Pasika1.htm
©"Заметки по еврейской истории"
Февраль  2006 года

 

Эллан Пасика


На еврейской улице

(жизненные зарисовки и размышления)



     Посвящается моему постоянному, хотя
     и невидимому соавтору Ларисе Пасике.

     "Горько еврею наблюдать
     потерю своей самобытности..."
     Рабби Амин Штейнзальц*



     Я хочу сразу же предупредить читателя. Главный герой этих очерков и автор - не одно и то же лицо, хотя в чём-то они похожи друг на друга. Видимо, потому, что они не только близки этнически и почти одногодки, но даже из одного и того же города. Наверное, никто не будет возражать, что все одесситы в чём-то похожи друг на друга. Вы скажете, потому что у них есть Чёрное море. Ну что ж, и харьковчане немножко похожи друг на друга, потому что у них нет Чёрного моря. Зато есть реки Харьков, Лопань и Нетечь. И мои земляки вечно шутят, намекая на их маловодность: "Харьков хоть лопни, а не течёт". В чём мы точно похожи с моим героем, так это интересом к жизни ортодоксальных евреев на нашей улице. И мы разделили нашу задачу: он, как человек более наблюдательный, подсмотрел, а я записал, вернее, набрал на компьютере. И я долго уговаривал Давида стать моим соавтором. Но он отказался. И без него, сказал, теперь писателей больше, чем читателей. Может, он и прав...


     I


     Давид живёт в Мельбурне уже пятнадцатый год. Порой ему кажется, что живёт он здесь чуть ли не всю жизнь... Ведь как давно это было: сборы, а потом проводы детей в эмиграцию. Потом свои собственные сборы. Потом первые, такие трудные шаги на новом месте. И вот прошло уже больше четырнадцати лет...
     Давид часто вспоминает, как они покупали квартиру. Его особенно радовало, что жить он теперь будет в еврейском районе Коулфильде... Племянница, вот уж "без черёмухи" человек, и здесь подлила ледяной воды цинизма в волны его романтической по этому случаю приподнятости: - Давид Борисович, ну что Вы радуетесь из-за этого как ребёнок, вот поживёте с этими евреями рядом... - И поживу! И мы ведь евреи...- Оставьте, Давид Борисович, ну какие мы евреи..., и Вы - то же самое. Разве что свинины не едите. И то, наверное, из-за повышенного холестерина... Думаете, что если читаете журнал "Менора", ходите на собрания "Шолома", да знаете, когда разрушили Второй храм, так Вы уже и еврей... Племянница у Давида - учительница в школе "Шолом-Алейхем" и привыкла поучать... "Ладно, не устраивайте из праздника ссору" - дипломатично прервала диалог жена Неля.

     Нет, Давид не жалеет, что поселился в районе, где живут ортодоксы, и на одной из "самых еврейских" улиц, вблизи небольшого, но уютного парка. В шабат полчасика вполне можно вздремнуть посредине их улицы. И можно долго простоять, не увидев ни одной едущей машины. А сейчас и припаркованных машин соседей не видно. На рождество и Новый год, кто только может, уезжают из города... Сколько уже десятилетий прошло, а еврейская память сохраняет ужас рождественских погромов... Хоть было это не здесь, а в далёкой России.

 

Хасид общины Аддас Исроэл в рабочий день



     Солнце клонится к закату, и скоро начнётся шабат. Шабат под Новый год... Наверное, и на Хотэм стрит по пути к синагогам сегодня будет немного евреев, спешащих на молитву. Разъехались. Не все, правда. Под их квартирой третий год снимает жильё семья, они остались. Глава семьи, 30-летний Шлойме, только месяц назад поменял работу и сейчас должен показать рвение. Когда въезжали, у них был всего один ребёнок, а теперь - трое. Бедно живут. Поэтому, если просят они Давида что-нибудь сделать для них, денег тот не берёт. Хорошие они люди, эти Хава и Шлойме, и тоже стараются отплатить добром за добро. Когда Давид и Неля как-то в августе уехали в Центральную Австралию, целых две недели Хава кормила их кота. Потом, правда, когда уже летом уезжали опять утром в пятницу, на три дня, Хава, выслушав просьбу, засмущалась. А потом объяснила, что ей, вообще, это нетрудно сделать, но только не в шабат. А ведь будет жарко, и тогда она не сможет положить корму на сутки вперёд... Неля почувствовала, что та была очень этим смущена... Выручил сосед через дорогу Феликс. Этот хоть тоже еврей, но наш, из Слуцка. Нехорошо, наверное, просить его, больной человек, осколок от снаряда до сих пор сидит у него в теле, да сам предложил, мол, будет заходить дважды в день...

 

Хасиды общины Аддас Исроэл  в праздник Суккот по пути в синагогу



     Хава и Шлойме живут в Мельбурне всего пять лет, приехали из Южной Африки. Хава рассказывала, что дедушка и бабушка её родились под Гродно, и, что пока не пришли русские, у них было две коровы... Неужели в шабат они их не кормили, не поили?.. И не доили... Странно как-то. Но, наверное, раввины говорят, что это запрещено. У ортодоксов ведь по-прежнему всё решают раввины. На их улице одни евреи строили дом. Сделали проект, и как раз на въезде - большущее дерево. Запросили разрешение в местном муниципалитете, в сити кансэл то есть. Приехал служивый, всё промерял, и получили хозяева разрешение спилить дерево. Нам этого достаточно, а верующему еврею - нет. Пошли к раввину. Тот выслушал и спросил, сколько лет дереву, нет ли сухих веток, или другой какой порчи. Нет, ответили, ему, никакой порчи, хорошее дерево, но сильно мешает... И запретил раввин сносить, ибо сказано в Торе, что человек должен посадить дерево, а не срубить его. Пришлось переделывать проект, тысяч в пять обошлось и на месяц задержки в строительстве. Интересно, а если бы пообещали две тысячи на синагогу дать?.. Но, видно, эти люди не чета нашему брату - побоялись прогневить Гашема... Наши они - смелые... Привыкли... На их любимой родине так кругом шныряли сексоты, а политические анекдоты всё равно рассказывали. А ведь КГБ покруче расправлялся с ослушниками, чем любой бог...


     II


     С утра, особенно, в хорошую погоду, у них на улице всегда оживленно. Женщины с детьми шествуют к парку гулять. Один младенец, а иногда и двое - в коляске, часто ещё одного ребёнка женщина держит за руку. Обычно эти женщины не мамы, а няни. С некоторыми Давид здоровается по-русски как со старыми знакомыми, других он не знает, хотя тоже здоровается. Почти все они, наверняка, тоже русские евреи. Раньше они были врачами, учителями или инженерами, а теперь все - няни, или бебиситеры. Своих внуков уже вырастили, а сидеть без дела не хочется. Да и деньги никогда лишними не бывают. Без приработка, на пенсию прожить, конечно, можно, но за границу, или, как здесь говорят, оверсиз, не поедешь... Да и внукам иной раз хочется подарок купить. Ортодоксальные еврейки любят брать в няньки женщин из России. Хоть с языком у них и похуже, а иногда и совсем плохо. Зато они более образованные, чем местные женщины, которые согласны нянчить детей. Платить местным женщинам нужно больше, да и попробуй их найти. Они всё больше норовят играть в своих клубах в бинго, или идут работать волонтёрами. Задаром, то есть. А за деньги не хотят... Чудные, ей Б-гу.

     С утра приезжают и разные служивые. Верующие предпочитают звать еврейских специалистов. Считается за богоугодное дело. Но своих не хватает, поэтому приезжает много другого народа. Вот подрулил садовник... Давид не любит применять здесь это слово. Садовник в его понимании - человек, знающий породы фруктовых деревьев, умеющий делать прививки разных сортов, в общем, профессор по саду. У Давида в Харькове на Холодной горе у самого всю жизнь был сад, по листику мог безошибочно определить не только вид, но иногда и сорт, а садовником себя не считал... Садовник обычно старый и неторопливый. Здесь же приезжает не садовник, а гарденер... По англо-русскому словарю переводится как садовник, а по сути - это садовый рабочий. Как-то позвала соседка Двора Давида и попросила обрезать лимонное дерево, ещё отцом посаженное, чтоб лучше плодоносило. Мол, раньше был тут один русский, который всегда делал ей эту работу, но уехал теперь в другое место... "А что, Двора, ты Эдика не попросила? Он же вчера приезжал к тебе". - "А он говорит, его этому в тэйфе не учили".

     Тэйф - это здесь не то техникум, не то профтехучилище. Эдик, как вы поняли, гарденер. Он австралийский еврей, но без кипы. Значит, не религиозный. Или может и верит, но не очень. Косить траву, подрезать кусты, или ещё какую несложную работу по саду Эдик делает быстро и аккуратно. Давид всегда находит причину задержаться, когда видит, что подъезжает Эдик. У того седан-Тойота, а сзади - прицеп, на котором в идеальном порядке разложен садовый инструмент, косилка, и ещё много чего. Умеют австралийцы работать. Вроде и не спешит человек, а работа подвигается споро. Давид часто вспоминает, как у них в самую жару сломался в спальне кондиционер. Давид вызвал Сэма. Сэм - русский еврей, но приехал несколько лет назад из Израиля, где работал главным инженером большого предприятия. А здесь стал ремонтировать бытовую технику. Сэм минут пять возился, и сказал, что нужно заменить клапан. А для этого сперва откачать фреон. "Ну, всё - решил Давид - пропадать теперь от жары". Но Сэм пошел к своему вэну, микроавтобусу, то есть, и принёс оттуда портативный компрессор и небольшой металлический баллон. Откачал фреон в баллон, заменил клапан, тоже принесенный из вэна, и вновь заполнил кондиционер фреоном. И включил. И сразу стало опять прохладно. И всего за час-полтора...

     И вспомнил Давид, как он работал в родном Харькове холодильным мастером на своём холодногорском участке. Когда его выперли с работы после подачи заявления на эмиграцию в Израиль. Таскал по всему участку с трамвая на троллейбус тяжеленных два чемоданчика: в одном - инструмент, а в другом - кое-какие запасные части. А много ли с собою унесёшь... Горе, а не работа... Как-то напарник его слегка съязвил. Раньше, мол, Давид таскал два диплома, а теперь два чемодана. И ещё вспомнил Давид, что фреон по мелочам у них никогда не собирали, а просто выпускали. И тем самым увеличивали озоновую дыру... Эх, быть Давиду помоложе, поработал бы и здесь по ремонту холодильников. Уже не таскал бы эти чёртовы чемоданяки, а разъезжал бы себе на вэне как король... Правда, короли ездят не на вэнах, а в лимузинах...


     III


     Опять наступил шабат. Очень активное время на давидовой улице начинается за час до захода солнца. Религиозные евреи спешат закончить свои дела Нередко можно увидеть в это время бегущего мужчину - не сомневайтесь, что это он "слегка зашился" и боится не успеть сделать все дела до наступления священного часа. Вскоре начинают евреи идти в синагогу. Давид любит в это время наблюдать их шествие. Пустынные до этого тротуары ближайших улиц становятся многолюдными. Чаще всего идут целыми семьями. Женщины толкают впереди себя коляски. Девочки постарше держат младших за руку и жмутся к матери. Мальчики идут с отцами, те которые повзрослее - важно вышагивают, оживлённо переговариваясь. На них, как и отцах, чёрные костюмы и фетровые тёмные шляпы с большими полями. Тех, кто хочет перегнать Давида, он пропускает, отступив на газон. Чаще всего Давид слышит короткое thanks, а иногда незнакомые люди с ним здороваются. Давиду не нравится, когда его, уступающего дорогу, обгоняют молча. Он провожает неодобрительным взглядом высокомерные фигуры. Где-то он читал, что ещё древние филистимляне отмечали заносчивость евреев... А может это не высокомерие? Может, этот высокий важный старик с огромной бородой мысленно уже погружен в очередную главу Торы? Давиду не хочется думать об этом старике плохо... Чем-то он похож на давно умершего тестя. Тот тоже казался высокомерным, когда сидел возле дивана на стуле, слегка раскачивался, и напевал слова на иврите. Тёща в это время кричала, чтобы тот прекратил, иначе, мол, погубит всю семью. Тесть снисходительно в это время смотрел на жену, но затихал. Иногда, правда, добавлял, цитируя с печальной усмешкой: "Всё потопили в леденящей воде чистогана..."

     Некоторые семьи идут навстречу Давиду. Нет, не потому, что уже возвращаются из синагоги. Они просто идут в другие. В Мельбурне 32 конгрегации, то есть религиозных общин, это Давид узнал, когда был в еврейском музее. Треть из этих синагог - на ближайших улицах. Когда-то он прочитал анекдот. Идёт прохожий и видит, что строят синагогу. "Зачем вы строите третью синагогу, если вас всего-то в этом городе два еврея?" "Понимаете, в эту синагогу - еврей значительно показал на синагогу рядом со строящейся, - Рабинович не ходит..." "Ну, хорошо, а вот есть же другая..." И прохожий указал на синагогу напротив? - "А в эту не хожу я" - ещё более значительно промолвил еврей. "Да, но зачем вам третья?" - спросил прохожий. - "В третью мы не будем ходить оба" - торжествующе ответил еврей.

     Вот обогнал Давида его молодой сосед Барух с приятелем. Не поздоровался. И никогда не здоровался первым. И если отвечал на приветствие, то как будто делал большое одолжение. А жена его не только никогда не отвечает на приветствие, но и не смотрит на Давида, когда тот обращается к ней по делу, например, сообщить, что перекроют воду... Нас они за евреев не считают... А за людей?.. Неужели в Торе есть что-нибудь такое? Давид в это не верит. Правда, в Манифесте коммунистической партии тоже не было такого, чтобы запрещать евреям собираться и говорить на религиозные темы... А вот же забрали однажды тестя в КГБ за это. К ночи, правда, выпустили. А через день пригласили Давида с Нелей. "Как это вы оба работаете в учебных институтах, а допускаете, чтобы у вас под носом вражескую идеологию развели?.. Хотя как взглянуть на "Манифест"… Если очень внимательно, то видно, что его составляли разбойники… "Пусть эксплуататорские классы содрогнутся…" Содрогнулся весь мир. Так содрогнулся, что многие подумали: наступил апокалипсис.

     А насчёт того, что наши молодые соседи так себя ведут, то, наверное, это им говорит раввин..., чтобы не имели никаких дел с неевреями... Да нет, не может быть этого... Эта пара очень неприветливая. Давид теперь, когда проходит мимо них, тоже на них не смотрит. Они ходят в синагогу Аддас Исроэл. Это ультраортодоксальная синагога. Барух не носит тёмный пиджак, как большинство. На нём длинный лапсердак. Из-под него выглядывают кисти белой накидки. Она называется цицит. А на голове огромная плоская меховая шапка спотик. Из-под спотика выглядывают рыжие баруховы волосы с длинными-предлинными пейсами... Неприятный человек... И эти длинные пейсы...

     На минуту Давид становится неприятен самому себе. Действительно, причём здесь пейсы! Ну, ладно, его родители уже были из ассимилированных семей, но всё равно - деды носили пейсы, и сотни поколений до них - тоже... Нет, пейсы здесь ни при чём.
     Барух не просто ультраортодоксальный еврей, он хасид, что на иврите означает благочестивый. Шлойме объяснил Давиду, что у слова хасид есть два значения. Второе значение это - сторонники религиозного движения, хасидизма. К ним принадлежат, например "хабадники", те евреи, которые ходят во вновь построенную синагогу на Инкерман стрит.

 

Религиозные евреи в праздник Суккот по пути в синагогу

 

 

     Да, непросто разобраться во всём этом. Эх, быть бы Давиду молодым, да английский бы знать получше, стал бы учить иврит. Может, и разобрался бы во всём этом. А так идут евреи мимо него, проносится их жизнь мимо, а он о ней ничего не знает... И ладно бы мусульмане какие-нибудь, а то свои братья-евреи, а он среди них как чужой. Чужой среди своих...


     IV


     Когда у Баруха родился первенец, Неля захотела воспользоваться случаем и "растопить лёд отчуждения". "Если они молодые и дурные, то мы должны подать пример" - сказала Неля и расспросила другую соседку, что нужно купить, дабы поздравить молодых родителей. Получила совет, какую нужно купить одёжку для младенца, попросила завернуть в магазине понаряднее, и с красивой открыткой повесила на ручку двери соседей. Стали ждать реакции. Понимали, что те не бросятся с поцелуями... мол, огромное спасибо, век не забудем вашей милости, осчастливили то как!.. Этого не ждали. Ждали, что когда будут ехать с коляской мимо них, поздороваются. Нет, прошли мимо, не улыбнувшись. Пробежало три недели, и Неля зашла к ним по делу. "Спасибо за поздравление и подарок", - сказала соседка - при этом её лицо ничего не выражало. Прошла ещё неделя, и Неля с Давидом получили открытку, в которой супруги Барух и Дебора Гольдштейн благодарили их за "содеянное". Давид понял, в чём было дело. Ведь Неля и Давид для них - "гои", а с гоями ортодоксы, по возможности, не должны иметь каких либо дел. Вместе с тем они чувствовали всё-таки какую-то неловкость. И тогда эти люди спросили раввина, как им поступить. И раввин им сказал, что нужно поблагодарить, но так, чтобы следующий подарок сделать не захотелось.

     Два тысячелетия назад, когда, сперва, после Иудейской войны и разрушения Второго храма, а потом после поражения восстания Бар-Кохбы, основная масса евреев оказалась в рассеянии, раввины многих стран собрались на совещание. Нужно было решить, что делать, как уберечь еврейский народ в изгнании от ассимиляции. И решили они, что не должны теперь евреи иметь, по возможности, какие-либо дела с неевреями. Прочёл это Давид в книге Александра Каца "Евреи, Христианство, Россия". Хоть и не историк этот Кац, не философ, а такой же инженер, как и Давид, но хорошую книгу написал...

     Вчера к Неле приходила Фрида, она из хабадников, то есть из любавичских евреев. Образованная женщина, 55 лет назад ещё девочкой увезли её с братьями и сёстрами родители из Москвы через Польшу. Польские паспорта помог выправить любавический ребе. Вот какие длинные руки у этого ребе: из Нью-Йорка до Москвы достал. Да, так Фрида спросила: "Вы думаете, для чего у евреев кошрут, потому что так полезнее для здоровья? Может и это причина, но главное, чтобы не есть за одним столом вместе с неевреями. И кошрутное вино, чтобы не пить с неевреями..." Ну что же, даже, если и неверны мысли и слова этой женщины, всё равно интересно... Такие мысли, как и мифы, тоже отражают реальный мир... Давид подумал тогда: "Как это мерзко так сторониться других людей!"

     Уже когда ушла Фрида, Давид опять задумался над услышанным... А если бы не те раввины, то что бы стало с рассыпанной по огромному миру горсткой еврейских изгнанников? Растворился бы "народ книги" среди других народов, как растворились сотни других… И, допустим, этот народ и не роскошный садовый цветок, а скромная незабудка, всё равно было бы несказанно жалко, если бы на земле одним народом, одним цветком стало меньше. Конечно, евреи так не думали, просто, как у всякого живого организма, у народа тоже есть инстинкт самосохранения... У евреев этого инстинкта оказалось очень много. Настолько много, что удалось дожить до возрождения своего государства.

     V

     Внук Давида и Нели, сын дочери - уже взрослый. Иногда невестка привозит к ним младшую внучку, семилетнюю Джесику. Славная белокурая девочка. И уже немного кокетливая.
     Кстати, кто совершенно не кокетлив, так это еврейские ортодоксальные женщины. И мужчины тоже удручающе серьёзны, и только "по случаю", например во время свадьбы, или на Пурим они предаются бурному веселью. Вчера наблюдал смешную сценку. На Балаклаве как раз напротив "севен илэвэн" остановилась машина и из неё вылезли две молодые женщины в одних купальниках. И очень пышных форм, между прочим. Стоят себе на тротуаре почти, в чём мать родила и болтают А тут идут два статных, красивых да румяных молодых ортодокса. Явно, их держат не на сушёных кузнечиках. Видимо, только что вышли из синагоги, которая в трёх шагах оттуда. Женщинам бы отступить в сторону, но не тут-то было... Оба как по команде отвернули головы. Отвернули демонстративно, чтобы Гашем не усомнился в их добропорядочности. Не знаю, сказали ли они при этом: "Изыди, нечистая сила!"

     Но я, кажется, отвлёкся. И всё из-за женщин. Хотя, как и Давид, я в таком возрасте, когда лучше уже подумать о Боге.
     Ортодоксы решили, что если нельзя полностью устранить зло, то нужно хотя бы уменьшить его. Ладно бы, их женщин отличали только достаточно непривлекательная одежда и парики. Так ещё, как правило, эти аксессуары подчёркивают неуклюжесть расплывшихся фигур. В этом нет ничего удивительного, хотя от природы многие из них отличается красотой. Не знаю, как отражаются на их внешности частые роды, но зато точно знаю, что не прибавляет им здоровья почти полное отсутствие спорта.

     Давид совсем недавно узнал, что у ортодоксальных евреев нет никаких спортивных клубов. Вы, наверное, начнёте возражать... Напрасно! Спортивные клубы "Маккаби" ортодоксальными евреями не посещаются, ибо работают в субботу. А других нет. Поэтому удивляться нужно не тому, как много среди верующих неуклюжих и толстых, а тому, что много также красивых и статных, особенно, мужчин... Какую-то роль в сохранении телесного здоровья играет значительно меньшее потребление спиртного и кошерное питание. Правда, велосипеды обычно есть у детей. Часто можно увидеть даже малышей 3-4 лет на скутере. В богатых домах иной раз можно встретить спортивные снаряды и теннисные столы, а в очень богатых домах и корты. Но сколько этих богатых домов у евреев? Увы, гораздо меньше, чем думает простой обыватель. Не говоря уже об кондовых антисемитах. Давиду случается бывать в так называемых богатых домах. В два этажа детские спальни, простая мебель даже в спальнях родителей, и так же просто, а иногда бедно в остальных комнатах. Библиотека религиозной литературы, пара компьютеров да радиоприёмник с проигрывателем. И гора детских игрушек. Во дворе часто есть батут и горка. Но это ведь для малышей и самых младших школьников. Даже телевизора нет, ибо не велит ребе. Спортивные снаряды встречаются нечасто. А ведь говорят, что в здоровом теле здоровый дух...

     А так ли это, впрочем? - подумал Давид. Отца Давид помнит плохо, забрали в 37-м, а вот тестя наблюдать пришлось. До 90 дожил старик, а болел крайне редко. Хотя крепостью тела не отличался... Может, наоборот, тело здоровое, если дух крепок? А интересно, что по этому поводу говорят раввины? Наверное, говорят, что молитва укрепляет дух, а значит и тело. И тут с ними трудно спорить. У них у всех убеждённость как у Аввакума. И глубокое знание философии. А у нас - только её основ, да и то марксистско-ленинских... Вот только женщины у них все на одно лицо. А как же насчёт того, что "Красота спасёт мир"?..


     VI


     Да, сегодня у них в доме внучка. Давид в обиде за неё на всё ортодоксальное еврейство. Когда Давид и Неля только вселились в эту квартиру, в доме не было ни одного ребёнка. А потом появились Хана и Шлойме с двумя детьми. Старшей, Рахили было на два года меньше, чем Джесике, но обе потянулись друг к другу. А младший, заворожённый её нарядом, и волнистыми белокурыми волосами с ярким бантом, обхватил и не хотел отпускать. Когда Джесика на правах старшей в очередной приход попросила Хану отпустить Рахиль к ним, Хана согласилась. Но через 10 минут пришла и забрала девочку. В следующий приход внучки история повторилась. Хана - хорошая добрая женщина и ей было очень неудобно... Неля, грешным делом, решила, что стеснительная Хана боится, как бы её дочь не надоела... Поэтому бабушка с дедушкой не возражали, когда Джесика в следующий раз забежала к соседям в квартиру. Минут десять слышались оттуда восторженные детские голоса. Пока Хана не зашла к Давиду и, заикаясь от смущения, не попросила забрать внучку... Мол, они уезжают. Только, видимо, планы у них изменились кардинально. Так как в течение доброго часа все слышали настойчивые всхлипывания маленькой Рахили: "Хочу Джесику, хочу Джесику, Джесику хочу..."

     Однажды Давид пошёл с внучкой в наш парк. В парке обычно часов до 12 дня мамы и няни гуляют и сидят со своими детками, но ближе к вечеру, чаще всего бывает пусто. На этот раз Джесике повезло. Так Давид решил, увидев женщину в парике и двух деток на качелях: миловидного мальчика лет шести, и девочку - немножко старше. Мрачноватой одежде девочки, длинной тёмной юбке и невзрачной кофте, плохо удавалось скрыть прелесть её личика. Да и всего облика. Мать сидела несколько поодаль и держала в руках книгу, однако не читала. Она смотрела на своих детей, явно любуясь ими. Джесика подбежала к девочке и стала помогать ей раскачиваться. Одновременно они знакомились. Теперь к любованию детьми подключился и Давид. Только час назад он отошёл от компьютера, где долго был погружён в неисчислимые беды огромного и такого тесного мира. И теперь с удовольствием наблюдал за весёлыми, здоровыми и красивыми детьми. "Прекрасное "далёко" не будь ко мне жестоко...". Давид как молитву всегда повторяет эту детскую песенку, глядя на резвящихся детей.

     "Pessi, Aaron, come here, please!" - послышался вдруг строгий, явно недовольный голос матери. Несколько минут длились пререкания женщины с дочкой, прежде чем они удалились. В следующий раз история повторилась, но не только Давид, но, кажется, и Джесика отнеслись ко всему по-философски. Теперь уже внучка не бежит к еврейским детям в парке, а молчаливо играет сама. Иногда и Давиду удаётся подключиться, но разве дедушка может заменить девочке сверстницу... В парке одиноко и грустно. Пахнет осенью, хотя сейчас только декабрь, начало австралийского лета...

     Давид рассказал мне про это, и я попросил жену проверить истинность наблюдений Давида. Вот что рассказала ей одна матрона, принадлежащая к общине Аддас Исроэл. "Вы позволяете многое такое, что мы не позволяем своим детям: смотреть телевизор, читать непотребные книги, неподходяще одеваться. В своей речи вы можете допускать слова, которые мы не применяем. И еда у вас некошерная. Не только с вашими детьми, но даже с любавическими, например, с внуками ребе Гурвица я бы своим детям играть не разрешила". Эта женщина, по-видимому, с умыслом назвала ребе Гурвица. Он тоже выходец из России, хотя его вывезли оттуда в раннем детстве. Он вырос в религиозной ортодоксальной семье, и его отца здесь знали в течение многих десятилетий, как человека набожного и много делавшего на ниве еврейской благотворительности. О сыне и говорить нечего. Он в течение длительного времени является директором женской еврейской средней школы "Бетривка", где учатся дети из ортодоксальных семей. Правда, девочки, у которых родители принадлежат к ультраортодоксальной общине "Аддас Исроэл" там не учатся. У них своя школа. И кладбище своё. И только воздух общий... Как-то Давид заговорил с одним из таких ультраортодоксов об Израиле. Как будто Давид задел за рычаг, сдерживавший пружину. Сосед с такой яростью обрушился на Израиль, его народ и его правительство, что Давиду с большим трудом удалось перевести разговор на другую тему... Еврейское государство ультраортодоксы не признают, ибо создано оно не Мессией, а обычными людьми - сионистами. Большинство из которых были людьми вполне светскими. Вроде нас с вами. Только мы в Израиль стараемся своих детей не посылать. А они шлют. И не только на учебу, или в гости. А для того, чтобы там жили. Чтобы там, порой в самом Иерусалиме, а порой где-нибудь в поселении полить древнюю еврейскую землю скудной еврейской кровью...

     VII

 

     "Восток есть Восток, Запад есть
     Запад, и вместе им не встретиться".

     Редьярд Киплинг

     "Если хочешь сыскать восток, то
     встань глазами на север, и
     в правой руке получишь искомое".

     Мих. Салтыков-Щедрин


     Опять шабат. Давид обратил внимание, что Барух не всегда даже в шабат носит свой меховой спотик, иногда просто шляпу... Нужно будет выяснить, от чего это зависит. Странное дело, соседка Двора в упор не ответила на приветствие Давида. Давид долго ломал голову, но придумать ничего не мог... Чем-то всё-таки, наверное, обидел её. Давид любит шутить, а с его "оксфордским" произношением иногда бывают недоразумения ... Удивлению Давида не было предела в воскресенье утром, когда Двора проходила по улице и в глубине двора увидела Давида. "Как дела, Давид, не правда ли, погода сегодня очень хорошая?.." Неля быстро разгадала этот ребус. "Ты вчера шёл с покупками и в руках держал ключи от машины". Только теперь Давид вспомнил, что когда в шабат он едет в машине по их улице, Двора делает вид, что не замечает его. Ох, как права была племянница. Непросто жить рядом с этими евреями...

     Другие ортодоксы, даже из этой же общины не такие максималисты. Фрида рассказала, что любавические евреи не сторонятся русских евреев. Они не запрещают своим детям играть с их детьми, тем более с детьми других ортодоксальных евреев, как это делают в некоторых других религиозных общинах. Но любавические евреи - это особая статья среди ортодоксов. Ортодоксы сами себя иногда называют "харедим", то есть богобоязненные... Недаром энциклопедия "Иудаика" признаёт, что " любавические хасиды часто являются единственными харедим, с кем представителям внешнего мира удаётся поддерживать прочные контакты"

     В небольшом их block of flat на шесть семей Давид выполняет обязанности по уходу за домом и участком. Как обычно в таких домах, общее освещение снаружи и внутри дома включается автоматом-часами с наступлением темноты. Чтобы энергия не пропадала даром, автомат подстраивают каждые три-четыре недели. Давиду надоело это, и он решил установить оптические инфракрасного света сенсоры - устройства, автоматически включающие свет не по времени, а при появлении человека. Экономия электричества и никакой головной боли с постоянной подстройкой часов-автомата. И никакой переделки схемы освещения не нужно. Согласовал это Давид с владельцами других квартир и установил сенсоры. Красота!.. Пока никого нет, темно, а только появился человек - сенсор включает свет... И можно отрегулировать время, пока свет продолжает гореть... А назавтра встречает Давид в подъезде Баруха... Давид не сразу сообразил, в чём проблема... На прошлой неделе поздно свет зажигался?.. Не волнуйтесь, теперь будет зажигаться вовремя...

     Быстро говорит Барух, не сразу понимает Давид его английскую речь. Что-то про свет и шабат... Да не может быть... Хотя Давиду рассказывали, что сити кансел в местах массового шествия евреев в синагоги заменил прежнюю систему включения на перекрестках пешеходных сигналов светофора. Теперь этот зелёный свет в шабат зажигается не от нажатия кнопки, а поочерёдно с красным. Раньше в шабат ортодоксы кнопку не нажимали и перебегали с колясками и детьми на красный свет. В расчёте на Гашема... Давид, когда узнал обо всём этом, так даже не усмехнулся по поводу нелепого предрассудка... Настолько он стал горд за австралийский либерализм... Хотя дело, не только в нём, а также в воле налогоплательщика. И избирателя, между прочим...

     О чём это говорит Барух?.. Тут же нет кнопки, свет включается сам... Барух всегда спешит... И то сказать, самому только двадцать четыре года, а уже трое детей, включая младенца... Три рыженькие славные существа. А глазёнки бездонно-голубые... Эсэсовцы в глаза, видимо, не заглядывали... Спешит Барух, торопится на вечернюю молитву в синагогу... Очень торопится, быстро так тараторит... Но через всю невероятность проступает до сознания Давида смысл баруховой претензии. Сегодня ладно, а вот в шабат это не годится... Свет и потёмки - промысел Божий... Негоже нашему телу в это вмешиваться, когда шабат... Убежал Барух... Да что на него обращать внимание, на этого ультра. Всё же больше для любопытства спросил Давид, когда можно повидать их ребе... Неужели эти ультраортодоксы дошли до такой нелепости? В общем, судя по Баруху, от их ребе тоже можно ожидать чего угодно... И решил Давид не обращать внимания на этого соседа. Хозяин его, кстати, не возражает... Фанатики любой веры ужасны...

     А на следующий день, смущённо улыбаясь, подошла к Давиду Хана и, показывая вверх на сенсор, сказала: "Сорри, Давид, но для шабата эти штуки очень плохи. И вид у Ханы был виноватый и несчастный. И тогда Давид попросил у Ханы телефон и имя их ребе. И получил тотчас со словами трогательной благодарности. Хорошая женщина эта Хана. И что странно, приехала аж из Южной Африки, а как посмотрит - вылитая мамина кузина Вера Теплицкая. Та, которая погибла на Тракторном... Только та годилась Давиду в бабушки, а эта - во внучки.

     Синагога, куда ходят Хана и Шлойме, находится на Балаклаве рядом с русской синагогой. Пошёл туда Давид и изложил ребе проблему. "Это очень хорошо, иметь сенсоры. Ибо сказано в Торе, что должен человек беречь и землю и воды. И любую тварь и растение, травинку даже не губить без пользы... А потом прибавил: "Только в шабат не должны они, эти самые сенсоры, включаться". Вот тебе география!.. - подумал Давид - да как же я их отключать то буду?..". И задал Давид ещё один вопрос: "А если всё останется, как уже есть, что станут делать эти Ваши прихожане?" - "Начнут искать другую квартиру, Господь учтёт их благие намерения и подождёт... Но лучше, если Вы не будете стоять на своём. Господь и Вам зачтёт это..."

     Поблагодарил Давид и раскланялся.
     "Да, "Восток есть Восток, а Запад есть Запад" и вместе им не встретиться", - подумал Давид. И тут же вспомнил вчерашнюю передачу по русскому радио. Там говорили о еврее - православном священнике и богослове Александре Мене, и его идеях Иудео-христианства. Умный был человек, этот Александр Мень, а не понимал, что для евреев это неприемлемо. Ведь если теперешние нерелигиозные евреи движутся к ассимиляции со скоростью поезда, то евреи-христиане будут ассимилироваться со скоростью ракеты третьей ступени. Это будет даже не ассимиляция, а растворение. И опасность эта - почище "возвращения арабов на свои земли". Лучше уже ортодоксальные евреи...

     Так где же всё-таки Восток, а где Запад? Давид дослужился в армии только до сержанта, но показался он теперь сам себе генералом... Из сказки Салтыкова-Щедрина "Как один мужик двух генералов прокормил". "Если хочешь сыскать восток, то встань глазами на север, и в правой руке получишь искомое". Известно, что у генералов из этой затеи ничего не получилось. Ибо не знали, где север...
     А Вы, читатель, знаете?

     *Рабби Адин Штейнзальц (род.1937) Известный израильский иудаист, основатель евр. университетов в Москве и С.-Петербурге. Под его руководством переведен с арамейского на иврит 25- томный Вавилонский Талмуд.

Мельбурн

 Пицца, доставка пиццы. Пицца Киев


   


    
         
___Реклама___