Pasika2
©"Заметки по еврейской истории"
Ноябрь  2005 года

 

Эллан Пасика


Очерк еврейской истории Австралии

Первые шаги



     Из первых 1469 человек, высадившихся в Порт Джексон 26-го января 1788г., десять были евреями-каторжниками, из них трое были женщинами. Все они были из Англии, из бедной части Лондона Ист-Энда. И потом, ещё в течение многих лет каторжной истории Австралии, эта часть Лондона будет поставлять основную массу заключённых. Из первых десяти двое стоят упоминания. Эстер Абрахамс (Esther Abrahams), впоследствии "Первая леди Австралии" была осуждена на семь лет каторжных работ за кражу кружева. По прибытии с маленькой дочерью на место она становится сперва фактической, а потом и законной женой лейтенанта Королевского военного флота Джона Джонстона (John Johnston). Она родила ему шестерых детей. Джонсон впоследствии стал известен тем, что успешно возглавил бунт против губернатора Блаера (Bligh). Их сын Роберт стал первым родившимся в Австралии офицером Королевского военного флота.
     Прибывший с первым флотом Джон Харрис (John Harris) был приговорен к смертной казни за кражу серебряных ложек, но затем - к 14 годам каторжных работ. Проявив еврейскую сообразительность, он предложил установить общественные часы и стал при них сторожем, а в 1793 - первым австралийским полицейским. В течение первых 12-ти лет из 5808 каторжников 54 были евреями, а всего за первые 42 года, за период 1788-1830 в Австралию прибыло 384 евреев, что составило в среднем 0,86% от общего числа осуждённых. К 1830 этот процент снизился до 0,37, что можно объяснить общим улучшением экономического положения евреев в Великобритании. Рабочие, мелкие торговцы, проститутки... с соответствующими преступлениями: мелкое воровство, обман, скупка краденого - таковы были наиболее частые преступления этой публики.

     Только изредка прибывали представители более зажиточных слоёв еврейства. К ним относился Соломон Леви (Solomon Levey), лондонский брокер, 1794г. рожд., осуждённый в 1813 за соучастие в краже ящика чая. Через четыре года после прибытия, как успешный дилер, он получает полное прощение, женится на девушке с богатым приданым, заводит канатную фабрику и водяную мельницу, и ведёт обширную торговлю в Тихом океане. В 1826 он вернулся в Англию, где его рассказы об Австралии привлекли к ней целую волну свободных еврейских поселенцев.
     Ещё одним каторжником из "приличного" сословия явился клерк одного из лондонских торговцев 23-х-летний Абрахам Полак (Abraham Polack). Отец его был модным лондонским художником- миниатюристом. Абрахам вёл богемный образ жизни, что привело его к краже часов у проститутки. По прибытии в 1920 в НЮУ(NSW) он вскоре входит в доверие к властям, открывает свой магазин и начинает принимать активное участие в еврейской религиозной жизни, а в 1836 становится президентом синагоги в Сиднее. Ещё стоит отметить Джозефа Маркуса (Joseph Marcus), получившего образование в иешиве и раббиникал колледжах Польши, Германии и Иерусалима. Переехав в Англию, и, видимо, доведенный до крайней степени нужды, он совершил кражу из незапертого дома, и был осуждён в 1791 к смерти, но помилован. Десять лет он провёл на острове Норфолк (Norfolk), а затем вернулся на материк и стал полицейским. Он первый в Австралии, кто в период 1817-1825 выполнял неофициально обязанности раввина. Священник Вильям Коупер ((William Cowper) писал о нём как " о единственном австралийском левите", и что тот "умный, миролюбивый и благожелательный человек, который проводит много времени за чтением священных книг на иврите".

     Вообще, несмотря на суровость условий содержания каторжников, английская колониальная администрация достаточно гибко проводила политику постепенного приобщения осуждённых к свободной жизни. При этом евреи, попав в колонию, сразу же начинали ощущать меньший национальный гнёт и дискриминацию, чем это было в метрополии. Вместе с тем администрация проводила политику принудительного привлечения каторжников к воскресному посещению англиканской церкви, и попытки неподчинения влекли за собой наказание розгами. Наказание следовало независимо от вероисповедания, и католики при этом страдали не меньше, чем евреи.

     Следует отметить, что в колонии первое время оставалась ощутимой общинная дискриминация, так как администрация колонии получала инструкции из Лондона, всячески содействуя англиканской церкви, вообще помогать только христианским ветвям и сектам. Прошло большое время, прежде чем дискриминация, выражавшаяся в том, что христианским церквям правительство предоставляло гранты на приобретение земли и оплачивало священников, а евреям нет, была устранена. В то же время малое число евреев и чрезвычайная их разбросанность не давали возможность евреям выполнять порой даже самые элементарные религиозные предписания. Этому также мешало очень малое количество религиозной еврейской литературы и ритуальных принадлежностей. У евреев в то время не было ни одного раввина. Средний возраст жителей колонии был всего 25 лет, отсутствие стариков и преимущественное число людей молодого возраста, не приобретших знание еврейских традиций, приводило порой к их полному несоблюдению. Ещё в сороковые годы девятнадцатого века для решения многих споров и проблем приходилось ждать решения раввина из Лондона, на что уходило 9 месяцев. Малое количество евреев затрудняло и без того скудные возможности в поиске партнёра. Всё это вызывало частые смешанные браки и быструю ассимиляцию евреев в колонии.

     30-е и 40-е годы, первые свободные поселенцы-евреи

     В 1828 в колонии прошла первая перепись. Перепись показала, что в колонии было 36,5 тысяч жителей, из которых около 21 тысячи были свободные поселенцы. Еврейское население составило 187 человек, то есть 0,5% от общего количества населения. Это соотношение 0,5% сохраняется с небольшими отклонениями по сей день. Из общего по переписи количества 123 евреев(33 еврея вообще не попали в списки) иудеями оставались только 55 человек, а остальные числились как католики и протестанты. Свободных поселенцев среди них, включая 9 детей, было всего 17 человек.
     Первым свободным поселенцем в Австралии была Эстер Исаакс (Esther Isaacs), прибывшая в колонию к своему мужу-каторжнику. Первым свободным поселенцем - мужчиной стал брат Соломона Леви Барнетт Леви (Barnett Levey), прибывший в колонии в 1821. Впоследствии он стал основателем австралийского театра. Однако сколько-нибудь серьезная еврейская, всё ещё, в основном, англо-саксонская иммиграция в Австралию начинается в 30-е годы. Уже через два года после первой переписи количество взрослых иммигрантов составило 52 и более 30 детей.

     Со смертью Джозефа Маркуса в 1828 с новой остротой встал вопрос о формировании еврейской общины НЮУ, что было связано, прежде всего, с необходимостью соблюдения религиозных обрядов в соответствии еврейской традицией. С целью создания синагоги ставший к этому времени свободным Абрахам Полак написал прошение губернатору Дарлингу (Darling) о выделении места на Элизабет Стрит в Сиднее. Прошение не было удостоено официального ответа. Важным событием в религизно-общественной жизни евреев НЮУ стал приезд молодого образованного купца Филиппа Коэна (Cohen), который перед отъездом из Лондона получил от Главного лондонского раввина свидетельство на проведение свадеб. Вскоре он стал проводить регулярно службу в своём доме на Джордж Стрит. Однако, вследствие своей молодости он не пользовался полной поддержкой общины, и община раскололась вскоре на две части, и вновь объединилась только после временного приезда из Лондона рабби и даяна Аарона Леви (Levy).
     Вскоре произошло официальное оформление Сиднейской конгрегации ашкенази. Служба проходила в съемном помещении, а первым президентом стал Барроу Монтефиори, кузен известного филантропа сэра Монтефиори (Montefiore). В 1842 на Джордж Стрит в Сиднее была заложена, а в 1844 была открыта первая специально для этого построенная, с богатым убранством, синагога.

     В 1846г. в Сиднее было основано первое еврейское учебное заведение Сиднейская еврейская академия, в котором помимо наук иудаики преподавали также английский и иврит. Занятия проводили Мозес Ринтель (Rintel) и А.Тай (Tighe). С отъездом Ринтеля в 1848 в Мельбурн академия прекратила своё существование.


     Первый еврейский вклад в австралийскую культуру

     Здесь уже упоминался брат Соломона Леви (Solomon Levey) Барнетт (Barnett). По прибытии в Австралию, как первый вольный поселенец - мужчина, он некоторое время вёл бизнес со своим братом, но после женитьбы завёл самостоятельное дело. Одновременно он начал устраивать сольные концерты, на которых успешно пел и декламировал. В это время он задумал грандиозный проект постройки на территории строений его брата на Джордж Стрит. Проект состоял из пятиэтажной гостиницы Роял Хотел, выходящей фасадом на Джордж Стрит с пятиэтажным складом-магазином в глубине, в которого находилось также помещение для театра. Шестой этаж здания занимала ветряная мельница. Одновременно была построена мечта жизни Барнетта: Ваверли Хауз, давший позднее название целому району Сиднея. Ввод в работу мельницы начался с неопрятности: оторвалось одно из крыльев, на что поступила жалоба губернатору. Открытие театра и всего предприятия задерживалось, и Барнетт решил устроить в здании винокурню. Однако губернатор Дарлинг не только не разрешил выдачу лицензии, но и издал специальное постановление, запрещающее Леви Барнетту проводить в здании спектакли. Спасаясь от банкротства, в 1829 Барнетт стал опять давать сольные спектакли, но они были запрещены колониальным секретарём. Положение улучшилось только с приездом в 1832 нового губернатора Ричарда Бёрка, разрешившего представления в театре. Вскоре театр был переоборудован, и количество мест увеличилось с 500 до 1200. Свыше пяти лет в нём прошло 342 спектакля всех жанров от опер до бурлесок. Однако, изначально тяжёлое финансовое положение, вызванное длительным конфликтом с властями, и увлечение Барнетта спиртным привели к ранней смерти этого незаурядного человека.

     Евреем был и первый выдающийся австралийский музыкант Исаак Натан (Isaac Nathan). Хотя Исаак Натан появился в Австралии в 1847, когда ему было около 50, он успел здесь многое сделать, в том числе он написал в Сиднее первую австралийскую оперу "Дон Джон Австрийский" (Don John of Austria). Хотя дети Натана были крещёными, и сам он не соблюдал еврейские традиции, он наладил некоторые контакты с сиднейской общиной и синагогой. Первым публицистом-евреем в Австралии был Джордж Мосс (Moss), начавший посылать в 1841 корреспонденции в лондонскую газету "Войс ов Джейкоб", а в1842 он начинает издание сиднейского варианта этой газеты под названием на иврите "Ежемесячный альманах". Ввиду финансовых трудностей этот альманах (сохранилось его три выпуска) вскоре перестал выходить. Мосс предпринимал и другие литературные начинания. Так он основал в 1846 Институт еврейской литературы и ивристики и Еврейское общество чтения. В 1846 году он занял должность секретаря в Сиднейской синагоге на Йорк стрит, но был смещён с этой должности в 1854 за критическую статью о синагоге в "Сидней монинг стар" и вскоре умер.

     ПЕРВЫЕ ШАГИ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЫ В ВИКТОРИИ

     Еврейские поселенцы, бывшие каторжники братья Джудах (Judah) и Джозеф Соломон были в числе первых поселенцев, прибывших в Порт Филлип из Тасмании, хотя по формальным причинам они не входили в "Порт Филлип Ассосиэйшен", возглавлявшуюся Джоном Батманом. Позже имя Джозефа появилось в списке её членов. Третий член этой семьи Джозеф Соломон Младший появился чуть позже, и был первым еврейским поселенцем, купившим в Порт Филлип землю. Среди первых покупателей земли был и сиднейский бизнесмен Джозеф Барроу (Barrow) Монтефиори. Значительные вложения сделали в покупку земли будущие мельбурнские бизнесмены Давид и Соломон Беньямины (Benjamin).
     В соответствии с переписью 1841 в Виктории было 57 евреев при численности населения 10 000 (те же 0,5%), а в 1851, в канун золотой лихорадки - около 200. Главным занятием евреев в городе и окрестностях была торговля мануфактурой. В 1845 из 47 мануфактурных магазинов Мельбурна 25 были еврейскими, а первый кирпичный дом в городе принадлежал текстильному торговцу Майклу Кашмору (Cashmore). Он же вскоре стал продвигать идею об отделении Виктории от НЮУ.

     Не ожидая миньяна, религиозные евреи стали собираться в помещении бизнесмена Мозеса Лазаруса (Moses Lazarus), а в 1839 братья Беньямины организовали первое еврейское благотворительное общество - зародыш нынешнего мощного общественного движения евреев Мельбурна. Появление братьев Исаака и Эдварда Хартов (Hart) в следующем году дало возможность создать первый миньян, а еще через год после появления их третьего брата Ашера (Asher) оформляется конгрегация. Служба стала проводиться в доме Соломона Беньямина под руководством Ашера Харта. Основанная в 1841 конгрегация была названа "Холи конгрегэйшен ов зе ремнант оф Израиль" (Holy Congregation of the remnant of Israel, Ше'арит Израэ (She'aritt Israel). Это название сохраняется за Мельбурнской еврейской конгрегацией до сих пор. В 1847 при содействии губернатора Гипса (Gipps) была заложена на Бёрк Стрит синагога, но не ожидая окончания строительства этой синагоги, в 1848 энергичным Ашером Хартом была построена и началась служба в малой синагоге, где службу стал проводить переехавший из Сиднея Ринтель.


     АВСТРАЛИЙСКОЕ ЕВРЕЙСТВО ВО ВРЕМЯ И ПОСЛЕ ЗОЛОТОЙ ЛИХОРАДКИ

    15 мая 1851 было опубликовано об открытии Эдвардом Харгрейвсом (Hargraves) золота, большой вехи в истории Австралии. Сперва золото было открыто в НЮУ, но настоящая золотая лихорадка началась, когда богатые золотые россыпи обнаружили в районе Балларата в Виктории. Этому открытию способствовал "Золотой комитет" из 16-ти человек, куда вошли два еврея: кузены Ашер и Генри Харты (Hart), причём Генри Харт считался в этом комитете движущей силой. Если в конце 1851 во всей Австралии насчитывалось всего 2000 евреев, то через десять лет их было 5000, при соответствующем росте в Виктории от 200 до 3000. В результате этого еврейская община Виктории становится крупнейшей в Австралии.
     Происходил не только быстрый рост еврейского населения, но и значительные структурные изменения. Если раньше это были, как правило, выходцы из Англии, в основном, из Лондона, то теперь это были молодые евреи из разных стран Европы, а иногда и из Америки, прямо с золотых полей Калифорнии. Евреи потянулись в Австралию, куда их привлекали не только почти полное отсутствие дискриминации, но и возможность разбогатеть. Непосредственно на приисках работало немного евреев, но ведь требовалось также накормить, напоить одеть, обуть и снарядить огромную армию золотодобытчиков. Это при том, что города буквально опустели и требовали рабочих рук.

     75% неанглосаксонских иммигрантов были из Германии, что объясняется разочарованием немецко-еврейской молодёжи в надежде стать полноправными гражданами на своей родине, и большими возможностями к перемещению. Англо-еврейские эмигранты в отличие от остальной Европы стремились в Австралию на временное проживание - пока не разбогатеют. Одной из причин этого было малое количество женщин в колониях. Для облегчения иммиграции в Австралию на постоянное жительство в Лондоне был организован Еврейский Эмиграционный Комитет и Семейное Эмиграционное Общество, которые стали привлекать к эмиграции женщин.
     Золотая лихорадка также вызвала перераспределение в расселении евреев на территории колоний. Евреи стали селиться поближе к приискам, в сельской местности. Так возникла большая еврейская община в Гоулбёрне, НЮЭ, которая стала быстро исчезать после 60-х, когда золотые прииски оскудели.
     Гораздо большее развитие вне столицы штата еврейские общины получили в Виктории, где к 1861 40% еврейского населения стало жить вне Мельбурна. Так непосредственно в районе приисков большие общины возникли в Балларате и Бендиго, а также в Джилонге, городе, в значительной степени, росшем тогда за счёт снабжения приисков. И там, после истощения приисков в 80-е годы, общины стали быстро хиреть. В настоящее время небольшая еврейская община вне Мельбурна в Виктории сохранилась только в Балларате.
     Как уже отмечалось, лишь немногие евреи участвовали непосредственно в золотодобыче, из них добился успеха только один еврей Бернет Лазарус (Bernet Lazarus). Когда началось восстание золотодобытчиков в Балларате (Eureka rebellion), евреи поддержали требования шахтёров, а один еврей - Тедди Сонен (Teddy Thonen) был убит в схватке с полицией.


     РЕЛИГИОЗНОЕ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ ЕВРЕЙСКИХ ОБЩИН В ПЕРИОД И ПОСЛЕ ЗОЛОТОЙ ЛИХОРАДКИ

 

     В конце 50-х в сиднейской синагоге на Йорк Стрит на почве разногласия в соблюдении обрядов произошёл раскол, что привело в 1859 к созданию Новой Сиднейской Синагоги, для чего было снято помещение на Макквари Стрит. Новая конгрегация была намного меньше, чем конгрегация на Йорк Стрит. Раскол удалось преодолеть только после того, как раввином синагоги на Йорк Стрит стал Александр Бернард Дэвис (Davis), который руководил еврейской общиной Сиднея вплоть до 1903. По инициативе рабби Дэвиса через парламент был проведен специальный акт об организации новой большой синагоги и школы, а в 1878 эта синагога была освящена. Большая (Great) Сиднейская синагога была построена по образцу Большой синагоги в Лондоне, и в Южном полушарии была наилучшей и вмещала тысячу молящихся. В это время еврейское население Сиднея насчитывало 3тыс.

     Еврейское население Мельбурна росло так быстро, что конгрегацию в Мельбурне, известную под названием She'aris Yisrael (Памятник Израилю), в 1852 уже не устраивало помещение синагоги на Бёрк Стрит, Поэтому это здание было перестроено и освящено в 1855. Однако в конгрегации в 1857 произошел раскол, и часть прихожан во главе с рабби Ринтелем перешла в съемное помещение в перспективном районе Ист Мельбурн, а в 1859 была там освящена на Лонсдэйл Стрит новая синагога., а конгрегация получила название Ист Мельбурн Хибру Конгригэйшен., а в 1877 была освящена более просторная синагога на Альберт Стрит. Эта синагога обслуживала, в основном, выходцев из Восточной Европы.
     В 60-е годы зажиточные выходцы из Германии облюбовали местность южнее Ярра-Ривэ, заложив основу для новой "Сан Килда Хибру Конгрегэйшен", а в 1872 в Сан Килде была освящена ещё одна новая большая. синагога., в которой 31 год служил рабби Блаубаум (Blauman).
     В эти годы некоторые выходы из Германии, находившиеся под влиянием либеральных идей Гейгера (Geiger) пытались создать синагогу, где бы нашли своё воплощение религиозные реформы иудаизма. Им даже удалось на некоторое время создать свою синагогу. Однако для создания устойчивой либеральной конгрегации пришлось ждать вплоть до З0-х годов ХХ века.

     В 50-е годы правительства штатов начинают оказывать помощь в организации еврейского образования, для чего был образован Всеконфессионный Школьный Комитет (Denominational School Board). Требовалось организовать еврейские дневные школы, в которых бы наряду с традиционными предметами иудаики, давали бы и светское образование, необходимое для повседневной жизни: античные и новые языки, математику и естественные науки. В 1853 под эгидой синагоги на Йорк Стрит в Сиднее появилась первая еврейская школа, сочетавшая религиозное и светское образование. В 1866 специальным актом правительство ввело регулирование образования и создало Совет по образованию(Council of Education) В соответствии с Актом светское образование ставилось под контроль государства, в то время как религиозное образование отдавалось под контроль общин. В 1872 в еврейской школе Сиднея обучалось 145 еврейских и 30 нееврейских детей. В 1880 правительство отменило помощь религиозным школам, в результате чего в 1882 еврейская школа в Сиднее закрылась.
     В Мельбурне дневная еврейская школа "Вест Мельбурн Грамма Скул" была основана в 1855, а после того, как правительство стало оказывать ей помощь, она была переименована в Коммон Скул (Джуиш) (Common School) (Jewish), Многие родители, однако, неохотно посылали своих детей в эту школу, так как для общественных школ использовались учебники, в которых проповедовалось христианство.

     Различие между Мельбурном и Сиднеем состояло в том, что после ликвидации в 1872 помощи государства религиозным школам еврейская школа ликвидирована не была. Это объясняют более высоким самосознанием евреев Виктории. А почему это самосознание было выше, чем в Сиднее? Скорее всего это можно объяснить меньшим процентом ассимилированных английских евреев и более высоким уровнем жизни в штате, явившемся центром золотой лихорадки. Всё же в 1895 и эту школу пришлось закрыть. Видимо, с падением добычи золота прекратился приток в Викторию еврейских иммигрантов и усилился процесс ассимиляции, что привело к уменьшению количества учеников частной школы.

     В 70-е годы предпринимается вторая попытка издания еврейской газеты, на этот раз в Мельбурне. В 1871г. Соломон Джозеф стал выпускать газету Австралийский Израэлит (Israelite), которая ввиду финансовых трудностей прекратила свое существование в 1875. В 1879 стала выходить ежемесячная газета Джуиш Геральд, которая вскоре стала выходить каждые две недели. Её первым редактором был рабби Элиас Блаубаум (Elias Blaubaum), стоявший на ортодоксальной платформе. В таком виде газета выпускалась до 1920. В 1883 специальный выпуск этой газеты стал издаваться также в Сиднее.
     Период золотой лихорадки и последовавшие за нею годы характеризуются усиленной интеграцией евреев в австралийское общество. Ускоренная ассимиляция помимо прочего была связана с трудностями соблюдения традиций в таком обществе, а также малым количеством женщин. В то же время для тех, кто хотел перейти в иудаизм, раввинами часто чинились неоправданные трудности, к тому же каждый раз нужно было слать запрос в британский бейт дин. В Мельбурне в 60-е годы была построена миква, но в Сиднее её не было вплоть до 20-х годов XX века. С одобрения Главного британского раввина в 1864 в Мельбурне был создан австралийский бет дин, но в Сиднее постоянный религиозный суд был создан только в 1886.


     НАЧАЛО РУССКО-ЕВРЕЙСКОЙ ИММИГРАЦИИ И ЕЁ ПОСЛЕДСТВИЯ

     Первым русским евреем, поселившимся в НЮУ, был Абрахам Соломон, который получил 14 лет в Манчестере за скупку краденого и прибыл на каторгу в 1827, но, ещё не освободившись, получил должность полицейского. Еще через два года он был условно освобожден, но в 1832 лишился на год этого статуса за игру в карты. Умер он в 1846, и в течение многих лет вплоть до 80-х годов русских евреев в Австралии практически не было, что, видимо. нужно объяснить их забитостью, бедностью и удалённостью от тех портов, откуда отправлялись корабли в Австралию. Немногочисленные русские евреи, рискнувшие эмигрировать, как правило, оседали в Англии.
     Только после убийства царя Александра II и последовавших за этим массовых погромов началась интенсивная эмиграция из России. Чаще всего перевалочным пунктом для них являлся Лондон, где за период 1881-1914 количество евреев увеличилось с 46 тыс. до 180 тыс. Остальные растекались в США, Канаду, Аргентину и Юж. Африку, куда была организована переправка беженцев. Вначале только единицы, у которых там уже были родственники, направлялись в Австралию.

     В Виктории в это время наблюдалась депрессия, и еврейская община за период 1891-1901 здесь уменьшилась с 6,5 до 5,9 тыс. Поэтому основная часть русской иммиграции направлялась в Сидней, где в. период 1881-1885 русские евреи создали свою ортодоксальную конгрегацию на Друитт (Druitt) Стрит. Конгрегация распалась, когда руководивший ею рабби Волынский перешёл в Большую(Great) синагогу. Как правило, русские евреи находили, что служба в австралийских синагогах проводилась слишком нестрого и формально. В 1898 для религиозной и экономической помощи эмигрантам из России был создан Бароном Гиршем (Girsh) Мемориал Айд Сэсаети (Aid Society). Выходцы из Галиции, недовольные службой, проводимой в Большой синагоге, инициировали в 1913 строительство Центральной синагоги.
     Одновременно шло активное создание еврейских общин вне Сиднея. После 1880 общины были созданы в шахтёрских городах Броукен Хилл и Ньюкасле. Общины в этих городах преимущественно состояли из выходцев из Восточной Европы, привнесших в общины обычаи и дух местечек.
     Несмотря на все изменения, главной в Сиднее оставалась Большая синагога. Она была ортодоксальной, английской модели, но в ней чувствовался большой компромисс, заключавшийся в том, что строго ортодоксально служба велась только для малой части прихожан, а когда собиралось много народа, то делались отступления: некоторые молитвы читались по-английски, допускался смешанный хор и т.д. Этим объясняется большое количество жалоб, и малое количество ортодоксальных евреев, посещавших эту синагогу. Сходные проблемы были и у других синагог. В Мельбурне только в Ист Мельбурн Хибру Конгрегейшен, где больше половины составляли выходцы из России и Польши строго блюли ортодоксальность.

     АВСТРАЛИЙСКИЙ СИОНИЗМ

     Уже в 50-е годы 19-го столетия австралийские евреи, посылая значительные суммы в общий благотворительный фонд Мозеса Монтефиори, начинают помогать их собратьям из Палестины. Однако, в 60-е годы число эмиссаров-раввинов оттуда выросло настолько, что в общине обратили внимание на непомерность расходов на оплату столь дальней дороги из Палестины в Австралию. Было решено впредь все собранные деньги для этих целей посылать прямо британскому консулу в Иерусалиме.

     В 90-е годы начинает проявляться в Австралии интерес к нерелигиозному движению Ховове Цион (Hoveve Zion).В редакционной статье в Джуиш Геральд раввин Блауман с одобрением отнёсся к объекту движения, но критиковал цель, заявив, что евреи могут только молиться за возрождение Израиля. В 1900 в Перте создается первая сионистская ассоциация под руководством бесстрашного рабби Фридмана, но этот раввин среди своих австралийских коллег составлял исключение. Когда Фридман в 1901 попытался организовать такое же общество в Сиднее, то собрание пришлось отменить ввиду малой поддержки. Всё же в 1902 в НЮУ и Виктории были сформированы сионистские лиги, а на 6-м Сионистском Конгрессе было два делегата от Австралии. Активность сиднейских сионистов увеличилась после того, как по инициативе Перси (Percy) Маркса было создано в 1908 Сиднейское Сионистское Общество (Sydney Zionist Society), примкнувшее к Всемирной Сионистской организации. В это же время было создано Женское Сионистское общество (Ladies' Zionist Society). Подобные процессы происходили и в Виктории. Сионистское движение стояло особняком от религиозной жизни, так как основная масса раввинов была против сионизма, ожидая прихода Мессии. Кроме этого, раввины боялись, что сионизм вызовет обвинения австралийских евреев в антипатриотизме. Наибольшую поддержку идеи сионизма нашли среди русских и польских иммигрантов.
     Одной из причин медленного развития идей сионизма среди австралийских евреев являлась также популярность здесь движения территориализма, родоначальником которого стал англо-еврейский писатель Израэль Зангвилл (Zangwill), к которому здешние раввины относились гораздо более благосклонно, чем к сионизму. Влиятельный сиднейский раввин Франсиз Коэн (Francis Cohen) даже вёл активную переписку по этому поводу с Зангвиллом. Не возражая против еврейской эмиграции, руководители Австралийской Федерации неоднократно подчеркивали, что они против создания еврейской автономии. Всё же небольшое еврейское поселение было создано в 1913 русскими и палестинскими евреями в Шеппартоне, Виктория. Оно просуществовало вплоть до 30-х годов 20-го столетия, а после Второй мировой войны возродилось опять, но ненадолго.

     С ростом эмиграции из Восточной Европы стало увеличиваться и влияние русского и польского еврейства на культуру. Появились различные культурные заведения, где господствовал язык идиш. Например, клуб Кадима (Kadimah) с библиотекой в Мельбурне и Еврейская рабочая ассоциация - в Брисбене. В районе Карлтон в Мельбурне усилиями польского еврея Самуэля Вейссберга (Weissberg) и его родственника из Буэнос-Айреса Р. Финкельштейна в 1909 открылся театр с постановками на идиш. Меньших размеров театр был создан в Перте. Театры эти пользовались большим успехом и были в состоянии оказывать помощь местным общинным институтам и Палестине. По иронии судьбы в НЮУ театр так и не был создан, хотя именно сюда в период 1880-1914 прибыло больше всего евреев из Восточной Европы. Это объясняется тем, что Большая синагога в Сиднее с влиятельным раввином Коэном (Cohen) была проводником традиций британского англоязычного еврейства.

 

     ВКЛАД ЕВРЕЕВ В РАЗВИТИЕ АВСТРАЛИИ В ПЕРИОД ДО I МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 

     Большие возможности для деятельности в связи с полной открытостью австралийского общества и бурным развитием страны в этот период обусловили "золотой век" для австралийского еврейства. Одним из признаков успешной интеграции евреев в австралийское общество явилась та лёгкость, с которой евреев принимали в масонские ложи. Многие евреи-масоны становились Мастером своей ложи, а в НЮУ славившийся своей благотворительностью Джон Гоулстон стал даже заместителем Великого (Great) Mастера. В это время в еврейском обществе преобладали выходцы из англо-германских стран, занявшие ключевые позиции в экономической и культурной жизни. В этот период происходит концентрация евреев в крупнейших городах. Если в 1861 40% евреев жили вне этих городов, то к 1921 году осталось только 13%. Даже в столь значительных столицах штатов: Аделаиде, Брисбене и Хобарте и ранее небольшое еврейское население существенно снизилось.
     В начале этого периода евреи селились преимущественно во внутригородской зоне, но постепенно, сперва более зажиточные слои, а потом и остальные, передвигались во внегородские зоны. В Сиднее к таким относятся Вулланга, Ваверли и Рэндвик (Woollahra, Waverley, Randwick) а в Мельбурне: Турок, Кью, Коуфилд, Эльстервик и Сан Килда (Toorak, Kew, Caulfield, Elsternwick, St. Kilda).

     Соответственно, если в начале 1850 годов главными занятиями еврейского населения были мелкая торговля, то теперь постепенно евреи начинают заниматься финансами, недвижимостью, торговлей мануфактурой и квалифицированными ремеслами, постепенно заполняя верхние и средние этажи социальной пирамиды. Под влиянием раввинов снижается участие еврейства в перепродаже подержанных товаров и ростовщичестве. Стремясь избежать дискриминации, евреи старались заниматься самодеятельными видами социальной активности, хотя в отличие от католиков, они не подвергались дискриминации при найме в крупные фирмы. Вместе с тем в начале 19-го века только 2,2% евреев занимались сельским хозяйством, хотя в среднем по стране им занимались 40% населения.

     Непропорционально большое число евреев занималось уже в колониальной администрации политической деятельностью, что обуславливалось не только личными амбициями, но и пониманием важности иметь своих "послов" в государственных органах. Первым евреем, занявшим место в Законодательном собрании (legislative chamber) Западной Австралии в 1849г. был Лайонел Самсон (1820-1901) (Lionel Samson), а через 5 лет депутатом Законодательного собрания НЮУ был избран Саул Самуэл. Отметим, что только в 1858 барон Ротшильд занял место в Британской Палате общин. Позднее Саул Самуэл длительное время занимал пост казначея НЮУ. Джордж Коэн (1842-1937) был, по выражению современником, финансовым кудесником и в течение своей долгой жизни занимал посты президента в нескольких крупнейших компаниях, оставив после смерти громадное состояние в 511 тыс. фунтов. Льюис Леви (Lewis Levy) (1815-1885), крупный купец, неоднократно избирался в Законодательную ассамблею и Законодательный совет НЮУ. Самуэл Александер (1859-1938), уроженец Сиднея, получив образование в Весли Колледже, стал затем профессором Манчестерского ун-та и крупнейшим британским философом, и был награждён в 1930 орденом за заслуги.

     Натаниэль Леви (Levi) (1830-1908) был первым евреем Мельбурна, который избирался в парламент штата, причем, в различное время побывал в обеих его палатах. Американский мультимиллионер и основатель всемирно известной косметической фирмы Хелен Рубинштейн начинала свою деятельность, как хозяйка косметического салона в Мельбурне. За время до Первой мировой войны в Викторианском парламенте побывало в качестве его членов 15 евреев. Исаак Исаакс, позднее ставший Генерал-губернатором Австралии, уже в начале 1990 начал свою политическую карьеру, как депутат парламента, представляя округ Богонг (Bogong)., а затем занимал ряд ведущих должностей в правительстве штата Виктория. Он был одним из ведущих членов Федеральной Конвенции, а после образования Федерации, был избран в Федеральный парламент.
     Многие евреи принимали деятельное участие в работе местных органов власти. Из них наиболее выдающимся был Бенджамин Бенджамин (Benjamin), который был первым, кто, будучи мэром Мельбурна, получил рыцарское звание.

     Велика роль, которую играли евреи в культурной жизни Австралии. Из художников стоит упомянуть Джозефа Волынского (Wolinski), Эммануэля Фокса и Майлса Евергуда. В музыке кроме Исаака Натана работало много блестящих исполнителей, в том числе и женщин. Директором Сиднейского Королевского театра длительное время был Дж. Гудман (Goodman). Элиэзер Монтефиори много сделал как попечитель Мельбурнской публичной библиотеки, а потом, как попечитель Национальной галереи Виктории, а позднее - при основании в Сиднее Академии искусств, предшественника Сиднейской Галереи искусств. Одними из наиболее выдающихся журналистов того времени были Морис Бродский (Brodsky).и Натан Шпильфогель (Spielvogel). Из университетских профессоров выдающееся место, кроме упоминавшегося философа Самуэля Александера, занимает филолог Джозеф Джейкобс, к концу жизни знавший 40 языков.
     Первым профессором-женщиной в Австралии была еврейка Кладис Маркс, которая также была президентом Австралийской Федерации Университетских женщин.


     АВСТРАЛИЙСКИЕ ЕВРЕИ В I МИРОВОЙ ВОЙНЕ

 

     Участие австралийских евреев в этой войне было значительным и превышало малые размеры еврейского населения. Так, число мужчин - евреев - участников войны по Австралии составило 2304, то есть 13%, в то время как соответствующий показатель для всего населения был равен только 9.2%. Это объясняется тем, что, пожалуй, впервые после рассеяния, евреи, находясь среди неевреев, почувствовали такие свободу и равенство. Кроме этого, евреи ощущали признательность к Британской Империи и видели в ней гаранта своей безопасности. Причём, эти чувства были характерны не только для выходцев из Британии, но, особенно, для иммигрантов из России. Евреи страстно желали показать, что они этого заслуживают и, одновременно - опровергнуть широко бытовавшее среди антисемитов мнение, что евреи - плохие воины. Выдающуюся роль в таком отношении евреев к войне сыграли австралийские раввины. Пользовавшиеся огромным влиянием рабби Коэн(Cohen)- в НЮУ и рабби Данглоу (Danglow) - в Виктории поощряли участие евреев в войне. Данглоу призывал: "Наши сыновья должны рассматривать не только как долг, но как привилегию, участие в защите прав, свобод и достоинства этой страны, где они родились, или которая их усыновила... Англия дала евреям полную свободу и защиту, и евреи, которые были счастливы принять эти блага, жаждут доказать свою любовь к Англии". Несколько раввинов приняли участие в войне в качестве каппеланов, в том числе и Данглоу, участвовавший затем и во II мировой войне. По общему мнению, генерал Джон Монаш был лучшим генералом в австралийских вооруженных силах во время 1 мировой войны и, возможно, за всё время их существования... Он начал свою военную подготовку во время учёбы в университете, числясь в 4-м Викторианском стрелковом батальоне, а затем, в течение 21-го года, эпизодически повышал свою военную квалификацию в военной гарнизонной Артиллерии. Одновременно он занимался инженерной деятельностью, и в период 1913-1915 был президентом Викторианского Института Инженеров. Одновремённо с этим он был назначен командиром 13-й пехотной бригады, а как командир 4-й пехотной бригады участвовал в высадке войск в Галлиполе. Закончил он войну командующим Австралийского Армейского Корпуса. Находясь непосредственно в войсках, он получил от короля Георга V рыцарское звание - необычайную в течение столетий честь. Из других выдающихся военных руководителей стоит отметить русского еврея Элиэзера Марголина, который отличился в боях у Галлиполи, а затем воевал под командованием генерала Монаша во Франции, где получил чин подполковника. Закончил он войну на Палестинском фронте в качестве командира Еврейского легиона. I мировая война усилила авторитет евреев в Австралии, и закрепила в них чувство равноправных членов во всех слоях общества.

     АВСТРАЛИЙСКИЕ ЕВРЕИ ПОСЛЕ 1-Й МИРОВОЙ ВОЙНЫ

    20-е годы характерны ускорением ассимиляции евреев Австралии. Этому содействовало несколько явлений, первым из которых было увеличение межэтнических браков, а также интеграция евреев в австралийское общество. Причем, здесь существовала достаточно сильная обратная связь: увеличение межэтнических браков являлось не только причиной того, что дети становились, чаще всего неевреями, но и сами межэтнические браки становились возможными вследствие потери евреями своей национальной идентичности. Все же первопричиной таких браков, как явления, являлся гораздо меньший процент женщин, чем мужчин в еврейских общинах, и, хотя война унесла много молодых мужских жизней, диспропорция полов значительно не уменьшилась. Только в Виктории и Западной Австралии количество евреев возросло, в то время как в Тасмании, Южной Австралии и Квинсленде сильно сократилось. Незначительно сократилось еврейское население и НЮУ.
     Уменьшение количества детей в смешанных семьях, а также и трудности перехода в иудаизм приводили к тому, что смешанные семьи чаще всего становились нееврейскими. Для руководителей еврейских организаций интеграция евреев в единое общество часто являлась предметом гордости, и эти руководители неодобрительно относились к созданию различных еврейских организаций, например еврейских спортивных клубов. К 1933, при общем незначительном росте еврейского населения Австралии до 23,5 тыс. процент еврейского населения снизился от 0,40 в 1921 до 0,36, достигнув рекордно низкой отметки.

     В это время правительство и англиканская церковь проводили политику "белой Австралии", в соответствии с которой всё население должно было следовать конформити, нормам среднего класса англосаксонского протестантского белого населения страны. В соответствии с этим все прибывавшие в страну иммигранты должны были становиться его частью. По сути, это была прежняя облагороженная политика со старым лозунгом: "Одна страна, один король, одна религия". Такая политика подкреплялась аналогичной политикой, проводившейся в это время в США. Политика конформити не носила антисемитский характер и поддерживалась не только нееврейскими лидерами, но и еврейскими, как светскими, так в какой-то степени и религиозными. Что касается еврейских лидеров, то возникла ситуация явно парадоксальная: стремясь к полной интеграции евреев, руководители еврейских общин в это же время волновались за сохранение еврейской самобытности. Вместе с тем, не было также и сколько-нибудь значительной миссионерской деятельности, направленной на вовлечение евреев в господствовавшую англиканскую религию.
     Явлением, которое замедлило ассимиляцию, стал приезд в страну большого количества польских евреев. Пик пришелся на 1926-28 годы, когда в Австралию прибыло 2000 беженцев из Польши. Их гнал оттуда нараставший там антисемитизм. Как раз в это время прибыло небольшое количество евреев и из Советского Союза. Их заставила покинуть страну нараставшая угроза со стороны советской власти покончить с новой экономической политикой, которая дала возможность многим русским евреям разбогатеть. Например, в эти годы в Мельбурн иммигрировал из Мариуполя многочисленный клан Сморгонов, внесших позднее значительный вклад в экономическую жизнь Виктории.

     Около 70% польских евреев осело в Мельбурне, около 20%- в Сиднее, меньшее количество в Перте и совсем малое - в Брисбене и Аделаиде, не скомпенсировав там убыль евреев из-за ассимиляции. В НЮУ в двадцатые годы количество евреев тоже несколько уменьшилось. Только в Мельбурне и Перте количество евреев увеличилось. В последний также прибыло некоторое количество евреев Палестины. Отныне в этих двух городах перестают доминировать англосаксонские евреи. В Мельбурне восточноевропейские евреи селились в это время в Карлтоне (Carlton), причём, большую роль играл клуб "Кадима" (Kadimah). Курс Кадимы на всяческую поддержку языка идиш способствовал огромной популярности этого общественного центра, и в 1932 в Карлтоне был заложен первый камень в основание нового здания Кадимы. Основанное по инициативе президента Кадимы общество "Вэлкам Сэсаэти" встречало корабли иммигрантов, снимало для них жильё и помогало в устройстве на работу.
     В 1922 Правительство провело Акт заселения имперских земель (Empire Land Settlement Act), направленный на заселение земель в глубинке английскими иммигрантами, а Британия и Австралия договорились о выделении для этих целей денег. Еврейские лидеры также обратились к правительству для выделения части этой суммы для организации еврейских земледельческих поселений. В результате в Виктории были созданы два таких поселения: в Шепартоне и Бервике (Berwick), однако поселенцы там не прижились.

     В это время австралийское правительство впервые вводит ограничения иммиграции. Они были вызваны наплывом бедных польских иммигрантов. Создавались опасения, что эти иммигранты, часто малообразованные, пополнят число бедных австралийцев. Ограничение проявилось в требовании иметь гаранта, и было также реакцией на установление иммиграционных квот в США
     Это время явилось эпохой расцвета в Австралии еврейской культуры на идиш. После перерыва в 1925г. в Мельбурне были созданы сразу две театральные труппы, в Перте начинаются постановки пьес на идиш и иврите, временно возникает театр с постановками на идиш в Брисбене. Начавший свою работу на идиш театр в Сиднее вскоре прекратил существование: англофильская натура сиднейских евреев взяла своё.
     В это время появляется несколько синагог и молельных домов в районе Карлтон(Carlton) и внушительная синагога с медным куполом в районе Турок(Toorak) в Мельбурне. В Сиднее в 20-е годы была освящена синагога в Ньютауне, а также большая синагога в Бондай Джанкшен. Несмотря на всё это, религиозная жизнь в это время находилась в состоянии застоя, а синагоги посещались слабо. Это заставляет лидеров общин создавать общественные центры. В 1923 тожественно, в присутствии Джона Монаша, был открыт в Сиднее Маккабиэн Холл (Maccabien Hall), явившийся одновременно и мемориалом 1 мировой войны, и спортивным и социальным клубом, а также появились молодёжные клубы. В Мельбурне создаются два соперничающие юношеских клуба и Монаш Хауз, ставший центром социальной жизни в Карлтоне.

     В Перте в это время неугомонный рабби Фридман создал Еврейский теннисный клуб, а в Сиднее русская еврейка д-р Фанни Ридинг (Fanny Reading) организовала в 1923 Национальный Совет Еврейских женщин (National Council of Jewish Women). Несмотря на многие возражения, одной, из задач НСЕЖ (NCJW) д-р Ридинг считала помощь Палестине и организовала для этого сбор средств. В это же время дальнейшее развитие получило сионистское движение. В1927 в Мельбурне было созвана Сионистская встреча, на которой, кроме Тасмании, присутствовали представители всех штатов, а также прибывший в Австралию член Исполкома Всемирной Сионистской Организации (Executive Council of World Zionist Organization), д-р. А.Гольдштейн. На встрече была сформирована Австралийская Сионистская Организация, почётным президентов которой стал Джон Монаш, а фактическим руководителем - рабби Броди (Brodie). В это время начинает выходить в Сиднее газета Джюиш Хроникл, ставшая официальным органом Сионистской Организации Австралии и Новой Зеландии, а в Мельбурне кроме газеты на английском языке начала выходить газета на идиш.


     В ПРЕДДВЕРИИ КАТАСТРОФЫ

    Эти годы характеризуются давлением, которое оказывалось на австралийское правительство и общество с целью добиться как можно большей иммиграции сперва немецкого, а потом европейского еврейства. Это давление оказывалось как извне, так и изнутри. Правда, в первые годы после прихода Гитлера к власти правительство относилось более благосклонно к наплыву беженцев, чем общество, причём наплыва беженцев боялись как неевреи, так и евреи. В целом такая обстановка способствовала росту антисемитизма в Австралии, хотя приехавший в Австралию позднее один из лидеров территориалистов Исаак Штейнберг отмечал хорошее отношение к евреям в стране.
     Сперва квота приёма беженцев, составляла 1800 человек в год, причём, каждый беженец, исключая приезжавших на иждивение своих родственников, должен был иметь при себе не менее 500 фунтов. Сиднейские еврейские лидеры во главе с рабби Коэн были против увеличения иммиграции, в то время как мельбурнские лидеры рабби Броди, Данглоу и Боас (Boas) требовали увеличения квот. В начале 1934 состоялась совместная конференция, на которой было решено просить правительство о принятии ограниченной группы немецких евреев. В 1936 под руководством Самуэля Коэна, в 1937 ставшего первым президентом австралийского Джуиш Ведфер, был организован фонд помощи немецким евреям.

     В апреле 1938 по инициативе Рузвельта была созвана по проблеме беженцев Эвианская конференция, в которой в числе других стран приняла участие Австралия. На конференции США согласились возобновить квоты на приём беженцев, а Австралия пообещала принять в течение 3-х лет 15 тысяч. Пообещали принять беженцев также ряд стран Латинской Америки, Канада и ЮАР.
     В 1938 с целью колонизации евреями земель на севере Западной Австралии (в районе Кимберли) сюда прибыл д-р И. Штейнберг (Steinberg), один из руководителей, созданной в Лондоне в 1935 Лиги освоения Новых Земель (Freeland Liga). Идеи территориалистов нашли поддержку у значительной части австралийского общества, в том числе правительства Западной Австралии и тред-юнионов, однако, в конечном итоге, Федеральное правительство отклонило предложение о создании еврейских земледельческих поселений, так как, по его мнению, в этих поселениях господствовал бы образ жизни, отличный от идеалов Белой Австралии.

     Правительство, тем не менее, выполнило своё обещание в отношении увеличения квот, и в 1939 Австралия приняла 5080 евреев. Однако, приём им в Австралии был оказан весьма прохладный, причем, не только неевреями, но и евреями. Это не было неприязнью к евреям, это было неприязнь к иностранцам, которые станут конкурировать на рынке труда в стране, с трудом оправляющейся от депрессии. И хотя основная масса австралийских политиков, церковь и население осуждали Гитлера, именно в это время нарастает в Австралии антисемитизм.

     ВО ВРЕМЯ 2-Й МИРОВОЙ ВОЙНЫ

     С началом войны было зачислено во все рода войск 3870 австралийских евреев, что соответствовало процентному соотношению евреев к общему количеству населения. Наиболее выдающимися из них были Генерал-майор Паул Куллен (Coolen),командовавший батальоном на средиземноморских фронтах, а потом - на тихоокеанском театре военных действий командиром батальона, а в конце войны - командиром пехотной бригады; хирург бригадный генерал Джозеф Стейград (Steingrad), организовавший первый австралийский госпиталь на Ближнем Востоке, и награждённый Лётной Медалью за отличие асс Питер Айзексон (Isaacson).
     После начала войны (объявлена 03.09.39) выполнение обязательств по въезду 15000 беженцев было прекращено, а беженцы из стран гитлеровского блока, Германии, Австрии и Венгрии, прибывшие непосредственно перед началом войны, были объявлены "врагами союзников" и интернированы. К ним присоединились беженцы, интернированные в Англии, которых на корабле Дюнера (Dunera) британское правительство отправило "от греха подальше" в Австралию. С большим опозданием, но всё же лидеры общин приняли участие в судьбе интернированных под давлением их семей и родственников. В 1942, сперва в Мельбурне, под руководством рабби Зангера (Zanger), а затем и в Сиднее, под руководством д-ра Леви(Levi) и д-ра Джозефа, были организованы ассоциации беженцев, одной из задач которых являлось убедить правительство и общество, что беженцы-евреи являются их верными союзниками.

     Беженцы конца 30-х внесли существенные изменения в еврейскую общественную жизнь. Многие из этих начинаний, как, например, либеральные синагоги, были предприняты ранее, но потерпели неудачу. В 1930 в Мельбурне была основана либеральная синагога, которая только после приезда из Германии рабби д-р Зангера приобрела популярность. Он же был инициатором открытия такой синагоги в Сиднее. Появление либеральных синагог способствало снижению ассимиляции. Были открыты и новые ортодоксальные синагоги. Получили подкрепление и синагоги Аделаиды, Перта, Бризбена и даже Хобарта. В 30-е годы уже была конгрегация на Гоулд Кост и получила дальнейшее развитие Ньюкасл хибру конгрегэйшен

     Незадолго до начала войны в Мельбурнском ун-те была основана семитская кафедра под руководством проф. М.Гольдмана, а в Сиднее был основан первый еврейский детский сад. В 30-е годы отделения Джуиш Вэлфер появляются почти во всех штатах. На деньги, присланные американскими евреями, в НЮУ создаются коллективные фермы, потерпевшие неудачу, и коллективные предприятия, имевшие большой успех. Получает дальнейшее развитие филантропия, в том числе, помощь сиротам еврейских беженцев.
     Как результат появления большого количества беженцев из Восточной Европы, получают дальнейшее развитие клубы, где общались на идиш. Для пропаганды Кимберли схемы Штейнберг создал газету Остралиэн Джуиш Форум, выходившую и после отъезда Штейнберга из Австралии, до 1949. В 1938 было создано Австралийское Еврейское Историческое общество, а в Сиднее была создана юношеская организация для помощи иммигрантам и борьбы с антисемитизмом. В 1943 - в Сиднее, а в 1945 - в Мельбурне были созданы благотворительные братства Б'най Брис.

     В эти годы предпринимаются серьезные усилия по демократизации и секуляризации еврейских общественных структур. По инициативе Штейнберга. В НЮУ в 1942 было проведено представительное собрание делегатов от общин, на котором был избран Комитет Депутатов. В 1944 была созвана конференция Исполнительного Совета Австралийских Евреев (ИСАЕ ) (ECAJ), который отныне стал представительным светским органом всех секций еврейской общественности Австралии.

     ИММИГРАЦИЯ ПОСЛЕ 2-й МИРОВОЙ ВОЙНЫ

    Австралийское правительство ещё в ходе войны стало вырабатывать послевоенную иммиграционную политику, поняв, что наличное население не сможет обеспечить ни быстрое экономическое развитие, ни потребности обороны. В июле 1945 был создан Департамент Иммиграции, а в правительство был введен новый министр - иммиграции во главе с Артуром Колвеллом (Colwell). Правительство понимало, что британских иммигрантов будет явно недостаточно. Но было признано целесообразным сохранить политику белой Австралии, С точки зрения "ценности" для иммиграции было решено принимать в страну в порядке убывания приоритета: скандинавов, голландцев, бельгийцев, югославов, греков и албанцев. Вначале было признано нежелательным принимать граждан стран оси. Евреи не вошли в список для предпочтительной иммиграции, так как перед войной 80% иммигрантов евреев поселились в Сиднее и Мельбурне. Кроме того, предпочтение отдавалось ремесленникам, но не текстильщикам, которыми в основном были иммигранты из довоенной Польши.

     В связи с этим, ИСАЕ обратился в правительство с меморандумом, в котором, делая акцент на нужды Австралии в росте населения и трагическом положении остатков европейского еврейства, призвало принять часть европейских евреев - перемещённых лиц. В авг.1945 Колвелл объявил о том, что будет впущено 2000 евреев-родственников жителей Австралии, при наличии ряда ограничений (в первую очередь по здоровью). Разразилась буря негодования в прессе. В Австралийском парламенте стали произносить речи, в которых эта программа называлась беженским рэкетом, а в парламенте Виктории один парламентарий заявил, что из страны делают свалку для народа, который за 2000 лет не смог привыкнуть к жизни в Европе. И хотя значительная часть интеллектуалов, политиков, представителей церкви и тред-юнионов выступили в защиту, опрос показал, что только 17% населения одобряют эту акцию правительства.
     В 1947г. гуманитарную программу прекратили. Отныне устанавливалась квота 3000 человек в год для воссоединения родственников, без оказания помощи за счёт Федерации. При этом разрешалось брать на корабль не более 25% евреев к общему количеству беженцев. По соглашению 1947 года правительства с Международной организацией беженцев (International Refugee Organization) в 1947-1951 въехало 200 тыс. иммигрантов, из них легальных евреев было не больше 500. Всё же дважды было сделано исключение: для одного корабля, забравшего беженцев из Шанхая и корабля Джон де Витт (Wytt) привезшего 700 беженцев из Европы. Их впустили сверх квоты. Только после Венгерских событий 1956 улучшилось отношение к иммигрантам- евреям, однако, в отношении сефардов ситуация смягчилась только в 60-е. Всего за 1946-1950 было принято 12тыс евреев-иммигрантов.

     Среди прибывавших в это время иммигрантов было много бывших фашистов- военных преступников. ИСАЕ (ECAJ) и Антифашистский Комитет австралийских евреев постоянно обращали внимание правительства на это, но правительство в это время не было заинтересовано в проведении расследования. Авторитет этих заявлений снижался из-за того, что среди подававших жалобы часто были коммунисты.
     В то время как ИСАЕ взял на себя переговоры с правительством насчёт иммиграции, заботы о приёме иммигрантов, размещении, обучении английскому языку и трудоустройству взял на себя Джуиш Велфер. Большую финансовую помощь в этом оказывали еврейские организации США. В течение длительного времени ведущей фигурой в ИСАЕ был Морис Ашкенази.

     АВСТРАЛИЙСКИЕ ЕВРЕИ В 50-е - 80-е ГОДЫ XX ВЕКА

    Выступая в 1987 перед собравшимися евреями, премьер-министр Роберт Хок отметил вклад евреев в жизнь Австралии, как неисчислимый и бесценный. Нужно признать, что и сами евреи, особенно прибывшие в послевоенное время в Австралию, были счастливы, живя в свободной, демократической стране. В 1986 в Бизнес Ревю Викли был опубликован список 200 богатейших людей Австралии. 25% из этого списка были евреи.

     Анализируя биографии этих людей, становится ясно, что большинство из них своё богатство добыли, начав с бизнеса, которым занимались и раньше в их семье. Этим объясняется, например, такое большое количество евреев, занятых в текстильной индустрии. Например, Золтан Бёргер, Абрахам Гольдберг и Френк Тимэн. Сморганы тоже начали с дела, которым они занимались в России, открыв мясной магазин, а уже потом расширили свою деятельность на выпуск бумаги, стали и электроники.
     Больших успехов добились евреи в традиционных областях медицине и юстиции. Среди врачей: ведущий иммунолог проф. Сиднейского ун-та Рональд Пенни (Penny), известный мельбурнский гастроэнтеролог д-р Джек Ганский (Hansky), радиолог д-р Леопольд Динтерфас (Dinterfass). Среди юристов: проф. ун-та НЮУ Джон Саквилл (Sackville), проф. Монаш ун-та Луис Валлер (Waller), проф. Сиднейского и ун-та НЮУ Джулиус Стоун (Stone) и сэр Зелман Коуэн (Cowen), который был проф. Мельбурнского ун-та, а потом проректором Квислендского ун-та, после чего в 1977-62 был Австралийским Генерал-губернатором. Среди архитекторов выдающееся место занимает Гарри Сейдлер (Seidler), награждённый золотой медалью Австралийского Ин-та Архитекторов.

     Огромен вклад евреев-музыкантов в культурную жизнь страны. Среди них - создатели Музики Вива, крупнейшей музыкальной организации Австралии Ричард Гольднер и Тео Зальцман (Saltzman). Первый интересен ещё и тем, что совместно с братом стал изобретателем усовершенствованной застёжки-молнии, которую они выпускали для обмундирования австралийской и американской армий. Доход от этого бизнеса дал средства для первого Музика Вива концерта. Государственный оркестр АВС был создан в значительной мере благодаря еврейским музыкантам. Среди ведущих австралийских музыкантов: дирижер Генри Крипс (Krips), скрипач Самуэл Хелфготт (Helfgott), композиторы Джордж Дрейфус, Феликс Вердер (Werder) и Ларри Ситский (Sitsky), пианист Исидор Гутман (Goodman) и много, много других, без которых трудно себе представить австралийскую музыку. Выдающийся вклад в изобразительное искусство - у дважды лауреата премии Арчибальда Джуди Кессаб (Cassab). Евреи-иммигранты сыграли ведущую роль в создании нескольких театров, в том числе Индепенденс и Виннис Сиэте.

     Среди писателей следует выделить писателей первой послевоенной волны Джудах Ватен (Waten) и Давид Мартин, а также современного писателя и врача-психиатра из Мельбурна Сержа Либермана. Он - трижды лауреат премии Алана Маршала, родился в СССР в 1942. Среди писателей, писавших на идиш можно назвать Пинхаса Гольдаха, Герца Бергнера и Яхашуа Раппопорта.
     В годы после 2-й мировой войны отмечается увеличение доли евреев в населении. Если в 1933 их было 23,5 тыс., что составило 036% от всего населения, то в 1961 стало около 60 тыс. и 0,56%. Происходит дальнейшая концентрация евреев в мегаполисах Сиднее и Мельбурне. Так, в 1981 в НЮУ проживало около 25,2тыс., из них в Сиднее - 97%, а в Виктории-30,0 тыс., из них в Мельбурне - более 98%. Третьим и четвертым центрами поселения евреев были Западная Австралия и Квинсленд, соответственно с 3,2 тыс. и 2,0тыс. Квинсленд - единственный штат в Австралии, где в столице штата живёт меньше половины всех евреев штата(0,46%). Несмотря на наличие значительной части ортодоксальных семей, в целом рождаемость среди евреев была ниже, чем в среднем по стране.

     Русские евреи в Австралии

     Как уже отмечалось, еврейская иммиграция в Австралию началась только в 80-е годы позапрошлого века, а пик её пришёлся на начало 90-х годов. Хотя потом вплоть до 1-й Мировой войны общий поток еврейской эмиграции нарастал, он не коснулся Австралии, что видимо, было связано с депрессией 90-х годов в штате Виктория. В это время число евреев, живущих в этом штате, снизилось, а возросло в НЮУ и, особенно, в Западной Австралии, где в начале 90-х началась золотая лихорадка. И многие русские евреи, которые в это время прибывали в Австралию, селились там. Остальные почти все селились в Сиднее. Поэтому в это время Сидней обогнал Мельбурн по количеству живущих в нём евреев. Некоторые из прибывших потом достигли большого коммерческого успеха, в первую очередь Симха Баевский (Baevski), ставший потом Сиднеем Маером (1878-1934).. Поработав короткое время на хозяев, он вскоре завёл лавку с текстильным товаром. В 1911 он открыл в Мельбурне крупнейший в стране универсальный магазин, который назвал Маер Емпориум (Myer Emporium). В начале 30-х 20-го столетия у него работало 5300 работников. Он заботился не только об их зарплате, но и отдыхе, для чего в глубинке и на побережье построил ряд домов отдыха. Маер. Он был выдающимся филантропом и оставил значительные средства для Мельбурнского ун-та и проведения бесплатных симфонических концертов. В энциклопедии Judaica отмечено, что он родился в Польше, но на самом деле он родился в белорусском городке Кричеве, в царской России. Наиболее выдающимся русским евреем (сын русских эмигрантов). Был, пожалуй, Зелман Коуэн (Kowen), крупный ученый в области юриспруденции, Генерал-Губернатор Австралии в период 1970-1977. Уроженка России д-р Ридинг (Reading) была основателем Национального Совета Еврейских Женшин.

     После гражданской войны эмиграция из бывшего СССР стала крайне затруднительной, так как помимо трудностей в получении виз очень трудно было вывезти даже ничтожную сумму денег. Например, один из основателей династии крупных предпринимателей Виктор Сморган, выехавший в составе своего клана в 1926, рассказывает в своей книге, какие требовались ухищрения, чтобы хоть что-то переправить заграницу.
     В числе выдающихся австралийских иммигрантов-евреев заслуживает быть отмеченным уже упоминавшийся уроженец Белгорода герой 1-й мировой войны и командир 3-го батальона Еврейского Легиона Элиазер Марголин (1874-1944), приехавший в Западную Австралию из Палестины в 1900.

     В период сталинской диктатуры и позже, вплоть до 1970-х даже помыслы об эмиграции были опасны для жизни. Всё же некоторым советским евреям с помощью Любавического ребе и подложных польских паспортов удалось в 1946-м оказаться на Западе, а оттуда добраться до Австралии. Об этом рассказывает в своей книге нынешний директор женской средней школы Бетривка в Мельбурне рабби Гуревич, который таким образом с родителями эмигрировал в Австралию в 1946г.. Русские евреи, оказавшиеся после войны в роли перемещённых лиц, тоже часто старались уехать в одну из англоязычных стран. Особенно, когда знали, что их семья погибла. Так оказался в Австралии, в Мельбурне, Джон (Иегуда) Рубин, ставший потом владельцем предприятия по разработке и изготовлению пресс-форм.
     Первая легальная послевоенная эмиграция из СССР началась в 1971 и продолжалась до конца 1980-го. За это время в Австралию въехало 5,2 тыс. В конце 80-х начался второй этап этой эмиграции, уже без унизительных процедур брежневской поры. В период 1992-96 в страну въехало более 5 тыс. евреев уже из бывшего Советского Союза по специальной беженской программе. Всего за 33 года последних волн русской иммиграции в Австралию въехало около 25 тыс. евреев из территорий бывшего СССР.


     Австралийские евреи сегодня

     В соответствии с переписью 2001-го года в Австралии проживало на тот момент около 84 тыс. евреев. В анкетах отсутствует графа для определения этнической принадлежности. Поэтому этническую идентификацию можно провести, только используя графу религиозной принадлежности. Известно, что 27% австралийцев себя определили как нерелигиозных. Исходя из такой пропорции, евреев в стране должно быть около 107 тыс. Однако, многие обозреватели полагают, что евреев на самом деле больше, во всяком случае, не менее 110-115 тыс., так многие евреи боятся себя определять как евреев. Такого мнения придерживается, например, крупнейший специалист по этому вопросу профессор социальной и экономической истории Дикин (Deakin} ун-та в Джилонге В.Д. Рубинштейн (W.D.Rubinstein)
     При очень неравномерном распределении населения страны территориальное распределение евреев ещё более неравномерно. Так, в двух самых населённых штатах, где живёт более половины населения Австралии, евреев от общего их количества-85%. В 2-х мегаполисах, Сиднее (около 33 тыс.) и Мельбурне (около 38 тыс.), живёт 84% всех евреев страны и 97% еврейского населения этих штатов. Перт, с количеством евреев около 5тыс является третьим. Для 73,5% австралийских евреев главным языком является английский, Русский язык является 2-м, на нём общаются в семье 9,3%. Третий по популярности язык-иврит-6,1 и четвёртый-идиш, 2,9% Евреи существенно лучше образованы, чем средние австралийцы:

     Евреи % ср. австралийцы

С послешкольным образованием     52,2            34,7

Бакалавры и выше                              34,3            12,9
Менеджеры и администраторы        51,2             27,4

Однако, "работников прилавка" - евреев столько же, как в среднем по стране:
    

Мелкие служащие,
продавцы и работники
сервиса                                              20,5            20,6
    

Соответственно и выше уровень доходов
    

      Свыше 1000 долл. в неделю     24,2          16,7
      Свыше 1500                                13,8          3,8
       Менее или равно 200                22,9           27,1

     Вместе с тем, с ростом цен на землю в местах проживания религиозного еврейства и непомерным ростом стоимости образования (частично, из-за необходимости нести большие расходы на охрану еврейских школ) некоторая часть больших семей живёт в нужде и скученности.
     Тем не менее, за редким исключением, австралийские евреи счастливы, что живут здесь, и гордятся Австралией

     Использованная Литература
     1. John Simon Levi The Forefathers. A dictionary of biography of the Jews of Australia 1788-1830, AJHS, 1976
     2. Suzanne Rutland. Edge of the Diaspora, 2nd ed., Sydney, 1997,
     3.Hilary J. Rubistein. The Jews in Auatralia,V.1, Melbourne, 1991,
     4.W.D. Rubinstein. The Jews in Auatralia, v.2, Meibourne, 1991,
     5.John S.Levi, G.F.J.Bergman. Australian Genesis, Melb. U-ty Press, 2002,
     6.Australian Jewry's book of honour World War II, edited by Herald Pynt, AFJEMW, 1973
     7.The Jews in Australia< W.D. Rubinstein, AEHS, Melbourne, 1986
     8.V. Smorgon Living the Dream? Sydney, 2000
     9.Ian Grinblat, Nachum Zalman Gurevitz, Makor, Victoria, 2003
     10. Encyclopedia Judaica
     11.Екатерина Данова, Чистая жизнь, Менора, №50, Мельбурн


   


    
         
___Реклама___