Domil1.htm
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Отзывы Форумы Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Апрель  2006 года

Валентин Домиль


Адъютант его превосходительства



     Пусть простят меня за заимствование создатели популярного телесериала "Адъютант его превосходительства", но у многолетнего главнокомандующего советской мичуринской биологии, генератора сногсшибательных идей и провозвестника светлого и, главное, сытного будущего Трофима Денисовича Лысенко, был адъютант. Некий Исай Израилевич Презент, уроженец заштатного городка Торопца, что на Псковщине.
     Исай Презент был типичным представителем комсомольцев 20-х годов. Серьезного образования не получил. По путевке комсомола был зачислен на факультет общественных наук Ленинградского университета.

     Обучение было ускоренным. На всё про всё, отводилось три года.
     Неизвестно насколько глубоко Презент овладел за это время своей будущей профессией - юриспруденцией; но по его личным воспоминаниям и воспоминаниям знавших его людей, проявил себя как активный борец за "советизацию" университета и разоблачитель "буржуазных" профессоров.
     Профессора пытались хоть чему-то обучить своих невежественных и мало подготовленных, в большинстве своём, слушателей. А тем это не очень нравилось. Вызывало пароксизмы социального протеста.
     Руководство заметило Презента. И, судя по всему, решило использовать его в качестве заграничного агента. То ли по линии Коминтерна. То ли ещё как-то.
     Презент был командирован сначала в Германию. Потом в Иран.
     Карьера проводника коммунистических идей и борца за мировую революцию у Презента не сложилась. Его, как активного троцкиста, арестовали.

     Впрочем, Презента, чуть ли не единственного из группы арестованных вскоре освободили. Что породило, обычные в таких случаях, вопросы. С чего бы это?
     Оказавшись не у дел, Презент решил применить на практике приобретенные на факультете общественных наук знания. И избрал для этой цели биологию.
     Человеком Презент был, несомненно, талантливым. И пробивным тоже.
     В 1930 году в возрасте 28 лет он возглавил кафедру диалектики природы и эволюционного учения Ленинградского университета.
     Тогда же его поставили во главе сектора естествознания Общества биологов-марксистов Ленинградского отделения Комакадемии.

     Авторы художественных произведений; тот же Дудинцев в "Белых одеждах", изображают Презента, как маленького уродца. Крайне сексуально озабоченного. Этакого Приапа. Древнегреческого бога плодородия и по совместительству покровителя чувственных наслаждений.
     Пропорции Презента действительно отличались от классических. Ещё он обладал неуемным темпераментом. И активно добивался расположения у вверенных его попечению и зависимых, соответственно, студенток.
     В те поры это не слишком поощрялось. И будущее светило биологии в 1934 году загремело из университета за "аморалку".
     От греха подальше Презент уехал в Одессу. Где он познакомился с селекционером Лысенко.
     Как и Презент Лысенко был человеком малообразованным. В его активе два класса сельской школы, училище садоводства и курсы по селекции.

     Ещё он окончил Киевский сельскохозяйственный институт. Правда, заочно.
     Положение обязывало.
     Не обремененный излишними знаниями амбиционный селекционер ничем не сдерживал свои неуемные фантазии. Не опирался на что-то; и не соотносил, с тем, что было известно науке до него и уже давно стало аксиомой.
     Занимаясь селекцией, Лысенко решил, что существующая теория наследственности и видообразования не соответствует духу времени. И заменил её своей.
     Лысенко полагал, что, воздействуя на растения в нужной направлении, можно изменить их свойства и качества. Закрепляя полезные и избавляясь от ненужных и вредных.

     Выращенные таким способом чудо-растения, и это главное, должны были передавать привитую им растительную благодать по наследству. Способствуя, тем самым, появлению чудо-урожаев.
     Эти утверждения не очень вязались с основными положениями науки, за то были в полном согласии с мнением руководства. Которое, как известно, не хотело ждать милостей от природы. И страстно желало взломать с помощью основных положений марксизма-ленинизма её кладовую.
     Советские вожди отличались поразительной доверчивостью, когда им предлагали что-то из ряда вон выходящее, что-то крайне выгодное. Причем быстро и без особых затрат.
     В этом была своя внутренняя логика.
     Коммунистическая партия обещала народу светлое будущее. И ей, позарез, были нужны подтверждения, того, что что-то делается в этом направлении. Что осуществляются какие-то крайне полезные мероприятия.

     И когда, человек из народа, преданный идеям партии, и, вообще, свой в доску гарантировал продовольственное изобилие, ему нельзя было не поверить.
     Свою роль в укреплении позиций Лысенко сыграли свойства его характера. Он был человеком исключительным. Неудержимым, яростным, бескомпромиссным. Способным увлечь своими идеями кого угодно. Заставить верить, несмотря ни на что. Вопреки очевидным фактам.
     Всех несогласных, и в силу этого противодействующих, Лысенко незамедлительно объявил врагами.
     С их происками он связывал отсутствие ощутимых результатов его изысканий.
     Он работал, выбиваясь из последних сил. Творил на пределе возможностей. А ему мешали.

     Обращаясь к участникам 2-го Всесоюзного съезда колхозников-ударников, Лысенко говорил:
     - Товарищи, ведь вредители-кулаки встречаются не только в вашей колхозной жизни. Вы их по колхозам хорошо знаете. Но не менее они опасны, не менее они закляты и для науки. Немало пришлось кровушки попортить в защите во всяческих спорах с некоторыми так называемыми "учеными" по поводу яровизации, в борьбе за ее создание, немало ударов пришлось выдержать в практике. Товарищи, разве не было, и нет классовой борьбы на фронте яровизации? И в ученом мире, и не в ученом мире, а классовый враг всегда враг, ученый он или нет".
     Присутствующий на съезде Сталин, бросил по ходу доклада Лысенко свою историческую реплику
     - Браво, товарищ Лысенко!
     Эта фраза дорогого стоила. И, во многом, предопределила дальнейшее развитие событий.

     Громогласный Лысенко был хорош на съездах и торжественных собраниях. В кабинетах у вождей он тоже мог казаться убедительным. Находил нужные слова. Заверял. Настаивал, Требовал поддержки. И ему верили.
     С оппонентами было намного сложнее.
     Малограмотный Лысенко мог закрикивать, но не убеждать. Ему трудно были изложить свои мысли в виде научного строго аргументированного доклада. Сделать его убедительным не для широких масс колхозников и невежественных вождей, а для специалистов; людей широко образованных и сведущих.
     Лысенко остро нуждался в помощнике. В человеке, который мог бы придать его идеям удобоваримое звучание. Облечь их в приемлемую, если не по сути, то хотя бы по стилю изложения, форму.
     Презент оказался таким человеком.

     В генетике Презент разбирался ничуть не больше своего шефа. Хотя, как говорят, до знакомства с Лысенко, был полностью согласен с её основными положениями.
     У Презента был, что называется, спекулятивный ум. Он легко манипулировал понятиями. Передергивал при необходимости. И соответственно трактовал.
     Ещё, по своей природе, по заложенным в нем свойствам характера Презент был разоблачителем.
     Чувствуя за своей спиной мощную поддержку, он не считался с авторитетами и был агрессивен до чрезвычайности.
     Лысенко полагал, что генетики преувеличивают роль хромосом в наследовании. Что хромосомы не так уж много значат в видообразовании.
     По мнению Лысенко, любая другая "частичка жи< вого тела" выполняет те же, что и хромосомы, функции. br>     Что расширяло возможности воздействия и открывало перспективы.

     Утверждения Лысенко казались ученым ге< нетикам средневековой дикостью. br>     А сам Лысенко выглядел в их глазах профаном и неучем.
     Презент не желал говорить по существу. Он не вдавался в подробности. Не позволяя оппонентам увлечь его в дебри генетики.
     Презент громогласно уличал их в незнании законов классовой борьбы. Ссылался на положения диалектического материализма.
     И требовал от властей предержащих, чтобы они незамедлительно приняли меры к, так называемым ученым. К ретроградам и вредителям.
     Генетики говорили, а их не слышали. Иногда просто не понимали в силу безграмотности, элементарных вещей.

     По большому счёту, сгруппировавшимся вокруг Лысенко и Презента противникам генетики, было не так уж важно, что откуда берется. Непосредственно из хромосом, или ещё откуда-нибудь.
     Страна нуждалась в хлебе. А всё остальное не имело особого значения.
     Потом сам товарищ Сталин поддержал не кого-нибудь другого, а Лысенко.
     Его фраза: "Браво, товарищ Лысенко!" была гораздо весомее, чем малопонятные изыскания генетиков. Чем их ссылки на буржуазных авторитетов. На всех этих Менделей и Морганов.
     От генетиков начали избавляться. Понижали в должности, снимали с работы, арестовывали и расстреливали.
     Несомненно, что и Вавилов, и его ближайшие сотрудники по Всесоюзному институт растениеводства Г.Д. Карпеченко, Г.А. Левитский, К.А. Фляксбергер, Л.И Говоров и др. стали жертвами сталинских зачисток, по преимуществу.

     Но, судя по материалам Управления НКВД по Ленинградской области, борьба с Лысенко и его идеями была немаловажным обвинительным фактором.
     В частности Г.Д. Карпенченко вменялось, что "…ряд лет под руководством Вавилова вёл открытую борьбу против передовых методов научно-исследовательской работы и ценнейших достижений академика Лысенко по получению высоких урожаев.
     В качестве активного рупора нового мессии Презент был вознесен и обласкан. На него посыпались научные звания, степени и награды.
     Презент стал доктором биологических наук. Без защиты диссертации. В качестве признания выдающихся заслуг и усилий.
     Он был назначен деканом биолого-почвенного факультета сразу двух университетов - Ленинградского и Московского.
     В 1948 году был избран академиком ВАСХНИЛ.

     Впрочем, и здесь неуемный темперамент Презента вредил ему. Портил имидж. Делал уязвимым.
     Принимая экзамены, Презент предоставлял приглянувшимся ему студенткам возможность улучшить академическую успеваемость в обмен на интимные услуги.
     Одна из оскорбленных студенток пыталась выброситься из окна.
     Презента в очередной раз уволили из Ленинградского университета и исключили, было, из партии.
     Впрочем, в партии Презента довольно быстро восстановили благодаря активной поддержке всемогущего Лысенко. И дело замяли.

     Сталин был большим любителем масштабных акций.
     Если раньше борьба велась с генетиками, то в 1948 году на сессии ВАСХНИЛ было решено ликвидировать генетику, как науку. Избавить от неё советскую биологию. Освободиться от зловредного буржуазного влияния.
     С программным докладом выступил Лысенко.
     В действительности автором доклада был Презент. Лысенко прошелся, как говорится, рукой мастера. И зачитал.
     Тон дискуссии тоже задавал Презент.
     - Мы не будем дискуссировать с морганистами, - говорил Презент, - мы будем продолжать их разоблачать как представителей вредного и идеологически чуждого, привнесенного к нам из чуждого зарубежа, лженаучного по своей сущности направления.

     Презента, что называется, понесло:
     - Когда мы, когда вся страна, - кричал с трибуны вошедший в раж Презент, - проливала кровь на фронтах Великой Отечественной войны, эти муховоды…
     И тут не выдержал генетик Раппопорт.
     Прошедший войну разведчиком, с черной повязкой на выбитом осколком глазу, Раппопорт выскочил на трибуну, схватил Презента за горло и с криком:
     - Это ты, сволочь, проливал кровь?…
     Начал душить его.
     Полузадушенного Презента с большим трудом вырвали из рук бывалого разведчика.
     И он, отдышавшись, продолжал в том же духе.
     Судьба генетики была предрешена. Все генетические школы прекратили свою деятельность. А генетики частично раскаялись. Частично были уволены

     Разгром генетики на территории отдельно взятой страны имел для этой страны катастрофические последствия.
     В то время как на Западе быстрое развитие генетики позволило раскрыть структуру генетического материала и привело к развитию генетической инженерии и биотехнологии, в Советском Союзе на авансцену вышли близкие по духу к Лысенко псевдоученые шарлатаны.
     Престарелая большевичка Ольга Борисовна Лепешинская выдвинула теорию о внеклеточной структуре живого вещества. Она уверяла, что живые клетки могут возникать из неживой субстанции.
     Посрамив тем самым немецкого корифея Вирхова, который утверждал противоположное.
     Лепешинскую подняли на щит. Обласкали по полной программе. Вплоть до смерти Сталина. После чего разоблачили, упрекнув в полном невежестве и несоответствии ее данных элементарным законам науки.
     Я лично принял косвенное участие в разоблачении несостоявшегося гения.

     Студенты медицинского института, на экзаменах по биологии вынуждены были на полном серьезе излагать теорию Лепешинской. Ссылаться на неё и славословить.
     В 1954 году, мы студенты первокурсники по просьбе заведующего кафедрой вымарывали из билетов вопросы, относящиеся к теории уже разоблаченной и пригвожденной к позорному столбу Лепешинской.
     Следя за нашей работой завкафедрой, которому, по слухам зарубили докторскую диссертацию то ли из-за её несоответствия лысенковским новациями, то ли ещё почему-то, сердито бубнил:
     - Сколько вас не учи, все равно будете менделистами-морганистами…
     Какое-то время на вершине славы оказался зав отделом биохимии и микробиологии Всесоюзного института экспериментальной ветеринарии Бошьян.

     В своей нашумевшей книге "О природе вирусов и микробов" Бошьян утверждал, что им обнаружена поразительная, никем ранее незамеченная метаморфоза. Как оказалось, бактерии могут превращаться в вирусы, а те в свою очередь в кристаллы. И, что самое невероятное, возможен обратный процесс. От кристаллов через вирусы к бактериям.
     За это сногсшибательное открытие Бошьян был удостоен степени доктора медицинский наук и звания профессора.
     Новоявленный профессор решил не останавливаться на достигнутом и вскоре поразил весь научный и не только научный мир новым поразительным открытием. Он открыл возбудитель рака.
     Бошьян, как оказалось, был откровенным жуликом и очковтирателем. Не утруждая себя опытами, он, образно говоря, высасывал свои открытия из пальца в угоду конъюнктуре.

     Со смертью Сталина позиции Лысенко ослабли. Его было, освободили от должности президента ВАСХНИЛ. Потом были сделаны первые шаги в направлении реабилитации генетики. Начали возвращаться на свои места уволенные генетики.
     Впрочем, длилось это не долго. Под опеку Лысенко взял ещё один любитель халявных урожаев Хрущев. Он сделал Лысенко своим советником по сельскому хозяйству. И возвратил в ВАСХНИЛ на прежнюю должность. Правда, ненадолго.
     С 1965 г. до своей смерти 20.11.1976; действительный член АН УССР, академик ВАСХНИЛ, действительный член АН СССР, Герой Социалистического труда, многократный кавалер ордена Ленина, трижды лауреат Сталинской премии Трофим Денисович Лысенко руководил экспериментальной базой АН СССР "Горки Ленинские".
     И поучал, советовал и продолжал анонсировать появление невиданных урожаев и прочих сельскохозяйственных благ.

     С Презентом обошлись гораздо жестче. Его изгнали из академии. Уволили со всех более или менее престижных должностей, которые он занимал. И предали остракизму. Сделали козлом опущения.
     Впрочем, Лысенко не оставил в беде своего боевого помощника.
     Вплоть до 1964 года доктор биологических наук Презент числился на экспериментальной базе АН СССР "Горки Ленинские" старшим научным сотрудником.
     Умер Презент в 1969 году, в возрасте 67 лет. В могилу его свёл сепсис.
     Бытует и другая точка зрения. Презент тронулся. И пристал к какому-то цыганскому табору. Где и умер, не выдержав тягот бродячей жизни.

     Это, так сказать, апокриф. Чья-то злая выдумка.
     Не мог же человек со столь выраженными дьявольскими наклонностями, завершить свой земной путь в постели.

 


   


    
         
___Реклама___