Rashkovsky1.htm
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Отзывы Форумы Киоск Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Октябрь  2006 года

Александр Рашковский


Вятская архивная мозаика

 

 

По сводкам ОГПУ

     Из информационной сводки Вятского губернского отдела ОГПУ с 1 по 15 июня 1925 года (Государственный архив социально-политической истории Кировской области (ГАСПИКО), фонд 98, опись 1, дело 166).

     Л. 106 "В Яранске ставленник Тихона епископ Нектарий Трезвинский явился определенным организующим монархическим центром. Нектарий арестован. Его сподвижник бывший ссыльный священник Сергей Знаменский скрылся".
     "В Уржумском уезде тихоновским духовенством была сфабрикована и явлена народу "святая чудотворная рукавица", начавшая якобы исцелять".
     "В Нолинском уезде проводится статистическое обследование экономического состояния крестьянских хозяйств. Перепись проводится со слов крестьян, которые зачастую, особенно о количестве урожая, дают неверные сведения, опасаясь увеличения налогов".

     Из информационной сводки Вятского ОГПУ с 1 по 15 мая 1925 года (ГАСПИКО, фонд 98, опись 1, дело 166).

     Л. 124 " В Вятке, в связи со смертью патриарха Тихона, среди обывателей ведутся разговоры, что он отравлен и даже об этом в городе имелась надпись на заборе на улице Свободы".
     Л. 125 " По губернии духовенство продолжает разделяться на обновленцев и реакционеров ( "тихоновцев"), но преобладающий процент стоит на платформе тихоновщины. Обновленцы в массах авторитетом не пользуются. Тихоновское духовенство пользуется среди крестьянства большим авторитетом".
     "В Унинский район Нолинского уезда в конце марта 1925 года приезжал архимандрит Питирим из Одессы, который критиковал действия власти в смысле неправильного изъятия ценностей".
     "Со смертью патриарха Тихона активность и настроение реакционного духовенства упали".
     "Духовенство тихоновского направления ожидает перемен и высказывает предположение о назначении нового Патриарха, называя митрополита Петра Крутицкого, которого епископ Яранский Нектарий и другие попы называют взяточником".
     Из информационной сводки Вятского ОГПУ с 15 по 30 июня 1925 года (ГАСНИКО, фонд 98, опись 1, дело 166).

     Л. 139 " Проведенный с 28 мая по 1 июня праздник вотского населения Малмыжского уезда "Гаршит", заключается в поголовном и обильном пьянстве. Даже дети пили кумышку".

     Л. 140 "В Юкшумской волости наиболее зажиточным крестьянством поддерживается слух и толки, что на освобождении кустарей от налогов настоял тов. Троцкий".

     Л. 141 " Прибывшая из Ленинграда гражданка распространяет в Слободском уезде слух о наводнении безработными городов Ленинграда и Москвы, и что среди них много самоубийств".
     Л. 142 " По установившемуся издавна обычаю, ежегодно 3 июня из Вятского кафедрального собора бывает крестный ход в село Великорецкое Халтуринского уезда с почитаемой верующими иконой Николая Чудотворца. На этот крестный ход в Вятку стекаются, за сотни верст, крестьяне других губерний. Так было и в нынешнем году.
     По прибытии крестного хода в село Великорецкое 6 июня 1925 года во главе с соборным и обновленческим духовенством, между последним и местным тихоновским духовенством возник спор, кому служить молебен по церквам и часовням села. Группа богомольцев-тихоновцев, руководимая Церковным Советом, не допустила обновленцев к службе.
     Обновленцы начали совершать службу на месте "явления иконы", на свежем воздухе. Дослужить обряда им, однако, не пришлось, так как соборные иконы были отняты и унесены в церковь, а одного попа-обновленца группа ярых тихоновцев потащила в реку, грозя утопить. Поп вырвался и скрылся".


     Жизнь и судьба Валентины Пономаревой


     Познакомиться с Валентиной Васильевной Пономаревой мне помог случай. Мы с Людмилой Борисовной Безверховой, большим энтузиастом историко-архитектурных исследований, и студентами из ее архитектурного бюро поехали в музей Вахрушей, замечательного местечка Слободского района Кировской области, что всего в 23 км от областного центра. Там, от заведующей музеем Людмилы Николаевны Кушковой, я впервые услышал о В.В. Пономаревой.
     Кушкова рассказала мне потрясающую историю о том, что в одну из праздничных ночей военной поры, в детском доме, где находилась Валентина Васильевна, начался пожар. Воспитатели не могли его потушить. Напротив детского дома располагался лагерь для немецких военнопленных. Пленные немцы знали, что в детском доме находятся малыши и очень хотели помочь в тушении пожара, но охрана, принявшая по случаю праздника большую дозу алкоголя, на их крики не реагировала. Тогда пленные решились на отчаянный шаг. Они прорвали колючую проволоку и помогли спасти малышей и потушить пожар. На следующий день всех военнопленных, принявших участие в спасении детей и тушении пожара, расстреляли за … попытку побега. Конечно, эта история, очень напоминающая миф, меня заинтриговала.

     Позднее, правда, удалось выяснить по архивным материалам, что похожее происшествие действительно было в одном из районов нашей области, но Валентина Васильевна к нему никакого отношения не имела.
     И вот, уже в ближайшее воскресенье, поехал в Вахруши, чтобы поподробнее узнать о ее замечательной биографии.
     Валентина Васильевна Пономарева родилась 5 мая 1937 г. в городе Ленинграде. Ее отец - Федор Васильевич Королев - был рабочим Кировского (бывшего Путиловского) завода. Мать - Королева Прасковья Ефремовна - была домохозяйкой. В семье было 7 детей. Мама умерла в мае 1939 г. Отцу стало очень трудно одному справляться со всеми детьми, поэтому Валю отдали в дом малютки № 4 г. Ленинграда, который располагался в Пушкино по ул. Маяковского. (ГАКО - Государственный архив Кировской области, фонд Р-2342, опись 13, дело 2, л. 27). Кстати, по материалам архива, она родилась 4 мая 1937 г.

     В конце декабря 1941 г. Валю Королеву в одной машине с воспитателем дома малютки Анастасией Смирновой эвакуировали из Ленинграда на машине по Ладожскому озеру - ДОРОГЕ ЖИЗНИ. Рядом с машиной разорвалась бомба. Валю и еще двух малышей, ехавших в кузове, выбросило на лед. В результате спаслись только шофер машины, воспитательница, ехавшая в кабине, и трое малышей. Дело в том, что, по инструкции, пассажиры ехали в кабине с открытыми дверцами, чтобы успеть выскочить. Воспитательница доставила малышей в детский санаторий № 9 г. Лальска Кировской области. Вскоре Анастасия Смирнова была назначена директором этого санатория.
     Вале повезло. 30 апреля в санаторий приехала директор средней школы г. Лузы, что рядом с Лальском, Августа Александровна Кропачева. Приехала с намерением удочерить одну из воспитанниц. У них с мужем не было детей, и она считала, что должна помочь стране в воспитании сирот. Валя, в то время маленькая и худенькая, понравилась ей с первого взгляда. Но Анастасия Смирнова, которая очень любила Валю, не хотела ее отдавать на удочерение, предлагая выбрать любую другую девочку. Однако, Августа Александровна настояла на своем и 1 мая 1942 г. Валя уже была в Лузе. Странно, но почему-то по материалам указанного архива, это произошло 30 апреля 1942 г. Опять разница в один день!

     Новый отец Вали - Василий Семенович Худяков - был на фронте. Он окончил сначала Ленинградский ветеринарный институт, затем Ленинградский медицинский институт и стал хирургом. В самом начале войны его назначили ветеринарным врачом. Он занимался отправкой лошадей на фронт. Однако вскоре его направили во фронтовой госпиталь, где он и проработал хирургом до конца войны.
     Вернулся в Лузу Василий Семенович, по воспоминаниям Валентины Васильевны, в 1947-1948 годах. Он служил после войны где-то за границей и привез с собой много красивых заграничных вещей. Дома он снова стал работать хирургом в Лузской больнице.

     В Лузе в то время было 6 госпиталей. Рядом с Лузой был лагерь для немецких военнопленных. Их каждый день приводили для работы на лесозаводе. Местные ребята часто затевали драки и дико избивали их, а многие женщины очень жалели военнопленных. Мать одной из школьных подруг Вали жила с одним офицером-военнопленным.
     После войны в Лузу начали привозить много женщин с Украины. Их высылали оттуда за то, что, находясь в оккупации, они образовывали семьи с немецкими военными. Высылали их вместе с детьми. Поселили их в бараках возле железной дороги. Бараки были сколочены в одну доску. Учитывая то, что зима в Лузе очень холодная, больше половины этих женщин и детей погибло. Однако, все выжившие остались в Лузе, справедливо считая, что дома им будет значительно хуже. Дети украинок учились с Валей в одном классе и одноклассники их в обиду не давали.

     Новая мама - Августа Александровна - окончила Кировский педагогический институт и была по специальности химик-биолог. По воспоминаниям, была твердокаменной коммунисткой, но очень справедливым человеком. Она приютила в своей школе двух учительниц-евреек, мужья которых были репрессированы.
     Муж одной из них, Веры Федоровны Александровой, был начальником Северо-Кавказской железной дороги. Его арестовали в 1937 г. в Ростове, а Вера Федоровна бежала в тот же день вместе с детьми. В классе Александровой училась в школе и Валя. В старших классах у Вали преподавала вторая учительница-еврейка по фамилии Ошман, которая тоже сбежала с детьми после ареста мужа, но откуда Валентина Васильевна не помнит.

     Августа Александровна понимала, что, если узнают об этих учительницах, ей, как директору школы, не поздоровится, но держалась твердо, считая, что с ними поступили несправедливо. Чтобы исключить всякие случайности, в доме никогда не говорили о политике.
     У новой Валиной мамы была большая семья. Один дядя, старший брат мамы, был летчик-испытатель и жил в Симферополе. Другой дядя, служил в военной комендатуре в Краснодарском крае. Он занимался розыском военных преступников.
     Валя - человек удивительно везучий. Она четыре раза тонула, но была спасена. Первый раз она могла утонуть в Ладожском озере. Второй раз - в красивом озере вулканического происхождения, что рядом с Лузой. Третий раз, находясь на отдыхе в пионерском лагере. Четвертый раз - в реке Луза.
     В школьные годы Валя очень живым и активным ребенком. В классе была главным "заводилой". Очень любила участвовать в художественной самодеятельности. Пела песни и романсы, играла во всех школьных пьесах. Мечтала стать профессиональной актрисой.

     В 1954 году Валя окончила школу и решила, не спрашивая родителей, поступить в Киевский театральный институт, куда, в тайне от них, отослала документы. Вызов из института пришел по почте и распечатал его Василий Семенович. Отец очень любил Валю, но мысль о том, что она станет актрисой, была для него невыносимой. Видимо, в его жизни была какая-то не очень приятная встреча с представителями этой профессии. В Киев Валю не отпустили, и она поехала в Великий Устюг поступать в педагогическое училище, благо, что этот город недалеко от Лузы. В Великом Устюге ей очень повезло.

     Директором педучилища был замечательный человек. Звали его - Павел Евгеньевич. Экзамены уже закончились, и он сказал, что может принять Валю только на следующий год. Но, характер у Вали был бойцовский, и она сказала, что не выйдет из кабинета, пока ее не примут. Тогда, посмотрев аттестат зрелости, а Валя училась в школе очень хорошо, директор, улыбаясь, сказал, что может принять ее с условием, что в начале учебного года она сдаст все положенные экзамены и если она прямо сейчас напишет диктант. Валя не сделала в диктанте ни одной ошибки и была принята. После начала учебного года, никто об экзаменах даже не вспомнил. В 1956 г. Валя окончила педагогическое училище и вернулась в Лузу. Сначала она работала в деревенской школе, где во всех классах у нее было 9 учеников. Потом ее перевели в школу очень красивой деревни Куликово, что в 9 км от Лузы. Там она вышла замуж. Как вспоминает Валентина Васильевна, вышла не столько за мужа, сколько за свекровь, которая очень любила ее. Это была замечательная женщина, очень умная и тактичная от природы. У нее было 11 детей.

     Отец Вали был категорически против ее замужества и, от расстройства, его разбил паралич. Мужа ее он даже видеть не хотел, а со свекровью подружился, и та ухаживала за ним до последнего дня.
     Мужа своего Валя не любила, но родила двух дочек. В 1963 г. Валин отец умер. Мама уже была на пенсии. Вместе с мамой и дочками, она переехали в город Слободской, где маме принадлежала часть дома. Там Валентина Васильевне начала работать в Стуловской средней школе, воспитывая своих маленьких дочек. Успевала она и активно участвовать в художественной самодеятельности. Благодаря этому, познакомилась и подружилась с замечательным музыкантом и композитором Гарри Нисоновичем Цыпуковым и его супругой.
     Цыпуков окончил в Таллинне еврейскую гимназию, но был выслан за две недели до начала войны в Кировскую область. После ряда переездов, он попал в город Слободской, где женился и обрел семейное счастье.
     В 1969 г. Валентину Васильевну, неожиданно для нее, перевели на работу в детскую комнату милиции. Перевели ее, с подачи сотрудников местного уголовного розыска, которым молодая учительница очень помогла в быстром раскрытии одной кражи. Наблюдательность учительницы и ее педагогический талант настолько очаровали милиционеров, что они настойчиво начальнику рекомендовали пригласить Валентину Васильевну на работу в милицию. Профилактике преступлений тогда придавалось очень большой значение.

     В 1972 г. в Вахрушах открыли отделение милиции, и Валентина Васильевна перешла туда на работу. Вскоре она получила там отдельную квартиру.
     Только в 1975 г. Валентина Васильевна разыскала своих родных братьев и сестер, которые остались живы после войны. Очень ей помог в этих розысках следователь Слободской прокуратуры Анатолий Александрович Комкин. Только благодаря его настойчивости, а некоторые запросы приходилось повторять до семи раз, поиски увенчались успехом.
     В 1992 г. Валентина Васильевна ушла в отставку. В 1993 г. умерла ее мама.
     Сейчас у В.В. Пономаревой четверо внучат - трое мальчиков и одна девочка. И она счастлива. Одно только ее мучает. Никак не хотят признавать Валентину Васильевну жительницей блокадного Ленинграда. Не хватает ей несколько дней для этого.
     Всем, кто прочитает историю ее жизни, станет понятно, что это вопиющая несправедливость.


     Иудаист из Нолинского уезда

     Давно занимаюсь краеведением, но никогда не думал, что мне в руки попадет такой материал. Нашел я его в Государственном архиве Кировской области (ГАКО). Это дело "О переходе отставного солдата В. Губина в иудейскую веру" (ГАКО, ф. 582, оп. 139, д. 195). Удивительно это было хотя бы потому, что евреев в Вятской губернии было очень мало. На 25 января 1854 года во всей губернии было 232 еврея, причем 200 из них проживало в Ижевском заводе Сарапульского уезда. Теперь это - Ижевск, столица Удмуртии. (ГАКО, ф. 582, оп. 139, д.391, лл. 15, 28).
     В своем рапорте от 28 февраля 1889 года на имя вятского губернатора исправник Нолинского уезда сообщил, о заявлении солдатской жены деревни Липовская Ильинской волости вверенного ему уезда Дарьи Ивановны Губиной.

     Для справки. Ильинский район Ильинской волости Нолинского уезда был расположен на юго-западе волости, занимая более возвышенную его часть. Он с трех сторон окружен реками Омутнянкой, Воей и Вомой. Преобладающими являются суглинистые почвы с ползолистым характером. В деревне Липовской по данным "Материалов по статистике Вятской губернии. Том 5. Часть 2."(Вятка, 1887) находилось 42 двора с числом жителей обоего пола 253 человека. Деревенские жители имели около 660 га удобной земли, 54 лошади, 83 коровы и 147 голов мелкого скота. В 22 дворах деревни было 54 книги. Деревня была центрам Скрябинского общества, в которое входило еще 8 починков. В общине всегда были только государственные крестьяне. Крепостных не было - А.Р.

     Она заявила, что ее муж Василий Витальевич Губин уклоняется из православной веры в еврейскую. Проведенное дознание подтвердило заявление Дарьи Губиной. При осмотре дома Василия Губина были обнаружены все принадлежности для еврейского богомолья: покрывало, библия и два молитвенника на еврейском языке. Кроме того, там были два маленьких муика (так в документе, правильное название - филактерии - А.Р.) с ремнями, которые во время богомолья привязываются, один на лоб, а другой на левую руку.

     Для справки. Филактерии (на иврите, тфилин) кожаные коробочки с отрывками из книг Исхода и Второзакония, которые накладывают религиозные евреи на левую руку и на лоб во время утренней молитвы в будни - А.Р.

     В следующем рапорте от 9 марта 1889 года исправник сообщил, что Василий Витальевич Губин родился от православных родителей, а в еврейскую веру перешел во время его военной службы в Москве. От своих товарищей, бывших с ним на военной службе, он научился читать книги на еврейском языке, а затем убедился, что еврейская вера есть истинная. Увещевания и убеждения православного священника на Губина не повлияли. Более того, он заявил становому приставу, что отец, мать и два его брата тоже исповедуют еврейскую веру и что они только внешне считаются православными. В конце рапорта исправник сообщил, что дело о Губине передано судебному следователю.

     В рапорте от 22 июня 1889 года исправник сообщил, что крестьянин той же деревни Липовской Филипп Маркович Губин, находясь в доме своего соседа Афанасия Ивановича Гусева, называл Святые иконы идолами. В результате дознания было выявлено следующее. Во время Масляной недели соседи собрались в избе крестьянина Афанасия Гусева. Там зашел разговора о том, что некоторые из единоверцев отступили от православия и впали в еврейскую веру как Василий Губин. Филипп Губин на это сказал, что не считает брак своего племянника Василия Губина законным, так как он венчан перед идолами. Когда же Афанасий Гусев спросил кого тот считает идолами, то Филипп указал на иконы. Спасителя и Божей Матери. Сои воззрения Филипп Губин приобрел от своего племянника Василия. Сейчас Филипп распространяет между обывателями слухи, что Иисус Христос не бог и Божья Матерь не святая, употребляя при этом ругательства. Ввиду этого, дело, для предварительного следствия, передано судебному следователю.

     В рапорте от 7 июля 1889 года исправник сообщил, что запасной рядовой Василий Губин, состоящий под следствием по обвинению в переходе из православия в еврейскую веру, в начале июля скрылся из деревни без всякого письменного вида неизвестно куда. По словам жены, Василий намерен отправиться за границу, но куда она не знает. Приметы Василия Губина: 28 лет, рост средний, брови русые, борода редкая русая, волосы на голове русые коротко подстриженные, лицо смуглое и угреватое, глаза косые. Одет он в серую стеганую бекешу на вате, на голове - фуражка. С собой он взял черное суконное пальто. Может говорить по-еврейски.

     Далее, в рапорте от 18 июля 1889 года, исправник сообщал, что по полученным сведениям Василий Губин был намерен первоначально отправиться в Москву через Вятку. В Москве, в доме Сергеева, в квартире №1 - жидовское местечко - (так в документе - А.Р.), находятся, его товар и имущество.
     И вот последний документ. Это письмо московского обер-полицмейстера, генерал-майора от 19 августа 1889 года на имя вятского губернатора. В нем сообщается, что Василия Губина на жительстве в доме Сергеева не оказалось.
     Судя по тому, что больше в деле документов нет, Василий Губин сумел скрыться и уехать за границу. Тем более что никакой визы для этого тогда не требовалось.


     Судьба художника Батюшкова


     О Василии Николаевиче Батюшкове я впервые прочитал в книге воспоминаний Аксаковой-Сиверс, которая не раз бывала у него в гостях в нашем городе в конце сороковых годов.
     После недолгих поисков, в Государственном архиве социально-политической истории Кировской области (ГАСПИКО) нашел материалы о нем (фонд 6746, оп. 1, дело 71, лл. 2 и далее).
     Василий Николаевич Батюшков родился 19 января 1894 г. в Самаре. Его отец, Николай Дмитриевич, из дворянского рода известного российского поэта К.Н. Батюшкова, умер в 1916 г.
     Мать, Надежда Васильевна, родная сестра известного общественного деятеля, предпринимателя из Перми Н.В. Мешкова, умерла в 1924 г.

     Преуспевающий капиталист, пароходчик Н.В. Мешков получил известность среди современников благодаря прогрессивному образу мыслей и своей грандиозной благотворительной деятельности. Являясь владельцем нескольких больших земельных участков, расположенных в городской черте, он построил на них богоугодные заведения в память своей матери Е.И. Мешковой. Одно из них - Ночлежный дом, выстроенный на Заимке возле железнодорожной станции, он в 1916 г. принес в дар городу. Именно это здание и стало затем главным корпусом основанного в том же году Пермского отделения Императорского Петроградского университета, а ныне Пермского государственного университета. Перед зданием ночлежного дома Н.В. Мешков планировал разбить большой "Народный сад", который должен был служить жителям города Перми приятным местом прогулок и отдыха на чистом воздухе. Недавно, просматривая указатель Г.Ф. Чудовой к газете "Вятская речь", нашел ссылку на газету от 2 апреля 1913 г. В ней сообщалось, что пермский купец Н.В. Мешков пожертвовал 1500 руб. Вятской публичной библиотеке. В те времена это были большие деньги. По самым скромным подсчетам, это сегодня около 1, 5 миллионов руб.

     Не без влияния родителей В.Н. Батюшкова Мешков прослывет уральским "социальным парадоксом", оказывая финансовую поддержку революционным партиям, причем более всего эсерам. За это он получит у советских историков звание "Пермский Савва Морозов". После революции 1917 г. Николай Васильевич много лет работал в Наркомате путей сообщения, скорее всего консультантом. Водный транспорт в те годы подчинялся этому наркомату, а пароходное дело Мешков знал прекрасно. Умер Н.В. Мешков в Москве в возрасте 82 лет (родился он 30 мая 1851 г.), прожив яркую и очень полезную для России жизнь. На здании Пермского университета в его честь установлена мемориальная доска. Василий Николаевич окончил с золотой медалью Самарское коммерческое училище и в 1911 г. уехал в С-Петербург, где поступил в Академию Художеств. Однако, в 1914 г. из-за туберкулеза легких переехал в Москву, где стал заниматься в студии художника К.Ф. Юона и, одновременно, учиться в Московском коммерческом институте, который в годы Советской власти стал институтом им. Г.В. Плеханова.

     В 1916 г. он был мобилизован и направлен на учебу в Одесскую студенческую школу прапорщиков. После окончания школы, Батюшков был оставлен при ней помощником курсового офицера.
     В Одессе он продолжал заниматься художественной работой, оформляя вечера и праздники. В одной из одесских газет того времени была опубликована очень лестная статья о его оформительской деятельности.
     Летом 1917 г. он подлежал переводу в Черноморский флот, но из-за болезни был вынужден уехать домой в Самару, где попал в больницу и пролежал там до 1918 г.
     Весной 1918 г. Василий Николаевич уехал в Москву, где сдал экзамены за III курс коммерческого института и вернулся домой.

     После занятия города Самары чехословаками, он был мобилизован в речную флотилию, где позднее был назначен командиром миноносца.
     В конце лета 1918 г. флотилия через р. Каму и р. Белая ушла в Сибирь, а там Батюшкова списали на берег и он, вместе с семьей, уехал во Владивосток.
     Во Владивостоке Василий Николаевич работал художником постановщиком в Приморском драматическом театре, где оформил ряд постановок. В Приморье он принимал активное участие в художественных выставках.
     После освобождения Владивостока от японцев, Батюшков поступил в Красный Флот. Во время этой службы он ходил на вспомогательном крейсере "Олег" в поход по спасению парохода "Ставрополь" в Цусимском проливе, в тылу у белых. За участие в этой операции Батюшков получил благодарность в приказе по Флоту. Одновременно с морской службой, он занимал высокую и почетную должность "Художник Флота".
     По демобилизации, в 1923 г. Василий Николаевич уехал с семьей в Свердловск, где много занимался экономикой.

     В 1927 г., по приглашению профессора Грум-Гржимайло, он переехал в Москву, где был принят на работу в бюро металлургических и теплотехнических конструкций Научно-технического управления ВСНХ СССР. Там Батюшков работал экономистом, одновременно занимаясь оформительскими работами по договорам с организациями.
     В 1930 г. Василий Николаевич был арестован ГПУ по делу его родственника уральского инженера Крысова, у которого он жил, когда работал в Свердловске. К счастью, благодаря заступничеству профессора Грум-Гржимайло и, возможно, Н.В. Мешкова, он вскоре был освобожден и устроился на работу в должности старшего экономиста Гидроэлектропроекта, одновременно выполняя заказы по изготовлению иллюстраций для многих технических журналов.
     В 1933 г. Батюшков перешел на работу в объединение "Всекохудожник", где работал художественным руководителем оформительской мастерской. Работая в этой мастерской, Василий Николаевич участвовал в оформлении работ для Парижской и Нью-йоркской выставок. Он был соавтором панорамы "Штурм Перекопа", работая над ее созданием в тесном содружестве с известными художниками Иогансоном, Савицким и Соколовым-Скаля.

     С 1938 г. Батюшков начал работать на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке (ВСХВ), где вскоре был назначен главным художником павильонов "Сибирь" и "Узбекистан". За работу на ВСХВ он, в числе 8 художников, получил Грамоту от Выставочного Комитета. Всего же на ВСХВ работало около 2000 художников.
     В конце июня 1941 г., в связи с началом Великой Отечественной войны, ВСХВ была закрыта, и Батюшков был переведен на работу в художественную мастерскую Московского управления по делам искусств.

     В декабре 1941 г., в связи с репрессиями ряда родственников, на основании Указа от 22.06.1941 г. Василий Николаевич был арестован и административно выслан в г. Советск Кировской области, где и прожил до конца войны. Это еще один секретный сталинский Указ, о котором до сих пор практически ничего не известно. Пока немцы стремительно двигались к Москве и стояли в ее предместьях этот Указ видимо исполняли очень медленно, а, когда их отогнали от Москвы, НКВД активно приступило к его исполнению.
     В Советске Батюшков работал художником промкомбината и кино и, одновременно, преподавал рисование в школе. Дополнительный заработок он имел, рисуя портреты с натуры. Сеанс обычно занимал 1-1,5 часа. За время жизни в Советске он нарисовал более 600 портретов. Наверняка многие из них сохранились у старожилов города.

     В 1946 г. Василий Николаевич переехал в Киров, где поступил на работу в товарищество "Кировский художник", а вскоре был приглашен художником в областной театр кукол. В театре он занимался оформлением спектаклей и, впервые в жизни, начал выполнять скульптурные работы, делая головы кукол. Будучи очень талантливым от природы, он уже в 1948 г. начинает самостоятельно ставить в кукольном театре пьесы как режиссер-постановщик. Газета "Кировская правда" (1948, № 33, с. 4) напечатала благожелательный отзыв на его спектакль "Терем-теремок".
     В 1947 и 1949 гг. Василий Николаевич участвовал в художественных выставках г. Кирова.
     С 1949 г., ввиду уменьшения финансирования областного кукольного театра, его штатная должность была сокращена, и он перешел на работу художником-оформителем Дворца пионеров, одновременно продолжая оформлять спектакли театра кукол по договорам.
     С марта 1950 г. Василий Николаевич перешел на штатную работу в товарищество "Кировский художник".
     В Кирове Батюшков женился на Ирине Эдуардовне Писаревой, преподавательнице детской музыкальной школы по классу рояля, которую до сих пор помнят многие интеллигенты-старожилы нашего города.

     По справке УМГБ по Кировской области от 26 сентября 1951 г., Василий Николаевич был освобожден от отбывания ссылки и в октябре 1954 г. уехал с семьей в Киев, где проживала его теща.
     В Киеве Батюшков занимался художественным оформлением ряда павильонов ВДНХ УССР, музеев Леси Украинки в Киеве (1962) и Т.Г. Шевченко в Каневе (1964) и многих других объектов культуры. По воспоминаниям Веры Герасимчук, супруги моего киевского друга Леся Герасимчука, он продолжал рисовать портреты. Он нарисовал и портрет Веры, который сохранился в ее архиве. Отец Веры, который долгое время был секретарем Союза художников Украины, вспоминает, что Союз несколько раз представлял Василия Николаевича к правительственным наградам, но все представления отклонялись КГБ Украины.
     Умер В.Н. Батюшков 17 января 1981 г. в Киеве.


     Судьба режиссера из Уржума


     Ларский (Пекерман) Аркадий Львович родился в 1892 году в Заиренской волости Кунгурского уезда Пермской губернии в бедной еврейской семье.
     Отец Аркадия был николаевским солдатом-кантонистом. Он не имел специальности и занимался кустарными промыслами, работал помощником пекаря и сапожником- подмастерьем. Когда семья стала очень большой (десять детей), отца устроили сторожем при синагоге, где он и умер в 1915 году от разрыва сердца.
     Аркадия сначала отдали учиться в городское училище Кунгура, но так как он был шестым ребенком в семье, а средств не хватало, то пришлось устроить его учеником на фабрику.
     Когда Аркадию исполнилось 13 лет, то он, видя трудную жизнь родителей, ушел из дома, доучившись только до 3-го класса городского училища.

     Работая на разных работах, он продолжал самостоятельно учиться грамоте. В 1909 году Аркадий попадает в театр, сначала рассыльным, потом рабочим сцены, статистом и, наконец, сценариусом - помощником режиссера. О театре он мечтал с детства, и вот мечта началась сбываться.
     Аркадий едет в Москву, сдает экстерном экзамены за полный курс гимназии и поступает в театральную школу. Однако, через два года, из-за отсутствия средств, Аркадий оставляет театральную школу и едет работать актером с Семипалатинск.
     В Семипалатинске он как еврей, не имеющий права проживания вне черты оседлости, получает предписание на выезд из города в 24 часа. Аркадию пришлось креститься по православному обряду и взять сценическую фамилию Ларский, под которой он проработал до конца жизни.

     Аркадия оставили в Семипалатинском театре и, с этой поры, началась его актерская гастрольная жизнь.
     Кузнецк, Стерлитамак, Рига, Витебск, Двинск, Нижний Новгород, Вятка, Красноярск, Астрахань, Саратов, Самара, Казань, Симбирск, Омск, Томск, Челябинск, Пермь и Екатеринбург - вот города его актерской и режиссерской деятельности.
     Революция застала Аркадия в Омске. С наступлением на Омск чехословацких войск, он бежал в Тюмень, где служил в театре антерпризы у Глинской. Позднее Аркадий организовал в Челябинске Союз Работников Искусств и стал его первым председателем. Далее - служба в Красной Армии руководителем ряда военных культурных клубов. И только в 1929 году, после демобилизации, он поступает в Челябинский государственный драматический театр очередным режиссером.

     С 1931 года Аркадий Львович - художественный руководитель и главный режиссер театра Коми - Пермяцкого автономного округа в Кудымкаре. После работы там и в ряде других театров Урала, он был приглашен в Уржумский колхозный театр, который работал под художественным руководством Московского театра им. Е.Б. Вахтангова. Приказом Отдела искусств Кировского облисполкома от 7 мая 1940 года № 68 Аркадий Львович Ларский назначен режиссером Уржумского колхозного театра. Вместе с ним в Уржум приехала и начала выступать на сцене этого театра его жена - Надежда Николаевна Ларская. Их дальнейшую судьбу выяснить, пока не удалось.

***

 Натяжные потолки в Екатеринбурге

А теперь несколько слов о новостях культуры и экономики.

 О чем думает человек, въезжая в новую квартиру? Как обставить комнаты, прихожую, кухню? Какую купить мебель для спальни, какие шкафы и кровати? А в столовой? За каким столом будет на трапезу собираться семья? На каких стульях сидеть? Чтобы было удобно и красиво. А мебель для гостиной? Прежде всего, конечно, диван. Это же часто главный предмет мебели в семье. На диване многие проводят лучшие дни, а то и годы своей жизни. Как хорошо отдыхается на удобном мягком диване. Можно и книжку почитать, и телевизор посмотреть. А теперь можно взять в руки маленький ноутбук и, не слезая со своего любимого дивана, порыться в интернете или посмотреть редкий фильм.
Особенно важна мягкая мебель для дома - она создает неповторимый уют. Кресло тоже может стать другом для хозяина или хозяйки дома. Кресло обычно покупается вместе с диваном, образуя с ним некую единую пару. Кожаные диваны и кресла хорошо вписываются и в офисный интерьер. Ведь и в офисе хочется чувствовать себя удобно. А теперь, в условиях компьютеризации, офис может переместиться и в жилую квартиру или дом. Так называемый режим «телеработы» позволяет человеку, не выходя из дома, трудиться на службе: интернет связывает работника с его коллегами и начальством. Просто одна из комнат квартиры или дома становится рабочим кабинетом, и для нее, конечно, нужна своя мебель. Письменный стол, рабочее кресло, книжные полки и тумбочки. Тут помощь модульной мебели неоценима. Компьютерные столики и тумбы, стеллажи и комоды – все может пригодиться.
Особого внимания заслуживает, конечно, детская мебель. Ребенку должно быть удобно и безопасно. Где же все это разнообразие найти? Например, где найти мебель в Таганроге? Очень просто: загляните на сайт rostovskaya-obl.irr.ru, и вы будете поражены, сколько есть привлекательных вещей в продаже. Глаза разбегаются!


   


    
         
___Реклама___