EBrodsky2.htm
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Отзывы Форумы Киоск Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Ноябрь-декабрь  2006 года

Евгений Бродский


"Владелец паспорта не имеет права на въезд в Палестину"



     Неси это гордое Бремя -
     Родных сыновей пошли
     На службу тебе подвластным
     Народам на край земли..
.
     Редьярд Киплинг
     "Бремя белого человека"



     По себе знаю - всегда намного легче и проще критиковать чужой текст, чем самому написать чего-нибудь путное. Знаю, но... даже если прочитанный текст, в принципе, понравился, даже если серьезных претензий и нет, все равно, как сказал поэт, "руки тянутся к перу, перо - к бумаге" (или, учитывая реалии, пальцы - к клавиатуре компьютера), и, как говорили во время оно: "на фоне общих крупных достижений, следует указать на имеющие место отдельные мелкие недостатки".
     На сей раз, я бы хотел немного поговорить даже не об ошибке, а об одном, на мой взгляд, спорном моменте в маленькой повести Бориса Тененбаума "Генерал", рассказывающей о Моше Даяне. Но речь пойдет не о главном герое, а о персонаже, скажем так, эпизодическом, но от этого не менее интересном - о Чарлзе Орде Уингейте.

 



     Уже почти в финале повести автор высказывает весьма нестандартное мнение: "…Неизбалованные хорошим к ним отношением со стороны англичан еврейские мальчишки, которых он учил воевать, полагали, что Уингейт испытывал большую преданность их делу. Вряд ли. Он с одинаковым успехом служил в Судане, в Палестине, в Эфиопии и в Бирме, и везде делал одно и то же - набирал местных ребят и делал из них воинов, сражавшихся за интересы Англии. Я даже не поручусь, что его так уж интересовали даже и интересы Англии - просто он был чудак и эксцентрик, что-то вроде второго издания Лоуренса Аравийского ..."
     Действительно, можно себе представить - дальние экзотические страны - Судан, Палестина, Эфиопия, Бирма… И по ним идет этакий киплинговский герой - британский солдат, гордо несущий "Бремя белого человека".

     День-ночь-день-ночь - мы идем по Африке...
     Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!
     Отпуска нет на войне!

     Возле пагоды старинной, в Бирме, дальней стороне...
     Ждем британского солдата, ждем солдата в Мандалай!


     Что ж, версия вполне допустимая и достойная обсуждения. Возможно, г-н Тененбаум прав, во всяком случае, можно предположить, что приверженность Уингейта сионизму, столь красочно описанная в романе Леона Юриса "Эксодус", несколько преувеличена.
     Однако, кроме упомянутого романа, есть и другие источники, которые приводят факты, противоречащие версии г-на Тененбаума.
     К примеру, вот фрагменты из статьи об Уингейте из "Краткой еврейской энциклопедии":

     "Проникшись глубокой симпатией к сионизму, Уингейт установил тесные связи с руководством ишува и Хаганой. По его инициативе и под его руководством были созданы так называемые Особые ночные роты, составленные преимущественно из бойцов Хаганы. Подготовка и действия этих отрядов основывались на специально разработанной Уингейтом неконвенциональной тактике, которая доказала свою эффективность в борьбе против арабских нападений. Горячая поддержка еврейского дела в Палестине снискала Уингейту признание, его стали называть Ха-едид ("Друг")…

     Просионистская позиция, самостоятельность решений и пренебрежение к принятым в британской армии условностям привели к тому, что в 1939 г. Уингейт был откомандирован из Палестины, а в его паспорте была сделана отметка: "Владелец паспорта не имеет права на въезд в Палестину"…
     До самой смерти Уингейт сохранял преданность еврейскому народу и делу сионизма. Он мечтал возглавить армию будущего еврейского государства и в 1943 г. в письме к своему палестинскому другу цитировал на иврите строку из Псалмов (137:5) "Если я забуду тебя, Иерусалим..."…
     Жена Уингейта, Лорна, была главой "Молодежной алии" (Алият ха-ноар) в Англии".

     (конец цитат)

     Замечу, что, хотя цитирование Псалмов в письме - это, конечно, еще совсем недостаточное доказательство пламенного сионизма британского офицера, но если уж мандатные власти действительно поставили Уингейту упомянутую отметку в паспорте, то, видимо, веские причины для этого были.

 

 


     В журнале "Алеф" чуть более года назад была опубликована статья С. Кипермана об Уингейте "Человек из легенды". Ниже - несколько фрагментов из этой статьи (лирические моменты опускаю).

     - "Когда я приехал в Палестину, - писал он (Уингейт - Б.Е.) в своем "Обращении в сионизм", - то обнаружил там народ, на который в течение многих веков глядели свысока, который был презираем многими поколениями людей, но который, тем не менее, остался непреклонным и начал заново строить свою страну. Я почувствовал себя частицей этого народа".

     - В своей автобиографической книге "В поисках пути" Вейцман писал: "На меня произвели большое впечатление его личность и его взгляды не только на палестинские, но и на общемировые проблемы. Он сразу показал себя пламенным сионистом... Тора и военное искусство составляли две его главные страсти".
     - Запись, сделанная военным начальством в его служебном деле, гласила: "Уингейт - хороший солдат. Однако во всем, что касается Палестины, с точки зрения безопасности ему доверять нельзя: интересы евреев в его глазах более важны, нежели интересы Британии. Не следует давать ему возможность еще раз прибыть в Палестину".

     (конец цитат)

     Скажу честно, я не знаю, насколько уверенно можно полагаться на точность фактов, изложенных в "Алефе", тем более что этот почтенный журнал уже пару раз приводил, по моему мнению, мягко говоря, непроверенные данные. А сам я, при всем старании, не смог добраться до документов из архивов британской армии 30-годов. Правда, немного сомневаюсь, что это удалось автору процитированной мною статьи. Поэтому в том, что в личном деле Уингейта действительно была сделана приведенная в статье запись, абсолютной уверенности у меня нет.
     Но, несмотря на это, я думаю, что если хотя бы часть вышеприведенных фактов верна, то, с достаточной степенью уверенности, можно утверждать, что Уингейт, все же, не был совсем уж безразличен к сионизму. Следует ли из этого, что я полностью не согласен с мнением г-на Тененбаума? Вовсе нет. По моему мнению, обе версии равно имеют право на существование, и каждый волен выбирать на свой вкус (извечное еврейское желание всеобщей любви и сочувствия желательно при этом проигнорировать).

     Во всяком случае, если я правильно понял, исходя из того, что пишет г-н Тененбаум, следует, что Уингейт был "человеком войны", делал то, что умел и, похоже, любил, и делал это хорошо. Так сказать, алгоритм "делания" был тщательно отработан. А мандатным властям в то время, к счастью, для содействия в подавлении арабского антибританского мятежа, было необходимо создание боеспособных еврейских отрядов.
     Кстати, вот что пишет израильский историк Ури Мильштейн в книге "Рабин: рождение мифа": "Руководители Хаганы не поняли сути тактики и стратегии "ночных рот" (в частности, из-за того, что они занимали лишь низшие командные должности), они не увидели, что силы Уингейта были лишь частью общего наступления регулярной армии на арабских инсургентов".

 



     И (пусть, чисто гипотетически) можно предположить, что если бы британским интересам (которые, как известно, в отличие от друзей, для Британии являются единственным постоянным фактором) в тот же период соответствовало создание в Палестине арабских отрядов, то, вполне возможно, Уингейт делал бы то же самое. Ну, разве что, может быть, без особого удовольствия.
     Но ведь из этого отнюдь не следует, что верность британской короне у Уингейта не могла вполне мирно уживаться с симпатиями к сионизму. Почему бы и нет?

     Тем более что на том отрезке истории еврейские интересы так удачно совпали с британскими. А, как верно заметил монтер Мечников: "Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон".
     И, вполне возможно, что, при наличии двух версий, истина где-то посередине. Или, что тоже не исключено, как в очень старом еврейском анекдоте: "И ты прав, и ты прав". А может быть, и я прав.

 


     Послесловие Бориса Тененбаума


     Прочитав заметку Е. Бродского, в которой он не согласился с моим определением Орда Уингейта, я решил покопаться в Интернете, чтобы подтвердить собственное мнение. Я видел Уингейта чудаком и эксцентриком, которого мало интересовали даже и британские интересы, не то что сионистские. Надо сказать, основания для того, чтобы считать его чудаком, у меня были. Его палестинские подчиненные с немалым изумлением сообщали, что их командир на привалах сидел абсолютно голым, и жевал сырой лук в качестве десерта. Послужной список тоже впечатлял - Судан, Палестина, Эфиопия, Бирма. Методы везде одни и те же - создание специализированных отрядов коммандос из местных уроженцев - в случае Палестины - из еврейских мальчишек, предоставленных ему руководством Хаганы.

     Палестина, если и выделялась, то скорее скромными масштабами его деятельности. В Эфиопии в его отряды входило 1700 человек, в Бирме он командовал 6-ю бригадами, получив временный чин генерал-майора. В английской армии это звание соответствовало бы генерал-лейтенанту, в русской или в немецкой армии - какой уж там капитан Уингейт времен его палестинской службы ...

     Однако дальнейшие раскопки обнаружили подтверждение мнения моего оппонента о необычно сильных симпатиях Уингейта делу его еврейских подчиненных. Он, например, публично поддержал идею создания еврейского государства, что шло в разрез с принятой в то время политикой Великобритании. Так что запись в его служебной характеристике, которую цитирует Е. Бродский, была не просто формальной отпиской неведомого штабиста. Даже после перевода в Эфиопию Уингейт поддерживал определенные связи со своими палестинскими протеже - он пригласил несколько своих бывших солдат из Хаганы присоединиться к нему в создании его маленькой армии в Африке.
     Назвал он ее именем великого воина, взятым из Библии - "Гидеон" ...

     Все вышеперечисленное работает на версию моего оппонента - да, Уингейт был искренним сионистом …
     Есть, однако, кое-что, что скорее подтверждает мою теорию - об эксцентричном одиночке, который и об Англии-то не слишком заботился.

     4 июня 1941 года, после полного успеха специальной части "Гидеон" и взятия Аддис-Абебы, Уингейт был отставлен от командования, понижен в чине и переведен в Каир. Командование англичан пришло к выводу, что действия Орда Уингейта были слишком про-эфиопскими ... Очень похоже на то, что с ним случилось в Палестине.

     Так что мы, видимо, можем констатировать, что генерал Уингейт был человек необычный, к командирам своим часто относился критически, а подчиненным был безусловно предан, как и подобает настоящему вождю.

     А уж были они сионистами или эфиопами - дело случая.



     Борис Тененбаум


   


    
         
___Реклама___