Shalit1
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Отзывы Форумы Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Май  2006 года

Шуламит Шалит


"Пока, пока..." -
так всегда прощался Яков Гохберг (1923-2006)

                       

 

А сейчас мы прощаемся с ним. И я тихо произношу: "Пока-пока, дорогой, милый  Яков..." А потом открываю его книгу "Мы родом из детства...": 

"Взять кусок горбушки, посыпать солью и есть, как едят пирожное..." – и эта строчка обжигает губы.  В ней необычайно острая память о голодном детстве, и глубина его душевной памяти, и вúдение поэта.  

... Но дальше, дальше... Стоял летний зной. Десятилетний мальчик, его звали Яша, как и нашего автора, с другом, который старше его на год, отправились в сумасшедший дом. Почему, зачем? – это особый рассказ.

 

Яков Гохберг, еще зрячий

 

Дорога длинная, они проголодались.

После хлеба с солью захотелось пить. В кустах бил небольшой ключик и журчал крохотный ручеек. Густая тень деревьев не давала воде согреваться, и она была такой холодной, что ломило зубы.

Потом оба перевернулись с живота на спину. Отдыхают. Что видит Коля, мы не знаем. А Яша передает свои чувства так:

"Вы много потеряли, если никогда не предавались этому занятию. Впрочем, попробуйте восполнить недополученное.

Поезжайте в лес и полежите на спине, глядя в небо. Для этого нужны: яркий солнечный день, редкие кучевые облака, высокие, покачивающиеся под тихим ветром деревья, немного свободного времени и, самое главное, желание смотреть в небо. Просто так – лежать на спине и смотреть в небо... Казалось – это ты плывешь..."  

Это писал человек, который уже ничего не видел. Яков терял зрение постепенно. Когда он впервые пришел в мою библиотеку, он еще различал лица и предметы. Но две свои книги "Мы родом из жизни...", "Изя, Юра, Толька и другие..." написал уже человек слепой, а, кажется, что зрячий. Он видит каждую травинку и листочек, голубую прозрачную воду в реках, озерах, видит, как набегает волна на песчаный берег, все пробует на вкус. Он возвращает нам вкус самой жизни. 

Яков Аронович Гохберг скончался 11 мая 2006 года, и сердце болит у каждого, кто его знал, не только у меня. Что уж говорить о его родных и близких, о жене Рае, дочерях Лене и Оле, сыне Павлике, о его внуках – Кирилле, Вадиме, Стасе, о его племянниках... Как он гордился своими близкими! Каждый был для него личностью, даже самый маленький, шестилетний Габи....
 

 Как мудрый сад листву с ветвей роняет

В предчувствии зимы, так счастлив тот,

Кто к старости все роздал, открывая

Душе иного счастья небосвод.

 

Уходят дни от нас. Уходят безвозвратно

С такою неизбежностью простой.

Блаженен, верно, тот лишь, кто растратить

Сумел себя. Он заслужил покой.

 

И память – странный свет, который

Оглядку сердца бережет,

Диктует свой урок суровый

И тайною слезою жжет.

 Девочка, написавшая эти стихи, не я. И писала их она, когда ей было лет пятнадцать. Но они так отвечают моим мыслям, когда я думаю о Якове. И его счастье было в том, что он умел себя раздать, свою доброту раздать... Металлург, доктор наук, профессор, воин, книжник, обожавший и хорошо знавший поэзию, а в Израиле еще и известный публицист, писатель, он всегда оставался чистым и честным человеком. И мало кто знал, сколько трудностей и болезней он преодолел и преодолевает каждый день, каждую минуту. А в телефонной трубке всегда звучит его бодрый, добрый, ободряющий голос.

 

Яков Гохберг - уже слепой, в Эйлате, один из последних снимков, просто видно, как он вслушивается в звуки, всматриваясь в забытые образы... Это поразительно. Именно его статья обо мне была первой в газете, в журнале и в интернете. Она была интересна не мною, а им. ШШ
 

 

Благодарю судьбу за радость давней и счастливой встречи и дружбы с Вами, дорогой Яков Аронович. И жизнью и творчеством Вы доказали то, что мы уже почти забыли: что, отдавая, не становишься беднее, и что мир  все еще прекрасен. Пока-пока, дорогой... Спасибо Вам за то, что позволили взглянуть на мир Вашими  глазами.

 


   


    
         
___Реклама___