Markov1
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Гостевая Форумы Киоск Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Июль  2007 года

Виктор Марков


Сословные группы евреев южнороссийской общины за чертой оседлости

 

Появление евреев на российских землях наиболее часто отмечается в истории России со времени принятия христианства. В последовавшие за этим событием годы правители русских земель, доказывая свою приверженность православию, подвергали иудеев гонениям. Они ограничивали возможности евреев селиться на территории Российского государства и препятствовали их трудовой деятельности. Тем не менее, от случая к случаю, евреи попадали на российскую территорию. Это случалось, когда евреи надолго приезжали торговать в Россию, или оказывались в плену, как это происходило во время войн с Польшей и Литвой. Они изгонялись, возвращались, поселялись заново, но постоянно работая, стремились закрепиться в России.

Евреи-ашкеназы в большом числе появились в южных регионах России в период разделов Речи Посполитой, когда российскими территориями стали польские земли, где евреи жили уже столетия на основании грамот и привилегий, выданных польскими монархами. Постепенно земли Южной России, куда помимо Кубани и Новороссии входили южные районы Украины, колонизировались евреями-выходцами из польских земель.

Возможно, что часть евреев прибыла на Кубань с казаками расформированной Запорожской Сечи. В документах Запорожской Сечи конца XVIII в. есть упоминания о евреях-казаках. Вот имена некоторых из них: Василий Перехрист – «родился от «евреина Айзика», Иван Перехрист – «взят из жидовской школы набежавшими туда запорожскими казаками», Семен Чернявский – «святое крещение восприняв, записался в казаки и на верную службу присягу принял», Степан Заведовский – «родился в турецком городе Хотине в законе еврейском», Моисей Горлинский – «вывезенный из Бахчисарая жид», Иван Ковалевский – «еврейской породы». Яков Крыжановский – «евреин» [1]. Одни из них приходили в Сечь добровольно и там оставались, других казаки похищали в малом возрасте, насильно крестили и готовили потом для военной службы. Возможно, и ремесленники-евреи, оказавшиеся в станицах, со временем оказачились или были возведены в казачье звание.

Логично предположить, что некоторые евреи, как это часто бывает в жизни, принимали православие вынужденно, вопреки своему желанию, в душе оставаясь иудеями. Возможно, именно потомки этих казаков с еврейскими корнями послужили основой для создания общин субботников и геров на Кубани в конце XIX в. Российские еврейские газеты писали об этом: «В Екатеринодаре можно увидеть в синагоге казаков, увлеченных молитвой. Они говорят по-русски, считаются коренными казаками, имеют земельные наделы и отбывают воинскую повинность. Они населяют две крупные станицы в Кубанской области, ведут себя строго религиозно и стараются поддерживать связь с еврейством» [2].

Таким образом, одной из специфических сословных групп, составляющих южно-российское еврейство, были евреи, прибывшие вместе с малороссийскими казаками и затем возведенные уже на Кубани в казачье сословие. Когда евреям-ремесленникам, при условии, что они будут заниматься собственно профессиональной деятельностью, было разрешено приписываться к городским сословиям, Войсковая канцелярия Кубанского казачьего войска сначала заявила об отсутствии таковых в собственных пределах [3]. Однако позже, по прошествии некоторого времени,  все же были опубликованы списки евреев, проживающих в Кубанском казачьем войске, которым было предложено причислиться к трем городам области – Екатеринодару, Темрюку или Ейску [4] (Анапа для евреев, проживающих в Кубанском казачьем войске, из этого списка исключалась). Мы не исключаем, что евреи, будучи причислены к городам, проживали, тем не менее, в станицах и вполне возможно оказачивались. Явный пример подобной ситуации – казачий род Моисея Гернштейна из станицы Лабинской.

Также одной из сословных групп еврейской общины следует считать евреев-колонистов земледельческих колоний Юга России и Украины. Первые еврейские земледельческие поселения на Юге России были образованы еще в 1807-1809 гг. в Херсонском и Елисаветградском уездах переселенцами из Могилевской и Черниговской губерний. Евреям были предоставлены права заселения этих земель, такие же, как и лицам других вероисповеданий (неправославным – швейцарцам, немцам, чехам). Официально сословная группа евреев-земледельцев была законодательно закреплена утвержденным императором 9 декабря 1804 г. «Положением об устройстве евреев» [5]. Однако, по словам министра внутренних дел Д.Н. Блудова в 1834 г., они мало преуспели в сельском хозяйстве. Не вдаваясь в детали, министр считал, что, уклоняясь от занятий земледелием, евреи накопили значительные недоимки в казенных податях и долгах, лежавших на них за истраченные на их поселение издержки. Близость городов благоприятствовала их «склонности к бродяжничеству», давая возможность уходить в города. Обнародованное 13 апреля 1835 г. «Положение о евреях» значительно расширило их право на земледельческую деятельность, но на предложенное правительством предложение переселиться в качестве земледельцев в Сибирь евреи колоний ответили отказом, тем более, что этот проект был отозван через несколько месяцев. Таким образом, несмотря на кажущееся желание государства решить еврейскую проблему путем создания земледельческих колоний, очевидно, что для системы управления того времени – это было непосильной задачей. Одной из причин невозможности оставаться в земледельческом сословии было мздоимство в среде чиновников, занимающихся еврейской проблемой, расхищение средств, выделяемых на обустройство колоний. Фактически, евреям-колонистам не давали полностью почувствовать себя земледельцами. В 1868 г. «ввиду неурожайности, многие евреи колоний самовольно разбрелись по разным местам… на Кавказе» [6]. Евреи выходили из земледельческого сословия и расселялись по южным окраинам России, тем более что по «Положению о евреях» 1835 г. евреям черты оседлости позволялось селиться в Кавказской губернии. Именно в это время на Кубани стали все чаще появляться евреи-ашкеназы.

Время правления Николая I было ознаменовано подчинением страны военной дисциплине. В эти годы стали создаваться кантонистские батальоны. В 1827 году появился указ Николая I о натуральной воинской повинности для евреев, которая до того заменялась денежным налогом [7]. Для евреев квота призыва составляла 10 рекрутов с тысячи мужчин ежегодно (для христиан –  7 рекрутов с одной тысячи мужчин раз в два года). Во многих батальонах быстро крестили всех подряд. Тем, кто остался иудеем, уставом разрешалось ходить в синагогу по месту службы. Если синагоги не было, то снимали особые помещения, где устраивали молельни. Солдатские синагоги существовали во многих городах вне черты оседлости (например, Солдатская синагога в Ростове-на-Дону, основанная отставными солдатами-евреями в 1862 г.) Командование разрешало кантонистам по субботам и еврейским праздникам посещать синагоги. Здесь мальчики-кантонисты встречались с взрослыми солдатами-евреями. По достижении 18 лет кантонисты переводились в регулярную армию и нередко возвращались в иудаизм. По окончании службы «николаевские солдаты» и их потомки получали право селиться вне черты оседлости и чаще всего оставались жить там, где их заставало окончание службы, или же устраивались в новообразованных населенных пунктах, создавая новые еврейские общины. Бывшие кантонисты получали пенсию – 40 рублей, что позволяло существовать их семьям и вкладывать их в развитие собственного дела (семьи Мошкович и Юхманович в г. Майкопе). Так образовывалась еще одна составляющая южно-российского еврейства. В Екатеринодаре и Майкопе категория «николаевских солдат» и их детей была значительной частью всей общины. Солдаты-евреи, отслужившие полный срок и вышедшие в отставку, тоже получали право повсеместного проживания в Российской империи.

 По закону 1865 г. евреям-ремесленникам, а также некоторым другим категориям евреев было разрешено проживание вне черты оседлости (при условии занятия своей профессией). Но в некоторых областях Российской империи право проживания евреев даже из привилегированных групп было существенно ограничено. К таким областям относились Финляндия, область Войска Донского, Кубанская и Терская области, практически вся Сибирь, Москва и Московская губерния. Люди, признанные необходимыми для городских обществ, имели возможность проживать в пределах города. Такими людьми были ювелиры, часовщики и портные – профессии, которые долго еще ассоциировались с еврейскими мастерами. Они имели право проживать с членами своих семей, в которые входили несовершеннолетние сыновья и отданные в обучение евреи из черты оседлости. Обе категории обязаны были вернуться за черту – после совершеннолетия и окончания обучения, если они не получили право на ремесленную деятельность. Однако Финансовый департамент ходатайствовал перед начальниками Кубанской и Терской областей о снятии ограничений для евреев и воспрещения им жить в городах Северо-восточного берега Черного моря и Кавказского края [8]. А позже то же учреждение Кубанского начальника просило ускорить водворение евреев в разных пунктах Кавказского края [9]. В 1866 г. по просьбе Финансового департамента евреи-ремесленники, ранее имевшие право только временного пребывания на Кавказе и в Закавказье, получили право причисляться к городским сословиям края [10]. Все евреи-ремесленники получали паспорта и билеты [11]. Большинство ремесленников (75 %) были портными, мужскими и дамскими, шапочниками, большое количество часовщиков и ювелиров – золотых и серебряных дел мастеров, были среди них стекольщики, красильщики, кожевенники, кондитеры, пивовары и кондитеры.

Особой спецификой отличалось правовое положение торговцев-евреев. В Российской империи вплоть до начала XX в. для евреев занятие торговлей вне черты оседлости, включавшей некоторые приграничные губернии и области, было сопряжено с трудностями. Дети отставных солдат, находящиеся в услужении родственников-евреев, обладающих правом проживания вне черты оседлости, обучающиеся в вузах, а также уже получившие высшее или медицинское образование, – все они различными способами покинувшие черту оседлости, получали возможность вложить хотя бы минимальный капитал в дело и, тем самым, совершить первый шаг для вхождения в купеческую гильдию. В условиях черты еврейской оседлости это было трудно сделать из-за жесткой конкуренции. В городах Юга России сделать это было проще. В 1863 г. вступило в силу «Положение о пошлинах на право торговли и других промыслов». Число купеческих гильдий сокращалось до двух, торговые патенты подразделялись на 2 разряда – гильдии. Открывать и содержать торговые и промышленные заведения можно было только после получения соответствующего свидетельства. Свидетельство 1-й гильдии давало право производить оптовую торговлю российскими и иностранными товарами на всей территории империи. Купец 2-й гильдии мог производить розничную торговлю в пределах города и уезда, к которому он был приписан. Еврейское купечество южных городов, которое частью происходило из семей отставных солдат, имело право повсеместного проживания в империи и могло вести деловые операции точно так же, как и купцы других вероисповеданий. В одно с ними купеческое свидетельство могли быть внесены их сыновья и незамужние дочери. Внуки включались в состав семьи в том случае, если их отцы также числились в семействе и не производили торговлю от своего имени. «Южные наши губернии по климату, плодородию, географическому положению…считаются самыми благоприятными для земледелия и торговли. Край этот заключает уверенность в успехах всякой промышленной предприимчивости» [12]. Финансовый департамент, желая привлечь евреев-капиталистов, добивался предоставления им права свободного проживания и торговли, надеясь что «евреи-капиталисты воспользуются промышленными выгодами» [13]. Финансовый департамент выражал надежду, что «найдутся … евреи-капиталисты, которые поселятся на Кавказе, при их торговой деятельности, будут способствовать сбыту …мануфактурных товаров» [14]. Купцы получили право производить торговлю товарами российского происхождения в Кавказском и Закавказском крае через Екатеринодар и Кизляр [15]. Финансовый департамент просил у начальства Кубанской области дать право евреям-купцам 1 и 2 гильдии свободно торговать в Кавказском и Закавказском крае [16]. Примечательно, что таким сословным группам разрешалось иметь приказчиков, конторщиков, сидельцев и домашних служителей из евреев [17]. Очевидно, что реализация этого права увеличивала еврейскую южно-российскую общину. В случае с майкопскими купцами 1 и 2 гильдии – родами Юхманович, Мошкович, Груздь, Оськиных, Фельдблат; сами главы родов, обладая купеческим свидетельством – правом проживания за чертой оседлости, предоставляли возможность членам своих семей и своим служащим такое же право. Таким образом, евреи-купцы, имевшие возможность покинуть черту оседлости, их близкие и служащие – все они составляли еще одну сословную группу еврейской южно-российской общины.

В отличие от многих народностей империи, евреи всегда стремились к образованию. В иных местах это приводило к тому, что еврейский состав высших учебных заведений достигал более  50%. Диплом университета давал в России право жительства повсюду в империи и право службы по любому ведомству. Евреи с высшим медицинским образованием (врачи и провизоры) имели право «повсеместного жительства, независимо от того, занимаются ли они своей специальностью или нет». Все окончившие высшие учебные заведения могли «заниматься торговлей и промыслами» и «причисляться к купечеству без предварительного пятилетнего пребывания в первой гильдии в черте оседлости» [18], как это требовалось от купцов. «Евреи, имеющие степень доктора медицины», могли служить по любому ведомству по всей Империи, иметь приказчика и двух слуг из единоверцев, выписывая их из «черты». Право повсеместного жительства и торговли имел и еврейский медицинский персонал без высшего образования (зубные врачи, фельдшеры, акушерки). Правда, с 1903 года поставлено было условие, чтоб они всё же непременно занимались своей специальностью. Таким образом, евреи с высшим образованием и специальностями медицинского характера, помимо личного права проживать вне черты, могли давать такое же право еще нескольким евреям.

Подведем итог. Основу южно-российской еврейской общины за чертой оседлости составляли следующие сословные группы:

– евреи казачьих станиц, к которым причислим субботников и геров;

– евреи со статусом колонистов земледельческих колоний и их потомки;

– бывшие кантонисты, отставные солдаты и их дети, получившие право повсеместного проживания в Империи;

– купцы 1-й гильдии, члены их семей и служащие;

– евреи с высшим образованием;

– ремесленники определенных специальностей;

– иудействующие.

Из этих сословных групп складывалась в целом еврейство южных регионов России.

 

Примечания

1. Кандель Ф. Очерки времен и событий. Из истории российских евреев. Т.1. Очерк 15. Иерусалим.1988. – [Электрон. ресурс]-http://www.il4u.org.il/il4u/history/kandel/1-16.html

2. Цит по: Кандель Ф. Очерки времен и событий. Из истории российских евреев. Т.1. Очерк 15. Иерусалим.1988. – [Электрон. ресурс]-http://www.il4u.org.il/il4u/history/kandel/1-16.html

3. ГАКК. Ф.456.Оп.1.Д.363.л.94.

4. ГАКК. Ф.456.Оп.1.Д.363.л.108.

5. Никитин В.H. Евреи-земледельцы. Историческое, законодательное, административное и бытовое положение колоний со времени их возникновения до наших дней. 1807-1887. СПб. 1887. – А.Б. Миндлин. Серия препринтов и репринтов: Выпуск 29. Общество «Еврейское наследие». Москва, 1997 г.

6. ГАКК. Ф.452.Оп.1. Д.547. л.1.

7. Коробков X. Еврейская рекрутчина в царствование Николая I // Еврейская старина. СПб., 1913, т. VI, С.80.

8. ГАКК. Ф.456.Оп.1.Д.363. л.1-2.

9. Там же. л.16.

10. ГАКК. Ф.456.Оп.1.Д.363. л.35.

11. Там же. л.36.

12. ГАКК. Ф.456.Оп.1.Д.363. л. 5.

13. ГАКК. Ф.456.Оп.1.Д.363. л. 7.

14. ГАКК. Ф.456.Оп.1.Д.363. л. 15.

15. ГАКК. Ф.456.Оп.1.Д.363. л. 10.

16. ГАКК. Ф.456.Оп.1.Д.363. л. 1.

17. ГАКК. Ф.456.Оп.1.Д.363. л. 9.

18. КЕЭ, том 7, кол. 278-402.

 

Россия, Майкоп

 




   


    
         
___Реклама___