Glezer1
©"Заметки по еврейской истории"
Август  2005 года

 

Семен Глейзер


Как "филосемит" Буровский поправил самого Солженицына

(продолжение. Начало в 6(55) и сл.)

 



     Надо отдать должное А.И.Солженицыну: вся боль его двухтомника посвящена гибели (или возрождению?) государственной России. В отличие от него, А.М. Буровский плевать хотел на государственную Россию, ему важны "судьбы простых людей", если, конечно, докажут, что они - не евреи. Это и понятно: Солженицын - фигура эпохи, лицо, известное на континентах; Буровский же - всего лишь, или пока что лишь, лицо частное, приватное. Но - всё впереди!..



     Миф 3. Осуждение Зигмунда Фрейда
 

     Оба двухтомника мимоходом касаются и учения Фрейда - о подсознательном. Причем интересно, Солженицын понимает его более глубоко - как учение о подсознательных комплексах вообще.
     "А хотите знать, чем объясняется революция 1917 в России? Не догадались? Да "тот же комплекс неполноценности обусловил революцию в России" (цитирует кого-то Солженицын - С.Г.). (О, бессмертный Фрейд, сразу все в жизни объяснил на трех пальцах)". (Солженицын. Двести лет вместе. Кн. 2, стр. 465).
     Нет, так, мимоходом-походя, дело не пойдет, указывает Буровский и подвергает резкой, жестокой критике книгу Зигмунда Фрейда. Ибо его слава, как уже было сказано, непомерно раздута самими евреями в целях, во-первых, самолюбования, и во-вторых, в целях одурачивания нееврейской публики. Поэтому наш автор взял книгу Фрейда и просто кое-что оттуда вычитал. Прежде всего то, что у каждого человека в подсознании сидят сексуальные комплексы. И "то, что ему хочется, "на самом деле" диктуют как раз комплексы" (Кн. 2, стр. 259). И далее: откуда вообще берется любая энергия у человека: "Откуда она берется? Фрейдисты и это знают: она берется из вашей нереализованной сексуальной энергии" (Кн. 2, стр. 261).

     Это так автор двухтомника решил нас снова потешить, повеселить. И вывод:
     "Самое удивительное в том, что весь этот бред некоторые люди принимают почти что всерьез" (Кн. 2, стр. 260).
     Поправим автора: не некоторые, а большинство.
    Действительно, современные психоанализ и психотерапия начались когда-то давно с первых работ Фрейда. Вот как оценивает его вклад в психологическую науку известный отечественный ученый профессор И.С.Кон. "Фрейд, как никто другой, подчеркнул роль и значение сексуальности в человеческой жизни… Весьма плодотворной оказалась мысль Фрейда о значении ранних детских переживаний и, в частности, отношений с родителями как эмоционального фона и даже непосредственной причины формирования определенного типа сексуального поведения…Это открытие вызвало настоящий культурный шок…Психоанализ оказался методом лечения или, во всяком случае, объяснения и облегчения некоторых психосексуальных расстройств…Никто не отрицает большого вклада в науку и интуиции З.Фрейда" (И.С.Кон. Введение в сексологию. М., Медицина, 1988, стр. 18-22).

    Никто не отрицает, кроме писателя А.М.Буровского! Ему, видите ли, виднее, что там с сексом и сексуальностью происходит у людей…
    За прошедшие 100 лет психоанализ и психотерапия развились в самостоятельные науку и медицинскую практику, где подсознанию - не только и не столько сексуальности - отводится огромная роль. Это не умаляет заслуг Зигмунда Фрейда как первооткрывателя: любое учение, развиваясь, что-то дополняет, что-то отбрасывает. А подсознание: это же нормальный психический процесс обучения, когда вещи, взгляды, привычки, умения постепенно переходят из области сознания в область подсознания. И не только в раннем детстве, как полагал Фрейд, а на протяжении всей жизни. Тут не о чем полемизировать: каждый знает, что такое автоматизм его собственных действий. Женщина спешит на работу, выходит из дома, и уже не помнит - выключила ли она утюг или нет. И она возвращается назад, чтобы проверить - все ли в порядке. Действие произошло автоматически, сознание его не зарегистрировало, оно не осталось в памяти.

     Широко развитая на Западе сеть психотерапевтических кабинетов активно посещается, люди платят бешенные деньги, наверное, не просто так, не почтения ради к "дутому авторитету" какого-то старого еврея. Они, методы психоанализа, действительно помогают, снимают стресс, объясняют суть происходящего на службе, в семье, в кругу друзей, ибо выводят подсознательные мотивы: зависть, жалость, жадность, страх потерять работу, друга, карьерные устремления, да и сексуальный интерес тоже, из неявной сферы, из подсознания, в явную, осознанную, озвученную вслух с помощью специалиста- психотерапевта. А начало всему этому положили именно труды Зигмунда Фрейда.

     "Фрейд, по сути дела просто повторял вещи достаточно общеизвестные, а многие его техники больше всего напоминают шаманизм самого худшего свойства" (Буровский, Кн. 2, стр. 259). Это сегодня, хочется возразить, вещи те - "достаточно общеизвестные". А тогда - они явились для мира полным откровением - достаточно почитать соответствующую литературу.
     Но вопрос о фрейдизме в книгах А.М.Буровского получил неожиданное развитие, о чем и стоит сейчас поговорить. Вначале - несколько цитат из них.
     "Когда я начал собирать сведения о евреях, мною двигал в первую очередь искренний интерес" (Кн. 2, стр. 4).
     "Жизнь сложилась так, что лично мне евреи ничего плохого не сделали, а вот друзей и коллег-евреев у меня было много" (Кн.2, стр. 412).

     "Евреи могут быть как раз очень даже благожелательны к гоям, особенно к умным. Я бы даже сказал, что к умникам любого племени евреи решительно неравнодушны и очень часто стараются приблизить к себе" (Кн. 1, стр. 212).
     "Многие евреи пытались помочь мне стать богатым… Чем лучше они относились ко мне и чем выше оценивали, тем сильнее хотели помочь обогатиться" (Кн. 2, стр. 321).
     Как много хороших слов, комплиментов, искренних признаний в любви и верности к евреям и от евреев!… И если так все хорошо, - почему же у писателя Буровского получается все так плохо? Почему, при всей "взаимности любви", в его книгах проскальзывает столько ненависти и злобы к евреям?

     Действительно, с одной стороны, в обеих книгах им собран и весьма глубоко проанализирован обширный материал о прежних и нынешних евреях. Но, с другой стороны, некоторые его исторические изыски сразу же заставляют читателя насторожиться. Так, например, как-то раз разговор зашел о теме, далекой от антисемитизма.

     "Евреи ухитрились заставить нас вечно доигрывать свою проигранную войну с Римской империей" (Кн. 2, стр. 281).
     Ох уж эти "хитрые евреи" - и тут нас, русских людей, достали.

     "Этот миф (что римляне жестоки и тупы - С.Г.) очень дорог сердцам людей иудаистической цивилизации. Став во главе российской науки, заняв место уничтоженных или бежавших специалистов русского происхождения, еврейские ученые оттуда, откуда пришли (из Одессы? - С.Г.), принесли с собой в кабинеты и аудитории, в музеи и научные учреждения и кое-какие предрассудки. Например, острую нелюбовь к Риму… И совершенно непонятно, почему мы должны разделять национальные предрассудки евреев или платить по их счетам двухтысячелетней давности" (Кн. 2, стр. 281).

     По сути и форме - это чистый фрейдизм! А. Буровский упрекает тут современных евреев в подсознательном комплексе старой обиды на Древний Рим. Идея, конечно, интересная. Но тогда должна была бы быть вечная обида еще и на Египет, на Германию, на католическую церковь, а этого нет и в помине. Должна быть еще и вечная благодарность Ирану (древней Персии) за освобождение из вавилонского плена, а этого тоже не наблюдается. Или наш историк не в курсе дела, что евреи имели когда-то какие-то проблемы с Древним Египтом, со средневековой католической церковью, с не столь давней Германией?
     А вот вам еще один изыск.
    "Не названа же ни глава, ни книга: "Как Иудея навязала Риму три никому не нужных войны и все три их с треском проиграла"" (Кн. 2, стр. 281).

     Конечно же, кандидату исторических наук А.Буровскому неведомо, что Иудея не могла навязать Риму три войны, ибо не была самостоятельным государством. А была подневольной Риму провинцией, которая трижды восставала против иноземного ига и трижды терпела поражение. Три агрессивные войны и три восстания - это две большие разницы. Похоже, что у нашего профессионального историка не все гладко было со школьными познаниями по истории…
     И все же. Несмотря на отдельные ляпы, ляпики, ляпсусы, книги Буровского во многих своих частях оставляют впечатление серьезного исследования. Когда он пишет как ученый - его доводы глубоки, убедительны, доходчивы, с ними можно и соглашаться. Но когда он говорит как обыватель - его как бы подменяют вовсе. Тут он скатывается на древние инстинкты, на вековые предрассудки, более свойственные "темной толпе", нежели "просвещенной элите", куда, несомненно, причисляет себя сам писатель. Такое впечатление, что книгу попеременно писали два человека, дуэтом, как Ильф и Петров, - два Андрея Михайловича Буровского. Один - профессионал с двумя-тремя учеными степенями, другой - некто, без всякого образования и развития.

     Откуда такое раздвоение личности? Откуда эта своеобразная "дихотомия души"?
     Ответ неожиданно дает нам сам А.М.Буровский в своем тексте.

     "Почти десять лет продолжался мой брак с еврейской женщиной, и в этом браке родилось двое сыновей. Расстались мы с женой по причинам, которые имеют касательство к отношениям и судьбам мужчин и женщин, но к историческим судьбам народов, очевидно, не имеют ни малейшего отношения" (Кн. 1, стр. 40).

     Ах, вот оно, в чем дело! Так он, оказывается, женат был на еврейке. Он знает как бы "изнутри" еврейские проблемы, и знает хорошо. Вот откуда, оказывается, его "искренний интерес" к евреям. Но и обида его, и злость, и ненависть - все оттуда же, из того же источника - из неудавшейся семьи! И книги его потому получились такими. В другом месте писатель даже конкретно говорит, что он там не поделил с бывшей женой: собственно говоря, не поделил он с ней власть в семье.

     "Советская же семья - это тип семейной организации не чисто русский и не европейский. Это особый иудаистический тип семьи, навязанный европейскому народу… Еврей привык, что мама "самее" папы, что муж подчиняется жене" (Кн. 2, стр. 326).

     Что есть - то есть, писатель тут правильно оценил распределение ролей в еврейской семье. Но советская семья - это не еврейская семья, тут он слегка передергивает. Советская семья - есть прямое порождение Октябрьской революции, поставившей во главу угла освобождение женщин от семейного гнета. И никто этот тип семьи русскому-советскому народу не навязывал. Он образовался сам, исторически. И называть его "иудаистическим" - это, простите, волюнтаризм и субъективизм!…
     Но, с другой стороны, не получается ли так, что писатель заставляет нас, его читателей, довоевывать его войну с бывшей женой-еврейкой? И заставляет платить нас, злоупотребляя нашим вниманием, по его старым счетам и старым обидам в не сложившейся тогда личной жизни? Отсюда, очевидно, и его интерес, и двойственное отношение к евреям вообще, эдакая гремучая смесь любви и ненависти.

     Да это же скрытый комплекс неполноценности! Это же в чистом виде фрейдизм! Ей Богу, ему стоило бы обратиться к психотерапевту - на основе психоанализа тот смог бы помочь нашему автору избавиться от подсознательной путаницы из неразделенной любви и ненависти к евреям. Это как раз тот самый случай, когда психоаналитик может помочь!
     Однако, видать, здорово достала его бывшая жена: он не пожалел нескольких лет жизни, чтобы отыграться на ней, и на евреях вообще, написав двухтомник "Евреи, которых не было".
     Так что рано, очень рано еще списывать учение Зигмунда Фрейда в архив: оно еще многое может объяснить, многим может помочь.
     И, тогда скажем смело, с полным основанием:
     Да здравствует фрейдизм, это "вечно живое" учение!…

     (Продолжение следует)


   


    
         
___Реклама___