Etelzon1
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Гостевая Форумы Киоск Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Ноябрь  2007 года

Михаил Этельзон


"Меня преследуют погромы"

Стихи


 

Осип Мандельштам


"Постепенно привыкаешь,
"жидочек" прячется, виден артист"

А. Блок

 

 
Приходит время для цитат,
не многоточий - жирных точек.
О да, не скиф, не азиат -
еврей, жидёночек, жидочек.
Артист проявится потом,
пока же слушать, холодея,
как иудейским нудным ртом
рифмует русскую идею.
И завывает, как раввин,
и ноет, словно слушать просит...
О да, пред музой все равны,
но перед мэтром...
под вопросом...

Приходит время катастроф
и цельных душ, и целых наций:
без инквизиторских костров
"Век-волкодав" сожрёт "Двенадцать".
И все проявятся потом -
на сцене, в зале, на галёрке,
когда раздавят сапогом
артистов, зрителей, суфлёров.
И вырубит вишнёвый сад
"поэт", рассевшийся на троне,
и время побежит назад -
в ГУЛАГ, куда ещё дорог нет...
....................................
Но деспот - скиф и азиат -
от слов его - "жидочка" -
вздрогнет...

 

 

Исход

 

                                                 дочерям


Вот и всё -
наконец-то взлетаем,
отрываясь от грешной земли;
за века не прирученной стаей
поднимается в путь птичий клин.
Всё отобрано - память и сердце,
всё оставлено - Родина, дом;
даже наше "счастливое детство"
где-то в прошлом - уже за бортом.

Вот и всё -
скоро будет граница,
раньше годы - теперь это дни;
не забудем родителей лица:
остаются в слезах и одни.
И обласкана - как только можно,
и обыскана - мог ли помочь?! -
на руках, повзрослев на таможне,
засыпает двухлетняя дочь.

Вот и всё -
под ногами, в болотах,
даже город сегодня плаксив:
из-за туч куполов позолотой
провожает - Господь вас спаси.
Знаешь, с неба "державы", "границы" -
миражи, нужно только взглянуть;
оттого ль перелётные птицы
так легко собираются в путь?

Вот и всё -
так решили мы сами,
надоело нам в пасынках быть,
от рожденья другими глазами
видеть мир, по-другому любить.
Виноваты по роду, по вере -
старый колокол снова звенит.
Сожжены миллионы евреев
точно так же - в печах - без вины.
 

Вот и всё -
никому не мешаем,
не едим чей-то хлеб, чью-то соль,
вы хотели - и мы уезжаем,
забирая с собой только боль.
Хватит ждать, что доказывать дальше?
Нас никто не спасёт от беды.
Уезжаем от злобы и фальши,
мы - евреи, но мы - не жиды!

Вот и всё -
спит Египет и слепо
отпускает бегущих рабов.
Фараоны меняют на хлеб их,
не до них - сохранить бы богов.
Тыщи лет продолжаем Исход мы,
чтоб себя как Народ сохранить.
Уходили мы из Преисподней -
улетим из постылой страны.

Вот и всё...
И волнения ропот...
Вот и Вена!
И трап подвели!
Первый шаг по свободной Европе,
и последний - с Советской земли.
Где мы будем, я точно не знаю, -
на каких говорить языках...
но проснулась и, сладко зевая,
улыбается дочь на руках...

Вот и всё...


1989, Ленинград, Вена, Рим
2002, Нью-Йорк

 

 

Заразные идеи

 

                                             З. Г. Мельник

 

Шутит история с каждым народом:
войны, победы, трофеи, триумф.
Но у победы такая природа:
часто пародией - бьют наобум -
рвутся чужие идеи на ум
и, как вино молодое, там бродят.

Рим заменил на престоле Афины:
статуи, храмы, законы - в плену.
Мифы забрали, богов-исполинов,
библиотеки и греческий ум.
Риму тогда проиграли войну,
но победили идейно – эллины.

Завоевали страну иудеев.
Кто этот ребе Иисус? - Божий сын?!
Лучше распять, на "авось" не надеясь,
только ошиблись Пилат и жрецы:
новую эру пробили часы -
Рим заражён христианской идеей.

Варвары очень не любят империй.
Рим неязычен - носитель креста,
вот и сожгли, но столетия прений
их убедили - идея проста.
Всё переняли, включая Христа, -
ярко костры по Европе горели.

Константинополь был греческо-римский
в каждой иконе, молитве, гербе.
Русы-варяги вели себя свински:
грабили, дев увозили к себе...
и заразились, отдавшись судьбе,
став православными по-византийски.

Был Бонапарт - Бонапарта разбили,
с криком победы ворвались в Париж,
там и узнали: коммуну, Бастилию,
чей император кровав и бесстыж.
Дома - "пока ты свободой горишь " -
против царя декабристы застыли.

Старые сказки для новой введение:
к самой кровавой - последней войне.
Русь победила фашистских злодеев,
радует это еврея вдвойне,
только всё чаще сомненья во мне:
не заразилась ли новой идеей?

 

 

Совет постороннего

 

Решая, как вам дальше жить
среди жиреющих империй,
с какой землёй продешевить,
в каких богов уже не верить;
каких друзей бы потерять,
каких врагов опять приблизить,
куда послать на бойню рать,
где на войну найти ленд-лизы;
какие гимны снова петь,
какие свастики напялить,
какие лозунги вопить
в патриотическом запале;
по ком в царь-колокол звонить,
какого цвета шить ливреи,
кого на трон, кого на рею, -
вы не забудьте обвинить
во всём,
заранее,
евреев.

 

 

Салотопка

 

                                        отцу


Одни хоронили мёртвых,
другие - ещё живых,
охранник снимал намордник
и вяло смотрел на них.
Бесились вокруг овчарки
от запаха и стрельбы,
потела горилка в чарках,
потели арийцев лбы.

И староста - он старался,
с рождения ведь не жид -
он тоже был высшей расой,
решая кому не жить.
И с вышки - и этот свыше -
карая за каждый шаг,
прожектором лица выжег,
прицелом на них дышал.

Стреляли, бросали в стопки,
топили, как скот, людей -
работала салотопка
у Бабченец целый день.
И дымом мои родные,
крестившиеся в огне,
кричали над Украиной
на идише: "Бога нет!"

_____________
* Салотопки - предприятия по переработке туш животных в
основном на мыло: скота, собак, кошек, птицы и любой падали.
Они стали удобным местом для массовых расстрелов местного
населения нацистами в период войны. Примером использования
салотопок органами НКВД в 1937 г. - являются расстрелы
заключённых Краслага и Енисейлага на окраинах г. Канска.

 

 

Эвакуация

 

                                                                маме


"...я ведь не помню... сначала Баку...
эвакуация, море... бомбёжка...
много остриженных - наголо, ёжиком...
взрывы... кораблик почти на боку...
...в море бросают тифозных больных,
в панике... с криком: "за борт их, за борт их!"
не разбирая, кто спящий - кто мёртвый...
не разбирая... а мы среди них...
...лишнее - за борт, иначе ко дну...
лишние мы - шестилетние дети,
сёстры, подружки... когда-то соседи...
тоже тифозные, в полубреду...
...бабушка в трюме накрыла тряпьём,
сверху - баулы, пакеты и сумки,
так и лежали, наверное, сутки...
мне рассказали об этом потом...
...нас не нашли, и кораблик доплыл.
...там - Бухара и голодные годы...
рылись в земле, собирали отходы -
ели, что было... что каждый добыл...
...в Киев уже не вернулись... зачем...
близкие в Яре, а дома - чужие..
что им докажешь - что жили?.. что живы?..
что не хватило у немцев печей?..
...лишние, как в Бухаре и Баку -
бабушка, Кларочка, Ида и Лёня..."
..............................
Мама, не плачь,.. успокойся... я понял...
я напишу,.. если только смогу...

 

 

Дело Бейлиса

 

 М. Мисонжнику *

 Вы еврей? Я - еврей.
 Вы иудей? Я - иудей.
 
(из допроса М. Бейлиса, 1911г.)


Народ обуздан и оседлан
в черте законов и границ...
Всю жизнь молись и богу сетуй,
листая жёлтые газеты,
и веру в лучшее храни.
Так хочет царь и пол-России,
вопя от водки и оков...
Нашли Иуду, огласили,
и от России пригласили
двенадцать русских мужиков.

Вот черносотенные судьи,
гербы на стенах и ковре,
не до улик им, а до сути:
страна больная на распутье,
и сам Распутин при дворе.
Дрожит великая держава
от революции шагов...
Но есть народец для расправы,
и пусть кинжал направят ржавый
двенадцать русских мужиков.

Опять свидетель присягает:
"По горлу вжик, и кровь в сосуд!
В мацу - религия такая...
Нет, сам не видел, только знаю -
они, евреи, кровь сосут!"
А зал хохочет - вот Емеля,
улыбки судей и шпиков,
смеётся даже Мендель Бейлис,
но призадуматься посмели
двенадцать русских мужиков.

Искать убийцу нет резона,
не пустишь дело на абы,
народу нужен для разгона
еврей-убийца... Быть погромам! -
и мальчик есть, вернее, - был...
По-царски осуждать не ново -
что рассуждать среди штыков! -
не привыкать потомкам Ноя...
Но произносят: " Не-ви-но-вен..."
двенадцать русских мужиков.

Оторопел судебный пристав
и, наплевав на приговор,
опять в тюрьму увозит быстро:
"Свободен?! Что-то здесь не чисто,
пусть не убийца - верно, вор!"
Свобода есть, но в Палестине,
где слышен шёпот трёх богов...
Не забывая, всё простил им
за спасших жизнь и честь России
двенадцать русских мужиков.

Три тыщи лет... в России - двести...
Бывал закат, бывал восход,
с одними врозь, с другими - вместе,
погромы, нормы, жажда мести,
и катастрофы, и исход.
Среди свидетельств и преданий
двух вер, народов и веков -
одно на русском долго ждали -
"Историю моих страданий",
в ней всю Россию оправдали
двенадцать русских мужиков.

--------------------
* Михаил Мисонжник - автор первого перевода
книги М. Бейлиса "История моих страданий"
на русский язык в 2005 г.

 

 

Хазария


Л. Гумилёву


Видишь зарево - дым и зарево:
на востоке на стоке лет
догорает твоя Хазария,
не империя - а скелет.
Не до Господа там - до Каспия:
заливает золу водой;
что заказано, то доказано -
мол, дорогой пошли не той.

Уплывают на запад викинги,
тонет тысячу лет Итиль,
море вымоет - время выкинет
не Итиль уже - а утиль.
Рады арии - нет Хазарии,
а историк не дует в ус:
"вот, соседи веками зарились,
вот, веками - один союз."

Пересыпана, перемешана,
переписана сотни раз,
не история - тьма кромешная,
а по праздникам - на показ.
От колонии до империи,
от империи до руин -
оживающая под перьями,
поражающая, как Рим.
 

 

 

Еврей

 

Во мне слились - перемешались
народы, веры и скрижали,
слова пророков и святых;
исходы, бегства, караваны,
местечки, города и страны -
тысячелетия в пути.

В моей крови давно без меры
семиты, римляне, шумеры,
арийцы, ляхи, казаки.
В моих глазах костры и печи,
в моих ушах не счесть наречий,
на языке - все языки.

По мне египетские плети
хлестали больше трёх столетий,
на мне вся тяжесть пирамид.
Плен Ассирийцев, Вавилона,
руины Храма, легионы,
расправы - каждый ген хранит.

Меня преследуют погромы,
я вечный жид, лишённый дома,
незваный гость - я в горле кость.
Я пепел войн и инквизиций,
по мне мечом прошёл Хмельницкий,
мне по ночам Освенцим снится,
я - Бабий Яр, я - Холокост.

Во мне века бушует пламя:
мне не даёт покоя память -
и жжёт, и рвётся из груди.
Не потому ли взгляд печален:
такая ноша за плечами,
такая чаша - впереди...


   


    
         
___Реклама___