Altshuler1.htm
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Гостевая Форумы Киоск Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Февраль  2007 года

 

Борис Альтшулер, Юрий Вавилов


Открытое письмо академику И.Р. Шафаревичу


27 января 2007 г.

Математический институт им. В.А. Стеклова РАН,
119991, Москва, ул. Губкина, д. 8

 


     Уважаемый Игорь Ростиславович,

     Одно из самых страшных преступлений сталинизма - уничтожение великого русского ученого Николая Ивановича Вавилова, 120-летний юбилей которого в ноябре с.г. будет широко отмечаться в России и в других странах. Об этом преступлении написано немало, изучены архивы НКВД, изданы книги. Однако остались еще нераскрытыми некоторые мрачные страницы этой трагедии. Среди них - загадочная гибель в горах Кавказа 4 февраля 1946 года сотрудника Физического института им. П.Н. Лебедева АН СССР (ФИАНа) 27-летнего Олега Вавилова - старшего сына Николая Ивановича и брата одного из авторов этого письма (Ю.Н. Вавилова). Летом 2006 года скончалась жена Олега Лидия Васильевна Курносова, в течение 60 лет работавшая в ФИАНе, которая тогда, в 1946 году нашла тело Олега в горах через 4 месяца после его исчезновения - уникальный случай в истории альпинизма. В свидетельстве о смерти Олега, полученном тогда же Л.В. Курносовой, о причине смерти говорится: "справа в височной области рана размером с лопатку ледоруба". Есть и другие указания на то, что Олег Вавилов был убит.

     Л.В. Курносова в течение десятилетий, с 1942 года, была близким другом известного физика-атомщика Л.В. Альтшулера - отца второго автора данного письма (Б.Л. Альтшулера). Также с того же времени она была другом, а затем и коллегой по ФИАНу, академика В.Л. Гинзбурга, лауреата Нобелевской премии по физике 2003 года. В некрологе Л.В. Курносовой в "Успехах физических наук" (№ 9, т. 176, 2006) сказано, что "ее муж, Олег Вавилов, поехавший после защиты диссертации на Кавказ, погиб там при невыясненных обстоятельствах".

     Игорь Ростиславович, мы обращаемся к Вам, потому что сегодня Вы единственный человек, который может прояснить эти обстоятельства. Наш общий долг перед ушедшими и живыми, перед Историей и перед Вечностью постараться выяснить Правду о гибели Олега Вавилова. Мы обращаемся к Вам, поскольку Вы входили в состав этой группы горнолыжников, которую возглавлял профессор Мехмата МГУ В.В. Немыцкий, а Вы помогали ему в организации поездки и формировании состава группы. После возвращения группы в Москву с известием о гибели Олега Вавилова и о том, что его тело не найдено, Л.В. Курносова позвонила Вам и потом записала: "Шафаревич по приезде в Москву дал по телефону следующие показания: «Погиб на лыжах при восхождении на Семенов-Баши. Ушли вместе со Шнейдером. Погода плохая. Розыски ничего не дали. Все уехали обратно…»" (из записной книжки Л.В. Курносовой, 10.02.1946). При этом Лидия Васильевна неоднократно вспоминала, что другие члены группы говорили ей тогда, что именно Вы 4 февраля активно отговаривали и отговорили товарищей немедленно идти на поиски Олега. А ночью выпало много снега, и утром тоже решили не искать.

     Игорь Ростиславович, кто этот человек, который 4 февраля 1946 года предложил Олегу Вавилову покататься на лыжах на горе Семенов-Баши, а позже пришел с сообщением, что Олег погиб, "разбившись о скалу"? Даже инициалы Шнейдера нам сейчас неизвестны. И почему случилось так, что группа не пошла на поиски пропавшего товарища немедленно и отказалась от поисков в дальнейшем? Как такое вообще возможно в альпинизме, известном своими традициями дружбы и товарищества? Летом 1946 года, после обнаружения тела Олега этот случай разбирался в центральном совете Добровольного спортивного общества "Наука". Как вспоминает ныне здравствующая Мария Гавриловна Зайцева, научный руководитель Олега Вавилова, тогдашний заместитель директора ФИАНа и будущий академик В.И. Векслер, будучи потрясен гибелью Олега, участвовал в этом заседании ДСО "Наука" и рассказал ей: "Заседание было бурным, фигурировали фамилии Шнейдера и Шафаревича, который был одной из ведущих фигур в группе и вечером 4 февраля, по некоторым сведениям, отговорил товарищей идти на поиски Олега. На заседании члены альпинистской группы, в составе которой Олег отправился на Кавказ, были лишены права заниматься альпинизмом. Говорилось на обсуждении и о возможности убийства", - цит. по статье Я. Рокитянского "Сын гения. Олег Николаевич Вавилов (1918-1946)", "Человек", № 6 2003 г. и № 1 2004 г.

     То, что Сталин и Берия были заинтересованы в "тихом" устранении сына Н.И. Вавилова, объяснимо. Олег Вавилов первым установил точную дату смерти Николая Ивановича в саратовской тюрьме (26.01.1943) и сообщил об этом своему дяде С.И. Вавилову. Он не скрывал своих чувств по этому поводу, называл Лысенко убийцей отца. Известно как "надоели" Сталину западные ученые и политики, обеспокоенные исчезновением Николая Вавилова, ведь даже на Тегеранской конференции Черчилль спрашивал его о судьбе российского члена Королевского общества Великобритании. И новой лавины протестов Сталин, конечно, не хотел, а значит Олег Вавилов был опасен. Однако эти очевидные рассуждения не могут быть прямым доказательством того, что убийство Олега Вавилова носило заказной политический характер. Ключ к разгадке этой трагедии в одном имени - Шнейдер.

     Сразу после возвращения Вашей группы в Москву С.И. Вавилов, бывший тогда Президентом Академии Наук СССР, помог организовать поисковую экспедицию, в которую вошли опытные альпинисты А. Сидоренко, В. Тихомиров, В. Бергялло, А. Малеинов, П. Буков, М. Ануфриков, П. Захаров и др. Л.В. Курносова тоже участвовала в ней. Взяли они и Шнейдера в надежде, что тот укажет место гибели Олега. Вот как вспоминает Лидия Васильевна об этом человеке: "Поисковая группа отправилась на Кавказ 17 февраля 1946 года. Нас поселили в том же домике, где жили раньше Олег и другие члены московской группы горнолыжников. Там стояли трехъярусные деревянные нары. Я устроилась внизу. На верхнем ярусе лежал Шнейдер - грузный, высокий мужчина. Именно он пошел с Олегом на восхождение 4 февраля и должен был указать место гибели Олега. На поиски Шнейдер шел неохотно, иногда его буквально тащили. Сидоренко спрашивал его: "Где ты видел в последний раз Олега?". Тот всегда молчал. Его ругали, хватали за грудки, использовали ненормативную лексику, иногда даже рвались поколотить, обвиняя в гибели Олега. Он представлялся историком. Но все попытки выяснить на истфаке, в том числе у тогдашних студентов и аспирантов, был ли там такой аспирант, привели к отрицательному ответу" (Я. Рокитянский, там же). Эта экспедиция окончилась неудачей, и после ее возвращения в Москву начали распускаться слухи, что Олег Вавилов бежал в Турцию. Л.В. Курносова опровергла эту клевету, когда четыре месяца спустя нашла Олега в снегу на склоне горы Семенов-Баши. Какая организация занималась профессионально распространением подобных слухов догадаться не трудно. Вопрос в том был ли Шнейдер связан с органами госбезопасности. В этом плане представляет интерес информация, которую недавно, 27 ноября 2006 г., сообщил Ю.Н. Вавилову известный альпинист П.П. Захаров, который в 1946 году 12-летним мальчиком со своим отцом Павлом Филипповичем Захаровым участвовал и в первой и во второй экспедициях по поиску тела Олега Вавилова. П.П. Захаров сказал, что насколько ему известно: "Шнейдер был включен в группу в последний момент перед отъездом".

     Игорь Ростиславович, Вы помогали профессору Немыцкому в организации поездки и формировании группы. Скажите пожалуйста, кто обратился с просьбой включить в группу некоего Шнейдера? По-видимому, это был кто-то очень авторитетный, поскольку с горами не шутят и в такие поездки не берут случайных незнакомцев. Почему Вы и руководитель группы В.В. Немыцкий не смогли отказать в такой, мягко говоря, странной просьбе? И почему Вы настаивали на отказе от поисков пропавшего товарища? В то время, при сталинском режиме непререкаемым авторитетом, объясняющим многое, обладали только органы государственной безопасности, возражать которым было невозможно. Есть ли основания полагать, что просьба включить в группу Шнейдера поступила именно оттуда?

     Игорь Ростиславович, ранее Л.В. Курносова и один из авторов этого письма (Ю.Н. Вавилов) обращались к Вам с просьбой прояснить обстоятельства тех трагических событий, но Вы уклонялись от этого неприятного и до поры до времени опасного разговора. Однако всё, что связано с именем Николая Ивановича Вавилова, имеет огромное историческое и нравственное значение для России. Поэтому мы считаем это письмо открытым. Вы также вправе ответить нам публично.

     Научные сотрудники ФИАН:
     Ю.Н. Вавилов
     Б.Л. Альтшулер

     Физический институт им. П.Н. Лебедева РАН.
     119991, Москва, Ленинский пр., 53.

     Вавилов Юрий Николаевич, тел.: (495) 135-45-21/132-63-51 (раб.).
     Альтшулер Борис Львович, тел.: (495) 135-83-39 / 132-62-03 (раб.).


   


    
         
___Реклама___