Kandel1.htm
©"Заметки по еврейской истории"
Февраль  2006 года

 

Борис Кандель


"Праведник мира" из Португалии



     Это история спасения в период Второй мировой войны нескольких десятков тысяч беженцев разных национальностей, преимущественно евреев, одним человеком. Герой нашего рассказа - Аристидес Мендес, португальский консул во французском городе Бордо с 1938 по 1940 годы. В 1940 году, в период нападения фашистской Германии на Францию, он давал выездные визы всем обращавшимся к нему беженцам. Он действовал на свой собственный риск, несмотря на запрещение своего правительства. За эти действия его много лет преследовали на родине, он был реабилитирован лишь в 1988 году.
     В музее Яд Вашем в Иерусалиме в 1961 году ему было присвоено звание "Праведник мира".
     А тогда, в далеком 1940 году город Бордо был переполнен беженцами. Эти люди сидели на улицах на летней жаре и ожидали. Они бежали из Парижа, Риги, Варшавы, Берлина, шли на Запад в течение недель и даже месяцев, шли дорогой изгнания. Все они боялись нацистских варваров, тень которых теперь простиралась над всей Европой.
     Их называли беженцами, они знали, что обречены на смерть.

     Для спасения жизни им нужна была только одна подпись в паспорте. Но единственный человек, который имел право это сделать, не имел на это разрешения. Потому что они были евреями, поляками или не имели гражданства. Или просто были нежелательными. Многие сотрудники консульств, имевшие к этому отношение, умывали руки и подчинялись распоряжениям высших властей.
     Этот человек не подчинился приказу. Его звали Аристидес де Соуза Мендес. Он был португальским консулом в Бордо. Он родился в 1885 г. в маленьком городке на севере Португалии в семье судьи из знатной фамилии.
     Мендес был профессиональным дипломатом, послом или консулом в разных странах. С 29 сентября 1938 года он занимал пост консула Португалии во Франции, в городе Бордо.
     В период с 1932 года в Португалии правил диктатор Салазар (1889-1970).
     В начале Второй мировой войны с осени 1939 г. положение в Португалии все ухудшалось. Писатель-современник Торга так это описывает:
     "Политическая атмосфера становится все более невыносимой, всякое стремление к независимости, к изъявлению своей воли подавляется. Клерикально-милитаристская диктатура наводит страх на целую нацию".
     В этот период Мендес отправляет свою многочисленную семью в Испанию, а оттуда на родину.

     13 ноября 1939 г. он, как и все португальские дипломаты за рубежом, получает циркуляр № 14 министра иностранных дел Португалии. В нем изложены до сих пор официально не афишируемые установки о расистской и национальной дискриминации беженцев. Консулу без разрешения Министерства иностранных дел запрещается выдавать визы на въезд в Португалию беженцам без гражданства, а также евреям, изгнанным из стран происхождения и потерявшим государственную принадлежность.
     И здесь начинается сопротивление Мендеса правительству, против которого он голоса никогда не поднимал. Его целью пребывания консулом в Бордо была надежда получить впоследствии более престижное место.
     В июне 1940 г. тайная полиция доносит министерству иностранных дел о задержании поляков, которым Мендес незаконно выдал визы.
     Немцы быстро продвигались на юг Франции. Бордо становится главным пунктом скопления беженцев. Тысячи беженцев со всей Европы переполняют город.
     В июне 1940 г. немцы вступают в Париж. Теперь каждый еврей и каждый борец с фашизмом понимает, что он должен, во что бы то ни стало покинуть Францию.

     В мае 1940 г. Мендес в письме брату Сесару (тоже дипломату) пишет о том, что "Салазар, португальский Сталин, хочет на меня накинуться, как дикий зверь... С моей совестью у меня никаких проблем нет".
     Помещение консульства было переполнено беженцами.
     21 мая Мендес в телеграмме Салазару задает вопрос, как ему поступать с беженцами, и просит разрешения выдать 30 виз.
     Он получает лаконичный ответ: "Придерживайтесь циркуляра № 14".
     В числе указанных виз были и визы для семьи раввина Крюгера.

 

 


     Из встречи Мендеса с Крюгером возникла тесная дружба. Что общего между аристократом католиком-монархистом Мендесом и раввином? Сын раввина Якоб рассказывает: "Когда отец встретился с Мендесом, тот сразу предложил ему свой дом. Он приглашает человека, которого раньше не знал, и это в период войны. К тому же еврея".
     Семья Крюгера поселилась в просторном доме Мендеса.
     13 июня им было отказано в визах.
     Мендес говорит Крюгеру, что он сделает все для его отъезда из Франции. Раввин отвечает: "Вы должны помочь не только мне, но и всем моим соплеменникам, которым угрожает смерть".
     Правительство Виши сразу же приняло антиеврейские законы - о звезде Давида, о запрете нахождения в общественных местах и другие. Появляются надписи: "Евреям и собакам вход воспрещен".
     В течение трех дней Мендес сильно болел и не имел контакта с окружающими. После выздоровления он открыл двери консульства и громко воскликнул: "С сегодняшнего дня я буду выдавать визы всем, независимо от национальности, расы и религии".
     В семье он рассказал, что во время болезни он слышал голос своей совести или глас Божий, который ему повелел действовать так, как надо; теперь для него все ясно.
     Сезар (брат) вспоминает слова Мендеса, сказанные в тот день:
     - Я не могу допустить, чтобы все эти люди погибли. Многие из них евреи, а в нашей Конституции записано, что пребывание иностранцев в Португалии не может быть запрещено из-за их религии или политических убеждений. Я твердо решил следовать этому принципу, и я от него не отступлю.
     16 июня 1940 года в Бордо начинается акция, о которой историк этих событий Иегуда Бауер написал, что это была самая крупная акция спасения евреев в период Холокоста, проведенная одним человеком.

     Мендес начал действовать, ему помогал раввин Крюгер, который выходил на улицу и собирал у евреев документы.
     Генеральный секретарь консульства безрезультатно пытался убедить Мендеса отказаться от своих действий. Члены семьи Мендеса, остававшиеся с ним, также вовлекаются в выдачу виз.
     Известие о выдаче виз быстро распространилось по городу, и консульство начали осаждать массы людей. Мендес показал, к какому лагерю он примкнул. Он понимает, что его действия незаконны.
     Выдача виз упрощается, плата за них не взимается.
     Немцы быстро приближаются к Бордо, и надо действовать без промедления.
     Визы выдаются самым разным людям, в частности, семье банкира Ротшильда, "императорской" семье Отто Габсбурга.
     По прибытии в США Габсбург просит американское правительство разрешить въезд в США австрийским евреям. Высший дипломатический чиновник говорит ему, что в Америке и так достаточно евреев.
     На встрече с журналистами в ответ на слова одного журналиста о том, что он также лично спас многих евреев, Габсбург ответил, что он лишь выполнял свой долг, а Мендес совершил замечательный подвиг.

     19 июня 1940 г. немцы бомбят Бордо, более 80 человек было убито и несколько сот ранено.
     Немцы все дальше продвигаются на юг Франции. В Тулузе, Байоне и в других городах скапливаются тысячи беженцев. Мендес уполномочивает вице-консула в Тулузе француза Тиссо выдавать визы, что не входило в его обязанности.
     20 июня 1940 г. Салазар, на основе жалобы посольства Великобритании, в письме обвиняет Мендеса в том, что он работает больше положенного и берет поборы за выдачу виз. Это письмо имеет дальнейшие последствия - Мендес чувствует, что власти хотят пресечь его неповиновение. В тот же день Салазар требует у португальского посла во Франции, переехавшего в Бордо, принять меры против Мендеса.
     Начинается невероятная и трагическая гонка между Мендесом, португальскими властями и немецкими войсками.
     Испания перестает выдавать транзитные визы для проезда в Португалию, во Франции все усиливаются коллаборационистские тенденции по отношению к немецким войскам.

     Тысячи людей надеются на спасение. Большинство знает, что из-за распоряжения португальских властей у них уже нет надежды выбраться из этой западни.
     Люди направляются в Байону, где еще могут получить документы на выезд. Таким путем получили визы немецкие писатели Генрих Манн и Франц Верфель.
     Когда Мендес прибыл в Байону, Салазар уже отдал приказ о его аресте.

 


     Мендес знал если не о самом приказе, то о большом желании Лиссабона быстрее покончить с его непослушанием. Мендес действовал решительно и с учетом всей сложившейся обстановки.
     Ситуация в Байоне (на самой испанской границе) была катастрофической. Консульство Португалии находилось на третьем этаже деревянного дома, куда вела ветхая лестница. Толпа осаждала здание консульства.
     Португальский консул Машаду следовал распоряжениям властей и непрерывно слал начальству донесения, его помощник Брага придерживался той же политики.

     Тогда Мендес сказал: "Я требую подчинения. Я - генеральный консул в Бордо и по рангу выше вас. Приказываю выдавать требуемые визы".
     Мендес проводит акцию подписания виз, которая длится три дня и две ночи. Опасаясь обвала лестницы, Мендес организует выдачу виз на улице.
     Португальский посол в Испании Перейра - друг Салазара. Он сообщает Салазару о наплыве беженцев. Вместе с другими верными Салазару чиновниками он прибывает в соседний город Ирун, где публикует распоряжение об ограничении выдачи виз. Граждане Франции могут получить визу лишь при условии, что они "чистые люди". По расистской терминологии еще с эпохи средних веков, "чистые люди" - все, кроме евреев.
     Теперь Мендес подписывает визы в Эндее. Подпись его ставится на паспортах и других удостоверениях личности, а при их отсутствии на чистой бумаге.
     23 июня Салазар шлет в Бордо телеграмму, в которой лишает Мендеса права подписывать визы. С этого времени все действия Мендеса становятся незаконными.
     Фактически Мендес узнает об этом распоряжении лишь позже, ибо находится в Эндее. В Эндей приезжает Перейра - португальский посол в Испании.
     Он говорит Мендесу: "Приказы надо выполнять".
     Мендес: "Но не в тех случаях, когда они противоречат человечности".

     Положение беженцев все осложняется, немецкий транспорт доходит до границы Испании, чтобы прекратить движение через границу.
     И тогда Мендес делает невозможное. Он призывает беженцев следовать за ним через другой, малоизвестный пропускной пункт.
     Им удается пересечь испанскую границу.
     30 июня 1940 г. немецкие войска вступают в Бордо.
     8 июля 1940 г. Мендес возвращается в Португалию.


     * * *
 

     В Лиссабоне было много беженцев разных национальностей, среди них такие известные писатели как Жан Жироду и Эрих Мариа Ремарк.
     4 июля 1940 г. португальские власти открыли дисциплинарное дело. Диктатор Португалии Салазар не мог понять моральных причин поведения Мендеса и видел в них только неповиновение.
     Мендес пишет Салазару: "Я только выполнил свой долг по отношению к родине и никак не виноват перед вами". Салазар не пожелал принять Мендеса, он начал собственное расследование дела Мендеса.
     Мендес пишет, что его действия - спасение людей - были гуманитарными: многие беженцы были евреями, и для них бегство от немцев было единственным спасением.

     Мендес пишет, что действовал в защиту репутации Португалии.
     30 октября 1940 г. Мендес был отправлен в отставку. 28 ноября Мендес подает жалобу в суд, где еще раз ссылается на основные заповеди человечества.
     Еврейская община Лиссабона дает Мендесу месячное пособие, а его дети получают питание в общинной столовой.
     В 1942 г. начинается депортация евреев из Франции.
     Двое сыновей Мендеса, живущие в США, принимают участие в войне с фашизмом с июля 1943 г.
     Немцы не сомневаются в преданности Салазара. Салазар колеблется между силами Оси и союзниками. На митинге в конце Второй мировой войны Салазар произносит лживые слова о том, что Португалия сделала все для спасения беженцев.
     В ноябре 1945 г. Мендес и его взрослые дети поддерживают движение Демократического единства.
     В декабре 1945 г. и в ноябре 1946 г. Мендес обращается с жалобой в Национальное Собрание, в декабре 1946 г. к Президенту республики, но ответа не получает...
     Мендес жил в маленькой квартирке и сильно нуждался, дети разъехались в разные страны (у него было 14 детей).

     После смерти жены в августе 1948 г. Мендес женился вторично в октябре 1949 г.; новая жена не умела экономить деньги, и его материальное положение становится все хуже. Он начинает продавать книги и вещи.
     Власти все еще преследуют его, Салазар его не прощает. Общее положение в стране ухудшается, начинаются репрессии и изгнание из страны оппозиционеров.
     Мендес умирает 3 апреля 1964 г. Старая служанка при этом сказала: "Он умер от голода и холода".
     Сын и дочь упомянутого выше раввина Крюгера встретились с детьми Мендеса и участвовали в его похоронах.
     В январе 1961 г. дочь Мендеса Жоанна получает письмо от израильских властей, что в Яд Вашем в Иерусалиме в честь Мендеса посажено дерево в аллее "Праведников мира".

 


     В 1966 г. Яд Вашем выпускает медаль: "Аристидесу Соуза Мендесу - благодарный еврейский народ". На обороте медали надпись: "Кто спасает одну человеческую жизнь, тот спасает человечество".
     Через 30 лет дети Мендеса и раввина Крюгера совместно работают над увековечением памяти Мендеса. К этому делу присоединяются и американские правительственные сферы.
     Отто Габсбург в письме внуку Мендеса Антонио от 16 сентября 1986 г. пишет: "Я хотел бы еще раз присоединиться и письменно сообщить Вам, что я вечно благодарен Вашему деду. Он был благородным человеком, отличался своим ни с чем не сравнимым мужеством и цельностью. Он остался верен основным своим принципам, не думая о личных интересах. Он был настоящим героем Запада, в то время, когда многие вели себя трусливо. Вы можете гордиться своим дедом".

     24 мая 1987 г. в португальском консульстве в Вашингтоне произошел первый официальный акт реабилитации Мендеса. В этот день Марио Соареш, тогдашний президент Португалии, посмертно присуждает Мендесу Орден Свободы.
     Но лишь 13 марта 1988 г. почти через 50 лет после событий в Бордо, Национальное Собрание в Лиссабоне единогласно официально реабилитировало Мендеса.
     Дело Мендеса португальское министерство иностранных дел поручило проверить дипломату Бесса Лопесу. Среди прочих он нашел документы о том, что семья Мендес была потомком маранов - евреев, которые в 1497 г. изгонялись из Португалии и принимали христианство для спасения своей жизни. В заключение Лопес пишет: "Мендес был осужден потому, что не присоединился к участникам нацистских военных преступлений. В этом смысл и человеческая широта его неповиновения.
     В память о Мендесе в Израиле в пустыне Негев его именем назван лес, а в Тель-Авиве - площадь.
     В Бордо лишь 29 мая 1994 г. состоялось публичное чествование Мендеса и открытие его памятника. В церемонии приняли участие президент Португалии Марио Соареш и послы Португалии и Израиля. Президент Португалии назвал Мендеса простым человеком, который выступил против приказаний диктатора и выполнил свой человеческий долг.

     В 1985 году Американский Конгресс на заседании обеих палат принимает декрет "О специальной дани Аристидесу де Соуза Мендесу за его выдающиеся заслуги в действиях оказания милосердия и справедливости в период Второй мировой войны".

     город Кельн, Германия

     Источник: Fralon, Jose-Alain
     Der Gerechte von Bordeaux
     München, econ, 2001 135 S
     Перевод заглавия:
     Праведник из Бордо.
     Как Аристид де Соуза Мендес спас
     в период Холокоста жизни
     30000 человек


   


    
         
___Реклама___