Garber1
©"Заметки по еврейской истории"
Декабрь  2005 года

 

Джованни Палатуччи: Ирпинский Шиндлер

Перевод с итальянского Марины Гарбер



        Примечание переводчицы
     К сожалению, автор статьи о Палатуччи мне не известен. Материалы я получила по почте - ксерокопиями. Но недавно нашла английский вариант статьи на сайте
http://web.tiscali.it (тоже без указания имени автора). Тогда же узнала, что в мае 2005, в Нью-Йорке Anti-Defamation League посмертно отметила Палатуччи наградой "За Смелость" (Courage to Care Award). А в Ватикане поговаривают о возведении его в сан святых...

     Джованни Палатуччи родился 31 мая 1909, в Монтелле (провинция Авеллино, область Ирпино), в семье Феличе и Анжелины Молинари. Важную роль в его воспитании и нравственно-культурном формировании сыграли его дяди - Антонио и Альфонцо, доценты Теологического Колледжа Альмо в Неаполе, впоследствии возглавлявшие францисканские монастыри в Пулье и Неаполе, а так же Джузеппе Мария Палатуччи, епископ Кампаньи. После окончания гимназии и получения лицейского диплома, Джованни поступает на военную службу в качестве офицера, получив распределение в Монкальери. В 1932 году, в возрасте 23 лет, он защищает диплом по юриспруденции, успешно окончив Туринский Университет.

     16 сентября 1936 года, в Генуе, Палатуччи дает присягу и начинает работать в качестве исполняющего обязанности главного инспектора Министерства Общественной Безопасности. 15 ноября 1937 года его направляют в город Фьюме, где он приступает к должности инспектора Центрального Отделения Полиции, возглавив Отдел Иностранных Лиц. Именно эта служба вскоре вплотную сталкивает его со страшной реальностью того времени, в которой он проявляет редкую гуманность по отношению к еврейскому народу.


 

Джованни Палатуччи

 


     "У меня есть возможность сделать немного добра и люди мне бесконечно благодарны за это. В ответ на мои поступки я получаю их искреннюю симпатию. Кроме этого, ничего особенного о себе рассказать не могу", - пишет Джованни в письме родителям 8 декабря 1941 года. Действительно, "ничего особенного", если бы не это "немного добра", означавшее спасение тысячи жизней, не взирая на особую опасность того страшного времени. По свидетельству Рафаэла Дантона, итальянского представителя на Первой всемирной еврейской конференции в Лондоне, состоявшейся в 1945 году, Палатуччи удалось спасти более пяти тысяч евреев.

     Джованни Палатуччи был глубоко-верующим католиком, и хоть нам не известны его высказывания по поводу "расовых законов", множество свидетельств подтверждают, что в течение продолжительного времени он отказывался стать соучастником преследований и казней. Он даже отказался покинуть Фьюме, когда в апреле 1939 года, Министерство, в котором он служил, переместилось в Казерту.

     Рудольфо Грани, фьюминский еврей, в свое время лично знакомый с Джованни Палатуччи и приложивший немало усилий к делу признания заслуг и должного почтения памяти Джованни Палатуччи в Италии и Израиле, говорит о Джованни как о "благороднейшем молодом католике". Во время "первой операции по спасению", проведенной в марте 1939 года, когда речь шла о судьбах 800 еврейских беженцев, которым грозил скорый арест Гестапо, Джованни вовремя предупредил Грани, добившегося вмешательства епископа Исидора Саина, в свою очередь временно спрятавшего беженцев в помещении вблизи аббатства, находившегося под его контролем. В своем обращении к бывшим заключенным лагеря в Кампаньи, Грани пишет: "Во власти Джованни Палатуччи было предоставить временную прописку евреям, бежавшим с оккупированных территорий в Фьюме, что он часто исполнял в невероятно опасной обстановке, вызывая гнев своего начальства. Джованни Палатуччи проявлял уважение и сочувствие к гонимым не только находясь на службе, но и в свое свободное время, часто появляясь в компании друзей евреев в общественных местах и заведениях. Когда в июне 1940 года разразилась война, и евреи Фьюме и округи были арестованы, а затем - в большинстве своем - помещены за проволоку лагеря в Кампаньи, не однажды Джованни обращался за помощью к своему дяде Джузеппе Мария Палатуччи, епископу Кампаньи, относившемуся к гонимым с предельной добротой и благородной щедростью, тем самым, проявляя высочайшую гуманность и любовь к еврейскому народу". Последний особо сблизился со своим племянником Джованни начиная с июня 1940 года, когда молодой служащий, возглавлявший Отдел Иностранных Лиц, начал посылать еврейских беженцев в Кампанью, поручая их своему дяде-епископу. Джованни, конечно, понимал, что лагерь, не смотря на всевозможные лишения, служил относительно безопасным прибежищем югославским евреям, и - совместно с дядей-епископом - использовал все способы для их спасения от прямых опасностей. Чтобы избежать препятствий со стороны начальства и полиции, Палатуччи объяснял "ссылку" беженцев в целях обеспечения безопасности местного населения.

     В статье "Вклад Ватикана в дело спасения евреев", опубликованной в "Хабокер" 10 августа 1952 года, Рудольфо Грани уделяет особое внимание описанию истории собственной "ссылки" в Кампанью, "где мы, фьюмяне, были заключены в большой массе" и где епископ Палатуччи "постоянно находился среди тысяч и тысяч наших людей, помогая нам, поддерживая нас максимальной щедростью, фотографируясь с нами, проклятыми и изгнанными".
     Один из личных друзей и коллег Джованни Палатуччи, адвокат Ниел Сакс ди Грик, отмечал в своем письме от 25 сентября 1952 года, обращенном к епископу Палатуччи, "благодарность спасенных" и свое личное глубокое уважение к Джованни. Ниже он подчеркивает "особую злобу" начальников Джованни и вспоминает, как в одной из дружеских бесед Джованни поделился с ним мечтой об открытии в Фьюме собственной юридической конторы по окончанию войны, и с горечью добавил: "Они пытаются убедить нас, что сердце - это всего лишь мышца, они пытаются запретить нам поступать так, как велят нам наши сердца и наша религия". "Я слышу эти благородные слова нашего незабываемого мученика по сей день, и хочу уверить Вас, что за всё долгое время моей службы, я никогда не встречал человека более порядочного и чуткого, чем Ваш племянник", - пишет адвокат. Джованни Палатуччи, возглавлявший Отдел Иностранных Лиц в одной из самых опасных зон того времени, предотвращал все операции по преследованию и уничтожению евреев, организованных бюрократической машиной. Один из "вышестоящих" проверяющих, явившийся в отдел Палатуччи 23 июня 1943 года, нашел в папках лишь списки иностранцев, давно не проживавших в Италии, и пришел в гнев от того, что работа молодого инспектора никогда до этого не проверялась "с необходимой тщательностью". Проверяющий обвинил Палатуччи в "предвзятости и неэффективности". Проверка, должно быть, была следствием напряженных отношений Джованни с начальством.

     Еще одно яркое свидетельство редкой отзывчивости Палатуччи, без сомнения, представляет собой рассказ австрийской еврейки Розы Нюманн, опубликованный в журнале "Израиль" (№39, 18 июня 1953 года), которой вместе с мужем удалось спастись. Остерегаясь отправки в Дахау, чета Нюманн пыталась бежать в Югославию, где была задержана и отправлена в полицейский участок Фьюме. Находясь в заключении, муж и жена опасались репатриации в Австрию, что означало неотвратимую смерть. Им уже довелось слышать о Палатуччи и его отношении к евреям, когда однажды он неожиданно посетил их камеру. Каково же было их удивление, когда в день Рождества Христова их доставили в Центральное отделение полиции, куда Палатуччи... пригласил их на обед. "Я была настолько потрясена произошедшим, что с трудом проглатывала пищу", - вспоминает она, добавляя, что "с помощью Джованни Палатуччи мы, наконец, были освобождены и наши жизни были спасены". Госпожа Нюманн особо поблагодарила дядю Джованни, епископа Палатуччи, обращаясь к нему в письме от 26 июня 1953 года, в котором она вспоминает: "Ваш племянник часто говорил о Вас. Зная, что нас должны отправить в Кампанью, он намеревался дать нам сопроводительное письмо, адресованное Вам. Но нас отправили в Монтефьясконе, поэтому, к сожалению, я не имела чести лично познакомиться с Вами". Далее она подчеркивает, что "все спасенные евреи" хранят добрую память о "благороднейшем" Джованни. "Надеюсь, что мое краткое повествование", - пишет г-жа Нюманн - "позволит читателям узнать чуть больше о характере этого человека, который в столь тяжелые времена неотступно следовал заповеди о любви к ближнему. Его имя должно произноситься с уважением всеми последующими поколениями израильтян".

     Другой свидетель, еврей из Нью-Йорка, Карл Селан, с такой же глубокой благодарностью вспоминает Джованни Палатуччи: "Все, бежавшие от Гитлера, включая нашу семью, находили приют в Фьюме только благодаря доброте и исключительной человечности Джованни. Если бы не он, очень немногие из нас остались бы в живых".
     Дядя Джованни, епископ Палатуччи, вместе со своим племянником помогавший евреям избежать трагической участи, вспоминает оперативную деятельность Джованни: "Он всячески препятствовал арестам евреев, часто задерживая приказы или лично сопровождая евреев в Фьюме, откуда многие из них были перемещены в Кампанью, где я был епископом и принимал беженцев из его рук, помогая им, чем мог, и тем самым, спасая жизнь многим". В одном из интервью по случаю присвоения имени Джованни Палатуччи одной из улиц в Рамат-Ган, епископ Палатуччи вспоминает, как неоднократно в присутствии полицейских и чиновников он открыто высказывался против "расовых законов", уточняя: "Я всегда протестовал против расизма, но с особенным пылом - во времена преследования евреев, когда я старался оказать им всяческую помощь, включая материальную поддержку".

     Итак, Джованни и его дядя-епископ "в четыре руки" справлялись с задачей спасения евреев, и даже когда полиция расставляла особо опасные ловушки, Джованни неизменно находил способ нелегально переправить беженцев на каком-нибудь корабле и убедиться в их прибытии под опеку дяди-епископа. Вплоть до 8 сентября 1943 года, мост над рекой Энео, отделявший фьюминскую землю от югославской территории и находившийся под контролем итальянской армии, служил путем к спасению для тысяч восточно-европейских евреев, в основном, бежавших из захваченной фашистами Югославии.

     Число евреев, находившихся в Фьюме на 8 сентября 1943 года, насчитывало около трех с половиной тысяч. Большую часть из них составляли беженцы из Хорватии и Галиции. После установления "республики" и роспуска итальянской армии, Палатуччи остается в городе практически в одиночестве, представляя "другую" Италию, не желавшую быть соучастницей Холокоста. В ноябре 1943 года территория Фьюме была присоединена к так называемому "Адриатическому Побережью", простиравшемуся от района Удины до Любяны. Это была истинная военная зона, находившаяся под командованием Фридриха Райнера, располагавшего неограниченной властью. Итальянское государство больше не существовало на этой огромной территории, а в Фьюме заправлял немецкий офицер, решавший судьбы всего населения - капитан СС Хопенер. В этой отчаянной ситуации Джованни решает остаться в Фьюме и берет на себя обязанности главы - по сути, несуществующего - Центрального Полицейского Отделения, не выдавая нацистам ни одного еврея и продолжая спасать многих, рискуя собственной жизнью.

     Швейцарский посол в Триесте и близкий друг Палатуччи, предупреждает Джованни об опасности, угрожающей его жизни, и предлагает помочь ему перебраться в Швейцарию. Но Палатуччи лишь отправляет в Швейцарию еврейскую женщину, которую он любил, отвечая своему швейцарскому другу, что он "не в силах оставить в руках нацистов итальянцев и евреев Фьюме". Джованни связывается с итальянскими партизанами, и под вымышленным именем Даниели, работает с ними над планом присоединения к союзникам, мечтая по окончанию войны создать свободное государство. В феврале того же года Палатуччи становится регентом Центрального Отделения Полиции Фьюме. Таким образом, он мог продолжать подпольно помогать евреям: Джованни уничтожает картотеки, дает деньги тем, кто вынужден прятаться, лично отвозит беженцев в порт Бари, откуда на кораблях они добираются до нейтральных стран. Нацисты, информированные провокаторами, начинают подозревать Джованни и обыскивают его дом.

     С целью предотвращения облав, готовящихся СС, Палатуччи убеждает городскую администрацию не выдавать нацистам информацию о жителях города без его предварительного согласия. И когда капитан Хопенер организовывает "большую охоту на евреев", Палатуччи вовремя предупреждает людей и помогает им скрыться. Наконец, капитан СС понимает, что был одурачен... Партизаны советуют Палатуччи покинуть Фьюме, но он остается. 13 сентября 1944 года Джованни Палатуччи был арестован Гестапо и заключен в тюрьму Триесте. 22 октября его отправили в концлагерь Дахау, где он погиб - незадолго до освобождения, в возрасте 36 лет, от истощения и тяжелого труда (согласно другим показаниям, он был расстрелян).
     Есть еще одно свидетельство тех страшных лет... Помогая одной из еврейских женщин скрыться от ареста и поручая ее в руки одного из своих помощников, Джованни наказал последнему: "Это госпожа Шварц. Прошу тебя, отнесись к ней, как к моей сестре. Точнее, как к твоей сестре, так как она и есть твоя сестра - во Христе". Много лет спустя, эта женщина приехала из Израиля в Фьюме, чтобы положить цветы у порога полицейского участка - в знак светлой памяти о Джованни Палатуччи.

     Дань благодарности Джованни Палатуччи

     Евреи Фьюме, пережившие трагедию гонений и концлагерей, по окончанию войны объединились в желании отдать дань светлой памяти Джованни Палатуччи. Около четырехсот граждан Израиля - все из них были спасены молодым героем - участвовали в осуществлении инициативы, начатой Рудольфо Грани. Так, например, было решено назвать именем "героя, брата и друга" улицу и парк в израильском городе Рамат-Ган, расположенном вблизи Тель-Авива. 9 апреля 1953 года, от имени Мемориального Комитета, мэр города Рамат-Ган, Абрам Криници официально пригласил епископа Палатуччи и его брата, отца Альфонцо принять участие в праздновании, назначенном на 23 апреля. Епископ Джузеппе Мария Палатуччи, с радостью откликнулся на приглашение и заверил, что "с большим удовольствием приедет в Израиль, где сможет вновь встретиться с друзьями, приобретенными в Кампаньи тех горьких лет, в страну с таким удивительно-голубым небом, где жива память о душе, пожертвовавшей себя ради ее сынов". Пресса - и не только израильская - подробно осветила это событие. Среди прочих заметок еврейского печатного источника, журнала "Израиль", выходящего в Риме, описывается празднование 23 апреля, где можно прочесть и такие слова: "В целом можно с уверенностью сказать, что вся семья Палатуччи боролась за спасение гонимых евреев".

     Церемония 23 апреля открылась национальными гимнами Италии и Израиля ("Хатиква") и завершилась посадкой 36 деревьев вдоль улицы, носящей имя Джованни Палатуччи: каждое дерево символизирует год молодой жизни, задушенной в Дахау. Первые два дерева были посажены дядями Джованни. Улица Джованни Палатуччи - одна из самых красивых в Рамат-Гане (Город Садов) - пролегает на пути из Хайфы в Тель-Авив.
     По инициативе "Керен Кайемет Леисраэль", Национального Еврейского Фонда, директор его Центрального Комитета в Италии, г-н Нафтали, сообщил отцу героя, Феличе Палатуччи, о новой мемориальной инициативе: о посадке на Иудейском Холме вблизи Иерусалима рощи, носящей имя Джованни Палатуччи. Посадка началась в десятую годовщину смерти Джованни, 10 февраля 1955 года. Место, выбранное для рощи, пролегает недалеко от Рощи Мучеников, посаженной в память о жертвах нацизма. Имя Джованни Палатуччи выгравировано у входа в парк на аллее Праведников, вблизи Яд-Вашем, где большие черные камни покоятся над пеплом жертв концлагерей.

     17 апреля 1955 года, в память о погибших в Дахау и совпадая с десятой годовщиной Освобождения, Джованни Палатуччи был посмертно представлен к Золотой Медали. Союз Еврейской Общины Италии сопроводил награду следующими словами: "Джованни Палатуччи, инспектор Отдела Иностранных Лиц полицейского отделения Фьюме, способствовавший спасению евреев и других гонимых и преследуемых, был арестован нацистами в сентябре 1944 года и заключен в Дахау. Вследствие изнурительного физического труда и изнурения, на кануне освобождения оборвалась его жизнь. В государстве Израиль в его честь названы улица и парк.. Евреи Италии свято чтят память об этом бесстрашном человеке". Несколько улиц и площадей в Италии носят имя Джованни Палатуччи - в Турине, Авеллино, Генуе и Монтелле, родном городе героя.

     К сожалению, итальянское государство игнорировало заслуги героя в течение долгих пятидесяти лет. 30 июля 1952 года, в ответ на запрос об официальном признании заслуг Джованни Палатуччи, Министерство Внутренних Дел сообщило, что "в личном деле Джованни Палатуччи свидетельств, подтверждающих его деятельность во благо еврейского населения, нет". Поражает бессмыслица формулировки министерских бюрократов: как будто детали подпольной деятельности в крайне опасной обстановке тех лет могли фигурировать в каком-то "личном деле"... ради будущей славы. Однако, как гласит пословица, лучше поздно, чем никогда. По инициативе начальника полиции Фердинандо Масоне, Национальной Ассоциации "Мириам Нович", Еврейской Общины Италии и городских властей Монтеллы, 19 мая 1995 года, в честь Дня Полиции, президент республики Оскар Луиджи Скалфаро посмертно представил Джованни Палатуччи к Золотой Медали "за гражданские заслуги". Медаль была передана в руки одного из молодых инспекторов Высшего Института Государственной Полиции. Президент Скалфаро пожелал, чтобы медаль была вручена президентом Еврейской Общины Италии, г-жой Тулией Зеви. В настоящее время медаль находится среди экспонатов Музея Государственной Полиции. В январе того же года состоялась еще одна церемония, так же организованная евреями Италии: полицейскому отделению Авеллино был подарен портрет героя-мученика. Картина являлась подарком еврейского художника Джорджа де Канино, выразившего "любовь и благодарность" еврейского народа родине Джованни Палатуччи.

     Без сомнения, героизм Джованни Палатуччи служит ярким примером высокого чувства гражданского долга и благородного духа религиозного братства. Именно религиозные воззрения, которым следовал герой в своих действиях, отмечены католической Церковью, в настоящее время готовящей церемонию благословения незабываемого "фьюминского инспектора", спасшего более пяти тысяч еврейских жизней.


   


    
         
___Реклама___