Birshtein1
©"Заметки по еврейской истории"
Август  2005 года

 

Александр Бирштейн


Тётя Маруся


     Тетя Маруся - не путать с тетей Марией, которая была очень приличной дамой! - любила тащить себе в дом все, что плохо лежит. А так как, по ее мнению, плохо лежало почти все, то и добыча тети Маруси не иссякала. Нет, она не крала белье с веревок, не шныряла по квартирам, но все, что было безрассудно оставлено в подъезде или во дворе, хоть на минутку, тут же исчезало в Марусиной квартире. Надо ли говорить, что квартира ее, со временем, стала напоминать склад почти ненужных вещей. Ей ненужных. Но очень даже нужных их бывшим безутешным владельцам. Они пытались как-то протестовать, но даже самые черноротые пасовали перед тетимарусиным напором. К тому же, она ничего не боялась. Кроме… Вы сейчас удивитесь, но тетя Маруся панически боялась газа. Даже газовую плиту поставила у себя одной из последних, но все равно норовила готовить на стареньком примусе. Мы, зная эту ее слабость, добывали, где могли, плакаты, предупреждающие о последствиях неосторожного обращения с газом, и клеили их рядом с дверью, а то и на саму дверь. Тетя Маруся на это не обижалась, считала заботой, а плакаты и таблички внимательно изучала.

     В те годы в домах еще, когда никогда, производились капитальные плановые ремонты. Не миновала чаша сия и наш дом. Не могу сказать, что это время было легким для жильцов, но все проходит. Закончился и ремонт. Строители перебрались на другой объект. Среди предметов, которых они недосчитались, оказался и кислородный баллон. Эка невидаль. И не то пропивали! Поэтому, баллон мирно лежал себе в кухне тети Маруси прямо перед дверью. Как она его туда затащила, остается загадкой, ибо, хоть и жила Маруся на первом этаже, баллон-то был тяжеленный!
     Надо сказать, что почти весь год двери в квартиры стояли настежь открытыми, даже на первом этаже. Во-первых, вентиляция, а во-вторых, так легче выветривался запах жарящейся скумбрии. О воришках в те времена не слыхивали. Теперь времена, конечно, изменились. И все двери наглухо заперты, и скумбрия в наши края давно уже ни плавником.
     Еще тетя Маруся очень любила музыку. И не какую-то там новомодную. А проверенную годами. А годами тетя Маруся проверила только одну песню. Называлась она "Шаланды полные кефали". Ее Маруся слушала постоянно. Правда, вняв униженным просьбам жильцов, звук, все-таки приглушала. С годами пластинка несколько поизносилась и частенько запиналась. Тогда Маруся толкала звукосниматель или просто била рукой по патефону и песня продолжалась. Так и жили… С песней!

     В тот памятный вечер у тети Маруси был гость. Судя по тому, что окна были занавешены, а любимая мелодия звучала достаточно громко, происходило застолье. Никто бы особенно этим не заинтересовался, но время перевалило уже за полночь, а уснуть жильцам никак не удавалось. Дело в том, что звукосниматель, в очередной раз, запнулся, и двор оглашали, повторяемые сотни раз слова: - Рыбачка Соня… Рыбачка Соня. Рыбачка Соня… - А тетя Маруся с гостем, видимо, уснули.
     Недовольные жильцы стали потихоньку выползать во двор. Но, зная Марусин черный язык, митинговали тихо, пристойно. Как вы сами понимаете, никакого положительного эффекта это не приносило. Маруся и не догадывалась, что стала причиной коллективной бессонницы целого двора.

     Идея пришла как-то сразу! Для ее осуществления вытащили мы со товарищи четыре спички и у одной из них сломали головку. Потом тянули. Спичка без головки досталась мне. Медленно, в темноте я прокрался в Марусины чертоги, нащупал кислородный баллон и с большим трудом отвернул вентиль. Звук шипящего кислорода заполнил Марусин коридор и кухню. А я выскочил обратно. Убедившись, что я с заданием справился, все остальные, став под окном тети Маруси, истошно заорали: - Газ! Газ! Пожар!
     Заинтригованные взрослые, митинговавшие поодаль, подтянулись поближе. Но мы не унимались. Наконец в окне показалось встревоженное лицо тети Маруси. Заслышав про газ и пожар, она тут же скрылась в недрах жилья. А там услышала довольно громкое змеиное шипение…
     Говорят, что в случае опасности, покидая жилье, люди хватают самое дорогое. Самым дорогим для Маруси оказались: заветная пластинка и дядя Марик из шестнадцатой квартиры. Экипированы Маруся и Марик были несколько небрежно, но стоит ли обращать внимание на мелочи, спасая собственную жизнь.
     Зато на эти мелочи обратила внимание тетя Роза, считавшая, что ее супруг работает на второй смене.
     Хоть "…рыбачка Соня…" давно перестала беспокоить двор, там тише не стало. Наоборот! С криками и воплями две дамы грудью (номер шесть не меньше у каждой!) сошлись в рукопашной! Их переходящий приз Марик стоял поодаль, явно не ожидая ничего хорошего, причем, при любом исходе боя.

     Конечно, пойти, под шумок, закрыть баллон я побоялся. Так что, когда, закончив бой вничью, тетя Маруся вернулась домой, ее ожидало чудо медицинской техники, называемое кислородная палатка. Хотя, до всей остальной огромной страны это новшество медицины дошло только лет через десять.


   


    
         
___Реклама___