Pasika1
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Отзывы Форумы Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Июнь  2006 года

 

Эллан Пасика


Провожая на Голгофу

(попытка обзора до прочтения)

 

Нам предстоит прочесть книгу  Ирины Немировской «Французская сюита», только что переведенную на английский язык с французского и выходящую в издательстве Chatto & Windus. Прочесть, чтобы вместе с автором пройти весь скорбный путь от того трагического момента, когда немецко-фашистские войска вошли в Париж и до скорбных дней предчувствия развязки.

 

 

Критики утверждают, что по силе воздействия эта книга сравнима с «Дневником Анны Франк», но принадлежит к жанру романа и даёт описание жизни французского общества в период оккупации страны нацистами, бегства евреев из Парижа, а затем жизни в страхе и унижении во французской деревне. Как и Анна Франк, Ирина погибла в концлагере. Она умерла в Освенциме от сыпного тифа через месяц после ареста.

Ирина  родилась в Киеве в 1903 в семье одного из крупнейших банкиров России Леона Немировского. Крайне эгоистичная мать Фаня не любила свою дочь, и одинокая в семье Ира находила утешение в чтении. Её любимыми писателями были Чехов и Тургенев. Позднее Ирина посвятит Чехову свой биографический роман «Жизнь Чехова».

Во время Октябрьского переворота семья жила уже в Петербурге. Леон решает переждать лихое время в Москве, где  узнаёт о готовящемся аресте. Переодетым в крестьянскую одежду им удаётся бежать в Финляндию, а оттуда – в Швецию. В1919г. грузовым пароходом они прибывают во Францию, где поселяются в Париже.

Ира учится в Сорбонне, и погружается в жизнь русской (эмигрантской) и французской молодёжи. Одновремённо она пытается писать. В 1926 она вышла замуж за парижского финансиста, также эмигранта из России Михаила  Эпштейна, а тремя годами позднее заканчивает свой первый роман «Давид Гальдер». Роман посвящён крушению семьи финансиста, где все её члены ценили только деньги.

Ирина боялась, что роман не понравится, и отослала его издателю, указав только почтовый индекс своего адреса. На издателя, однако, роман произвёл такое впечатление, что он разыскал автора через объявление в газете. Роман имел шумный успех. В обозрении ему были посвящены такие строки: «Ирина Немировская в романе обнаруживает мастерство, несвойственное автору первого произведения. Её манера письма настолько уверенная, как будто она является автором многих романов.... автор обладает талантом рисовать характер человека и обнаруживает знание его интимной  жизни... Это волнующее и сильное произведение».

Уже в следующем году роман был переведен на английский язык, и газета «Нью-Йорк Таймс» писала: «Остаётся впечатление, что эта женщина обладает талантом масштаба Бальзака или Достоевского...». В том же году во Франции по роману был поставлен одноименный фильм. Роман выдержал испытание временем, и в 1950г. опять был поставлен по этому  роману фильм «Моя дочь Джой». В США этот фильм был выпущен в прокат под названием «Операция Х».

В течение предвоенных лет Ирина Немировская  создала двенадцать романов, девять из которых были изданы, а некоторые из них переведены на английский язык. Французский профессор и биограф писательницы Джонатан Вейс, который читает курс французской литературы 20-го века в известном  Colby College (штат Мейн, США), назвал Немировскую «загадкой и превосходным романистом 1930-х". В последнее время все её романы той поры переизданы и переведены на многие языки мира. И только на родине Немировской, в России и на Украине, переводчики на русский чего-то ждут.

Мы можем только предполагать, почему, в то время, как муж Михаил задолго до Второй Мировой войны принял французское гражданство, Ирина этого не сделала. И тому могли быть причиной не только заигрывания правителей Третьей республики с фашистской Германией и вновь возросший антисемитизм. Хорошо знакомая с большевистским террором, Ирина с опаской смотрела на усиливавшиеся во Франции позиции левых. Ведь помимо своих, французских коммунистов, Париж тогда наводнили другие коммунисты, те, кому удалось  бежать от сталинского террора, и которые остались верными идее. А Немировская не могла примириться ни с теми, ни с другими. Во всяком случае, Ирина не приняла французское гражданство не потому, что мечтала когда-нибудь вернуться в Россию. Иначе пыталась бы говорить с детьми хоть иногда по-русски... Все же она решила в 1939-м как-то обезопасить своих детей, для чего крестила их по католическому обряду и крестилась сама.

Оккупация немцами Парижа в 1940-м заставила родителей расстаться со своими дочерьми: 11-тилетней Денис и 3-хлетней крошкой Элизабет. Их отправили в родную деревню няни. Первое время после прихода немцев Михаил Эпштейн ещё продолжал работу. И в это время Ирина начала свой последний роман. Предполагалось, что он будет состоять из пяти частей. По мере продвижения работы над романом у Немировской зрела уверенность, что он сможет соперничать с «Войной и миром» Толстого.

Вскоре оккупанты потребовали, чтобы всех евреев заставили уйти с работы. Лишился места в банке муж. И перестали приходить гонорары от издателя. Эпштейны вынуждены покинуть Париж и переселиться в деревню к детям.  Они стали носить жёлтую звезду Давида. А Ирина лихорадочно работала над романом.  Она спешила. Она чувствовала, что петля затягивается всё туже. Она лихорадочно работала. При ярком солнечном свете. И при пламени свечи. Нет худа без добра: теперь все французские знакомые о них забыли. А уже началась депортация евреев-иммигрантов из оккупированной зоны. Она должна это всё описать, она должна оставить своё завещание потомкам. Пусть станет стыдно тем, кто бросил этих людей в беде.

Наступил страшный для французских евреев период июля 1942г., когда немецкими оккупационными властями было отдано распоряжение о массовой депортации евреев, не имеющих французского гражданства. Только из Парижа в течение 16-17 июля было депортировано 12884 еврея, включая 12-тилетних детей. А всего по стране было изгнано в это время 70 тыс. человек. Из них остались в живых 3 тыс. Накануне ареста 13 июля 1942г. Ирина показала домашним чемодан, в котором находилась рукопись двух только что законченных частей её последней книги, и попросила в любом случае сохранить его.

Напрасно Эпштейн слал телеграммы в Париж немецкому послу и в Виши, где находилось тогда марионеточное правительство Петена. Напрасно уверял, что его жену арестовали незаконно, так как она была крещёная. Немцы это предусмотрели: В соответствии с  приказом оккупантов от 26 апреля 1941г. евреями стали считаться все французы, евреи  по происхождению. Независимо от конфессии. Результатом явился арест самого Михаила Эпштейна, сгинувшего вскоре в газовой камере Аушвица. Детей их няня Сесил много раз перепрятывала. И в погребах и  в женском монастыре. Чтобы спасти детей, пришлось много раз перевозить их с места на место.

После войны издатель романов Немировской Альбин Мишель продолжал выплату гонораров её детям Денис и Элизабет. За счёт этого они получили образование. Денис стала архивным работником. Младшая пошла по стопам матери и стала писательницей. Длительное время Денис не в состоянии была открыть чемодан. Она всё ещё надеялась найти мать. Денис потом рассказывала, что уже став взрослой, она, увидев на улице женщину, похожую на её мать, начинала бежать за ней... Только через десять лет после войны Денис смогла открыть кожаный чемодан, оставленный матерью. Там лежали исписанные листы бумаги плохого качества, исписанные блеклыми чернилами... К тому же на большинстве листов были следы затопления... Казалось, что рукопись безнадёжна... Прошло ещё 20 лет, прежде чем сёстрам удалось опять за неё взяться. К этому  времени подросли трое детей Денис. Она стала страница за страницей перепечатывать рукопись. День за днём, месяц за месяцем она расшифровывала, казалось бы, навсегда испорченные страницы. Вот когда пригодилась Денис её профессия архивиста.

 

pro дизайн

 

После смерти сестры в 1996 Денис осталась единственной душеприказчицей наследия её матери. Она не думала о публикации романа. Иначе бы сделала это при жизни сестры. Той, ввиду её писательской профессии, это было сделать легче. Денис просто хотела передать рукопись в удобном для чтения виде своим детям. Хотя и незаконченный роман оставлял цельное впечатление.

Однако только в 2003г. Денис  случайно показала рукопись одному редактору... Участь рукописи была решена. В следующем году роману была присуждена престижная французская литературная премия Ренадо, альтернативная Гонкуровской. Тираж книги, продаваемой в 20-ти странах, уже превысил 500 тыс. экземпляров. Теперь пришёл черёд английскому переводу.

 

 


   


    
         
___Реклама___