Pabinovich1.htm
©"Заметки по еврейской истории"
Февраль  2006 года

Иосиф Рабинович


Нечеловеческие монологи сукиных сынов



     Суровый у природы есть закон
     И как бы ни хотелось жить иначе,
     Но если ты от суки был рождён,
     То будешь выть и плавать по-собачьи

                                     Старинная собачья мудрость

     Овчарка у колючей проволоки

     Овец, признаться, не видал я сроду,
     Но со щенков в меня вложила мать
     Восточно-европейскую породу:
     Догнать, свалить и в клочья разорвать.

     Всю жизнь служу у проволки колючей -
     С хозяином мы стадо стережём,
     Он кормит меня супом, водит сучек
     И балует за службу сахарком.

     О, это стадо - серые бушлаты!
     Им супчик мой за счастье, почитай…
     Но что поделать, сами виноваты:
     Не слушался хозяев - отвечай!

     Порядок здешний обеспечен страхом,
     А вздумают бежать - совсем беда:
     Догоним и собьём единым махом,
     И мало не покажется тогда…

     Недаром здесь прошли мы все науки,
     И знаем своё дело без затей…
     И всё-таки, какие ж люди суки,
     Коль учат нас охоте на людей!

     Стаффордшир у ринга

     Я не знаю, отчего я злобный,
     Впрочем, как и вся моя родня,
     Зверь не должен рвать себе подобных,
     Для чего же вывели меня?

     Я гляжу на мир мрачнее тучи,
     Ненависть к собратьям затая,
     То, что для других - несчастный случай,
     Для меня - профессия моя!

     Мужиков откормленные рожи
     И восторга полный бабий крик -
     Вовсе на собачий непохожий,
     Мерзкий, страшный человечий лик!

     Ради них тяжёлыми клыками
     Я крушу матёрых кобелей,
     Ну, а после мучаюсь ночами
     И таю обиду на людей.

     Но зато, зализывая раны,
     Наконец, я понял, что к чему:
     Вывел человек меня поганый
     Точно по подобью своему!

     Курцхаар у джипа


     Легавый я, горжусь своей роднёю,
     Древнее рейнских вин мой гордый род,
     И грязною побасенкой блатною
     Нас не унизит уголовный сброд.

     Хозяин мой понятья не имеет
     Ни об охоте, ни о чём другом,
     На жирных пальцах - перстни, а на шее -
     Точь-в-точь златая цепь на дубе том.

     В тирольской шляпе, в джипе "Гран Чероки",
     Три тыщи баксов каждое ружьё,
     Он всем - и мною! - тешит, недалёкий,
     Плебейское тщеславие своё.

     А если выезжаем на охоту,
     Опять балдёж, коньяк и бабий визг,
     Ну, что же это утром за работа,
     Коль вечером стрелок набрался вдрызг!

     Опять ему я поднял перепёлку,
     Ну, как на блюдце - прямо под прицел,
     Но он своею фирменной двустволкой
     Промазать с десяти шагов сумел.

     Видать, не в джипе дело и не в шляпе,
     Не в тусклом блеске фирменных стволов…
     Теперь опять домой и лопать "Чаппи",
     А мне бы так хотелось потрошков!

     Такса у искусственной норы

     Лисьему киллеру Варягу и его хозяйке

     Я рвусь в погоню на коротких лапах,
     Нора тесна, но я иду вперёд,
     И нестерпимо смрадный лисий запах
     Наркотиком по нервам моим бьёт.

     От ярости дыханье даже спёрло,
     Заклятый враг укрылся в глубине:
     Укутанное шерстью лисье горло -
     И больше ничего не надо мне!

     Навстречу зубы скалит он из мрака,
     Но что мне его яростный оскал?
     Я рвал енотовидную собаку,
     И барсука и кабана хватал,

     Но, шкуру свою рыжую спасая,
     Он рвётся в бой, и он на всё готов -
     Прыжок, захват… И плоть его тугая
     Дрожит, как птица, меж моих клыков.

     О, миг блаженства без конца и края
     И судорога сладкая в спине!
     Но эти люди крышку поднимают,
     И палкой зубы разжимают мне…

     Диплом, медаль, "Роял Конин" две пайки,
     Восторженные вздохи "Ох!" и "Ах!"
     Раздувшейся от гордости хозяйки…
     И сладкий привкус крови на губах.


   


    
         
___Реклама___