Domil1
©"Заметки по еврейской истории"
Октябрь  2005 года

 

Валентин Домиль


Иван Сикорский против Менделя Бейлиса



     В интернетовских сайтах об Иване Алексеевиче Сикорском, заведующим кафедрой психиатрии Университета Святого Владимира в Киеве упоминают, как об отце выдающегося авиаконструктора Игоря Сикорского и эксперте по делу Менделя Бейлиса, обвиненного в совершении ритуального убийства.
     В первом случае речь идёт о констатации знаменательного для истории авиастроения факта.
     Относительно второго существует большой разброс мнений.
     Одни рассматривают точку зрения И.А. Сикорского, полагавшего, что евреи виновны в инкриминируемых им ритуальных убийствах, как существенный вклад в борьбу с мировым еврейством. А в самом авторе, видят замечательного ученого и гражданина. Человека, который может служить образцом для подражания.
     Другие же считают И.А. Сикорского зоологическим антисемитом и мракобесом.
     С И.А. Сикорским меня свёл интерес к творчеству душевнобольных.

     На основании изучения, так называемой "русской психопатической литературы" И.А. Сикорский выделил особое психическое заболевание. Что-то среднее между паранойей и графоманией.
     Статья изобиловала многочисленными примерами и ссылками. И соответствующими экивоками. Мол, до чего довели русскую литературу.
     Ещё И.А. Сикорский, основываясь на характерных особенностях присущих литературному творчеству алкоголиков, описал пресловутый "алкогольный стиль".
     Алкогольному стилю, утверждал И. А Сикорский, помимо поверхностности суждений были свойственны "раздражительная ругательная речь" и "порнография, свидетельствующая об упадке… надлежащего уровня стыда".
     Сказанное, несмотря старомодную высокопарность изложение, актуально и в наши дни.
     Можно взять на книжном развале очередной литературный перл и убедиться в отсутствии особой глубины суждений.
     И в наличии ругательной речи тоже. Это, когда герой посылает героиню. Героиня героя. Ну и прочие действующие лица по ходу развития сюжета.

     Сам же писатель, по утверждению расположенных к нему критиков, не матерится вовсе, а пользуется ненормативной лексикой. И, тем самым, избегает лакировки и придает достоверность происходящим событиям.
     Что же до порнографии "свидетельствующей об упадке… надлежащего уровня стыда", то без постельных сцен с подробностями ни одно уважающее себя издательство, рукопись к себе не подпустит.
     Как психиатр И.А. Сикорский ничем особенным себя не проявил. Не открыл, не изучил, не описал.

     Другое дело смежные с психиатрией вопросы. Судя по всему, они занимали И.А. Сикорского куда больше, чем основная специальность.
     Так, он много и плодотворно работал в области психологии, особенно детской. Был сведущ в вопросах педагогики. Изучал деятельность разного толка сект.
     Ещё И.А. Сикорского живо интересовали происходящие в стране события.
     Он реагировал на них, как специалист и, как гражданин.
   О чём бы ни писал И.А. Сикорский. Каких бы проблем не касался. Его позиция, неизменно, была откровенно консервативной и верноподданнической.

     И.А. Сикорского и раньше привлекали к экспертной работе.

     В конце 80-х годов позапрошлого столетия житель села Таращи некий Кондратий Малеванный объявил себя Спасителем мира, Иисусом Христом. Его многочисленная паства пребывала в трепетном ожидании Страшного Суда и блаженной жизни, которая должная была последовать вслед за ним для избранных.

     В поведении новоявленного Мессии было много бросающихся в глаза странностей.
     И.А. Сикорский нашёл у Малёванного признаки психического заболевания.
     Малёванный судом был признан невменяемым. И его поместили на принудительное лечение сначала в Киевскую психиатрическую больницу.
     А затем, дабы удалить от последователей, перевели в Казань.
     Возникновению "дела Бейлиса" предшествовало довольно рутинное криминальное событие.
     20 марта 1911 года на окраине Киева было обнаружено тело двенадцатилетнего Андрея Ющинского, ученика приготовительного класса Киевского духовного училища.
     Было начато расследование. В организации убийства заподозрили хозяйку воровского притона некую Веру Черебряк.

     Андрей Ющинский дружил с её сыном, был вхож в дом, обладал, судя по всему, какой-то информацией и, то ли проговорился, то ли, обидевшись на что-то, обещал пойти в полицию и заявить. Ну и с ним расправились.
     Однако довольно быстро ход следствия приобрёл другое направление.
     Под давлением черносотенных организаций убийство объявили ритуальным. Совершенным евреями с целью получения крови для изготовления мацы.
     Вина была возложена на приказчика кирпичного завода Зайцева киевского мещанина Менделя Бейлиса.
     Следствием была назначено психолого-психиатрическая экспертиза. Её проведение было поручено И.А. Сикорскому, как человеку сведущему и авторитетному.
     Эксперт должен был ответить на следующий вопрос:
     - Не заключают ли в себе данные вскрытия трупа Ющинского каких-либо характерных обстоятельств могущих служить указанием на психологические особенности виновных в убийстве лиц в связи с принадлежностью их к той или иной народности или профессии?
     Первоначальная версия И.А. Сикорского, именно эта версия вошла в обвинительное заключение, была относительно сдержанной. Основной упор в ней был сделан на судебно-медицинском и психолого; психиатрическом аспектах. -

     Во второй версии, с этой версией прокуратура вышла в суд в 1913 году, И.А. Сикорский, расширил рамки своего заключения, пытаясь доказать ритуальный характер убийства.
     По мнению И.А. Сикорского, изложенного в окончательной редакции экспертного заключения, убийцей Андрея Ющинского, не мог быть ни половым психопатом, ни неврастенической личностью.
     Поскольку и те, и другие люди бесхарактерные, лишенные воли, капризные.
     Убийца же, как полагал И.А. Сикорский, напротив, был человеком целенаправленным, последовательным и твёрдым в своих убеждениях. То есть психически вполне здоровым.
     Целью убийцы, или группы убийц, И.А. Сикорский стоял на этом до конца, было выпускание из живой жертвы крови.
     В пользу этого, главного, как полагал И.А. Сикорский признака, свидетельствовало, установленное судебными медиками обескровливание жертвы и многочисленные колотые раны.
     Кроме главного признака, по мнению И.А. Сикорского, существовало несколько второстепенных, но, тем не менее, не маловажных и указующих.

     В их числе кажущаяся немотивированность нападения, возраст жертвы, способ совершения убийства - многочисленные колотые раны. И, наконец, время года - канун еврейской пасхи.
     Сопоставляя всё это, с почерпнутыми из литературных источников определённого толка сведениями и руководствуясь собственными представлениями, И.А. Сикорский пришел к однозначному выводу, что убийство Андрея Ющинского было совершено евреями.
     Не обошлось без реверансов.
    Так, И.А. Сикорский подчеркнул, что речь идёт не обо всех евреях, а о какой-то достаточно узкой секте.
     Но в силу присущих евреям личностных свойств, продолжал И.А. Сикорский, экспертиза, как никак психологическая; евреи, не одобряя, в целом, своих изуверски настроенных собратьев, ничего не делают для их выявления.
     Хотя, что с точки зрения И.А Сикорского весьма существенно, могли бы, обладая выдающимися способностями к сыску и доносительству.

     Более того, евреи делают всё возможное для сокрытия ритуальных убийств. Оказывая сильнейшее воздействие и на суд, и на прессу, и на общественное мнение.
     Пресловутое воздействие И.А Сикорский, по его словам, испытал на себе в полной мере.
     В письме министру внутренних дел Макарову, отправленному 8 апреля 1912 года, И.А. Сикорский писал:
     - Нападки на экспертов и, в особенности на меня носят зловещий характер, несмотря на мою популярность в городе как врач даже и среди евреев. В то же время городским жителям рассылается бесплатно по городской почте и иным путем (целыми партиями) масса брошюр и книг, составленных крайне тенденциозно, ненаучно, злостно и в раздраженном тоне.

     По воспоминаниям современников во время выступления вид у И.А. Сикорского был воинственным и одновременно жалким.
     Он опирался на костыль, тяжело дышал, пил какие-то капли.
     В газетах писали, что И.А. Сикорский, поднялся и пришел в суд чуть ли не со смертного одра и борется за правое дело не щадя живота своего.
     Впрочем, слухи о близкой смерти эксперта, были, что называется, преувеличены.
     И.А. Сикорский умер шесть лет спустя, в 1919 году, в раздираемом революционной смутой Киеве.

     По поводу заключения И.А. Сикорского было сломлено немало копий.
   С заявлением о том, что сделанное им экспертное заключение не соответствует "объективным данным науки и требованиям закона" выступили Пироговский съезд врачей в России, XVII международный медицинский конгресс в Лондоне, съезд естествоиспытателей и врачей в Вене.

     Осудили его известные отечественные и зарубежные специалисты в области психиатрии и судебной медицины Бехтерев, Сербский, Карпинский, Блейлер, Цимке и др...
     Обращение в защиту Бейлиса подписала большая группа представителей творческой интеллигенции.
     Причём среди них было немало людей к евреям вовсе не расположенным.
     Но, как заметил недолюбливающий евреев Блок, отказ от подписи был равносилен общественному самоубийству.
     От участия в процессе дистанцировалась православная церковь.
     Роль обличителя взял на себя мало кому известный католический священник Пранайтис, человек малообразованный и не сведущий.

     А вот на стороне защиты выступали известные профессора богословия.
    Ссылаясь на еврейские религиозные книги, они напрочь отрицали сам факт использования евреями крови в каких-либо ритуальных целях
     Выступления представителей обвинения и защиты живо воспринимались обществом. Обостряли и без того выраженное противостояние. Накаляли страсти.
     Суд же присяжных, по большому счёту, интересовали не исторические ссылки и параллели. Не попытки установить и обратить в очередной раз внимание почтенной публики на присущие евреям зловредные свойства и качества.
     Суду присяжных важно было узнать, в первую очередь, шла ли кровь из тела ещё живого мальчика. Ибо, именно "живая" кровь, как утверждали сторонники ритуального убийства, требовалась для изготовления пасхальной мацы.
     Или потеря крови произошла в момент агонии и позже, вследствие множественных ран, нанесенных убийцами.
     Первой точки зрения придерживались профессор И.А. Сикорский и приглашенный из Петербурга патологоанатом профессор Д.П. Косоротов.
     Второй, привлеченная защитой группа экспертов во главе с В.М. Бехтеревым.

     Точка зрения Бехтерева и его коллег возобладала.
     Присяжные признали Менделя Бейлиса невиновным.
     Бейлис уехал в Америку, где как говорят, несмотря на всемирную славу, бедствовал.
     Менделю Бейлису не повезло. Он просто подвернулся под горячую руку. Стал жертвой стечения случайных обстоятельств. Мендель Бейлис был далёк от религии. В синагогу не ходил. И, по утверждению его жены, еврейских традиций придерживался мало.
     Что же до И.А. Сикорского, то присущие ему антисемитские настроения, возможно, в силу общественной истерии, или, что не менее вероятно, в силу возраста и болезней возобладали над здравым смыслом. И престарелого профессора, что называется, понесло.
     Лучше бы занимался детской психологией или изучал проявления алкогольного стиля в литературе.
     Это у него, кстати, неплохо получалось.

 


   


    
         
___Реклама___