Kislik1
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Отзывы Форумы Ссылки Начало
©Альманах "Еврейская Старина"
Апрель 2006

Наум Кислик

Следы еще не стерты...

Публикация Давида Гарбара

 

 

Предпредисловие.  «Вот с этим и живу...» 

Это, собственно, не предисловие. Это предпредисловие. Предисловие к этой маленькой книжечке написано двумя друзьями Наума Зиновьевича Кислика – его современниками, поэтом-фронтовиком Александром Абрамовичем Дракохрустом и писателем – партизаном Валентином Ефимовичем Тарасом. Написано так, как только могут написать современники, друзья и единомышленники. Они же, А. А. Дракохруст и В. Е. Тарас и подготовили эту книжечку к печати. А издало её «самиздатское» (смотрите, ещё и сейчас «самиздатское»!) издательство «Хэсэд-Рахамим» при библиотеке еврейской общины г. Минска (Беларусь).

Там стараниями трёх энтузиастов: компьютерных дизайнеров Фаины Злотиной и Елизаветы Кирильченко, редактора, той же Фаины Злотиной и переплётчика Леонида Пинского вышла эта книжечка. Вышла в количестве 12 экземпляров (!!). Я потому с таким тщанием и пиететом называю эти имена, что только истинное подвижничество и глубоко понимаемый смысл могут заставить людей собрать, обработать и «издать» книгу размышлений старого и уже ушедшего от нас поэта, человека., защитившего нас в войне с фашизмом, антисемитизмом и ксенофобией и трагически переживавшего появление ростков ксенофобии и антисемитизма в стране – победительнице. Об этом и размышлял Наум Кислик в своём «блокноте из архива».

Я уже писал о Поэте и Человеке – Науме Зиновьевиче Кислике («Заметки», №38/2004 г.)

Эту книжечку (50 страничек малого формата) переслал мне его брат и мой университетский товарищ В. З. Кислик. Переслал для ознакомления.

Ну, что сказать: книга обжигает. Обжигает искренностью, болью, болью много пережившего, много понимавшего и о многом думавшего умного человека. А ещё – удивительной современностью, созвучностью нашему времени. И неутешительным приговором людям и строю, культивирующему ксенофобию, ненависсть, антисемитизм.

В стихах Наума Кислика редко проскальзывали «еврейские мотивы». Он был русскоязычным поэтом и переводчиком. Прекрасным Поэтом  и хорошим переводчиком.

Но он был евреем. И никогда ни скрывал этого, и не отказывался от этого. И душа его болела.

И эту боль, эту ненависть и презрение к антисемитам и антисемитизму мы прочитываем на каждой странице этой маленькой книжечки.

Перефразируя известный афоризм, можно сказать: нет маленьких книг, есть маленькие авторы. Наум Зиновьевич Кислик – большой Поэт и большой Человек. И книга его  - Большая Книга о больших проблемах. О наших с вами проблемах. Проблемах прошлого и, увы, сегодняшнего...

Я благодарен редактору «Заметок» Евгению Михайловичу Берковичу за согласие опубликовать эту книгу: пусть её прочтут не 12 человек, а весь мир. Непростого Вам чтения, господа. 

Давид Гарбар

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подготовка к печати,

предисловие и примечания

А. Дракохруста и В. Тараса

 

 

НАПИСАНО БУДТО СЕГОДНЯ

 

Александр Блок как-то сказал, что человеку, который пишет стихи, необходима судьба, чтобы стать поэтом /поэтом настоящим, -- добавим мы/. Очевидно, Блок не случайно полагал роль судьбы главной в формировании творческой личности стихотворца: талант, даже незаурядный, если он не прошёл через горнило испытаний, борение страстей, ни разу не стоял перед проблемой нравственного выбора, может и не реализоваться или реализоваться не полностью. Ему грозит нехватка воздуха жизни – потрясений, опасностей, риска…

Поэту Науму Кислику такая «кислородная недостаточность» не угрожала. Его судьба, в главном, свершилась ещё в юности. Хотя не он её выбрал, она сама его выбрала вместе с целой когортой его ровесников, - грозная судьба поэтов военного поколения. Суровая, а порою жестокая, она сформировала их нравственный облик и характер, определила склад мышления, направленность творчества. Но при этом не уравняла, не обезличила, каждый остался самим собой, неповторимой яркой индивидуальностью и в обыденной жизни, и стихах. Только закал у них был один, одно кредо, каждый мог бы подписаться под строчками одного из них, поэта Михаила Луконина:

В этом зареве роковом

выбор был небольшой.

Но лучше прийти

с пустым рукавом,

чем с пустою душой.

Наума Кислика от пустого рукава судьба уберегла, руки-ноги не покалечило. Лишь на лбу осталась страшная глубокая вмятина, след разрывной пули, настигшей восемнадцатилетнего солдатика-пехотинца в битве на Орловско-Курской дуге. Но самое важное, осталась целой, вернее, цельной, незамутнённой кровавой мерзостью войны его душа. Она была полна любви к людям, сочувствия им при всей колючести его характера, чуждого слезливой сентиментальности. Об этом свидетельствуют его стихи, глубоко человечные, взыскательно добрые, хотя, на первый взгляд, кажутся жёсткими. Посмертный сборник  лучших его стихотворений, в том числе, не публиковавшихся при жизни поэта, - «Ноша», - был издан в 2003 году библиотекой «Хэсэд- Рахамим», за что мы глубоко благодарны.

Но Кислик писал не только стихи, он был отличным литературным критиком, острым публицистом, мастером полемики. К сожалению, эти грани его таланта редко были на виду, он лишь эпизодически участвовал в газетных и журнальных баталиях, предпочитая оставаться прежде всего поэтом. А свои мысли о повседневных политических реалиях «прекрасной советской действительности» записывал для себя. Мы нашли эти записки в его архиве – широкоформатный блокнот, заполненный почти до последней страницы. Относятся записки к 70-м годам прошлого века / это, напомним, «пик» очередного раунда «борьбы с международным сионизмом»/. Разумеется, о публикации записок в те годы не могло быть и речи, разве что в «самиздате», - в них поэт додумывает до конца то, о чём с опасливой оглядкой говорили на своих кухнях интеллигенты того времени.

С той поры, когда заполнялся пером Наума найденный нами блокнот, прошло свыше трёх десятилетий, в нашей стране и в мире произошли величайшие перемены, и многое из того, что отвергал Кислик, что с едким сарказмом высмеивал и бичевал, ушло из нашей жизни. Но, к несчастью, далеко не всё. Большинство записей Наума будто сегодня занесены в блокнот, настолько они созвучны нашим дням, омрачённым угрозой новоявленного тоталитаризма, наглым выходом на сцену старых знакомцев – антисемитизма и ксенофобии. Провалившийся сталинистский спектакль пытаются поставить снова…

***

Подготавливая записки Наума Кислика к публикации, мы не вмешивались в текст, лишь разбили его на отдельные главки. Нам кажется, получилась маленькая, но ёмкая, весомая книжка. Названием послужила строка поэта из его стихотворения, посвящённого в знак дружбы Василю Быкову.

Сердечно благодарим библиотеку «Хэсэд-Рахамим», которая согласилась издать и эту посмертную книжку Кислика. Жаль только, что записок своих он оставил так мало…

Александр Дракохруст, Валентин Тарас

 

КОЕ-ЧТО О ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА

 

 

2.04.72 

*** В. - рассказывает, что новый здешний лит… /нрзб/ запротестовал против слов одного персонажа какой-то пьесы о том, что Ленин-де лысый…Лысый, оказывается, неприличное слово и непочтительно это…

Ленин бы, вероятно, очень смеялся.

Но не смешно, когда на историю напяливают парик и бреют ей бороду во имя своего пошлого представления о благообразии.

О культуре же – что и говорить.

 

25.04.72 

*** Произвол, подобно микроорганизму, обладает свойством размножения. Допускаемый и незамеченный в какой-то одной сфере, он неизбежно распространяется и на другие. Маленький произвол – школа большого. Единичный – общего. Не встречающий отпора частный случай его способствует психологической привычке к нему, навыку произвола как со стороны творителей, так и жертв. Навык этот в России издавна силён и укоренён в народном сознании. К произволу порой относятся, как к стихийному бедствию. Даже блюстители закона в иных случаях не понимают что' – произвол.

 

2.05.72 

*** Г.: …Архитекторы, искусствоведы, озабоченные стариной, / твердят /: «Церкви сносят потому, что в Моспроекте засели о н и …»

… Персональная пенсионерка в санатории /нрзб/: «»Завод взорвали, чтоб /им/ предоставили 50 процентов / мест / в правительстве…»

…Алтух.: « Они  уничтожили русскую интеллигенцию в 37-ом».

… Письмо анонимное некоего «простого рабочего» в радиокомитет: «О н и  нам в спину ножом, когда война будет…»

Вспоминается пьяный… на лавочке на бульваре нашем: «Будет война, - всех вас, жидов, перережем…»

…На пленуме ВТО «учёный» Нефёд подверг критике «ЛиМ», перечисляя известного рода имена. Одобрение. Один Жора /Колос/ вёл себя, надо сказать, порядочно…

Особенно интересна версия о стремлении к власти. Тут возможен не только психологический источник. Вторым является традиционный – белые усиленно напирали на то обстоятельство, что «сов/етская/ власть – жидовская». Немцы тоже этим пользовались. В свои глупые юные времена /я/ думал, что политика в этом вопросе связана со стремлением лишить эту версию почвы. «В интересах мировой пролетарской революции…» - т.е. всё равно, что сказать: чем больше чёрного подпустишь, тем белее будет. Вот сколь далеко простирается непонимание нравственной диалектики. Вернее, безнравственной «диалектики».

Иным вероятным – и весьма! – источником версии может быть сознательное её распространение в целях дискредитации вольномыслия. Это, в сущности, та же белогвардейская версия. Логика реакции во все времена оказывается удивительно стереотипной…

…Ничто – вся честно прожитая жизнь, вся честно пролитая кровь – не защищают человека пред лицом всесильных и всевластных провокаторов…

 

***  То была «великая эпоха», когда голос репродуктора казался нам гласом божьим, а каждая газета – священным писанием.

*** В.А. не верил, …как верили мы, в конечную справедливость этого дела, в справедливость самого замысла. Всё это ему глубоко чуждо, миросозерцание его националистическое и мелкокрестьянское, буржуазное. Парень от природы добрый, честный в бытовом смысле, поэтому взгляды эти не приобретают у него жёсткой и жестокой формы.

Однако, его «приобщение» есть ложь. Но ложь не только личная. На самом деле им / власть предержащим/ вообще не важно, кто как думает. Важно, чтоб «сполнял», был функцией, деталью, винтиком. Их «дело» лишено нутра, души, истинной веры. «Приобщаются» для внешнего благоустройства – и только в этом их сила, вернее, бессилие.

 

3.05.72 

***…дополнение к  правилам  приёма в ВУЗы. На некоторое время даст усиление соц/иальной/ базы. Но, в конечном счёте, приведёт к самому неожиданному для /власти/ результату. Уже второе поколение  должно будет обладать большими интеллектуальными навыками / речь идёт о студентах из рабочих и сельских семей. -  А.Д., В.Т./

Первое же – приведёт, естественно, к снижению дальнейшему общей квалификации и культуры. Такова диалектика.

Но интересно тут, в сущности, недоверие к интеллигенции – главное орудие для манипулирования отказывает.

 

*** Буржуазная антибуржуазность славянофилов.

 

***  Истинно православный социалистический реализм!!!

 

4.05.72 

*** Романтизм 19 в. – необходимый этап к реализму, к демократической эстетике. Но от него остались лишь имена. Читать их совершенно невозможно. Только у Пушкина это всегда поэзия и всегда жизнь, хотя и его романтические поэмы значительно уступают реалистическим. Романтизм да ещё сентиментализм – последний в лице Стерна – всё-таки хорош! Это младенческие стадии реализма: бывают милы и забавны, но дела с ними иметь по серьёзному нельзя. 

*** Самый большой недостаток в искусстве - излишек. 

*** Тоталитарные государства и организации порою действуют так, как думают и чувствуют массы. Это происходит не только из необходимости демагогии, но и потому, что тоталитаризм является носителем массового, пошлого, обывательского сознания.

Пошлость, вообще, неотъемлемая черта любого реакционного режима, всякой реакции.

 

5.06.72 

*** Сообщают о неприятностях у Булата /Окуджавы/... Требуют покаяний, отречений, карают за отрезвление. Месть за ХХ съезд, медленная, но верная реставрация культа… реставрируют и самую «личность».

 

*** Рассуждения о «природе человека», о врождённости многих отрицательных свойств – не личных, а общечеловеческих – не так уж бессодержательны, если правильно их понимать. Понимать не односторонне, не в отрыве от социальности, которая ведь тоже дана нам как людям «от природы» / иначе мы не были бы людьми /. Даже отчуждённость / вернее, отчуждение /, точнее, - возможность его, опирается на тот простой факт, что каждый из нас – индивидуум, отдельность. «Чужая душа – потёмки», «В чужую душу не влезешь», «Сытый голодного не понимает» и т.д. и т.п.

Человеком, в истинном смысле, тебя делает именно та степень умения проникнуть в чужую душу, влезть в чужую шкуру, на которую /степень/ ты способен.

Любая социальная структура – от крайнего фашизма до самого совершенного коммунизма - неизбежно опирается на «человеческую природу». Человек не может питаться камнями и дышать фтором, - это противоречит нашей природе. Невозможно создать общественную организацию, которая бы этой природе противоречила.

Фашизм, тоталитаризм вообще, так или иначе вынужден обращаться к тёмным инстинктам, к зверю в человеке. А этот зверь – не противоречит природе, а в ней сидит. В этом – вся сложность, весь драматизм. Фашистские убийцы, рядовые и главные, манипуляторы и объекты манипуляций – всё это люди, и поступают согласно «природе».

Эфроимсон в своей статье в «Новом мире» сосредоточился на  врождённости некоторых альтруистических качеств, эгоистические же оставил в тени, а их крайнее проявление приписал чуть ли не врождённой патологии /о преступлениях, например/.

Однако, и эгоизм – «в природе». Мы вынесли из эволюционного процесса всё, что он мог нам дать. С точки зрения гуманного идеала в этом последнем есть немало отрицательного. Настолько отрицательного, что гуманисты вплоть до марксистов, - хотя, главным образом, марксистов-догматиков, - пытались от этого неприятного зрелища, весьма к тому же осложняющего идеальную картину и практическую проблему, - отмахнуться, отвернуться, сбросить это добро на счёт социального неустройства.

Мы видим, как великие революции, вдохновлённые великими надеждами, погибают из-за невозможности или неумения понять природу человека всесторонне, из-за идеализации вследствие этого восходящих социальных групп, слоёв, «третьего сословия», «простого народа» и т.п. Мы видим, как, опираясь на отрицательные стороны, - подмеченные и абсолютизированные «философами жизни» вроде Ницше, - отнюдь не идеальные социальные структуры, подобно раку, сжирают надежды, оставляя слова порою под  той же «идеальной» скорлупой.

Вся неимоверная, грандиозная трудность задачи истинного, действенного гуманизма – создать такую структуру, где бы лучшая сторона человеческой природы подавляла, контролировала, заставляла работать на благо дурную сторону этой природы, где бы «бог» заставил «дьявола» честно работать на себя, выполнять «божью волю».

Естественно, что обожествление того или иного класса, человека вообще, заставляет последнего предполагать, что и дьявол в нём не просто от бога, а попросту божествен. Или лучше, что всё в нём образцово и его дерьмо – не дерьмо… На этом идёт большая демагогическая игра.

… В целом мире, начиная с Возрождения, только небольшая кучка интеллигентов мыслила и мыслит гуманистически, т.е. исходя из «эгоизма» всего человечества. Слова этих людей часто повторяются, но их мысли и чувства не становятся «природой».

 

29.06.72 

Шофёр такси:  Здесь поле было. Вон там, подальше, деревня – дядька мой жил. Оттуда и жёнку взял… Лес был, до самого Логойска шёл.

Пассажир: А не слышали, что здесь, в лесу этом, бывало?

Шофёр такси:  Слышал… Выстрелы слышали по ночам иногда. Лесник тут один увидел землю свежую, раскопал, а там – трупы. Он сообщил /куда следует /. Вызвали его, говорят: ничего, мол, / ты / не видел, а если видел, сам туда угодишь. Ну, он и молчал. После войны только историю эту узнал я.

Пасс.: Об этом леснике я слышал. В лесах совсем других, далеко отсюда.

Ш. т. : А-а… Жил у нас после войны сразу майор один. Как / тогда / было, - рассказывал. Было нас трое. Взяли одного. Мы вдвоём говорим: вот, дескать, недоглядели, ведь приятель вроде: вместе, в одном полку, столько лет… А я-то думаю: ведь что он, взятый, говорил, то и мы… Потом второго берут. Тут понял я, что никакие они не враги. Ну до меня не дошло, приостановилось. А тут война приспела…

Пасс.: А как в народе об этом думают? О Сталине?

Ш. т.: Он… это… доверчивый был… помощникам своим доверял… 

Ведь вот же! Царь, оказывается, добрый - министры плохи, обманывали батюшку.

Более полувека прошло, а царистская психология – живёт. Вероятно, это особенность российской социальной психологии. Но, однако, как это легко можно преодолеть, если б была возможность говорить правду. Тот же водитель очень быстро ухватил и сопоставил факты, когда ему напомнили о них.

 

30.06.72 

*** «Хотя бы для того, чтобы быть последовательным, гонитель обязан доказывать, что потерпевший – негодяй, иначе он, гонитель, сам окажется подлецом». А. Герцен. 

*** Одно из объяснений феномена  Пушкина – он первый русский писатель мирового класса. Тут не только то, что он родился гением, а и то, что русской культуре к тому времени пришёл срок родиться в качестве мировой культуры общечеловеческого масштаба. /Между прочим, поэтому-то он и был первым «вольнолюбивым» поэтом в невольническом обществе – по причине « общечеловечности»/... Он усвоил и гениально ассимилировал все достижения мировой духовной культуры своего времени. Сочетание гения с историческим моментом.

В допушкинские времена Россия не дала миру ни одного художника глобального значения. После Пушкина – они восходят один за другим».

После Пушкина национальная ограниченность славянофилов – противоестественна.

Интересно в Пушкине и то, что он в указанном выше смысле стал зрелым – сразу. И навсегда. Т. е. мы и до сих пор, несмотря на свою историческую «взрослость», не находим в нём ничего, что показалось бы незрелым, наивным в нравственном смысле.

Пушкин как фактор доныне эстетически мощно действующий, свидетельствует с большой силой против русопетства. В условиях национальной изоляции --  естественно-исторической в допетровские времена и нарочитой в послепушкинские – Пушкин не смог бы родиться в качестве зачинателя той культуры, которая дала Толстого, Достоевского…

*** Б. сказал по поводу известного факта геноцида в период войны: « Так ведь, оказывается, многих выкупили!» Оказывается – вот что!

Б., конечно, глуп. Но ведь в этом – как все. Вот для чего /делается всё/, чтобы геноцид не вызывал недоумения. Значит, - не было этого. Легко, вероятно, усваивается теми, кто вообще ничего не знал… Неосведомлённость – плодородная почва зла, духовного и нравственного чертополоха. 

*** Если бы Достоевский знал, что можно «соорудить» из кое-каких предубеждений /имевшихся у него. – А.Д., В.Т/  в 20 веке, он бы поостерёгся , даже будучи предубеждённым. 

*** Достоевский, несомненно, показывает и в «Преступлении и наказании», и в «Подростке», и в «Записках из подполья» крушение эгоистического способа отстаивания личности, крушение эгоизма как средства социальной защиты индивидуума.

… «Человек из подполья», в сущности, деспот, являющийся одновременно рабом. Точнее: «рабом - деспотом». Интересное порождение деспотического общества: за невозможностью быть деспотом по отношению к другим – деспот по отношению к себе. Вот – социальная почва его комплекса. 

*** Социально-психологическая ситуация, при которой ретроград считает себя прогрессистом, угнетатель – освободителем, шовинист – интернационалистом, индивидуалист – коллективистом, трафаретчик - творцом… 

*** Неважно – вольные ли стихи / или / не вольные – лишь бы не лакейские. 

*** Всякое незаслуженное страдание, унижение, боль, страх, тяжкое душевное потрясение, на которые так щедр наш век, – как знать? – не останутся ли миной замедленного действия в генах, не взорвутся ли в последующих поколениях. Не взорвётся ли прошлое в будущем. Вот это – куда более глубокое значение того, что «ничто не забыто». 

*** Нет глупости, у которой не нашлось бы приверженцев. 

*** Поймал себя на органической неспособности обрести интерес к  «трансцендентному» мышлению, вернее, ощутить, что это, действительно, нечто серьёзное. Материалистические мозги! Врождённый реализм мышления, возможно, и мешает кое-что понимать, но в целом помогает объяснить понятое, не витая в эмпиреях.

Экзистенциалистов так и не осилил – оказалось скучным для меня… 

*** Удивляешься порой, отчего это люди, имеющие полную возможность стать сознательными, т.е. с а- м о с т о я т е л ь н о  мыслящими, оценивающими и сопоставляющими факты людьми, отчего это они столь упорно, без видимой выгоды, держатся за свою глупость, трафаретность мышления.

Просто: трафаретно думать – легче. И спокойнее. Избавляешь себя от умственного и душевного напряжения. / Таким образом / есть в глупости прямая выгода.

А наступи такому умственному и душевному ленивцу на мозоль – как озлобится против того, кто нарушает покой!

 

«Я ОБЯЗАН ЭТО ПОМНИТЬ ВСЕГДА…»

 

*** Конформизм – продажа личности. Но, продавая личность, мы её теряем. В той степени, в которой мы приспособились к неблагоприятным интеллектуально, душевно, нравственно условиям, мы потеряли себя. Для себя, но и для общества тоже.

Если бы «покупатель» желал действительно приобрести подлинную личность, то какой ценой мог бы он её оплатить? Таковой не имеется в природе, поскольку целиком запроданная личность превращается в функцию.

Самопродажа проистекает из страха, из слабости перед самим собой – неумения преодолеть мелкие страстишки, стремления к материальным благам, комфорту и удовлетворению жалкого тщеславия. Последнее создаёт иллюзию возвышения над другими,… служит психологической компенсацией за исчезновение подлинной человеческой личности.

Но сознательный конформизм легко разоблачить. Труднее с массовым, неосознанным, не получающим за себя ни гроша выгод. Последний, вероятно, протекает из того, что личности не успели, не имели возможности сформироваться.

 

*** В истреблении миллионов людей главная вина лежит на немецких «бегунах» / образовано от фамилии Бегуна, автора антисемитских книжонок. – А.Д., В.Т. / , идейно подготовивших преступление. Между немецкими и ненемецкими «бегунами» - минимальное различие в лексике и стиле. Совпадений гораздо больше.

Они ответственны не только за истребление евреев. Уничтожение десятков белорусских деревень, истребление их жителей прямо проистекает из той же человеконенавистнической пропаганды, ибо антисемитизмом была рождена и теоретически оправдывалась ненависть к «инородцам».

Преступление «бегунов» ещё и в растлении собственного народа…

Я обязан это помнить всегда. И оценивать уровень нравственного чувства и социальной ответственности в зависимости от того, кто как относится … к отечественным «бегунам».

 

*** Отвратительно, что эту мерзость прикрыли моим именем.

/ Речь идёт о том, что в номере «Немана», в котором была напечатана антисемитская статья Бегуна, редакция поместила, не вспомнить уже, то ли стихи, то ли перевод Н. Кислика. По этому поводу Кислик написал резкое письмо редактору А. Макаёнку – А.Д., В.Т. /

 

***Адресат /А. Макаёнок/ ревел, как зверь. Автор /Бегун/ выбежал от него красный, нервный. Попало в печёнку.   

***Если стоящий на низшей ступени общественной лестницы найдёт, в воображении своём, кого-то, кто стоит ещё ниже, то это его воображение весьма выгодно стоящим на высшей ступеньке. В этом – политическая роль расовых и этнических предрассудков.  

*** «Англии – с любовью». А. Фрост, Э. Джей. « Иностр. лит-ра! № 2 1973г.

Когда это делают сами – это здоровый смех. Когда к насмешкам над «стареющей демократией» присоединяется больная диктатура – это зловещий смех. Фашизм всегда высмеивал «гнилую буржуазную демократию» 

*** Если Ю. Трифонов во второй половине «Нетерпения» не впадет в какой-либо русофильский грех /что маловероятно/, то можно сказать, что он отлично справился со своей сверхзадачей – сделать историю актуальной.

Сколько у нас умных писателей – дай только размахнуться! 

*** Эгоизм самопожертвования. 

*** Самое главное и загадочное: что принесут  н а м, в смысле сдвига к нормальному духовному состоянию и положению культуры, события, связанные с Синдбадом-мореходом /?/  /Это имя написано над старательно зачёркнутым словом. -- А.Д., В.Т./ Ведь не может быть, чтобы они «перевоспитались». Значит, секрет в том, как будут работать жизнь, практика, история. Либо они – самонадеянны, как всегда. Либо знают этот секрет, что, конечно, маловероятно. 

*** « Так бывает со всяким правительством, отставшим от своего века! По мере того, как оно делается мало популярным среди свободомыслящих и образованных людей, из него уходят все таланты, и оно пополняется умственными и нравственными подонками населения, которые своею глупостью, жестокостью и мракобесием с каждым годом всё более и более отгоняют от него всё великодушное, самоотверженное, пока, наконец, в минуту всеобщей опасности не происходит страшное крушение, неизбежность которого уже давно ожидалась и предусматривалась просвещенными умами, стоявшими поневоле вдали от пополнявших правительство и ненавидящих всё живое мракобесов» А. Герцен. 

Великий и благородный ум не учёл только, что подонки хитрей герценов. 

*** …позиция человека, принимающего своё физическое уродство и душевную извращённость за норму. Это лежит в основе многих человеческих предрассудков. 

*** Принципиально новое явление - нравственное превосходство и небывалая неуступчивость, непреклонность оппонентов. 

*** ПОЭТУ.

«Если хвалят тебя девяносто из сотни, - уйди.

Если скажет вся сотня восторженно:

- О-о-о! -

Поступи подмастерьем к сапожнику:

- Ты не поэт. -

Если же сотня озлобленных крикнет в лицо:

- Еретик! Сумасшедший! -

Улыбнись.

- Читать тебя будут сто п е р в ы е…» А. Неверов. 

*** Литература, занимающаяся «учительством», «обличением» и тем более – «восславлением» чего-либо или кого-либо, обладает ничтожной силой воздействия, а по отношению к развитому интеллекту – вообще нулевой. Это относится и ко всему искусству. Искусство такого рода кладёт в свою основу в сущности производные, вторичные факторы, вернее, элементы, ибо всякое «учительство» и «обличение» вытекают сами по себе из эстетического освоения действительности – только это жизненно, только это остаётся.

Церковь рассматривала литературу лишь как средство пропаганды – отсюда каноничность, стереотипность, мертвенность. Евангелия, хотя и деформированы последующими редакциями, но создавались  до  церкви. 

*** «Нельзя же ничего не делать оттого, что нельзя сделать всего!»  И. Тургенев. 

*** У того, что служители «культа» называют развитием культуры, следующие задачи:

1. Украшение действительности, так сказать, создание крема на несъедобном пироге.

2. Внедрение нужных им штампов в сознание потребителей искусства.

3. Профподготовка.

4. Отвлечение от интеллектуальных и духовных поисков.

Догма им, в сущности, мешает, ибо, будучи по происхождению гуманизмом, постоянно оставляет лазейки для прорыва в сознание элементов подлинной культуры. По крайней мере, для тех, кто обладает восприимчивостью к ней. 

*** Альберт Швейцер прав в своей тенденции отыскать универсальную основу этики. Такой основой действительно является осознание ценности жизни. Но – тут должна быть первая диалектическая поправка – не вообще жизни, а с точки зрения человека. Вторая поправка – какого человека? Догматики материализма говорят: человека вообще – нет. Диалектики /утверждают/ - и нет, и есть. Тут мы приходим к подлинному определению гуманизма.

Хотя Швейцер отрицает саму связь понятия целесообразности с этикой, он на самом деле пытается положить в ее основу именно высшую целесообразность – не буржуазно-обывательское,  бытовое ее понимание, а всемирно-человеческое. Другими словами, речь идет о выгоде человека как биологического вида и социального явления. Это и есть гуманизм.

В антигуманно организованном обществе такая высшая выгода, целесообразность может показаться – да и бывает на самом деле - нецелесообразной и невыгодной, особенно с точки зрения ограниченно личной.

Высшая же выгода не очевидна. Ее можно лишь осознать в результате долгой интеллектуальной работы. Швейцер это чувствует, говоря, что этика может быть лишь выводом из мировоззрения.

 *** Все-таки то революционное, что стало возможно в наше время, должно привести к выправлению вывихов общества. Или – иллюзия? 

*** /Запись о возможной эмиграции Б.З/аборова/. -- А.Д., В.Т./

… Что могу я ему возразить? Разве можно так дальше существовать? Психологически и морально это становится уже совершенно невыносимым. И, если нет страха перед разрывом естественных /и исторических/ связей /и культурных, добавим/, то что же?..

И все-таки – трудно, почти невозможно вообразить подобное для себя. 

*** В воспоминаниях о В. Овечкине Н. Атарова…отлично сказано: «…он не искал правды в деревне – он для деревни правды добивался». Это не только о деревне – обо всей жизни. Там же – слова самого Овечкина: «Не дай бог помнить только росписи на рейхстаге и забыть про Керчь, забыть немцев под Эльбрусом».

Огорчает, что Овечкин-де злился на писателей, сводивших якобы весь /нрзб/ к репрессиям. Это - нередкое у нас недомыслие честного человека, не дающего себе труда осмыслить простой факт: всякое неустройство бытия преодолимо лишь тогда, когда его четко осознают, прямо называют, открыто преодолевают. В условиях репрессий, в недемократической ситуации никакие потуги подкрутить тот или иной винтик не принесут решения проблемы.

Эта ограниченность всегда чувствовалась у В. О/вечкина/ и ему подобных, и это – очень жаль, ибо люди такого гражданственного темперамента, опираясь на свою тесную близость к материальным основам жизни, могли бы стать сокрушительной силой на пути общественных зол.

А. Т/вардовский/ как великий художник это к концу жизни четко осознал. 

*** Машина для оболванивания других оболванивает и самих операторов… 

*** Удивительно, как эти посредственности со средневековым мышлением друг друга находят, соединяются и вытесняют, затирают, растаптывают тех, кто в чем-либо стоит выше их. 

*** /Преобладают/ не чувство, не сознание социальной ответственности, составляющие подлинную основу подлинного патриотизма, а шовинистические эмоции и закостеневшее верноподданичество. 

*** Наивное обывательское мышление убеждено, что всякий воевавший с немецким фашизмом - антифашист, что всё, противопоставленное какой-то одной определенной форме зла, есть добро. 

*** Тот факт, что гриппом в период эпидемии болеют ВСЕ, не делает грипп положительным явлением. Он только указывает на заразность гриппа и на отсутствие иммунитета у большинства. Но грипп – явление стихийное, природное. Социальную же и психологическую заразу распространяют весьма часто сознательно, целенаправленно в интересах эгоистических общественных групп. Если эта зараза падает на почву, традиционно подготовленную к ее восприятию, - эпидемия бушует со страшной силой. 

*** Что бы ни произошло в результате новой ситуации, реабилитация негодяйства невозможна, как ни вертись.

 

23.04.74 

*** Для немалого числа людей писательство – просто более легкое и доходное ремесло. Такие люди очень громко с /нрзб/ чванливостью подчеркивают свое рабоче-крестьянское происхождение, по большей части инстинктивно стремясь скрыть замаскировать свой…паразитизм. Посредством этой рекламы им также удается сбывать, вернее, «сдавать государству», свой товарец по высокой цене. Но это – типичное «рязанское чудо» литературы /речь идет об огромных приписках и обмане государства партийными бонзами в Рязани. – А.Д.,В.Т./, продукт, который есть на бумаге и которого нет по существу. 

*** Основоположники /марксизма/ так же мало ответственны за деяния последователей, как «Христос» за инквизицию, крестовые походы и стяжательство церкви.

Любое миросозерцание можно переконтачить на свой манер, в соответствии со своими социальными потребностями. Правда, это часто одни лишь слова, но власть привычных слов над сознанием людей чрезвычайно велика. Они становятся как бы фразеологизмами, составные элементы которых уже не имеют смысла сами по себе, а общий смысл вызывает лишь привычную эмоциональную реакцию. 

*** Идея о том, что с природой бороться нельзя, - идея нашего времени, того этапа цивилизации, когда человек, в известной мере, становится сильней природы и может ее «сломать», после чего последует неизбежное возмездие. Именно осознание этого и вызвало к жизни идею о невозможности и вредности «борьбы» с природой. Но до тех пор, пока человек этого не осознавал, - …пока он не был в состоянии «сломать», пока он был неизмеримо слабее мощных стихийных сил, осаждавших его со всех сторон, - он «боролся» с природой, отчаянно и с безотчетной отвагой, хотя, конечно, не бесцельно. Он боролся за существование. 

*** Дневник /братьев/ Гонкуров. То же ощущение переходности времени, потребности в новом искусстве, толковании жизни, те же страхи, сомнения, надежды. Даже об угрозе живой природе со стороны бурно развивающегося промышленного производства - /так/ похоже. Некоторые мысли могли бы сойти за высказанные сегодня. 

*** Гонкуры тоже видели отталкивающее зрелище «толпы» - того, что разрослось в «массовую культуру». Безинтеллектуальность, грубость чувства, эгоизм, стадность так же мучительно действовали на их сознание и эстетический вкус. Но вот – равнодушие, социальную бессознательность старший /Эдмон Гонкур/ увидел в толпе в дни разгрома /поражение в войне с Германией. –А.Д., В.Т./ И что же? – ведь за ним последовала Коммуна. Есть исторические толчки, пробуждающие народ к сознательному деянию – это неизбежно. Может быть, нужно научиться прозревать этот момент пробуждения, видеть те клетки народного организма, которые мгновенно готовы среагировать на изменение температуры исторического процесса! Однако… 

*** …в этом молодом преуспевающем карьеристе-технократе столько сознательной тупости… Несомненно, сделает себе карьеру, будучи, вероятно, и неплохим специалистом к тому ж: подобный социальный тип – твердая опора /режима/…

… И все они, и всё это – без внутренней веры, без какой бы то ни было одухотворенности всем этим делом, ради материального лично-практического интереса.

А круг интересов духовных! Всеобщее оживление /вызвала/ всех интересующая тема, когда за столом заговорили о неком эстрадно-телевизионном певце или певичке. Да еще – исключая женщин – спортивные страсти.

Вот духовная жизнь большинства так называемых интеллигентов: 1. Зарплата – карьера. 2. Выпивка. 3. Телевизор. 4. Хоккей – футбол – шахматы.

Всё это самое передовое в мире.

 

4.05.74 

*** Потрясающий сюжет для прозы ХХ века, рассказанный старой комсомолкой, видной партдеятельницей в прошлом.

…Комсомолка, заброшенная для подпольной работы в буржуазную Польшу, в тюрьме сближается с группой польских левых студенток – молоденьких девушек. Оказывает на них огромное нравственное, духовное и идейное влияние. Они видят в ней образец нового человека нового мира. Это влияние определяет жизненный путь большинства из них.

Где-то в 39-40 годах на «пересылке» на Дальнем Востоке одна из зэчек, полька, рассказывает соседке по нарам историю своей жизни, определившейся под влиянием той тюремной встречи, того нравственного образца. В ее словах еще живет восхищение той самой комсомолкой.

/Зэчка/ заключает свой рассказ словами: «Она, должно быть, я слышала,  у них --  большой человек. Вот бы найти ее, дать знать о себе – она бы меня спасла».

А слушательница, соседка по нарам на «пересылке», -- это та самая, определившая нравственную /да и физическую/ судьбу рассказчицы, не узнанная ею и не смеющая раскрыть себя… 

***Рассказ Х. о встрече старых комсомольских деятелей 20 годов. Люди бывалые, испытанные и пытанные. Жизнь любого – готовый сюжет романа, вроде записанного выше. И, однако, -- сколько первозданной наивности, полнейшего отсутствия верной социальной ориентировки. Чувство реальности в известной мере сохранил лишь один из них, еще функционирующий.

Все они как-то умудрились не заметить коренного изменения социальной ситуации и социальной психологии. И ни один из них не сумел сделать из реальности правильного вывода. Скажут: сохранили молодость души. Да ведь это все равно, что в 20 лет остаться на уровне пятилетнего ребенка!

С ними произошло то, что с христианами первых веков, которым вера помешала увидеть: церковная организация сводит на нет моральную суть учения, пользуясь теми же словами. Власть привычных, любимых слов!

Но для революционера /перевоплощение/ веры в слова и перевес авторитета над пониманием и знанием – гибельны.

 

«БЕЗДУМНОСТЬ ОБЛАДАЕТ ЗАРАЗИТЕЛЬНОСТЬЮ»

 

*** Дрессированный страхом человек скрывает свои мысли не только от других, но и от самого себя. Более того, отгоняет мысли, кажущиеся ему опасными. А поскольку у страха глаза велики, опасными кажутся все и всякие мысли. И они – изгоняются. Вакуум замещается, поскольку «природа не терпит пустоты», из источников, официально дозволенных. Бездумность же обладает заразительностью гораздо большей, чем мысль, так как отвечает природной бездумности обывательской массы. Соединяясь, они образуют ту земную кору, тот фундамент, на которых можно возвести любое сооружение.

С другой стороны – бездумье косно, но не стоит прочно, как кажется. Мысль атакует его ежедневно, ежечасно и в массовом масштабе… 

*** В авторе грязного рифмоплетства я всегда чувствовал с трудом маскируемую, чванливую неприязнь к себе, и всегда ощущал причину этого. Я давно понял, что под весьма прозрачной личиной «интеллигента» прячется пошлейший, первобытнейший, звероподобный обыватель, притом весьма неумный. Поэтому сочиненьице нисколько меня не удивило, ей-богу.

… Но характерно: это, пожалуй, единственное сочиненьице, в котором есть подлинное /и подлое, разумеется/ чувство. Все остальное сочинено двуногим рифмующим автоматом. И подлинность этого чувства выдает автора с головой – тайный комплекс неполноценности, инстинктивное понимание своей бездарности, незаслуженности своего места в литературе. Это требует компенсации. За счет традиционного объекта, конечно, - иного для пошляков не существует. Ну, а в обиду его, понятно, не дадут. 

*** Эта тень, бегущая за нами, мешает спокойному созерцанию, без которого трудно быть писателем. Когда садишься за стол, нужно душевное равновесие – без этого всё будет ложно, поверхностно. Бросаешься на первые попавшиеся под руку слова, на банальщину, поверхностные чувства – пессимизм, оптимизм и прочие эмоциональные «измы».

 

6.05.74 

*** Слова о малоценности «эрудиции», т.е. знаний, - весьма вдохновляющи для всякой темной шушеры, ведь то, что объявляется истинно ценным – так называемая «идейная убежденность» - не требует ни ума, ни труда, достаточно глотки.

И как понять «идейность», лишенную знаний? Что это за идеи такие?

И как сочетать эту «глубокую» начальственную мысль с более простой и естественной о том, что «коммунистом нельзя стать», не усвоив знаний, накопленных веками, т.е. без этой самой «эрудиции»?

И откуда может взяться «идейная убежденность» у невежд? Именно «идейный» невежда – этот самый что ни на есть безыдейный человек, и способен сочинить умозаключение о ненужности «эрудиции».

Но это как раз их цель. 

*** Думаю, что проблема свободы воли затрагивает не только вопрос ответственности, вины, нравственности, творчества…, но, в известной мере, даже вопрос различия живого и неживого. Появление жизни – предпосылка выбора.

 

9.05.74 

***…больше отзывчивости, сопереживания, больше готовности помочь другому, когда он в беде. И не только своему, а всякому.

… почему-то всегда настораживают эти сусально-обывательские рассказы об отзывчивости, вроде телеграммы в совхоз по поводу слепнущего мальчика из недавнего фильма Мдивани. Очень это похоже на знаменитое – «Так поступают…»

*** Поколению, которому суждено совершить великое историческое деяние, сопряженное с великим напряжением всех духовных и душевных сил, такое напряжение дается лишь единожды. Потом оно продолжает жить лишь по духовной инерции или в романтических воспоминаниях. 

*** К записи от 6.05.74 

Один из маоистских литкритиков пишет, что верность идеям «великого кормчего» «во многих смыслах гораздо важнее, чем писательское мастерство или писательские способности».

Их теории – всего лишь доведенные до логического абсурда теории предшественников. 

*** Самолет, угнанный двумя литовцами в Турцию, на котором летела Зина /двоюродная сестра Н.Кис- лика.—А.Д., В.Т./, единственная из всех не растерявшаяся и спасшая раненого летчика, оказывается, угнали « о н и »…

Кроме того, муссируется версия, что « о н и » виновны в поражениях начального периода войны…

Жена К.: «Если бы у вас были хорошие знакомые в органах, вы бы узнали, какой вред приносят евреи нашему государству».

Какие органы имеют в качестве хорошей знакомой жену К.?

 

*** В «Немане» вымарывают из воспоминаний А.Кондратовича высказывание Твардовского о Кислике. Это делается, разумеется, из побуждений благородных, в том смысле «благородства», который является единственно доступным этой ползучей твари. 

*** По поводу выступления некоего догматика на демографической конференции один из его оппонентов точно выразился: «Неуважение к фактам жизни». 

*** Когда совесть вступает в противоречие с материальными интересами, а нравственная мускулатура недостаточно тренирована, чтобы давление этих интересов преодолеть, прибегают к самообману. Самообман становится глубочайшей потребностью безнравствен- ной психологии – иначе не победишь в себе человека и не накормишь зверя. Зверю же в любом обществе нужны респектабельность, законный социальный статус – все-таки жрать, стоя на четвереньках или испражняться публично как-то не совсем удобно. Да и признать свое «недочеловечество» или «внечеловечество» страшновато. Вот и придумывают для каждого своего физиологического акта идеологическое словесное прикрытие. «Политическую этикетку», по словам Маркса.

С течением времени к ней привыкают, как к собственной коже, и уже никто не замечает, что обернут плотной ложью… Так она приросла – не отдерешь… 

*** В больничной тумбочке отца нашел и унес с собой клочок бумаги, на котором торопливо и нервно, было написано карандашом: «…ханжеским разрывом слов и поступков: когда говорят слова правильные, а поступки совершают мелкие и корыстные…»

Но отец, в его состоянии, ни писать, ни читать, увы, не может. Загадка разрешилась, когда увидел вчера старика на койке слева, читающего и выписывающего что-то на таких же клочках. Простой этот человек на излетном дыхании чего-то взыскует, чего-то добивается от жизни сверх еды и воздуха. Какая идет там работа мысли и души, сбивчивая по-стариковски, практически уже бесплодная, но так многозначительная для времени?

Я не могу вступить с ним в разговор – не место, и не до того мне, да и не умею. Жаль! Может быть – и наверное – здесь какое-то открытие не только значительной жизни, уже прожитой, но жизни живой, просыпающейся?

Такие островки в море бездуховности не приметы ли маячащей на горизонте земли? 

*** Когда эти говорят о культуре, ее необычайном расцвете и распространении, инстинктивно чувствуешь, что они под словом «культура» подразумевают нечто совсем иное, чем то, что выстрадало человечество. 

***… люди, расценивающие твою искренность как признак глупости…  «такова степень зоологии» 

*** К сожалению, идеология «демократов» расплывчата, неопределенна, представляет собой пеструю смесь прогрессизма и консерватизма, радикализма и либерализма, неославянофильства, российского национализма, монархизма даже, с современным западноевропейским демократическим мышлением.

В интервью один из них сказал об иге современном татаро-монгольском и о цели – возродить «русский дух».

Дух сей – что значит? Не тот ли, коим пропахли казарма, тюрьма, полицейский участок? Канцелярия?

Что – возродить?

А не он ли, пресловутый дух, возродился, пробился, разросся, подавил собой, деформировал революционную форму?

… Если твердить о «духе», то конечным результатом будет фашизм. Люди заворожённо и исступленно твердящие: «Дух, дух, снизойди!» - этого, разумеется, не хотят, но иного результата игра с национальным духом в 20 веке не знает. 

*** М.Шкерин /литкритик из кочетовского «Октября» -- А.Д., В.Т./ учинил дикий скандал в столовой какого-то санатория, когда ему подали блюдо, именуемое «цимесом». Желудок этот был оскорблен в лучших своих чувствах и долго бесновался. Помимо прочего, ведь даже в самом названии заключен смертоносный для православно-соцреалистического живота яд.

Такова степень зоологии.

 

*** Пришли делать «шмон». Нашли страховку на ничтожную сумму, сберкнижку на такую же сумму, причем полученную по наследству.

- А золото?

- Да вот – обручальное кольцо…

- А слитки, слитки где?

Почему это всеобщая убежденность в наличии «у них» слитков?

Вековечный стереотип подкрепляется собственной мечтой иметь эти «слитки», как те профессорские жены, что на этом попались, но – «свои»! – не очень погорели.

Мещанин не может поверить, что другой не имеет того, о чем он, мещанин, мечтает во сне и наяву. 

*** Путь, бывший поначалу путем заблуждения, очень скоро стал путем преступления, чтобы на последнем, по-видимому, своем этапе, превратиться в непролазную вязкую хлябь лжи – такова неумолимая диалектика. 

*** Автор /А.Солженицын. – А.Д., В.Т./ - не буржуа и не помещик… Не потеря каких-либо материальных благ сделали его тем, кем он есть. И если он сегодня с отвращением и ужасом шарахается от Науки к Вере, то это – историческое возмездие тем, кто на протяжении десятилетий превращал оружие свободы в цепи для тела и разума, свет правды в туман лжи.

Да станете ли вы интересоваться анкетными данными человека, бьющего в набат, когда пожар пожирает ваш дом? Если станете, то кто же вы? Ведь пожар-то является фактом.

Или вы у него «пачпорт» потребуете? И, если он вам «не покажется, тогда и пожар – не факт?

Пора бы всерьез прислушаться к сигналам тревоги! 

*** По своему нравственному самосознанию люди делятся на тех, кому важно, кем быть и кому важно, кем слыть.

Первые стремятся к самосовершенствованию. Вторые – к совершенствованию способов затыкания рта тем, кто говорит неприятное, и способов поощрения говорящих приятное. 

*** Еще и не успев – за четверть-то века! - выработать миросозерцание, все пошли врозь. Отчетливо сознаешь, что, в сущности, единства видения и чувствования и не было – была иллюзия общности.

И какой вздор ни несут только люди под давлением страстей сугубо личных, личных ситуаций, пытаясь на этих страстях соорудить поспешно некое подобие теорий; вместо того, чтобы подвергнуть эмоции суду разума, обманывают его подачкой – теоретическим эрзацем. В рассуждениях Н. даже подобия логики нет. Но этого, оказывается, достаточно для сугубо логического мозга, ибо…найден «виновник» неудач. Для мыслящего человека – позорная слабость искать утешение вместо истины.

…Что, натолкнувшись на негодяя, и сам ты должен стать негодяем, а живя среди воров, - воровать? С волками жить – по-волчьи выть? А где же в таком случае твоя собственная «нравственная личность»?

Нет! Пусть хоть весь мир воет, встав на четвереньки!

Но носорогом /очевидно, имеется в виду пьеса Ионеско «Носорог». - А.Д., В.Т./ не стать можно лишь в том случае, если вовремя поймёшь, как легко им стать, не оценив своевременно этой опасности и если, конечно, носорожество в корне враждебно тебе. 

*** Идущее от 19 века интеллигентское народолюбие состоит не в том, чтобы народ любить, каков он есть, а в приписывании ему книжных, сочиненных  добро детелей, каких у него не водится, и быть не может.

Такой народ любить легко, а «все человечество» и того легче. 

*** И. говорит, что немец дошел до Москвы, ибо евреи отравили колодцы…/Он/ даже не подозревает, что примитивный средневековый миф в 20 веке подается в современной упаковке. Это – свидетельство естественности для него и множества ему подобных такого рода мышления.

Вполне возможно, что это самодеятельная мрачная юдофобская фантазия. Не исключено, однако, что тут действуют намеренно. Впрочем, соединение злонамеренности с идиотизмом – самое вероятное. Так, для темного сознания снимается ответственность с подлинных виновников…

«Козел отпущения» в самом его первобытном варианте – мощное для них средство социальной защиты. Никогда они от него не откажутся, не откажутся от возможности в своих классовых интересах эксплуатировать средневековые или даже первобытно- общинные пласты народного сознания.

Какое темное варево клокочет под благообразной порой, под блестящей крышкой кастрюли этой! Но не придется ли самим «поварам» расхлебывать эти щи? 

***… тот же квасной патриотизм, что и сто лет назад. Разница в том, что квас был тогда мелкопоместный, собственного изготовления, а нынче – райпищеторговский. 

*** Если правда – тебе во вред, то что ты собой представляешь?! 

*** Опора зла, его социальная база – 1/Привилегированные, 2/Одураченные. 

*** «Антисемитизм является удобным… революционным (sic) средством массовой пропаганды во всех странах, является почти необходимым условием для проведения нашей политической кампании. Вы увидите, как мало времени потребуется для того, чтобы перевернуть представления и критерии всего мира только и просто с помощью нападок на еврейство. Вне всякого сомнения – это самое сильное оружие в моем пропагандистском арсенале». А.Гитлер /»Нюрнбергский процесс, 1957 г. изд., т.4, стр.58/.

Вот он – «международный язык фашистов»! А.Эйнштейн. 

*** Мой приятель в свое время послал в одну редакцию стихи под названием «Время правды» и получил ответ: «Ваши стихи несвоевременны». 

*** Индивид – результат разделения мира на отдельности.

Личность – результат соединения мира в отдельности.

 

*** Отец сказал: «Вы не боитесь за себя, и вы правы. Но я боюсь за вас – и я еще более прав». 

*** … Человечность нельзя воспитать обходным путем. И нельзя воспитать …словесно, вопреки требованиям или условиям общественного бытия. Это, конечно, не значит, что в бесчеловечном обществе не может быть человечных людей. В сущности, все гуманисты прошлого – в антигуманном обществе.

Не верьте, когда вам скажут: во-первых, я патриот – или – во-первых, я люблю родную природу, а уж, во-вторых, – гуманист… Именно гуманистом надо быть во-первых. Когда ищут козла отпущения. 

*** Революционный энтузиазм, поставленный на службу охранительным целям, превращается в свою противоположность. 

*** …Что делать, если ложь – одно из важнейших орудий политики? 

***Людей бесхитростных, простодушных не ста- ло, - то есть политически, нравственно «простодушных» хоть отбавляй. Но это простодушие – от неразвитости. Бесхитростных же в бытовом, практическом обыденно-материальном смысле – единицы… 

*** Граждане, выставленные для всеобщего обозрения /речь, по-видимому, идет о телепередаче с участием неких людей, вернувшихся из Израиля. – А.Д., В.Т./, рассматривали свой вояж как переезд на новую, более благоустроенную квартиру, переход на более высокооплачиваемую, престижную и не очень трудоемкую работу с вручением «брони» - словом, как своего рода благоустройство. Их утверждения о «несовместимости» образов мышления, морали и т.д. – ложь, ибо они в высшей степени безыдейны и буржуазны.

Но насколько же буржуазны те, кто выставляет эту буржуазность как «прозрение», - насколько слепы, неумны! И ничтожны! 

*** Вы говорите, дурак – врожденное качество? Нет. Дурак – явление социальное. И если бы бог дал силы и ума, я написал бы сочинение, именуемое «Исповедь бывшего дурака». Разве в космополитов не верил? И – поначалу – во врачей? /Н.Кислик имеет в виду подлую кампанию против «убийц в белых халатах». – А.Д., В.Т./

Оправданием может служить лишь податливость неокрепших «мозгов» давлению «общего мнения». Именно оно, общее это мнение, и формирует дурака.

Дурак – человек, повторяющий чужие мнения, взгляды, принципы, вкусы без всякой проверки, без опоры на собственный опыт, - живой репродуктор, попугай. Чем массовей репродуцируемая идея, принцип, норма поведения, т.е. штамп, тем глупее дурак.

А дураком – управлять легко: он повторяет, повторяет, повторяет…т.е. исполняет, исполняет, исполняет…

Следовательно, цель тоталитаризма -  формирование дураков. 

*** Из сознания современного человека должен быть изгнан не только «культ личности», но всякий культ вообще – эта неотъемлемая сторона религиозности. Только освобождение от культа, от идолопоклонства открывает путь к внутренней, а с тем и к внешней свободе. Замена же одного вида верования другим освобождением быть не может. 

*** Иные места из сочинений Н.М. /?/, пожалуй, похлеще знаменитых «Протоколов /сионских мудрецов/», ибо на место явной фальсификации ставит видимость глубокой научности. Если бы не это обстоятельство /способность заменить «Протоколы…»/, они вряд ли увидели бы свет в виду своего глубоко вульгарно-социологического характера. Но какая страсть!.. Обычная для данной ситуации, увы…

 *** Ф. кричит, что «не хочет судить». Ну, и не суди, а я хочу и буду, ибо обязан. Разумеется, если ни- кто ни в чем не волен, то и судить никого нельзя. И вот перед нами результат «отсутствия свободы воли», результат нравственный. В конце концов «не хочу судить» сродни «не хочу рассуждать». 

*** Не могу вспомнить какую-либо общественную страсть, общественный интерес, которые столь же глубоко захватили бы моих сограждан, чем тот интерес и та страсть, что «бушевали» во времена «дела врачей»… 

*** Пенсионный возраст империи. 

*** Картинка Савицкого /имеется в виду картина «Летний театр», на которой изображен в карикатурном виде узник гитлеровского концлагеря с желтой звездой, впоследствии снятой художником под влиянием про- тестов общественности. - А.Д., В.Т./ Кроме прочего, -- нет сомнений, что подобные вещички делают люди, у коих совесть не чиста… 

*** Глубоко верующие люди оказались в тех исключительных условиях /имеется в виду условия тоталитарного режима. - А.Д., В.Т./ наиболее нравственными вследствие того, что остальные оказались практически безнравственными. Последнее же – результат «партийности», т.е. освобождения личности от личной совести, личной моральной ответственности. Из всего этого отнюдь не вытекает преимущество религиозной …морали над «светской». Вытекает преимущество морали хоть какой-нибудь над ее полным отсутствием.

У человека должна быть личная нравственность, то, что называется совестью, которая не может быть заменена партийностью или мировоззренческим принципом, обычаем, ритуалом и т.д. Падение нравственности – результат такой замены наряду с крушением крестьянско-патриархальной, основанной на обычае, морали. Когда первое /парт./ пришло в противоречие с социальными отношениями, а второе исчезло вместе с патриархальным крестьянством, - оста-  лись слова для маскировки и самообмана. 

*** /Один/ замечательный поэт лишил себя – с помощью заранее заданного взгляда – поэтических прозрений. Это, впрочем, относится к очень многим. 

*** Прекрасное средство – с громкими разоблачительными воплями указывать на пороки соседа, часто мнимые, - дабы не только не замечать своих, но и выдавать их за добродетели. Это – самовозвышение любого ничтожества. Это – способ избавить себя от мук совести. Чудесное средство освободить себя от мучительной работы критической мысли. Наконец, для многих – карьера. Вот почему его так эксплуатируют.

Но это еще и страшная зараза. 

*** Большинство современной русской интеллигенции не только спокойно взирает на развращение «малолетних», происходящее на ее глазах, но и заражается психологией развратителей.

Спокойно взирает – иногда с юмором – на «бегунизм» профессор С., но и сам попадается на эту удочку.

«Ладно. Мы-то можем сбежать от вас, -- говорю.-- Вы-то куда от себя»? 

*** Старый господствующий класс владел благами материальными, но и широко пользовался благами духовной культуры. Во всяком случае, какая-то значительная часть этого класса.

Новый – пользуется благами материальными. Во всяком случае, стремится к ним с невероятной энергией, хищной жадностью. Но блага духовной культуры его не интересуют совершенно. Культуру – по теоретической традиции и по практической необходимости – он рассматривает только и исключительно как средство воздействия на массы, средство манипуляции сознанием.

Потребителем же духовной культуры, хотя и в насильственно лимитированном масштабе, является средний интеллигент. Лимитированность же культурного пайка приводит к тому, что прикупая на черном рынке поношенную вещь, люди принимают ее за новую, попадая нередко в плен поповщины, мистики, идеализма, национализма, милитаризма и множества других «измов». 

*** …Но давайте, господа, посмотрим на себя со стороны. Как это выглядит, если великая нация, вместо того, чтобы честно и мужественно осмыслить, оценить свою собственную историю, занимается весьма утешительными, но трусливыми поисками козла отпущения?.. 

 

 

… На этом оборвались записки Наума Кислика. Но мысли, выраженные в них, но предельный накал чувств продолжали жить в обжигающих строчках поэта. Они живы и сейчас:

Еще звучат шаги,

следы еще не стёрты,

друзья –

             да что ! --

                            враги

и те еще не мёртвы.

Всё  не хотят отдать

то кочку,

то высотку…

И ненависть опять

берет меня за глотку.

И словно бы упрек,

я непрестанно помню,

что некий свой урок

не весь еще исполнил.

Вот с этим и живу,

а если б вдруг забылся –

упал бы я в траву,

как стреляная гильза.

 

… Семь лет назад – 27 декабря 1998 года – он умер после тяжелой болезни в Боровлянах, в госпитале для инвалидов Великой Отечественной войны. Отстрелялся, как сказал бы он сам. Но он не отстрелялся, и слово его не стало стреляной гильзой – осталось надежным боевым патроном.

 

***

А теперь несколько слов о новостях культуры и экономики.

Известно, что русский язык легко впитывает в себя заграничные слова, иногда и не отличишь их от исконно русских. Во времена Петра Первого много слов пришло из Голландии. Например, известный нам "зонт" - это слово образовалось из слова "зонтик", а оно получилось из "зонен дейк" - прикрытие от солнца. Вот так необычно: из уменьшительного существительного (с уменьшительным суффиксом) получилось слово, которое мы теперь считаем основным. А зонтик - уменьшительным от "зонт". Все наоборот по сравнению с обычным применением уменьшительных суффиксов. Потом наступила эпоха французского влияния. Все дворянство владело французским лучше, чем русским. Вот и вошли в русский язык абажуры и панталоны. А затем наступила пора немецкого. Вся промышленность училась у немцев не только мастерству, но и названиям предметов и инструментов. Отсюда и шахты, шпиндели, шурупы, шпонки, штурмы, штормы, вахтеры, бухгалтеры и прочее, и прочее. Но в двадцатом веке главным иностранным языком стал английский. Особенно с наступлением компьютерной эры. Тут и принтер, и драйвер, и плейер... А в экономике сколько новых понятий пришло из английского?

 Привлечение клиентов


     Перечислять устанешь: бизнес, консалтинг, маркетинг... И все равно эти слова теперь звучат по-русски.
   

архитектурное проектирование промышленных зданий


   


    
         
___Реклама___