Heyfec1.htm
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Отзывы Форумы Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Август  2006 года

Михаил Хейфец


Множество любопытнейшей информации

("Нота бене", №№ 14 и 15)



     Новые два номера иерусалимского "толстого" журнала "Нота бене" оказались для меня кладезем ценных и малоизвестных сведений. Конечно, помимо информации, там имеется много иного - например, классная проза. Одни имена немалого стоят - проза Дины Рубиной, неожиданный роман Леонида Гиршовича ("Конец света" в №15), новые рассказы Г. Хазанова (Файбусовича), талантливый автор из России Вл. Жуков (рассказ "Крыш" в №14), Михаил Волков, Марк Харитонов (первый из российских лауреатов Букера) и многие иные. Наличествует отличная публицистика, о коей поговорю подробней. Но все-таки главной неожиданностью при чтении номеров выглядела бездна информационного материала, открывавшего мои глаза на проблемы, которые казались давно знакомыми, а выяснилось - это не так! Господи, когда, наконец, мы заполним гигантские лакуны, оставшиеся в системе знаний с советских времен?!

     Вот, например, статья исследователя из Аахена С. Мадиевского, посвященная "народному хозяйству" Гитлера (№14). Автор поставил общей целью обзор германских материалов, анализирующих социальную политику Третьего Рейха. Хочу сопоставить его текст со статьей Дм. Хмельницкого в следующем, пятнадцатом номере - "Танки за хлеб" (тема - социальная политика в СССР тех же лет, Первой и Второй пятилетки). В обеих статьях звучит поразительный параллелизм - при внешнем несходстве. Гитлер, надолго запомнивший восставший в 1918 году немецкий рабочий класс, прилагал огромные и сознательные - подчеркиваю! - усилия, чтобы военно-промышленное развитие страны нанесло минимум ущерба жизненному уровню его народа. Для этого он широчайшим образом использовал новый для германского государства финансовый инструмент - необеспеченный кредит казны. Чтоб получить капиталы для развития ВПК, требовался на старте заиметь первоначальный доход, за счёт которого можно было выплачивать долги по срочным кредитам. Здесь, по мнению авторов, труды которых Мадиевский цитирует, скрывалась в немалой мере тайна ограбления германского еврейства. Конфискованные средства шли на уплату по кредитам, а потом, когда новые займы на военные и на социальные нужды щедро авансировали дельцы (местные и зарубежные), власти просто вынуждены были сознательно развязывать войны с целью ограбления народов для выплаты этих кредитов (вермахт захватывал в покоренных странах, первым делом, золотовалютные запасы). Под это брались новые кредиты и т. д. Таким образом, Рейх ставил себя в финансовую ситуацию, когда требовалось постоянно грабить окружающих в форме войны (либо в ситуацию формального банкротства - если уж война проигрывалась). В финансовую пропасть Гитлер увлек всех, кто рисковал его финансировать. Немецкий народ оказался начисто ограбленным режимом, но в ситуации оккупации это показалось такой мелочью, что её, кажется, никто, даже сами банкроты-кредиторы, не заметил...

     А как Сталин? Вот этот с самого начала был убежден в неизбежности войны и готовил страну к бойне сразу, как только заполучил державную власть. Дм. Хмельницкий, архитектор и редактор германского "Евро-экспресса", дал своей статье подзаголовок "Американские корни советской военной промышленности". Проанализировал документы, нынче опубликованные в России, прежде всего, ставшую доступной переписку Сталина с единственными людьми, с которыми вождь позволял приоткрыться - с Молотовым и Кагановичем, автор выяснил: во-первых, сей человек, считавшийся великим политиком, дико воспринимал все видимые европейские реалии (тут мне вспомнилось, как дипломат Суриц, весьма почитавший таланты вождя, сказал однажды Илье Эренбургу: "Запада не понимает. Если бы нашими противниками были бы шахи и шейхи, он бы всех переиграл"). Вот, например, какой Сталин увидел мировую ситуацию в 1935 году: "Конфликт идёт не столько между Италией и Абиссинией, сколько между Италией и Францией, с одной стороны и Антантой Англии и Германии - с другой. Чем сильнее будет драка между ними, тем лучше для СССР. Мы можем продавать хлеб и тем, и другим, чтобы они могли драться... Нам выгодно, чтоб драка у них была как можно более длительной..." (стр. 188). Ну, а до тех пор... В феврале 1930 года в Детройте, тайно от общественности, подписан договор между американцем А. Каном, так называемым "архитектором Форда", и представителем "Амторга" (официальных отношений между СССР и США ещё не существовало) о деловом сотрудничестве. Первым проектом Кана в СССР стал Сталинградский тракторный (танковый) завод. Всего до 1931 года Альберт Кан спроектировал (и организовал поставку нужного американского оборудования от других фирм) для 521 (! - sic) промышленного объекта в СССР. Он и его коллеги получили два миллиарда долларов, т. е. примерно 220 миллиардов долларов нынешних! Московский отдел фирмы Кана, руководимый его братом и именовавшийся "Госпроектстрой", превратился в "самое большое архитектурное бюро мира" (стр. 189). Фирма Кана спроектировала инфраструктуру главных строек первой пятилетки - хотя в СССР никто никогда не слышал ни про Кана, ни про "Госпроектстрой"... Что ж поделаешь, "секретность" - вплоть аж до XXI века!

     В 1932 году Сталин решил, что кредит в Америке обходится ему дорого, и приказал разорвать договор с Каном. Начиная с 1933 года, главным партнером в строительстве военно-промышленного комплекса стала для СССР Германия (напоминаю, это Германия Гитлера!). Фюрер настолько презирал Россию, что не только не запрещал подвластным фирмам обслуживать Сталина, но даже не интересовался, что именно они там делают. Важнейшую развединформацию стали собирать в Абвере уже к середине войны - по заказу Отто Скорцени... Но она никому не пригодилась - было поздно!

     Откуда Союз брал фантастические суммы для оплаты американских и германских поставок? На Западе, вестимо... Вот письмо Сталина Молотову: "Микоян сообщает, что заготовки растут и каждый день вывозим хлеба 1-1.5 миллиона пудов. Я думаю, что этого мало. Надо поднять теперь же норму ежедневного вывоза до 3-4 миллионов пудов минимум. Иначе рискуем остаться без наших новых металлургических и машиностроительных заводов (Автозавод, Челябзавод и пр.). Словом, нужно бешено форсировать вывоз хлеба" (стр. 190).

     Кроме того, финансирование военно-промышленного комплекса так же, как в Германии, осуществлялось в кредит - прежде всего, предоставленный собственным населением. И, конечно, как в Германии, всё кончилось банкротством - но только при Егоре Гайдаре впервые обозначилось для населения, что так его называемые сбережения с Бог знает каких годов, есть не более чем красиво отпечатанная бумага. То, для чего Гитлеру потребовалось военное поражение, Сталин и его команда обеспечили победой...

     ...Было бы странно, если б журнал, выходящий в Иерусалиме, не занялся и анализом ближневосточной ситуации. В 14-м номере ей посвящено любопытное интервью, данное Р. Нудельману знаменитым профессором-"парадоксалистом" Мартином ван Кревельдом, ещё более оригинальную и глубокую концепцию изложил ему же в №15 один из самых информированных израильских арабистов - журналист Эхуд Яари.

     В отличие от обычных политологов, Эхуд Яари видит в ближайшем будущем не столько "конфликт цивилизаций", но острейшие схватки внутри самого исламского мира. Видит своего рода гражданскую войну, наподобие той, что фактически уже началась в Ираке. Поэтому наилучшим для Израиля вариантом считает максимальное удаление, тотальное ограждение общества от мира ислама. Взамен перспектив пересовского "Нового Ближнего Востока" Яари предлагает максимально ограничить любые отношения с арабскими соседями. Хотят воевать друг с другом? Сие внутреннее дело арабов. Не лезьте к ним с вашими инициативами и связями, и, слава Богу, они вас в упор не заметят...

     По оценке Яари, ближайшие годы грозят арабским странам революциями, которые разрушат сложившиеся государственные структуры. Это случится, как только американцы выйдут из Ирака! Наша, европейская и сионистская ошибка - вкладывать в поведение арабских масс наши цели и мотивы, например, видеть такой целью создание национального государства (наподобие Еврейского). Подобная цель реально не стоит. Не нуждался, например, Арафат в своем государстве - просто не знал, что с "этим зверем" делать. Вот почему любые, даже самые выгодные предложения Барака отвергались им с порога: ведь условием любых предложений израильского лидера оставалось превращение Палестины в самостоятельное государство - со своими границами, с правилами игры, законами и обязательствами. Но именно такого условия Арафат стремился избежать - любой ценой!

     Согласно предсказаниям Яари, похожие движения стремятся нынче охватить весь арабский мир, разрушая созданные национальные очаги. Яари предвидит ожесточенные схватки за власть в послемубараковском Египте, в Иордании короля Хусейна, в послеасадовской Сирии... Отсюда возник заголовок его интервью - "Впереди два судьбоносных года"!

     Экстремистские группировки далеко не едины, они стремятся к схватке "всех против всех", т. е друг против друга - в первую очередь. По оценке арабиста, в настоящее время действуют три главных исламских движения в мире, и их откровенная вражда проявляется в прямом противостоянии. Первое - организованные сунниты-ваххабисты, в основном, "Мусульманские братья". Их позиции особенно сильны в Египте, в Иордании, в Газе и в... Израиле, где они именуются "Хамасом". Эта группа с ревностью и недоверием относится к претензиям конкурентов - шиитским организациям, опирающимся на Иран, к наследникам "революции Хомейни". Тут "армия Махди" в Ираке, ливанская "Хизбалла", похожие организации действуют на востоке Саудовской Аравии, в Йемене, в эмиратах...
     Наконец, третье по значению движение - "Аль Кайда" с её не просто арабскими, но всемирными амбициями. Напомню, как покойный вождь иракской "Аль-Кайды" Завахири объявил, что шииты - хуже сионистов...

     Любопытна в толковании Яари специфика нынешней российской внешней политики. Он предполагает, что Россия наткнулась на настоящую войну, развязанную "Мусульманскими братьями" (под местным, особым наименованием) на Кавказе, и она всерьез опасается развертывания исламской агрессии дальше на север - к захвату мусульманских регионов внутри самой РФ. Бороться напрямую с агрессией затруднительно - хотя бы в силу огромного и весьма влиятельного исламского меньшинства в федерации, в силу того, что Россия есть смесь западной и азиатской цивилизации (Яари особо приметил, что Примаков и Кириченко уже предлагают ввести представителей мусульманской элиты во всероссийскую властную вертикаль). Поэтому российский МИД приступил к подготовке важных союзников к борьбе с возможными агрессорами. Кремль выбрал на сию роль радикальных шиитов! Ибо мусульмане в России - сплошь сунниты, поэтому шииты (например, Иран и "Хизбалла") в принципе могут выглядеть союзниками Москвы, отвлекая на себя внимание суннитских экстремистов из "Мусульманских братьев" (а вовсе не из "Аль Кайды"), доставивших столько забот РФ и продолжающих угрожать ей в будущем.

     Оригинальная концепция Яари основана на анализе последних статей министра Лаврова - не докажу, что она убедила меня, но всё же - теоретически это возможно.
     Главный тезис Яари - не поддаваться на уловку "ХАМАСа", повторяющую старые маневры Арафата. Тот предлагал Израилю "длительное перемирие без мира". Оно будет использовано - не может быть никак иначе! - как подготовка войны, когда арабы окажутся лучше нынешнего вооружены, воспитаны и вдохновлены. Возник соблазн передышки (пока Израиль не задавил экстремистов на корню), но арабами должны заниматься, кто угодно, считает он, - Европа, возможно, Египет, но не мы, не Израиль. Мы должны стряхнуть эту заботу с рук - это должно быть ясно каждому в мире.


     * * *


     Естественно, что в журнале, выходящем на русском языке, не могли не печатать материалы, анализирующие переломную ситуацию в России. Прежде всего, обращаю ваше внимание на обширный материал С. Кургиняна "Цык" и "чик", или в чём реальное содержание обостряющейся властной коллизии" (№14).
     Кургинян известен нам как политолог, и я неоднократно иронически откликался на его "анализы". Но что в авторе хорошо - осознаёт свой преимущественно художественный, беллетристический подход к политическим сюжетам: "В силу артистической впечатлительности у меня бывают странные аналитические сны" (№14, стр. 276). И художественность натуры позволяет ему изобразить для постороннего наблюдателя современную российскую трагедию с великолепной ясностью - запечатленной в талантливой личности самого автора.

     По оценке Кургиняна, неустранимый порок российской политической жизни, ведущей прямо к гибели страны, именуется одним словом - рынок! Рынок заменил российскому обществу любые идеалы, кроме "бабла" и связанного с ним гедонизма (погони за телесными наслаждениями). Но страна, живущая лишь мечтой о деньгах и наживе, обречена на гибель в жестоком и вечно завистливом мире. Как сказал некогда вождь германских племен о римлянах своего времени: "Почему честные и храбрые воины должны бедствовать, а эти неженки - есть яства на золотых блюдах. Несправедливо". За "неженок" варвары принялись со всей решительностью и - уничтожили их...

     В Европе и Америке рынок родился и вываривался в христианской среде, которая материальные достижения невысоко котировала (впрочем, с чего это я взялся пересказывать Вебера?). Это наложило на Западный рынок невидимые, но заложенные в фундамент общества ценности, именуемые "западным образом жизни". И когда на сей образ жизни посягают враги, они убеждаются в своей ошибке, предполагавшей гедонизм и наслаждение неотъемлемой частью жизни европейцев: так погиб Гитлер, так сорвался коммунизм, так проиграли мулла Омар и Саддам Хусейн...
     Но вот в России рынок создали на иной, нехристианской базе. Россияне, если судить по Кургиняну, с одной стороны, поклоняются долларам и гедонистским наслаждениям, а, с другой, интуитивно чувствуют ужасающую слабость страны и потому живут в ситуации постоянных психозов, когда со всех сторон чудятся враги, которые только и мечтают, как отобрать у россиян их несметные "золотые тарелки". Которые - больше, конечно, чудятся русскому воспаленному взору...

     Кургинян сам живо воплощает в себе вселенские заговоры против России. Поражает в его картинках совершенно марксистское, но в вульгарном, доцентском изображении модели Маркса описание мира, полностью лишенного свободы выбора! Нет такого свойства у людей, все до единого вписаны в какой-то проект - кто-то работает на Штаты, кто-то на Европу, кто-то - на Китай... Каждый человек есть функция геополитической игры, не более того. Просто поражает, насколько свобода воли чужда мировоззрению современного российского мыслителя - он, кажется, не подозревает, что такое чувство есть на свете на самом деле... Ещё более выпукло страшилка заговора, уже не антироссийского, но вообще античеловеского, выписана в статье его коллеги, "геолога и автора 35 книг" Рудольфа Баландина - "Призрак "золотого миллиарда" (№15). Сей автор зорко провидит, как незримые хозяева мира (конечно, хозяева из Штатов и их союзника - Великобритании) в интересах оптимальной экологии вздумали сократить численность населения Земного шара до одного миллиарда, а всех остальных людей - истребить! Скажем, птичьим гриппом... Ей-богу, не выдумал, так прямо написано ученым человеком, знающим, например, что "первобытный человек тратил на питание 4 килокалории" (стр. 304), а нынче - целых 200, в основном, на технику. Поэтому придется человечеству, неспособному себя обеспечить, подсократиться! На пять миллиардов штук. Теперь поняли, надеюсь, по чьей коварной задумке россияне мало рожают детей, а и те, которые рождены, принимают наркотики и в каких Овальных кабинетах всё это задумано. И ведь не шутит автор, чувствуется, верит всерьёз - вместе с массами своего народа!

     Из других российских материалов стоит обратить внимание на статьи А. Кустарева - и в том, и другом номерах. Автор страстно, именно страстно начал исследовать историческое происхождение мелкости и пошлости сегодняшней мировой элиты - но на российском примере. Но касается его взгляд не только россиян - для Кустарева, скажем, Щаранский примерно равен Бушу-младшему и даже не слишком уступает Кондолизе Райс... Мелка, ох, мелка интеллигенция XX века, и Кустарев пытается доказать сей тезис, набросав портрет покойного учителя, оказавшего на него огромное влияние, профессор Ефима Эткинда. Эткинд для Кустарева - несомненно, человек из лучших в своем поколении, и поэтому общие его выводы так грустны и печальны - не для России, повторяю, для всего человечества.

     Отдельно - о материалах по культуре. Здесь я бы выделил великолепную по фактологии статью Вл. Жукова "Я был писателем-призраком". Она посвящена описанию "технологической" деятельности российских издательств, по моей личной терминологии - лжеиздательств. Сколько платят авторам, как "раскручивают", кто, в каком количестве и за сколько у. е. пишет за "знаменитостей" популярные романы. Когда-то я сам начинал "писателем-призраком", но все-таки степень эксплуатации и бесстыдства издателей-проходимцев в России поражает человека, воспитанного в брежневском Союзе.

     И, конечно, как всегда, не могу не обратить особое внимание читателей на эссе Бориса Парамонова. В №14 в статье "Сын-одиночка" дано парадоксальное, но тревожащее истолкование фильмов Сергея Эйзенштейна, новое и неожиданное. Например, что вовсе не аллюзии на Сталина занимали гения, когда он снимал "Ивана Грозного" и которые увидели все на студии, просматривавшие фильм (предварительно, конечно) - нет, "тема мужской дружбы и предательства в любви" стояла во главе: "Вот это переведение исторического сюжета в план глубинной психологии, сделавшее фильм гениальным произведением киноискусства, вызвало не то что негодование или даже непонимание Сталина, а не встретило одобрения с его стороны. Он увидел, что Эйзенштейн в очередной раз вместо политически необходимой картины представил изысканную эстетическую игрушку, отвечавшую вкусам мастера, а не сиюминутной генеральной линии" (стр. 222). Это суждение, по-моему, особо важно - ведь никто из нас того не видел, все были согласны с т. Сталиным, хотя каждый - на свой лад и вкус, часто противоположный сталинскому...
     Я могу долго оценивать произведения мастеров номера, ни в чём не уступающих перечисленным, но - в конце концов, надо где-то и когда-то мне остановиться...


   


    
         
___Реклама___