Grajfer1.htm
©"Заметки по еврейской истории"
Февраль  2006 года

 

Элла Грайфер


Об искусстве чтения



     Пишет другу друг встревоженный:
     "Твоего взял сына тиф!",
     Тот читает, что таможенный
     Изменяется тариф
     А.К. Толстой



     Священные книги использовать можно по-разному. Можно их, в красивом оформлении, во время литургии по храму носить, а потом еще чего-нибудь из них нараспев зачитывать - понять-то, ясное дело, никто ничего не поймет, но впечатляет - особенно, если голос красивый. Можно из них цитаты дергать, чтоб свою общественно-политическую позицию подпереть, будь то реформистский иудаизм, исламский терроризм или научный атеизм - при минимальном навыке подходящих цитат настричь всегда удастся. Одна московская знакомая по Евангелию при мне гадала, кому из двух претендентов руку и сердце отдать. С другой стороны, несомненную ценность представляют древние тексты для историков и филологов (правда, при условии неукоснительного соблюдения заповеди Козьмы Пруткова: "Не всему написанному верь").

     Узок круг открывающих эти книги, чтобы понять, что хотели сказать их авторы, страшно далеки они от народа. Но, тем не менее, такие люди есть. Некоторые даже на жизнь этим зарабатывают. Есть у них свои научные институты и факультеты в университетах, но самое-то интересное, что в подавляющем большинстве это люди ВЕРУЮЩИЕ. Иудеи и христиане, а в Европе даже и мусульмане такие, в последнее время, вроде бы, завелись.

     Правда, в этом кругу не встретишь тех, кого именуют "фундаменталистами". Эти - веруют свято, что учитель наш Моисей на Синае именно то непосредственно от Господа получил, что их ребе в синагоге сказал в прошлую субботу. И не заикайтесь им даже, что ребе это, может, и сам-то сообразил только в субботу позапрошлую (притом, что сама по себе мысль вполне достойной может оказаться!). По их представлениям родная религия всегда была только такой как сейчас, истории не было, а если и была, то на Слово Божие не влияла. Это - традиционный взгляд на вещи. Характерен он для общества ЗАМКНУТОГО, члены которого общаются только друг с другом. Чужаков и инакомыслящих либо вовсе вблизи не наблюдается, либо всех их считают в лучшем случае недоумками, в худшем - классовыми врагами.

     На самом деле, живой религии не свойственна, разумеется, неизменность, зато свойственна ей преемственность. Моисей представлял себе Бога иначе, чем Исайя, Исайя - не так, как Эзра, автор книги Иова иначе, чем Иисус из Назарета или рабби Аккива. Но без Моисея и Аккивы быть не могло. Именно ради сохранения преемственности, живой традиции, ощущения единства с предками и потомками, и принято во всех "религиях книги" любое нововведение (а без них невозможно в нашем меняющемся мире!) обязательно из прежнего "выводить", даже если это самое прежнее для этого иной раз перетолковывать приходится с точностью до наоборот. Жизнь в вере это облегчает, зато сильно затрудняет исследование.

     При археологических раскопках землю снимают слоями. То, что в одном слое обнаружено - одной эпохе принадлежит, а то, что в следующем - может, за сто лет до того пропало. Священные книги специалисты читают по методу археологов - слой за слоем, снимая сперва комментарии, потом редакции, выявляя скрытые цитаты и ссылки на тексты более ранние… Ну, в общем, занятие, прямо скажем - на любителя. Большинство людей, верующих и неверующих, прекрасно может без него жизнь прожить, если только…

     Если не ввяжутся они в диспут, не заспорит иудей с мусульманином, а христианин с атеистом. И тут довольно быстро выяснится, что, оставаясь каждый в своей традиции, изобразят они "диалог глухих". Христианин из первых стихов книги "Берешит" догмат троичности вычитает, иудей по той же книге выведет, что Авраам Тору учил, но вот убедить собеседника в своей правоте ни тот, ни другой не сможет, поскольку на самом-то деле в тексте ни того, ни другого нет. Позднейшие комментарии и то, и другое. Между верующими разных религий и даже вовсе неверующими есть только одно потенциальное место встречи, которое изменить нельзя: древние тексты, такие как они есть, какими написали их авторы… и какими далеко не всегда видит неподготовленный современный читатель.

     И думается мне - именно в этом корень спора, разгоревшегося в нашей Гостевой по поводу истории раннего христианства и ее отражения в текстах Евангелий (Здесь и далее под этим термином понимаются т.н. "синоптические" Евангелия - от Матфея, Марка и Луки. Евангелие от Иоанна отражает уже реальность совсем другую, о которой написано в другом месте). Попробуем, прежде чем спорить, все-таки прочесть и понять, что говорят нам их авторы.

     * * *

     Понять можно, в принципе, любой древний текст, но
     только при условии не считать античного автора за идиота.
     Народная мудрость библеистов

     С первого же взгляда в глаза бросается - что? Правильно - противоречия и нестыковки. Фундаменталист прозревает за ними реальность сверхчеловеческую, а атеист - свидетельство недостоверности. На самом же деле все гораздо проще.

     Непосредственно по следам описываемых событий составлялись в древности разве что хроники деяний очередного славного государя да кодексы законов. Собственно религиозные книги книгами становились лишь после, как минимум, десятилетий (чаще - веков) существования в качестве устного предания.

     А почему? А потому, что основным содержанием религиозных текстов не событийная сторона является, а понимание соответствующих событий в свете веры. А понимание наступает не сразу, как сказал поэт: "Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянье". Покуда выкристаллизовывается суть - подробности забываются, а то еще и присочиняются для наглядности в процессе пересказа. А потому курсируют, как правило, несколько описаний одного события, и чем больше рассказчики, в пространстве и времени, удалены друг от друга, тем меньше шансов на появление согласованной общей версии. Притом, что далеко не всякое событие удостаивается чести быть записанным. Это в наше время каждый может себе позволить почем зря бумагу марать. Тогда с этим было строго.

     Попробуйте, например, переписать от руки... ну, хотя бы самое коротенькое Евангелие от Марка. Да не как-нибудь, а разборчиво, эстетики чтоб побольше, ошибок поменьше... Сколько времени это у вас займет? А теперь представьте, что все это время вам кто-то зарплату дает приличную, да страховку больничную, да выплаты в пенсионный фонд... А если учесть, что папирус или пергамент какой-нибудь по цене тоже не блокнотик, то... представляете, в какую копеечку этому "кому-то" влетит такое удовольствие?

     Понятно, что по карману это разве что очень богатому меценату, (есть мнение, что по такому "индивидуальному заказу" написана т.н. "Книга Феофила", т.е. Евангелие от Луки и Деяния Апостольские, принадлежащие явно одному автору) или - целой общине. Так что отбираться для записи, естественно, будет то, что для заказчика важно или общине нужно (например, для обучения новообращенных), а прочими всеми подробностями можно и пренебречь.

     Итак, коль скоро у нас о христианских писаниях речь зашла, вспомните, что те же Евангелия писались по прошествии, как минимум, нескольких десятилетий после самих событий. Допустим - по рассказам участников и очевидцев (хотя не исключено, что были еще промежуточные звенья), но явно не ими, ибо невозможно предположить, чтобы ученики Иисуса достаточно владели греческим. Писались в разных общинах, неофитов к себе привлекавших из разных культур, так что вопросы они задавали разные и разъяснений по разным поводам требовали... Вспомните об этом и вы поймете, что нестыковок в них не может не быть. Понимали это и составители христианского канона, отбиравшие позже книги, пригодные для объявления священными, и нестыковками не смущались, хотя читать умели. Наоборот, если бы попались нам два древних документа, содержание которых совпадало бы во всех подробностях, имеются веские основания предполагать, что, как минимум, один из них - фальшивка.

     Иное дело, что по нестыковкам этим можно отследить и обнаружить много интересных вещей. Возьмем, к примеру, родословные.

     Родословных Иисуса в Новом Завете имеется две: у Матфея (Мф.1,1-25) и у Луки (Лк.3,23-38). Совпадают они, естественно, лишь частично, впрочем, мудрый Лука на точности не настаивает, добавляя дипломатично "как думали". Но на некоторые расхождения стоит обратить особенное внимание. Прежде всего - Матфей отталкивается от Авраама, а Лука - аж до Адама ведет. Значит, община Матфея по преимуществу состоит из иудеохристиан, для которых очень важно поместить своего Мессию в рамки народа Израиля. А вот у Луки преобладают, видимо, христиане из язычников, которым куда важнее показать, что роль Иисуса одним народом не ограничивается, а распространяется на все человечество. Но у Матфея зато в родословной, как полагается, по мужской линии, выныривают неожиданно несколько дам, причем, из всех библейских дам только и исключительно - нееврейки. Стало быть, важно ему подчеркнуть, что не расой, а верой дается спасение.

     Однако самое-то любопытное, в данном случае, не в расхождениях кроется, а наоборот, в том, в чем евангелисты единодушны: Оба они настаивают на "непорочном зачатье", по этой логике Иосиф, официальный супруг Марии, реальным отцом, вроде бы, быть не мог. И тут же оба хором приводят именно его, Иосифа, родословную, и никакой другой. Что бы это значило?

     У очевидной нелогичности в Новом Завете может быть много разных причин, но наиболее часто встречается, пожалуй, одна: перед нами - необозначенная ссылка. Не потому не обозначенная, что кто-то ее скрывал, а по той самой причине, по какой чуть выше позволила я себе небрежно обронить: "Узок круг… страшно далеки от народа…". Потому что не предполагаю, что кто-то из моих читателей такого может не знать. Вот и авторы Нового Завета представить себе не могли, что кто-то из их читателей не знает Завета Ветхого, т.е. иудейского ТАНАХа.

     Чудесные рождения вопреки законам природы для ТАНАХа не редкость. В совершенно невероятном возрасте удается Аврааму и Сарре то, что никак не получалось естественным путем (Быт.18,10-14 и 21,1-7). Явление ангела предваряет зачатье Шимшона (Суд.13,2-24), бесплодной остается долгие годы мать Шмуэля (! Царств 1,1-20)… И всякий раз повесть о чудесном рождении служит прологом к выдающейся биографии. Чудесное рождение младенца - дар Божий семье, которой он был очень нужен, а дальнейшая деятельность во взрослом состоянии - такой же дар Бога народу, приход на помощь, вмешательство в историю. Естественно, поэтому, что Исаак, при всей биологической немыслимости, несомненно, сын Авраама, и Шмуэль тоже - сын своего отца.

 

Вот как славит Бога Хана, его мать, по поводу его рождения:

А вот так славит Бога Мария по поводу предстоящего рождения Иисуса:

 

Возрадовалось сердце мое в Господе; вознесся рог мой в Боге моем; широко разверзлись уста мои на врагов моих, ибо я радуюсь о спасении Твоем.
Нет [столь] святаго, как Господь; ибо нет другого, кроме Тебя; и нет твердыни, как Бог наш.
Не умножайте речей надменных; дерзкие слова да не исходят из уст ваших; ибо Господь есть Бог ведения, и дела у Него взвешены.
Лук сильных преломляется, а немощные препоясываются силою;
 сытые работают из хлеба, а голодные отдыхают; даже бесплодная рождает семь раз, а многочадная изнемогает.
Господь умерщвляет и оживляет, низводит в преисподнюю и возводит;
 Господь делает нищим и обогащает, унижает и возвышает.
 Из праха подъемлет Он бедного, из брения возвышает нищего, посаждая с вельможами, и престол славы дает им в наследие; ибо у Господа основания земли, и Он утвердил на них вселенную.
 Стопы святых Своих Он блюдет, а беззаконные во тьме исчезают; ибо не силою крепок человек.
Господь сотрет препирающихся с Ним; с небес возгремит на них. [Господь] будет судить концы земли, и даст крепость царю Своему и вознесет рог помазанника Своего (1Царств.2,1-10)

 

 

Величит душа Моя Господа,
 и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем,
 что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды;
 что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его;
 и милость Его в роды родов к боящимся Его;
 явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями сердца их;
 низложил сильных с престолов, и вознес смиренных;
 алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем;
 воспринял Израиля, отрока Своего, воспомянув милость,
 как говорил отцам нашим, к Аврааму и семени его до века.
(Лк.1, 46-55)

 



     Замечаете сходство? Ну вот, и читатели Луки тоже замечали - еще одна ссылка на те же ТАНАХические истории.

     Так что Иисус, по мысли евангелистов, представьте себе, сын Иосифа. Никакой "божественной сущности" в нем еще нет. Это пришло позднее. Хотя, вне всякого сомнения, считают авторы своего героя личностью сверхвыдающейся, щедрым даром Бога уже не только еврейскому народу, но и всему человечеству.
     Да, но… позвольте! Как же тогда те же евангелисты многократно именуют его "Сыном Божиим", "Сыном Всевышнего"? Увы и ах… Элементарного знакомства с ТАНАХом и историей ближневосточных культур достаточно, чтобы обнаружить, что "Сын Божий" - обычный для тех краев титул царя, тем более, что спокойно соседствует с титулом "Сын Человеческий" - титул Мессии из книги пророка Даниила. (Дан.7,13) Гораздо интереснее другой титул: "Сын Давида", причем, именно в сопоставлении с именем Иосифа, его отца.
     "Сын Божий" - титул, в принципе, любого царя. "Сын Давидов" - титул царя-Мессии. Но кто такой "Мессия"?

     Ой, товарищи, а спросили б вы лучше чего полегче...


     * * *

     Одну простую сказку...
     А может, и не сказку,
     А может, не простую
     Хотим вам рассказать.
     Ее мы помним с детства...
     А может, и не детства,
     А может, и не помним,
     Но будем вспоминать.
     "Пластилиновая ворона"

 

     Даже христианским фундаменталистам известно, что слово "Мессия" - греческая транслитерация еврейского "машиах", а перевод на греческий будет "христос", а на русский (вернее, на славянский) - "помазанник". Обряд "помазания" - призывание благословения Божьего при назначении на важный пост - царя, например, первосвященника или пророка... Помните знаменитую "сцену в пещере", когда Давид мог бы Шаула убить, но не желает покушаться на "помазанника"? Позже и сам он таким же "помазанником" стал. Да, вероятно, проходили этот обряд и современные Иисусу цари и первосвященники. Однако же, в тот период "мессиями" никто их не называл. Слово это приобрело значение другое.

     Дело в том, что об эту пору творился в наших краях ужасный бардак - ну, вроде как сейчас в России: цари с первосвященниками перепутались, те и другие назначались из Рима и вкупе с римскими наместниками успешно грабили казну. Все они были одним мирром мазаны и уважения к ним, естественно, не было никакого. И очень было народу желательно, чтобы явился помазанник не формальный, а настоящий, что в самом деле от Бога полномочия получил. Но как он будет выглядеть и какие именно полномочия получит - по этому вопросу наблюдаем мы полнейший разброд и шатание.

     Весьма распространенной была, к примеру, идея, что это будет царь. Легитимный, Давидовой династии, не самозванец, вроде Хасмонеев этих да Иродов. Ну, и политику тоже Давидову, соответственно, будет вести: римлян выставит коленом под зад, как поступил Давид с филистимлянами, и восстановит в прежних границах независимое, самостоятельное царство. Встречались даже романтики, полагавшие, что будет это концом мирового господства Римской империи, и воцарится, вместо нее, что нибудь куда более справедливое и человечное.

     Но были мнения и другие. Были такие, что ставили не на политическую, а на духовную власть - не Царя-Мессию ждали, а первосвященника или даже пророка. И был еще компромиссный вариант с царем и первосвященником, чтоб в паре работали. И вообще - кто сказал, что Мессия должен быть непременно один? Вон - Хасмонеи-то целым семейным кланом, здоровым коллективом против греков выступили - и победили. Потом, правда, к сожалению быстро скурвились, но с настоящими-то Мессиями этого, разумеется, не случится.

     Из всей этой разноголосицы нас с вами интересуют три момента:

     1)"Сын Давидов" Мессия - политик и воин, который в кратчайший срок "Восставит Царство Израилю" (Деян.1,6)

     2)"Первосвященник истинный", надежно предстоящий за народ перед небесами и обеспечивающий отпущение грехов (Евр.3,1)

     3)Пророк (Мф.21, 11)

     Стало быть, по мнению христиан, оказывается Иисус как бы "Супермессией", в одном лице соединяющим все разнообразие ожидаемых мессий. Но и это еще не все. Кроме Мессии Сына Давидова, о котором мы уже говорили, ожидался в те времена (и остался в Талмуде) еще один персонаж: Мессия сын Иосифа.

     Если от Мессии сына Давида естественно ждать продолжения политики Давида, то сын Иосифа пойдет другим путем. Каким? А ну, кто помнит (Быт.37-50)? Как возненавидели Иосифа родные братья, избили, чуть не убили, язычникам на чужбину продали, а он их всех, в результате, в конце концов, и спас... Узнаете знакомые мотивы? Теперь понимаете, почему так важно было евангелистам, чтобы отца Иисуса именно этим именем звали?

     Христианский фундаменталист, конечно, мне не поверит. Насмерть стоять будет на том, что евреи только Мессию Сына Давидова ждать могли, и потому решительно "не вмещали" мессианства Иисуса, ибо от века уважают только силу и образ мессии-страдальца недоступен приземленному их пониманию. Евангелисты, как видим, иного придерживались мнения, но к этому вопросу мы еще вернемся. Сейчас лучше продолжим нашу экскурсию по Евангелиям.

     Итак, получивши во сне откровение, что жена ему не изменяла и ребенок на самом деле его, получает Иосиф вскоре и следующее, благодаря которому своевременно ускользает в Египет от замышляемого кровожадным Иродом "избиения младенцев". Вообще-то Ирод Великий тот еще был подарочек, своих детей без разбору казнил, чужих тем более жалеть не стал бы, но вряд ли такую обширную операцию как "избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже" (Мф.2,16) без огласки бы удалось ему провернуть. А у историков, что деяния его нисколько не приукрашивали, даже намека ни на что подобное не находим.

     Зато тонкий намек на толстые обстоятельства находим совсем в другом месте: "Царь Египетский повелел повивальным бабкам Евреянок, из коих одной имя Шифра, а другой Фуа, и сказал: когда вы будете повивать у Евреянок, то наблюдайте при родах: если будет сын, то умерщвляйте его, а если дочь, то пусть живет. <...> Тогда фараон всему народу своему повелел, говоря: всякого новорожденного [у Евреев] сына бросайте в реку, а всякую дочь оставляйте в живых." (Исх.1, 15;22) Опять, выходит, не подробность биографии, а мостик к Торе - история избранного народа повторяется в жизни Мессии.

     У Луки - еще интереснее: "Тогда был в Иерусалиме человек, именем Симеон. Он был муж праведный и благочестивый, чающий утешения Израилева; и Дух Святый был на нем. Ему было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господня. И пришел он по вдохновению в храм. И, когда родители принесли Младенца Иисуса, чтобы совершить над Ним законный обряд, он взял Его на руки, благословил Бога и сказал: Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля." (Лк.2,25-32).

     Этого самого старца Симеона (Шимона) в ТАНАХе нет. Зато есть - в Талмуде, (Трактат Менахот, лист 109). Вот что сообщает о нем сайт по еврейской истории: "Великий собор (его называют также Великим собранием или Великой синагогой) толковал законы Торы. С течением времени прибавлялось немало новых толкований в соответствии с непрерывно меняющимися условиями жизни. Кроме того, Великое собрание готовило наставников, которые затем отправлялись в синагоги различных еврейских общин, чтобы учить народ. Самым выдающимся и любимым первосвященником периода власти Птолемеев был Шимон Праведный. Шимон ревностно служил в Храме, а, кроме того, был членом Великого собора". (http://content.mail.ru/arch/13229/931176.html) Это он, по легендам, встречал на подступах к Иерусалиму Александра Македонского, и прожил, ни много, ни мало - триста лет. Отсюда и "не увидит смерти".

     Думаю, что вышеизложенного достаточно, чтобы понять - никаких фактических данных о происхождении и детстве Иисуса из Назарета в т.н. "евангелиях детства" попросту нет. А есть в них то, что вообще-то не редкость в Библии: Вымышленные эпизоды "детства" представляют собой как бы пролог, предвосхищение того, что предстоит совершить герою во взрослой жизни. Самый известный пример: Давид и Голиаф.

     И выступил из стана Филистимского единоборец, по имени Голиаф, из Гефа; ростом он - шести локтей и пяди. Медный шлем на голове его; и одет он был в чешуйчатую броню, и вес брони его - пять тысяч сиклей меди; медные наколенники на ногах его, и медный щит за плечами его и древко копья его, как навой у ткачей; а самое копье его в шестьсот сиклей железа, и пред ним шел оруженосец. И стал он и кричал к полкам Израильским, говоря им: зачем вышли вы воевать? Не Филистимлянин ли я, а вы рабы Сауловы? Выберите у себя человека, и пусть сойдет ко мне; если он может сразиться со мною и убьет меня, то мы будем вашими рабами; если же я одолею его и убью его, то вы будете нашими рабами и будете служить нам. И сказал Филистимлянин: сегодня я посрамлю полки Израильские; дайте мне человека, и мы сразимся вдвоем. И услышали Саул и все Израильтяне эти слова Филистимлянина, и очень испугались и ужаснулись. <…> И сказал Давид людям, стоящим с ним: что сделают тому, кто убьет этого Филистимлянина и снимет поношение с Израиля? ибо кто этот необрезанный Филистимлянин, что так поносит воинство Бога живаго? <…> И услышали слова, которые говорил Давид, и пересказали Саулу, и тот призвал его. И сказал Давид Саулу: пусть никто не падает духом из-за него; раб твой пойдет и сразится с этим Филистимлянином.И сказал Саул Давиду: не можешь ты идти против этого Филистимлянина, чтобы сразиться с ним, ибо ты еще юноша, а он воин от юности своей. И сказал Давид Саулу: раб твой пас овец у отца своего, и когда, бывало, приходил лев или медведь и уносил овцу из стада, то я гнался за ним и нападал на него и отнимал из пасти его; а если он бросался на меня, то я брал его за космы и поражал его и умерщвлял его; и льва и медведя убивал раб твой, и с этим Филистимлянином необрезанным будет то же, что с ними, потому что так поносит воинство Бога живаго. [Не пойти ли мне и поразить его, чтобы снять поношение с Израиля? Ибо кто этот необрезанный?] <…>И одел Саул Давида в свои одежды, и возложил на голову его медный шлем, и надел на него броню. И опоясался Давид мечом его сверх одежды и начал ходить, ибо не привык к такому вооружению; потом сказал Давид Саулу: я не могу ходить в этом, я не привык. И снял Давид все это с себя. И взял посох свой в руку свою, и выбрал себе пять гладких камней из ручья, и положил их в пастушескую сумку, которая была с ним; и с сумкою и с пращею в руке своей выступил против Филистимлянина. Выступил и Филистимлянин, идя и приближаясь к Давиду, и оруженосец шел впереди его. И взглянул Филистимлянин и, увидев Давида, с презрением посмотрел на него, ибо он был молод, белокур и красив лицем. И сказал Филистимлянин Давиду: что ты идешь на меня с палкою [и с камнями]? разве я собака? [И сказал Давид: нет, но хуже собаки.] И проклял Филистимлянин Давида своими богами. И сказал Филистимлянин Давиду: подойди ко мне, и я отдам тело твое птицам небесным и зверям полевым. А Давид отвечал Филистимлянину: ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил; ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою, и отдам [труп твой и] трупы войска Филистимского птицам небесным и зверям земным, и узнает вся земля, что есть Бог в Израиле; и узнает весь этот сонм, что не мечом и копьем спасает Господь, ибо это война Господа, и Он предаст вас в руки наши. Когда Филистимлянин поднялся и стал подходить и приближаться навстречу Давиду, Давид поспешно побежал к строю навстречу Филистимлянину. И опустил Давид руку свою в сумку и взял оттуда камень, и бросил из пращи и поразил Филистимлянина в лоб, так что камень вонзился в лоб его, и он упал лицем на землю. Так одолел Давид Филистимлянина пращею и камнем, и поразил Филистимлянина и убил его; меча же не было в руках Давида. Тогда Давид подбежал и, наступив на Филистимлянина, взял меч его и вынул его из ножен, ударил его и отсек им голову его; Филистимляне, увидев, что силач их умер, побежали. (1 Царств 17)

     Красивая сказочка, правда? Ну, а на самом-то деле было что? На самом-то деле был Давид уже взрослым, профессиональным военным и предводителем дружины храбрецов, когда удалось ему, после серии войн, прогнать филистимлян и основать царство вполне независимое. А Голиаф… ну что Голиаф… был такой. Его гораздо позже победили, да, кстати, вовсе и не Давид:
     Было и другое сражение в Гобе; тогда убил Елханан, сын Ягаре-Оргима Вифлеемского, Голиафа Гефянина, у которого древко копья было, как навой у ткачей. (" 2 Царств 21,19)

     Так что мода, достижения взрослого помещать в рассказы о "детстве", задолго до Евангелий пошла, и не кончилась она с ними. Во многих житиях православных святых, постников и аскетов, читаем, как герой, во младенчестве, по средам и пятницам принципиально отвергал скоромную мамкину титьку. А вот еще очень любопытный пример:

     Ярмарка!
                   В Симбирске ярмарка.
     Гуляй,
                   кому гуляется!
     А баба пьяная
     в грязи валяется.

     В тумане плавая,
     царь похваляется...
     А баба пьяная
     в грязи валяется.

     Корпя над планами,
     министры маются...
     А баба пьяная
     в грязи валяется.

     Кому-то памятник
     подготовляется...
     А баба пьяная
     в грязи валяется.

     И мещаночки,
                 ресницы приспустив,
     мимо,
               мимо:
                        "Просто ужас! Просто стыд!"
     И лабазник - стороною
     мимо,
               а из бороды:
     "Вот лежит...
                        А кто виною?
     Всё студенты да жиды..."
     И философ-горемыка
     ниже шляпу на лоб
     и, страдая гордо, -                    
                                        мимо:
     "Грязь -                    
                   твоя судьба, народ".
     Значит, жизнь такая подлая -
     лежи и в грязь встывай?!

     Но кто-то бабу под локоть
     и тихо ей:
                     "Вставай!.."
     Ярмарка!
                        В Симбирске ярмарка.
     Качели в сини,
                         и визг,
                                 и свист.
     И, как гусыни,
                купчихи яростно:
     "Мальчишка с бабою...
                                    Гимназист".
     Он ее бережно
                      ведет за локоть.
     Он и не думает,
                      что на виду.
     "Храни Христос тебя,
                                    яснолобый.
     А я уж как-нибудь
                             сама дойду".
     И он уходит.
                   Идет вдоль барок
     над вешней Волгой,
                           и, вслед грустя,

     его тихонечко крестит баба,
     как бы крестила свое дитя.
     Он долго бродит.
                  Вокруг все пасмурней.
     Охранка -
                      белкою в колесе.
     Но как ей вынюхать,
                        кто опаснейший,
     когда опасны
                     в России все!
     Охранка, бедная,
                       послушай, милая,-
     всегда опасней,
                             пожалуй, тот,
     кто остановится,
                         кто просто мимо
     чужой растоптанности не пройдет.


     Узнаете? Да, правильно, Евтушенко "Братская ГЭС". Какого "мальчика" имеет он в виду, думаю, никому объяснять не надо, вопрос о роли, какую тот на самом деле в истории России сыграл, мы тоже обсуждать сейчас не будем, а подумаем вот над чем: Никакого такого эпизода в официальных (самых даже что ни на есть лакированных) биографиях Ленина нигде не замечалось, да и не претендует Евтушенко на то, чтобы читатель строки его принимал за изложение реального факта.

     Вот также и евангелисты, в свое время, никого не намеривались в заблуждение вводить. "Евангелия детства" - не биография, а утверждение той роли, какую сыграл, по их разумению, Иисус из Назарета в истории еврейского народа и всего человечества.

     Что из этого следует? Да прежде всего то, что биографических данных об Иисусе у нас практически почти нет.


     * * *


     А ко мне каждый день эйнштейны приходят. И
     резерфорды. Одного даже мама привела.
     Д. Гранин


     Ясно, что родом он из Галилеи (Назарет - под вопросом, не исключено, что тоже символика: от слова "нецер" - "росток, отрасль" (тогда это ссылка на книгу Исайи), или "назир" (назорей), т.е. человек, принесший определенные обеты аскетического характера. Местом его проживания евангелисты называют скорее Кфар Нахум (по-гречески Капернаум, а в переводе на русский что-то вроде "Наумовка") на озере Киннерет (там, кстати, раскопали дом, в котором, вероятно, собиралась раннехристианская община). Из семьи ремесленников (из той же среды вышли многие фарисейские учителя), имел религиозное образование.
     Ясно, что принадлежал в начале к общине Иоанна Крестителя, потом организовал свою. Была у него в Галилее определенная популярность, был круг учеников, а вот насколько был он известен в других местах, в том же, скажем, Иерусалиме, сказать трудно.

     Более или менее ясны его богословско-политические (тогда это еще не умели разделять) взгляды. Особо оригинального ничего в них нет. Возьмем хоть всем известный "Отче наш":

     - Отец наш, который на небесах - "отцом" Бога ТАНАХ именует бессчетное множество раз, и до сих пор в синагоге очень красивую покаянную молитву поют: "Авину Малькейну" ("Отче наш и Царь наш").

     - Да святится Имя Твое - "Освящением Имени" называется в иудаизме то, что христиане именуют "свидетельством" - доказательство веры и послушания воле Божией - от праведной жизни до мученической смерти. В средневековой Европе "Кидуш Ашем" - смерть, принятая за отказ от крещения.

     - Да наступит Царство Твое, да будет воля Твоя на земле, как и на небе - пусть завершится поскорее "предыстория" и наступит рай на земле. Это-то преобразование и надлежало совершить ожидаемому Мессии.

     - Хлеб наш насущный дай нам на сей день
- И ныне входит в ежедневную синагогальную молитву, только там вместо метафоры "хлеб" стоит "пропитание" - "парнаса".

     - И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим - вспомните того же Гиллеля: "Не делай другому - чего себе не желаешь".

     - И не введи нас в искушение, но избавь от зла - вот, разве что, для этого места параллели не могу привести… Может, за малой образованностью. Но, по-моему, такая просьба естественна для любого верующего.

     В общем, ничего такого у Иисуса не найти, чего не было бы в современном ему иудаизме, но этим сказано не все. Потому что современный Иисусу иудаизм был, мягко говоря, весьма плюралистичен. Были в нем группы с позициями враждебными, взаимоисключающими, так что вполне легитимен вопрос, в "каком крыле" иудаизма располагался он.

     Понятно, что не среди саддукеев, первосвященнической аристократии, союзников римлян, никакого Мессию не ожидавших. Им и без него хорошо. Фарисеи - это уже теплее. И социально близкие, и учение схоже во многом, но… не все фарисеи верили, что ожидаемый Мессия - вот он, уже на пороге, и нет уже смысла дорожить такими вещами как собственность или традиция, поскольку не сегодня-завтра земля и все дела на ней сгорят (2 Петра 3,10).
     Иисус считал себя Мессией, верил, что призван начать новую эпоху, в которой восторжествуют новые, иные отношения между людьми, какими красноречиво описывает их "Нагорная Проповедь" - добрые окажутся сильнее злых. Свою проповедь начал он с заявления: "Приблизилось Царство Небесное!" (Мф.4,17), в связи с чем, каждому свое поведение рекомендуется изменить ("Покайтесь!").

     Значит, близок он к двум направлениям, ориентированным также на скорое пришествие Мессии: ессеям, все бросающим и уходящим в пустыню, дабы не оскверниться общением с представителями нынешнего "развратного" поколения, и зилотам, поднимающим вооруженное восстание в надежде на поддержку "свыше" и божественную революцию. Но "два направления" - это для классификации удобно, в жизни, как всегда, все сложнее. Основа-то у них общая: решительное отвержение имеющегося в наличии несовершенного мира, а вопрос, как его сподручнее отвергать - уходом или уничтожением - по-разному решаться может, в зависимости от ситуации.

     Вот, предположим, заявляется Иисус с толпой своих приверженцев из Галилеи на праздник в Иерусалим. Причем, всем своим поведением дает понять, что пришел возвестить начало новой эры. И торжественный въезд в город, и символическое "очищение" храма - иначе как "я - Мессия" эти жесты невозможно истолковать. А в городе народу - прорва, паломников больше, чем населения, и все они римлян любят, как собака палку. Так кому, спрашивается, в такой ситуации интересно, что сам он, может, вовсе сторонник непротивления злу насилием? Услышит толпа про Мессию - понятно, в какую сторону кинется, и если даже сам Иисус на пути у нее встанет - не глядя, сметет.

     Это все понимают: и прокуратор Пилат, что на всякий (такой) случай с любимым легионом в Антониевой башне засел, и первосвященники, которых совершенно не устроил бы такой поворот событий. Так что рассказ о последних днях Иисуса выглядит вполне правдоподобным, кроме… одного эпизода. А именно - суда. Во-первых, производится он с явными нарушениями процессуального кодекса (свидетели расходятся в своих показаниях), во-вторых, объявление себя Мессией ни по какому закону не есть преступление, а в-третьих, обеспечить кворум в Санхедрине, когда все начальство мобилизовано на праздничные службы, жертвоприношения и поддержание минимального порядка - дело немыслимое. Да и обычай праздничной амнистии, согласно которому римский прокуратор кого-то отпускал, да еще и советовался, кого именно, не с первосвященниками, например, а прямо с толпой на улице… не упоминают, чего-то, о таком обычае ни историки, ни Талмуд.

     Так что же там на самом деле произошло? Предупреждаю честно: все ответы, которые давала я до сих пор, мною вычитаны из разных (в основном, христианских) книжек. А вот сейчас я впервые представлю на ваш суд свою собственную гипотезу. Правда, настолько простую, что ее, возможно, кто-то выдвигал уже до меня (если кто встречал, пожалуйста, сообщите).

     Неправдоподобно описан суд потому, что на самом-то деле никакого суда и не было. А было, вероятно, распоряжение, данное накануне Санхедрином храмовой страже: Всех имеющих появиться на празднике кандидатов в Мессии отслеживать, отлавливать втихую по углам, чтобы не сделалось возмущения в народе (Мф.26, 5) и передавать римлянам, а то, не дай Бог, дружки отобьют. Не было и допроса у Пилата, но был его приказ: возбудителей бунта вздергивать без лишних разговоров. Только и всего.

     Весьма вероятно, что Иисус из Назарета был арестован, выдан римлянами по приказу Санхедрина и казнен по приказу прокуратора Пилата, но ни Пилат, ни Санхедрин его, скорее всего, в глаза не видели. А толпа на улицах к факту этому отнеслась вполне индифферентно: того авторитета, что в Галилее, в Иерусалиме у Иисуса не было.

     Для евангелистов человек этот был, естественно, единственным и неповторимым, так что, по их разумению, судьба его не могла решаться на уровне ниже Санхедрина и прокуратора. Да вот беда - ни прокуратор, ни Санхедрин тогда об этом представления не имели.

     Вот тут-то и нащупывается самое, пожалуй, серьезное расхождение Евангелий с исторической правдой. Не случайно на протяжении двух прошедших веков неоднократно пытались плохие библеисты и хорошие литераторы идентифицировать Иисуса кто с Иудой Галилеянином, кто с Иоанном Крестителем, кто с "Учителем праведности" из рукописей Кумрана. Потому что во всех этих биографиях воспроизводится аккуратно одна и та же схема: Выдвинул идею "спасения", собрал общину последователей, стал заметной фигурой и… пал жертвой "охранительного" начальства.

     Однако, не проще ли, исходя из тогдашней ситуации, предположить, что так оно и было? И раз, и еще раз, и еще много-много раз? И с Иисусом, и с Иоанном, и с Иудой, и с анонимным кумранитом? И еще с десятками других, имен которых мы ни разу не слышали и никогда не узнаем. Потому что общество было расколото, потому что была страна на пороге гражданской войны, в которую и скатилась, в конце концов. И, как всегда бывает, все эти люди верили, что нашли выход, что знают "как надо", что гибнут за свой народ, и также верило, что оберегает и спасает народ, начальство, что их казнило…

     Возникновение христианства как отдельной религии, вышедшей далеко за рамки еврейского народа - это уже потом. Сам Иисус о таком и не помышлял, конечно. Евангелия, написанные уже после того, как это произошло, пытаются, как могут, затушевать такое противоречие. Подчеркивают, например, что чудеса свои Иисус творил также и в местностях, населенных язычниками, и они ему верили даже охотнее, чем евреи (Напр. Мф.8,5-13 и 28-34), но не могут обойти и такую вот неприятную подробность (Мф.15,21-28). Во всяком случае, указание идти проповедовать "ко всем народам" евангелисты честно вкладывают в уста Иисуса уже воскресшего. При жизни за ним такого не наблюдалось.

     В этой связи припоминается наивный вопрос, куда пошел бы Иисус, доведись ему снова посетить наш мир - в церковь или в синагогу? Ведь из синагоги гнали его, грозились убить…

     Ну, во-первых, на самом-то деле казнили его, в конце концов, все-таки римляне, так что, по этой логике, не очень-то его должно тянуть к религии, чей центр в Риме - настоящем или даже "втором", т.е. Константинополе. Но логика такая, сама по себе, критики не выдерживает.

     А если бы воскрес Сократ - куда б его потянуло? В Парфенон или в персидский какой-нибудь храм? А что, если бы Колычев, Филипп-митрополит, убитый по приказу Ивана Грозного, из мертвых восстал? Так он в православную бы церковь пошел или в костел к полякам? А куда бы вернулся Дитрих Бонхёффер, лютеранский пастор, что за участие в заговоре против Гитлера был казнен? В родную кирху или к свидетелям Иеговы?

     Все эти люди пали жертвой внутренней борьбы в обществе, которое всю жизнь естественно считали своим. Да загляни сегодня Иисус в любую синагогу - и молитвы узнает привычные, и язык будет ему понятен, а в церковь… Ну, конечно, сообразит, что в храм попал, а не в ресторан, но вот какому богу тут молятся?.. На стенах - изображения людей, учение - на греческой философии основано… Боюсь, что не признал бы Христос христиан за своих.

     …Но все это случилось уже потом: и общины Павла, и "размежевание" Иоанна, и союз с Константином во спасение империи… Об этом я писала уже в другом месте - последний вариант в Интернете по адресу: http://www.jcrelations.net/ru/?id=2597, и это, как говорили А. и Б. Стругацкие, "уже совсем другая история".

     Литература

     1.Онлайновая Библия http://jesuschrist.ru/bible/

     2. La traduction oecumenique de la bible http://bibliotheque.editionsducerf.fr/par%20page/120/TM.htm

     3.По тропам еврейской истории http://content.mail.ru/arch/13229/931176.html

     4.Й. Ратцингер "Введение в христианство" http://benediktxvi.ru/text/ratzinger-knigi.html

     5. А. Мень "Сын Человеческий" http://www.n-t.ru/ri/mn/sc.htm

     6. Е. Евтушенко "Братская ГЭС" http://www.litera.ru/stixiya/authors/evtushenko/yarmarka-v-simbirske.html


   


    
         
___Реклама___