Kudlach1.htm
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Отзывы Форумы Киоск Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Сентябрь  2006 года

Юрий Кудлач


Родословная



     От редакции. В августе этого года нашему автору Дмитрию Вайншельбауму исполнилось 70 лет. Редакция поздравляет Дмитрия и желает ему сохранить бодрость и творческую активность - до 120! По случаю юбилея другой наш автор Юрий Кудлач написал шутливое поздравление в форме рассказа, который мы и публикуем.

 

Дмитрий Вайншельбаум



     Это произошло в августе 15-го года от Рождества Христова на околице грузинского села Цховреба, что живописно разлеглось в самом сердце плодородной Алазанской долины.
     Вечерело. Розовоперстая Эос раскрасила небо своими нежными кистями. Солнышко последним на сегодня лучистым взглядом едва коснулось забора с развешенными на нём кальсонами. И вышел старый Илларион с солнцем проститься. Стал он на краю села, набрал полную грудь вечернего воздуха, чтобы прокричать свою благодарность земному светилу, как вдруг услышал старый Илларион скрип немазаной телеги. Выпустил он из груди заготовленный воздух, стал ждать. И дождался: из-за поворота, того самого, за которым расположился знаменитый на весь мир овраг, в котором сам Нугзари полгода назад два обола потерял; из-за этого самого поворота выехала арба. Смотрит старый Илларион на эту арбу и глазам своим не верит: такого он в жизни своей не видел. Нет, не то его удивило, что у этой арбы колёса разные и не то, что лошадь кашляет по-человечески; не то его удивило, что полна арба худых, как дочка Гиви по прозвищу "скелетина" детишек; не то его удивило, что на краю, свесив босые, покрытые мозолями ноги, сидит женщина с красными волосами. А безмерно удивил старого Иллариона человек, который лошадью правил. Человек этот был чёрен, как алазанская ночь: чёрная борода, чёрные глаза и даже лицо его было чёрным, как плодородная цховребская почва. На голове у этого человека была маленькая сванка, но только очень чёрная. А из-под неё вдоль чёрного лица струились две чёрные змеи. Хоть и не трус был старый Илларион, но сердце его дрогнуло: понял он, что сам нечистый пришёл за ним со своими присными. "Вай мэ!" крикнул он и повернулся, чтобы бежать. И убежал бы, навсегда покрыв позором свои седины. Но не успел: тот, кого он за дьявола принял, бросился к нему и стал быстро что-то говорить на непонятном наречии. Ничего не понимал Илларион. Да и не вслушивался, только вглядывался в двух змей, что из-под чёрной сванки струились. И увидел он, что это волосы диковинные. Отлегло от сердца у старого Иллариона. А мужчина продолжал говорить, показывая кривым пальцем на кучу детей в арбе, на красноволосую женщину и на свой рот. Понял тогда Илларион, что эти странные люди просто кушать хотят. И повёл он их в своё село, и принял он их так, как и положено гостеприимному грузину, и зазвучали под вечерним небом замечательные грузинские песни, и раскинули на всё село пурмарили, и танцевали до утра. И остался странный человек со змеями из-под сванки в Цховреба навсегда. Здесь выросли его дети, женились, замуж вышли, сделали его дедом. Здесь побелела его борода. А старый Илларион вошёл в историю как первый грузин, который дал пристанище евреям, изгнанным из Палестины.

     Прошло два года с этого весёлого и печального дня. И вновь на грузинскую землю пришёл народный праздник ртвели. Эх, жалко мне тех, кто не был в Грузии и не видел ртвели, праздника сбора винограда. Сначала Менахем, тот самый чёрный человек, который к тому времени уже отъелся и расцвёл, собирал виноград со всеми. И, как все, садился за общий стол и пил прекрасное грузинское манави мцване и ахашени и ел мцвадеби, которые специально для него отдельно из отборной баранины готовил кузнец Амиран. Но с тех пор, как попробовал Менахем чачу, потерял покой наш бедный еврей. Что может быть прекраснее чачи, говорил Менахем ночью, обнимая свою жену Двойру, которая для мужа снимала с себя всё, в том числе и свой красный парик. Но Менахему было не до прелестей его мозолистой жены - он думал. Он думал великую думу: как сделать так, чтобы чача была круглый год, а не только как побочное явление ртвели.

     Здесь автор вынужден сделать небольшое отступление от своего захватывающего повествования и объяснить почтеннейшей публике, что означает это магическое, это волшебное, это сладкое слово "чача". Ну а кто знает, пусть простит и не сочтёт меня высокомерным и высоколобым интеллектуалом, который с презрением и свысока смотрит на окружающих его таких симпатичных, таких интеллигентных, таких образованных и умных людей, да? Чача - это всего-навсего безобидная виноградная кожица. И всё. Однако, именно из неё получается такая вкусная, такая чистая, такая сладкая водка. И не слушайте тех, кто говорит, что это пить невозможно. Она мягкая, редко бывает крепче семидесяти пяти градусов. Ра о? Ты что? И гонят её тогда, когда виноград на вино подавят, а чача остаётся. А это возможно только тогда, когда ртвели идёт, слушай. Поняли теперь, да?
     Менахему понравилось. Менахему так понравилось, что он кушать уже не мог. Дети боялись к нему подходить, а Двойра перестала снимать на ночь парик - зачем, когда муж великую думу думает.
     Как-то раз, пробудившись ото сна, встал Менахем, решительно пошёл к старейшине деревни Цховреба и попросил для себя маленький участок земли.
     - Зачем? - спросил старейшина Сулхан, - вам евреям не разрешено заниматься сельским хозяйством.

     - Вах! - ответил Менахем, который, как все евреи был очень способным к языкам. - Вах! - повторил он и продолжал:
     - Уважаемый батоно Сулхан, кто здесь говорит про сельское хозяйство? Почаличу туда-сюда - вот всё моё сельское хозяйство. Мне нужно только один! один дерево посадить. А больше ничего не нужно.
     - И это всё? - спросил старейшина. - Шо ты тогда набиваешь мне голову со своими проблемами! На тебе участок, иди и сажай своё дерево и не морочь мне бейцем!
     Не было в селе человека, который, пообщавшись с Менахемом, его женой и постоянно орущими детьми, не заговорил бы с еврейским акцентом. Старейшина тоже не стал исключением.

     С этого дня не стало Менахема, а появился Мичурин. Круглые сутки он колдовал возле своего дерева, но прошли годы и годы, прежде чем он добился именно того результата, о котором мечтал и к которому стремился. В ту незабываемую весну дерево Менахема дало диковинные плоды: вместо груш и яблок на ветвях висела чача. Да-да, та самая чача, которая остаётся после ртвели, та самая чача, напиток из которой подвигнул Менахема на этот селекционный подвиг. С тех пор Цховреба стало самым весёлым селом во всей Грузии.
     Шли годы. Умер старый Менахем, постарели и умерли его дети, дети его детей и внуки его правнуков. И вот далёкие потомки великого Менахема, у которых вдруг зачесалось в одном месте, решили бросить родную Грузию и переехать в Европу. Немало побродив по европейским пейзажам, один из потомков, которого по чистому совпадению тоже звали Менахем, решил поселиться в Германии. Ему понравились плодородные земли рейнской области, он оценил качество винограда, растущего на пологих берегах великой европейской реки.

     Кое-как разместив семью в трактире на окраине небольшого города, пошёл Менахем в городское управление с тем, чтобы зарегистрироваться.
     - Ihr Name? Фамилия? - строго спросил его белобрысый чиновник.
     - А что это такое? - удивился Менахем.
     И вот тут выяснилось, что никакой фамилии у Менахема нет.
     - Без фамилии нельзя, - непреклонно качал головой чиновник.
     - Что же делать?! - в панике думал Менахем. - Неужели придётся пилить в Испанию?! Или, что ещё хуже - в Польшу?
     И тут белобрысый чиновник неожиданно придумал выход.
     - Вы кто по профессии? - спросил он.
     - Да собственно, никто, - холодея, ответил бедный Менахем.

     Но чиновник не отступился.
     - А предки ваши кем были, - допытывался он.
     - Да кем придётся... Подождите, - вдруг вспомнил Менахем, - мой далёкий предок вывел дерево, на котором росла виноградная кожура.
     - Дерево? - задумчиво спросил чиновник. Его вовсе не удивило, что существовало дерево, на котором росла виноградная кожура.
     - Дерево... - повторил он. - Значит так. Присваиваю вам фамилию Баум. Хотя нет, подождите. Что, вы говорите, росло на этом дереве?
     - Виноградная кожура, - в растерянности пробормотал Менахем.
     - Так, - радостно потёр руки чиновник, - виноградная кожура по-немецки "Вайншель". Значит, будет у вас фамилия Вайншельбаум.

     Вот откуда есть пошла знаменитая фамилия Вайншельбаум. Отпрысков этой фамилии кидало по всей Европе. Долгое время они прожили в России, в Москве, потом вернулись в Германию. Остались ещё неосвоенными Грузия и Израиль. Среди них были люди разных профессий, в том числе актёры, инженеры и корреспонденты. Но вот что интересно: после великого Менахема селекционеров среди них не было. И слава богу! А то они такие способные ребята - неизвестно, что бы они нам тут населекционировали.

     Ганновер
     26 августа 2006

     Приложение. Перевод некоторых грузинских слов, встречающихся в тексте:

     Цховреба - символическое название. Это слово на русский язык переводится как "жизнь". Такой деревни в Грузии никогда не было.
     Обол - двадцатикопеечная монета.
     Сванка - маленькая серая или белая войлочная шапочка, похожая на кипу. Появилась в Сванетии, а затем распространилась на всю Грузию.
     Вай мэ! - восклицание. Эмоционально схоже с русским "боже мой!". Или еврейским "вэй'з мир!".
     Пурмарили - буквально "хлеб-соль" (пури - хлеб, марили - соль). Так именуется грузинское широкое застолье.
     Ртвели - сбор винограда.
     Чача - самогон чрезвычайной крепости, выгнанный из виноградной кожуры, которая тоже называется "чача".
     Ра о - "что с тобой?", "что случилось?", "ты что?"
     Батоно - господин. Обычно это слово стоит перед фамилией. Но когда хотят подчеркнуть значимость персоны, его ставят перед именем.
     "Почаличу" - жаргонное слово, означающее что-то вроде "покручусь", "сделаю аферу".
     Манави мцване - "Зелёный Манави". Очень редкий и дорогой сорт вина густо-зелёного цвета. Производится в очень ограниченном количестве в кахетинской деревне Манави.
     Мцвадеби - множественная форма от слова мцвади - шашлык.


   


    
         
___Реклама___