Hejfec1
©"Заметки по еврейской истории"
Август  2005 года

 

Михаил Хейфец


Пархомовский перешел к Израилю

("Идемте же, отстроим стены Иерусалима",  книга 1, Иерусалим 2005)



     Много раз мне доводилось писать об удивительных замыслах врача из Бейт-Шемеша Михаила Пархомовского. Некогда, приехав в Израиль, Михаил создал здесь уникальную серию книг-сборников, посвященных еврейству в жизни российской эмиграции и в российской эмигрантской культуре. Он привлек к своему проекту десятки авторов из многих стран мира, он поднял темы, которые полвека не занимали умы еврейства нигде на земле. Он вспомнил о тех людях, которые сыграли совершенно исключительную роль в жизни нашего народа, как и в жизни российской культуры тоже (выяснилось, например, что не только в российской: скажем, знаменитая "парижская школа живописи", широко обозначенная именами Шагала и Сутина, состояла едва ли не на две трети из провинциальных российских евреев!). И что поразительно - никто ни в официальном Израиле, ни в мировых еврейских фондах не заинтересовался великолепной инициативой и титанической работой Пархомовского (Михаила даже не удостаивали вежливым отказом - ему просто не отвечали!): все тома врач собрал, отредактировал и издал на собственное врачебное жалованье (только на один из томов помог ему найти деньги... нет, не еврей, конечно! Покойный российский посол Александр Бовин). Поразительно все же наблюдать на конкретном примере, насколько частная инициатива - эффективнее и умнее, чем неповоротливая еврейская бюрократия, хотя бы и университетская!

     В 2005 году неутомимый Михаил задумал новый проект: на сей раз собирает информацию о малоизвестных российских евреях, созидавших наш Израиль. Вышла уже первая книга - называется она "Идемте же, отстроим стены Иерусалима", подзаголовок: "Евреи из Российской империи, СССР-СНГ в Эрец-Исраэль и государстве Израиль".
     Новый сборник делится на три части: первая отдана истории Израиля и участию неких "русских персонажей", преимущественно, как всегда у Пархомовского (и его помощницы, Юлии Систер) малоизвестных широкому читателю. Открывает ее, например, статья трех авторов, посвященная "билуйцам", первым добровольцам из России, приехавшим в Израиль до возникновения сионизма, в начале 80-х гг. XIX века. "Первое время все жили в пещере. Пили воду, которую черпали из мелководной речушки. В газете писали: "Гедеровцы (они основали Гедеру - М. Х.) не неженки, они довольствуются мутной жидкостью, в которой не только песок, но и многое другое". На завтрак и ужин - чай с хлебом, на обед - редька и картофельный суп" (стр. 11). К слову - одним из их лидеров оказался Элияху Свердлов, двоюродный брат будущего большевистского президента.

     На место Ришона билуйцы добирались по единственной дороге - по верблюжьей тропе. Разбили палатки, в них и жили. Посадили полтора миллиона виноградных кустов, двести тысяч тутовых деревьев, тысячи орехов и этрогов, даже герань сажали - из нее предполагалось выделывать духи... Так все начиналось.
     Возникают и забытые имена: Ханкины (купили свыше 600 тысяч дунамов земли - для евреев-землепользователей), субботник Дубровин, создавший на болотах знаменитую некогда "усадьбу Дубровина". Умирая, он говорил: "Братья мои, одно утешение, что внуки мои будут читать Библию на иврите. Вы знаете, что я приехал в Святую Землю из любви к Создателю".

     Вы знали, например, что знаменитую " мать киббуцов Израильских, "Дганию - алеф" ("Первый василек") основали двенадцать юношей и девушек из украинского городка Ромны?
    ...Признаюсь откровенно: мне трудно изображать объективность при изложении последующих материалов сборника - ведь речь там идет о близких мне людях. Например, статья Дана Харува излагает жизнь моего учителя в еврейской истории - покойного профессора Шмуэля Этингера. Многие ли сегодня помнят имя этого человека, столько сделавшего для русской алии - задумавшего "Краткую еврейскую энциклопедию", серию книг "Библиотека алия", сборники на иврите, помогшие местному истеблишменту разбираться в жизни еврейства за "железным занавесом"... И многое- многое другое, включая и превосходные книги по истории "русского еврейства". Для меня главное в его наследии - замечательная "школа историков Этингера", которую в 80-е годы знали во всем Западном мире. Там "русские ученые" сочиняли труды, равных которым в их области насчитывалось совсем немного... Среди учеников Этингера мы видим и героя очерка Арона Черняка "Савелий Дудаков", и персонажей статьи Марины Гутгард - "Создатели Краткой еврейской энциклопедии" ("Число словарных статей КЕЭ составляет 5300, а общее количество слов в ней выросло в четыре раза против запланированного и составляет свыше шести миллионов" (стр. 92).

     А как пропустить статью Батьи Вальдман о человеке, про которого я, например, ничего не знал, - о скромном бухгалтере Менделе Бобе, который оставил после себя несколько томов - целую энциклопедию, посвященную истории латышского еврейства? А статью Марины Туркинец, кратко излагающую биографии самых знаменитых раввинов России, в том числе и тех, кто остался навсегда за "железным занавесом"?..

     Второй раздел сборника посвящен искусству, литературе, радио: статья Алеси Войскун о знаменитом некогда меценате и ассириологе Якове Перемене из Житомира, прозванном за удивительные качества "Яковом Феноменом". Рядом с ним воскрешена совершенно позабытая в истории искусства страница - группа одесского авангарда 10-20-х гг., "южнорусских" последователей Сезанна и Матисса... Как жаль, что коллекция, собранная Переменом, - вся сегодня в частных руках, что мы не способны видеть, как экспериментировали не только "белорусы из Витебска", школа Пэна, но и их современники, "украинцы из Одессы" - наверно, тоже что-то таилось интересное, может быть, тоже мирового размаха? Рядом напечатана выразительная статья Шуламит Шалит о "Барухе легендарном" (Агадати), знаменитом танцоре, музыканте, художнике, невероятно популярном вожде тель-авивского авангарда, на фестивали которого съезжались люди со всего мира... Отдельная статья посвящена Иерусалимской академии музыки. Когда-то Академия начиналась с "немцев", потом к ним присоединились "чехи" и "венгры". Автор, Белла Бергинер-Тавгер, доступно и точно описывает, как открывали перед израильтянами, постепенно и не без их внутреннего сопротивления, российскую музыкальную школу, российскую музыку. К этой теме примыкает лирически окрашенное эссе всё той же Шуламит Шалит о незабываемой певице Нехаме Лифшицайте, блестящее интервью, едва ли не последнее в жизни, взятое Алеком Эпштейном у великолепного ленинградского музыканта, ставшего профессором иерусалимской Академии - Евгения Шендеровича (в нем - уникальный рассказ, как Шостакович согласовывал свои новые сочинения с исполнителями...)

     Необычайно трогательный очерк Майи Басс о поэтессе Рахель Кольберг, сердечные воспоминания о жизни диктора "Голоса Израиля" Далии Шавит (Маши Котляр-Штарк)... И по-своему уникальный материал, принадлежащий Йосефу Дану (Михаилу Абиру) - в своем роде удивительный рассказ об истории "Голоса Израиля" и радио "Рэка". Уж на что я давний (и активный) слушатель радио, десятилетиями уже с ними связан, но и для меня масса информации у Абира оказалась ошеломляюще новой!

     Третья часть озаглавлена: "Наука, промышленность, образование". Юлия Систер опубликовала свой доклад, посвященный десяткам химиков из России и Союза, создавшим химическую науку в стране (особенно запоминается ее интервью с химиком известным миру как бывший президент Израиля Кацир, который до сих пор работает - ищет особые протеины, способные вырабатывать антигены и спасать больных людей). Упомяну и мою статью - "От новомейского до Энглина" - просто для того, чтоб напомнить про драматическую судьбу своего покойного друга, дважды лауреата Сталинской премии (в 1950 и 51 гг.) Абрама Эеглина, детально разработавшего удивительный проект по солям Мертвого моря, но так и не дождавшийся его воплощения в жизнь. Ефим Лоевский напечатал большой материал о программе БАШАН, рассказав не только о ее принципах и методах, но и самых успешных проектах последнего времени - о фирме Штыкана-Шейкмана, разработавшей удивительный метод сухой оцинковки деталей, он много более технологичный и куда более выгодный, чем современный); о принципиально новой методе сварки А. Степановой (сфокусированным лучом света!); о лекарстве - аторализине - угнетающем синтез холестерола без побочных эффектов, внедренном в жизнь фирмой профессора Рабиновича (к слову, автора еще нескольких замечательных идей и товаров!)... И много-много других людей, всех же не перечислишь!

     А сколько еще материалов - и информационных, о научных семинарах, собирающихся по всему Израилю, о разных интересных исторических персонажах (есть письма Е. Пешковой, вытащившей в Израиль не одного арестованного сиониста, и информация о Винавере, ее помощнике, погибшем в лагере, есть письма А. Бовина к Пархомовскому...) Словом, огромный пласт информации, как бы погребенный в истории стал нынче доступен памяти народа - благодаря самоотверженному труду Михаила Пархомовского и людей, которые ему бескорыстно помогают.

 


   


    
         
___Реклама___