Amusja1
©"Заметки по еврейской истории"
Август  2005 года

 

Мирон Я. Амусья, Иерусалим


"Champions of peace"

(Прощать или не прощать - вот в чём вопрос)



     Это нужно не мёртвым,
     Это нужно живым.
     Р. Рождественский,
     "Реквием"


     День пребывания Президента США в Латвию смело можно назвать "днём телевизионного удовлетворения" - многие станции, начиная с CNN, освещали этот визит, не упуская малейших деталей. Президент Буш встретился с руководителями стран, как теперь говорят, Балтии, и благодарил их за мужество, проявляемое в борьбе за демократию, и её торжество. Визит позволял хозяевам в полной мере осудить полувековую советскую оккупацию, и потребовать от России - правопреемницы СССР, извинений и компенсации за содеянное СССР в прошлом. Позднее появились и оценки претензий в цифрах - Латвия, как выяснилось, пострадала на примерно 100 миллиардов долларов. Президент США восславил и экономическим расцвет этих стран, что противоречит, позволим заметить, слухам "с места событий", но политики всегда знают, "что есть истина". Однако разное понимание экономического расцвета, как, впрочем, и торжества демократии, не является предметом данной заметки.

     Президент США порекомендовал, зная и помня печальное прошлое, не концентрироваться на нём, а идти к светлому будущему. Но для меня тут есть трудность: по-моему, президенты стран Балтии помнят прошлое лишь в одной его части. С некоторого момента времени, уже после окончания Второй мировой войны, стали отождествлять коммунизм с нацизмом, утверждать, что между ними и их олицетворяющими фигурами, Сталиным и Гитлером, нет по сути разницы. В ходу была даже "шутка" от имени будущего историка: "Гитлер - мелкий злодей эпохи Сталина". Философ Ханна Арендт объединила коммунизм и нацизм - фашизм единым понятием тоталитаризм. Для меня, однако, с личной, чисто эгоистической точки зрения разница была всегда, и при том огромная: победи фашизм, он убил бы меня и моих ещё не рождённых сына и внуков.

     Моих соплеменников арестовывали без сколь угодно грубо сшитого обвинения в личной вине, их дела не разбирали даже садисты-следователи, их не судили пусть даже предвзятые, скорые на неправедную расправу суды-тройки, им не оставлялось даже малейшего шанса уцелеть в лагере - их просто убивали без суда и следствия. Кто-то уцелел лишь потому, что создателям юденрайн мира Советская армия не дала завершить работу, которую они делали не только сами, но с посильной помощью отнюдь не редких единомышленников из сегодняшних стран Балтии. Лишь разгром гитлеризма 60 лет назад, когда помешанному избраннику немецкого народа не хватило духу застрелиться (ему "помог" верный адъютант), а его армия была вынуждена капитулировать, остановил работы по уничтожению мне подобных. Речи президента США и президентов стран Балтии пробудили определённые личные воспоминания и связанные с ними давно продуманные точки зрения.

     Впервые в Прибалтике я оказался в 1949 г., в Игналине - уютном посёлке, ставшем в 1950 г. городом, сейчас популярном центре летнего отдыха, что в ровно 100 км северо-восточнее Вильнюса. Хозяйка дома, в котором мы сняли комнату, литовка, горевала о своём арестованном НКВД сыне, замечательном "мальчике", опоре семьи и строителе, по её словам, "этого дома". Но на косяке дверей дома были "мезузы"! Мне было хорошо известно, что это еврейские символы, содержащие небольшие свиточки молитв, призванных обеспечить счастливую жизнь в этом доме. Так же выглядели косяки многих соседних домов, где в это время уже жили литовцы. А куда же подевались хозяева домов и их семьи? Их утопили соседи в местном озере, названном затем "жидовским", при том, как выяснилось, ещё до прихода немцев. Мне, пятнадцатилетнему, преподали очередной, увы - не первый и не последний, урок "дружбы народов", и я его запомнил. Навсегда.

     Трудно забыть, как уже студентом, сидел вместе с друзьями на пляже в Майори, что под Ригой. Был очередной момент, когда казалось, что холодная война вот-вот станет горячей. Но на пляже наши мысли были заняты совсем другим, пока сосед с сильным прибалтийским акцентом не сказал: "Мы не повторим ошибок прошлого. Ни один из вас не уйдёт отсюда живым" А ещё через год-другой, ища комнату в литовской Паланге, я увидел на дверях домов те же "мезузы", и опять без их хозяев!
     Если кто имеет право и печальную необходимость прощать или не прощать, принимать извинения или отвергать их, так это жертвы нацистов, в первую очередь - евреи. Именно их уничтожали даже соседи, захватывая дома и другую собственность своих жертв нередко ранее, чем появлялись немецкие войска. Латвийские, литовские и эстонские бандиты, позднее организованные в крупные подразделения специальных нацистских войск СС, - вот за них сегодняшним Латвии, Литве и Эстонии следовало бы просить прощения перед жертвами. Без такой просьбы трудно говорить о том, что эти страны осознали своё прошлое. Прежде, чем требовать извинений, стоило бы подумать о том, есть ли моральное право их просить.

     Когда в начале девяностых годов, при "перестройке", начались мощные выступления в Прибалтике за независимость, они встретили понимание и энергичную поддержку в кругах ленинградской и, вообще, советской интеллигенции. Представители ленинградского Союза учёных, буквально рискуя жизнью, были в самых горячих точках борьбы за независимость, таких, как Парламент в Вильнюсе. Помню, к примеру, как мы написали и приняли Заявление по поводу введения советских войск в Вильнюс. Это заявление, осуждавшее попытки тогдашнего Президента СССР подавить независимость Прибалтики, подписали виднейшие научные работники Ленинграда. Текст Заявления был опубликован рядом газет, зачитывался радио "Свобода". Разумеется, мы поддерживали идею независимости вовсе не во имя будущей свободы легионеров из СС и их духовных и материальных наследников. Мы послушно шли навстречу даже мелким, но сразу назойливо появившимся требованиям со стороны прибалтийских коллег: переименовали "прибалтийские страны" в "страны Балтии" и добавили ещё одно "л" в название "Талинн", ставшее "Таллинн".

     Однако общую проблему оккупации и независимости должно, вероятно, рассматривать и в исторической перспективе. Может показаться, судя по выступлениям лидеров стран Балтии и голосам либеральных СМИ, что извечно свободные эти страны были порабощены СССР в 1940 г. и были оккупированы полвека, за что Россия должна отвечать "по долгам СССР". Интересно, что период нацистской оккупации, 1941-44 гг., не служит основанием для претензий в адресс ФРГ. Однако полезно помнить, что страны Балтии были независимыми и демократическими не извечно, а всего чуть более десяти лет в своей "доперестроечной" истории, поскольку последние два столетия они входили в состав Российской империи.
     Взглянув в Microsoft Encarta энциклопедию 2005 г., каждый может выяснить, что Курляндское герцогство (земли Курземе и Земгале нынешней Латвии) было присоединено в виде Курляндской губернии к Российской империи в 1795. Латвия стала независимой в 1920 г., землю передали крестьянам в 1922 г., а уже в 1934 г. премьер-министр Ульманис ввёл чрезвычайное положение, запретил парламент и все партии, чтобы "успокоить" лево-правый экстремизм. Правил с помощью декретов, а в 1936 г. сделал себя Президентом. В рамках специального протокола советско-германского пакта 1939 г. о ненападении СССР присоединил к себе Латвию в 1940 г.

     Близкая география и история определили схожесть судеб. Несколько позже, чем Латвия, Литва, входившая в состав Польши, после двух разделов последней в 1795 и 1815 гг. вошла, кроме Мемеля (Клайпеды), в состав Российской империи. Стала она независимой в 1919 г., но без Вильнюса, который захватили поляки. В 1922 г. в Литве провели раздел крупных землевладений. В 1926 г. премьер-министр Сметона совершил государственный переворот, позднее сделав себя президентом. Страной он управлял декретами, без парламента. Отметим, что Вильнюс Литве передала Советская Армия, забрав его у поляков. В рамках протокола советско-германского пакта 1939 г., СССР ввёл войска на территорию Литвы в июле 1940, чуть позднее присоединив её к себе. Обычно упоминают, что жертвами войны стало примерно 200 тысяч жителей Литвы, но забывают упомянуть, что 165 тысяч из них были евреи. Это не значит, что 35 тысяч - ничто, просто это заметно меньше 165 тысяч ...
     Эстляндия - будущая Эстония, перешла от Швеции к России по Ништадтскому миру в 1721 г. В мае 1919 г. была провозглашена независимость и создана Эстонская республика. В марте 1934 премьер-министр Эстонии Пээтс совершил государственный переворот, распустил парламент, в 1935 г. запретил все политические партии, установив свою диктатуру и став в 1938 г. без выборов президентом страны.

     Замечу, что как передача земли тем, "кто её обрабатывает" (по счастью, без дальнейшей коллективизации) и переход к диктатуре от демократии происходили в прибалтийских странах в духе того жестокого времени и не без влияния примера Великого восточного соседа.
     Мне, собственно, нечего было рыскать по "Энкарте". Моя мама и вся её семья уехала из Латвии, где жила с момента рождения в 1904 г. в Режице (сейчас - Резекне) и Виндаве (Вентспилс), откуда переехала в РСФСР в 1922. Русского языка никто из них не знал, а латышский вошёл в обиход лишь после 1917 г. - до того все в той части Российской империи, что сейчас называется Латвией, говорили в основном по-немецки, при том отнюдь не только в аристократических семьях!
     Как и две другие прибалтийские республики, СССР присоединил в 1940 г., в рамках советско-германского пакта 1939 г. и Эстонию. Заметим, что Красная армия покинула значительную часть этой страны в 1941 г. под вооруженным давлением местных подпольщиков, до прихода немцев. Аналогично, по воспоминаниям моих старших друзей, их часть уходила из Риги под огнём, при том отнюдь не немецким. Однако части удалось уйти без особых потерь. Наверное, этот "недосмотр" имел в виду упомянутый выше наш пляжный собеседник.

     После присоединения к СССР, равно как и после изгнания немцев, несколько сотен тысяч жителей этих стран были арестованы и высланы вглубь СССР - в 1940 г. как буржуазные элементы, а в 1945-52 гг. как пособники немцев и "лесных братьев", своего рода партизан-националистов. Многие были казнены. Сотни тысяч бежали вместе с отступающими немцами в Германию и Швецию. Вполне вероятно, что среди жертв репрессий было множество невинных людей, что достойно, как и вся политика "лес рубят - щепки летят", осуждения. Однако жертвами этой политики были отнюдь не только прибалты. Несомненно, что не все репрессированные были, мягко говоря, безвинными жертвами, - слишком уж много жителей этих стран служили в СС. Об этом же говорит и моя память о месяце, проведённом летом 1948 г. в эстонском городке Петсери.
     Я много бывал в Латвии, несколько раз - в Литве и Эстонии. Мне представляется, что слухи об особых страданиях вследствие оккупации несколько преувеличены. Во всяком случае, препятствием для развития науки они не служили. Скорее, уместно говорить о режиме благоприятствования для развития науки в рамках национальных академий, университетского образования и международных контактов. Правда, я знаю ситуацию лишь с точными науками и технологией. Нельзя сказать и что учёные стран Балтии были абсолютно русифицированы: я прекрасно помню научный семинар в Вильнюсе, который мне переводили, ибо он шёл на литовском. О сохранении языка, кстати, говорил и заметный акцент моих коллег из стран Балтии.

     Стоит не забывать и ещё об одном особом виде оккупации прибалтийских стран - оккупации московской и ленинградской интеллигенцией и их близкими. Каждое лето виднейшие интеллигенты СССР проводили там свой отпуск - на своего рода Эрзац-Западе, который заменял "Запад их мечты". Приезжие не только отдыхали, но и энергично участвовали, во многом - формировали, культурный уровень "оккупируемых территорий". Помню, как в начале пятидесятых, на пляже в Майори, что под Ригой, рядом были крупнейший физик Я. Френкель, шахматисты В. Смыслов и В. Корчной, которые способствовали культурному развитию Латвии, когда будущий виднейший борец против оккупации, нынешний президент этой страны, ходила в детский сад в Канаде, где постоянно жила со своими родителями.
     Нет, не была эта оккупация, во всяком случае, с моей точки зрения, отдалённо похожей на немецкую. И потому ущерб от неё гораздо труднее определить, - он не выражается просто числом убитых без малейшего основания и разбора. И пока руководители стран Балтии от имени и по поручению своих народов не просят безоговорочно прощения за соучастие в чудовищнейшем преступлении против человечества за всю его историю, их претензии представляются мне кощунственными.

     Замечу, что мировая либеральная общественность весьма пристрастна в своих любовях и привязанностях. Она любит и сочувствует сравнительно небольшой группе арабов, без каких-либо исторических, политических или других рациональных оснований называемой "палестинцами", любит жителей Балтии, при том тех, кто отнюдь не осуждает прошлые теснейшие связи с СС, отдаёт предпочтение хорватам, именно тем из них, для кого милы "воспоминания дней юности", когда вместе с нацистами они уничтожали не только евреев и цыган, но в огромном числе сербов - верных союзников СССР и Запада в борьбе с гитлеризмом. Воистину, нормальному не понять безумных пристрастий и любвей либеральной части человечества. Казалось бы, какое дело до этого остальным. Но эта любовь обходится весьма дорого - продолжением терроризма на Ближнем Востоке, разрушением Югославии, провоцированием национализма в Прибалтике. Последний опасен в первую очередь для большинства жителей этих стран.

     Не следует в реальной жизни забывать бессмертный образ старухи из "Сказки о рыбаке и рыбке". Несомненно, события сегодняшнего времени кажутся особо значимыми именно сегодня - в далёкой перспективе их роль будет падать. Вообще, трудно поверить, во всяком случае, оставаясь в рамках здравого смысла, что мир дошёл именно сейчас и именно в Объединённой Европе до верха совершенства, т.е. царства справедливости и равных прав всех и вся. Увы, разумнее предполагать, что ситуация иная, и "сегодня", по сути, мало чем, кроме точных наук, техники и технологии, отличается от "вчера" или даже "позавчера". Я имею в виду, что независимость, полученная сравнительно легко в начале девяностых годов при сильнейшей поддержке советской интеллигенции и без учёта наличия легионеров СС и их последышей, может быть столь же легко при определённых обстоятельствах утеряна, как это уже, кстати, происходило несколько раз в истории этих малочисленных народов Балтии. Наивно думать, что Запад или США "поможет и защитит" чем-либо более существенным, чем нотами протеста и многочисленными заявлениями на тему "нехорошо так". Лидерам Балтии стоило бы понимать реальную ситуацию и отдавать себе ясный отчёт о роли своих стран в кажущимся столь новым, но по сути своей очень старом мире.

     Уверен, что написанное выше многие сочтут необъективным. Наверное, так оно и есть. Но я не хочу рядиться в объективность за счёт предательства своего блокадного детства, своих давнишних, но столь живых воспоминаний.
     И ещё. Память о миллионах погибших, равно как и о ещё живых "оккупантах", среди которых достойное место занимали мои соплеменники, нуждается в защите. Ибо они победили, сохранив жизнь столь многим. Включая меня.

    


   


    
         
___Реклама___