Hejfec1
©"Заметки по еврейской истории"
Сентябрь  2005 года

 

Михаил Хейфец


Осмыслить, как движется время!

(Джин Ландрам "Тринадцать творцов, которые изменили мир", Ростов, Феникс, 1997 г.)


     В "новациях" т. Сталина И. В. выявился с течением времени некий парадоксально положительный смысл! В эпоху "борьбы с космополитизмом" нас, помнится, уверяли, что лампочку изобрел Яблочков, а не Эдисон, что радио изобрел Попов, а не Маркони, паровую машину - Ползунов, а не Уатт и т. д. Но в итоге-то - публика неизбежно знакомилась с историей великих изобретений, с борьбой приоритетов, с именами и судьбами великих творцов. Сегодня никто не втирает нам подобные "очки", но, как правило, зато мы и не знаем имен созидателей вещей, которые окружают нас, и того, какой ценой нынешние удобства достались некогда человечеству…

     Вот несколько вопросов вам для затравки. Сегодня все-все, кроме особых снобов и пижонов, позабыли, как писать перьевой ручкой - все пользуются шариковой. А кто и когда создал "шарик", вы знаете? Или - кто и когда создал микроволновую печь? Кто и когда придумал "хедер-кошер" - тренажерные залы для публики? Кто создал спутниковое телевидение? Кто придумал такую обычную нынче вещь, как скидки на дорогие товары? И так далее…
     Помню сам: почти никто из нас в Израиле не знал имени Билла Гейтса двенадцать лет назад, хотя практический каждый грамотный человек работал на "писи" с его программой - "досом". Теперь Гейтса, вроде, знает каждый, но лишь потому, что он сделался самым богатым человеком на Земле… Ну, хорошо, это мы хоть как-то узнали! А кто сам-то "писи", т. е. персональный компьютер, придумал, вы, дорогие пользователи, знаете? А кто придумал автопилот, который вы пользуете в каждом без исключения полете по миру? Кто придумал поставить радиоприемник в автомобиль? Кто придумал плейер? Кто придумал металлические лыжи? И так далее…

     Книга Дж. Ландрама вышла в свет лет десять назад, и, естественно, многое в его тексте устарело в бурно изменяющуюся эпоху. Автор выбрал тринадцать творцов, которые казались ему наиболее типическими в рамках его замысла: установить, каковы бывают закономерности в развитии мирового рынка новинок в XX веке.

     …Давно известно: мало изобретение придумать, главное - суметь его реализовать. Беды российских изобретателей в том заключались, что, придумав нечто особенное, они делали модель в единственном экземпляре - для родных, знакомых, в лучшем случае, для начальства (причем иногда это бывали вещи первоклассно важные для всего человечества - телеграф, или велосипед, или радио, или пересадка сердца). Та же история знакома нам и на Западе. Вот, к примеру, ответ величайшего финансиста XIX века Дж. П. Моргана на просьбу автора, Дж. Белла, профинансировать его новое изобретение: "Ваш телефон не представляет никакой коммерческой ценности". Вот решение знаменитого эксперта (наверно, из "Дженерал электрик"?) проф. Дж. Поппера: "Электрическая лампочка м-ра Эдисона не имеет будущего"… Вот недавние образчики: персональный компьютер придумали в лаборатории солидной фирмы (IBM), у коей нашлись творческие и финансовые ресурсы для подобного замысла. Но финансовые эксперты империи пришли к выводу, что у "писи"… нет коммерческого будущего. "Игрушка для хиппи"! Так и осталась первая модель компьютера стоять в запасниках лаборатории. А через два года открытие заново придумал (но у себя на квартире!) инженер Стив Возняк. Он, конечно, захотел продать его крупной фирме, получив солидное авторское вознаграждение. Но никто не желал купить, никто не поверил в перспективы малых компьютеров на рынке…

     Как сложилась бы судьба этого аппарата, если бы рядом с Возняком не оказался его "одношкольник", Стивен Джобс, в ту пору неудачливый поэт?! Он убедил инженера продать все, что можно и нельзя было, сам продал, что мог и имел, а затем… разместил цех по производству первых моделей PC в гараже родителей… Короче, оба создали новую фирму "Эппл" - а с ней рынок для "писи". Конечно, Джобс не был профессионалом, конечно, он допустил кучу громадных ошибок (главной из которых оказалась излишняя самонадеянность - Джобс отказался от программ, предложенных ему Гейтсом, и оттолкнул мастера к конкурентам - к IBM). Но, тем не менее, он успел вписать свое имя в историю и заодно - вместе с Возняком - стал мультимиллионером!

     Таких фантастических историй в тексте книге - тринадцать. Но главное в тексте - не приключения великих дельцов-новаторов, а попытка философского осмысления социальных систем XX века. Вы помните: вся теория Маркса строилась на том, что в ходе конкурентной борьбы постепенно выживают крупные фирмы, становящиеся монополиями, и таким способом капитализм вытесняется из мира империализмом с присущим ему господством транснациональных корпораций. Собственно, на сем тезисе строилась и вся социальная практика СССР: процесс конкуренции большевики просто заменили революцией, одним махом перескочив с российским обществом в грядущую эпоху монополий… Так вот, автор рецензируемой книги доказывает, что в реальной истории схема Маркса-Дарвина работала не так. Крупные капиталистические монополии, набирая размах, начинали управляться примерно так же консервативно, как какое-нибудь советское министерство! И дело не в бездарности: в монополиях (как и в советских НИИ, кстати) работало много талантливых сотрудников, они придумывали множество ценных вещей, тратили с толком отпущенные руководством фирмы средства, получали отличные результаты, и - в большинстве случаев их новинки не запускали в производство! Никто же не может дать гарантию финансового успеха для нового товара, зато, в случае вероятного провала, менеджера снимут с его высокооплачиваемой должности… Никто из наемных управленцев не желал, да и не мог, прав он таких не имел, чтобы излишне рисковать!

     Зато мелкий частник сохранил эту важнейшую жизненную привилегию - рисковать всем имуществом, но зато получить новый шанс - и выиграть. Или все проиграть! Что тоже вероятно...
     Особо интересно в книге сопоставление, сделанное автором для систем Японии и США. В Японии господствует принцип, согласно которому увольнение принятого на работу сотрудника - аморальный с точки зрения деловой этики поступок компании (причем это правило - вовсе не национальное изобретение, вовсе нет, его ввела как раз американская администрация, при Макартуре после войны"!). Так вот, казалось бы, такая консервативная, антиконкурентная система позволила японским руководителям фирм - рисковать! Ибо менеджеры не боялись увольнения от хозяев в случае, если новый продукт не пробьется на рынке достаточно быстро… Они могли дождаться удачного поворота судьбы десятилетиями! И в результате вытеснили американцев со многих традиционно господствующих американских позиций. Например, видеопроигрыватели придумали как раз в США (в "Ампексе" и "Эр-Си-Ар"), но запустила-то их в серию японская фирма "Сони"! Транзистор придумали в американской "Белл компани", но рынок-то создали японцы! Они купили чужую, не использованную авторами идею, и реализовали ее… Почему? Потому что "для японских компаний гораздо важнее размер доли рынка, а не быстрое получение прибыли" (Акио Морита, хозяин "Сони", стр. 435). Японские менеджеры не знают системы ежеквартальных отчетов, утверждает автор, постоянно довлеющих над сознанием и положением американских… Не мое дело судить - верно соображение или нет, но сама идея возбуждает воображение.

     Двигателями технического прогресса в истории оказались не монополии-гиганты, но наоборот, новые фирмы, возглавляемые новыми людьми с новыми идеями. Я просмотрел анкетные данные хозяев-инициаторов, приведенные в книге Ландрэма. Все - провинциалы. Почти все - без нужного образования, включая Билла Гейтса (в Гарварде он учился, но на… юриста, известен был там как лучший игрок в покер в университете, пока не вылетел с курса…). Примерно половина - из бедных семей, а если встречаются в команде наследники богатых состояний, то это - революционисты по натуре, полностью порвавшие с бизнесом родителей (Акио Морита, создатель "Сони", оказался четырнадцатым в роду наследником… но - производителей сакэ). Их главное свойство - не пасовать перед неудачами, которых встречалось множество (многие числились банкротами долгие годы, пока не возглавили список крупнейших миллионеров мира). Именно они, а не гиганты обновляли рынки человечества и выходили вперед в современном мире.
     В заключение - о качестве русского издания книги.

     Мне не раз приходилась рецензировать книжки ростовского издательства "Феникс". Похоже, эти, неизвестные лично мне хозяева, нашли "золотую жилу" - они выбрасывают на рынок книги, может, не столь прибыльные, как детективы или женские романы, но зато долго стоящие и приносящие издательству имя и престиж. Но… ресурсов у них, видимо, маловато. И для реализации идей люди вынуждены использовать подручный материал - не самый подходящий для хороших книг, имеющийся в наличии в славном городе Ростове.

     Вот пример: современный переводчик для них - это человек, который знает иностранный язык. Но ведь для работы с иностранным текстом этого мало, этого даже очень мало! Недавно российская Дума хотела принять закон об охране русского языка, и, читая текст рецензируемой книги, хорошо понимаешь заботы думцев. Потому что вместо перевода чужеземных терминов местные переводчики, а по совместительству сами себе редакторы, просто пишут иностранные слово кириллицей. Скажем, вместо "творческие личности" пишут "креативные"… Сим новоязом книга переполнена настолько, что читать по-русски просто трудно. Кроме того, нормальный переводчик обязан знать культурные коды текста, с которым он работает. Ничем подобным не блистают наши лихие ростовчане! Кто такой Горацио Альбер, коего так часто они упоминают как образец? Если вы знаете - сообщите мне, я не знаю. И совершено случайно знаю, кто такая Эйн Рэнд, а вы - знаете? И только догадываться могу, кто такой Альбер Камус, переведенный буквально с латиницы…
     Эх, господа, господа, к вашей бы лихости, да немного умения!


   


    
         
___Реклама___