отделения в Харбине и Тяньзине. Мелкие торговцы мехом и кожами работали в кампании "Бернштейн и сыновья", зарегистрированной в Нью-Йорке и имевшей многочисленные отделения в Китае и Японии.

 Наиболее перспективными направлениями в торговле кожами и пушниной были США (через Шанхайский порт). Падение Нью-Йоркской фондовой биржи и последовавшая за ней Великая депрессия 1929-1933 гг. Значительно подорвали стабильность рынка пушнины в Китае. Другим направлением торговли пушниной и кожами была Европа. Через КВЖД ценные грузы доставлялись на ежегодную Лейпцигскую ярмарку мехов, и оттуда распространялись по всей Европе. Американский кризис так же отразился и на объемах европейских закупок.

 В Харбине было основано два крупных еврейских банка: Дальневосточный еврейский коммерческий банк (основан в 1922 г.) и Еврейский Народный банк (основан в 1923 г.). Оба банка располагались в районе Пристань и обслуживали мелких и средних предпринимателей вне зависимости от их национальной принадлежности. Дальневосточный еврейский коммерческий банк был основан на средства крупных еврейских предпринимателей, таких как Исаак Соскин, Соломон Скидельский и Яков Кабалкин. Директором банка являлся дальневосточный золотопромышленник Яков Фризер, который определил основную цель деятельности банка как помощь в развитии и становлении еврейского бизнеса. Многие из начинающих еврейских предпринимателей обращались в банк за ссудами на развитие собственного дела. Еврейский Народный банк имел свои представительства в Берлине, Париже, Нью-Йорке, Лондоне, осуществляя операции по денежным вкладам и переводам. Период функционирования Еврейского Народного банка в Харбине был относительно продолжительным, он просуществовал дольше всех негосударственных банков – вплоть до октября 1959 г., когда по указанию Народного правительства провинции Хэйлунцзян он был преобразован в Сберегательную кассу иностранных эмигрантов при городском Народном банке Харбина.

 Представители деловых еврейских кругов так же играли видную роль на Харбинской Фондовой бирже. В 1924 году Яков Кабалкин был избран председателем Биржевого комитета. Исаак Соскин и Леонтий Скидельский были долгие годы членами биржевого правления. В 1934 г., через два года после оккупации Манчжурии Японией, деятельность биржи была приостановлена японскими оккупационными властями, а так же многие промышленные предприятия Манчжурии были отданы под контроль японских властей.

Можно утверждать, что начало оккупации Манчжурии Японией в 1932 г. стало началом заката еврейской общины Харбина и Манчжурии в целом. Еврейские предприниматели сворачивали свою деятельность поэтапно: сначала деятельность предприятий переводилась в более "благоприятные" Шанхай и Тяньзинь, а потом и вовсе в США и Гонконг. После установления Японского контроля над КВЖД и эта последняя связь с бывшей Родиной становиться недоступной.

Кафедра истории и иудаики, Педагогический колледж Ахва

 
E ia?aeo no?aieou E iaeaaeaie? iiia?a

Всего понравилось:0
Всего посещений: 998




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer10/Vladimirski1.php - to PDF file

Комментарии: